Синология.Ру

Синология.Ру

Тематический раздел


Ли 1

принцип, закон, правило, атрибут, основание, порядок, мотив, резон, теория, истина, правда, идеал, разум, ноумен. Одна из основополагающих категорий классической китайской философии. Этимологически восходит к обозначению разметки и размежевания полей (правая часть иероглифа состоит из знаков «поле» и «почва») или прожилок на яшме, пучков волокон растений («узорной фактуры») и процедуры обработки драгоценных камней. Исходные значения иероглифа ли [1] обусловили его терминологический смысл: упорядочивающее, структурирующее и индивидуализирующее начало, атрибут, неотъемлемое свойство, присущее отдельной вещи и всему сущему, в т.ч. явлениям духовной жизни. В китайском буддизме использовался для передачи терминов «сиддханта», «хету», «нидана», «прамана».

Как философской категории ли [1] с самого начала были присущи три основных смысла: физический, метафизический и антропологический. В физическом смысле ли [1] — это внешние чувственные свойства вещей, определяющие их «[телесные] формы» (син [2]), чему в совр. яз. соответствует термин улисюэ — «физика» (букв.: учение о принципах вещей). В метафизическом смысле ли [1] — это внутреннее «незримое» устройство предметов и явлений, соответствующее дао и делающее их познаваемыми. Поскольку дао субъект-объектно, его модусу ли [1] присущ и антропологический смысл — фундаментальная трансперсональная характеристика человеческого «сердца», т. е. психики (синь [1]), скоординированная с «должной справедливостью» (и [1]). Как фактор познания ли [1] перестает быть чувственным атрибутом мира вещей и, напротив, становится оппозиционным всякой чувственности. Представителем антропологического смысла ли [1] в совр. языке выступает термин синьлисюэ — «психология» (букв.: учение о принципах сердца).

В философском контексте ли [1] употребляется по крайней мере с IV в. до н.э.: так, в «Ли цзи» и «Си цы чжуани» (см. «Чжоу и») «небесные знаки» (тянь вэнь) коррелируют с «земными принципами» (ди ли), откуда происходит совр. термин «география» (дили). Важным этапом терминологизации ли [1] стали в V–III вв. до н.э. учения Мо Ди, поздних моистов (см. «Мо-цзы», Мо-цзя), Мэн Кэ (см. Мэн-цзы), Сюнь-цзы и Хань Фэя. У Мо Ди ли [1], противопоставляясь «беспорядку, хаосу» (луань), идентифицируется с «порядком» (чжи [6]) как универсальной основой правильных «поступков» (син [3]) и «высказываний» (цы [1]). У поздних моистов термин ли [1] приобрел протологический смысл различителя «имен и реалий» (мин [2] — ши [2]), «истины и лжи» (ши [1] — фэй [12]) и стал наименованием одной из трех, наряду с «основанием, причиной» (гу [1]) и «подобием, однородностью» (лэй), характеристик правильного высказывания — его «взращенности» (чан), т.е. построенности. Мэн Кэ употреблял ли [1] как этич. понятие — критерий, правило, основание нравственности. Сюнь-цзы сближал значение ли [1] с «этико-ритуальной благопристойностью» (ли [2]): воздействием соответствующих норм «обрабатывается», «обтесывается» исходно злая природа человека, после чего возможно постижение и соблюдение истинных «принципов» сущего. Хань Фэй указывал на вселенскую универсальность ли [1] как «знаков/культуры (вэнь) формирования вещей». Дальнейшая разработка данного термина связана с философией «учения о таинственном (сокровенном)» (сюань-сюэ), особенно у Ван Би (III в. н.э.), к-рый отождествил ли [1] с «отсутствием/ небытием» как первичной, универсальной и законосообразной сущностью дао. Принципы, представляющие мир «отсутствия/небытия», он считал конститутивными компонентами вещей (у [3]), т.е. мира «наличия/бытия» (ю [1]), и противопоставлял делам (ши [3]), что явилось терминологич. новацией. Эта оппозиция «принципы — дела» получила развитие в учении буддийской школы хуаянь (см. Хуаянь-цзун), где мир ноуменальных сущностей, сводимый к абсолюту (татхата) в виде пустоты (шуньята) или «единого сознания» (и синь), определялся термином ли [1], а мир феноменов — ши [3].

Буддийская понятийная интерпретация повлияла на неоконфуцианство, в к-ром ли [1] стало основной категорией, определившей само его название как «учения о принципе» (ли сюэ). Специальную разработку категории ли [1] в неоконфуцианстве начали братья Чэн Хао и Чэн И (XI в.), а завершил Чжу Си (XII в.). Под ли [1] стало пониматься исходное субстанциальное начало, составляющее природу вещей и определяющее их структуру. Совокупность всего множества «принципов» отдельных вещей образует «Великий предел» (тай цзи) — первосущность и первоисточник ли [1], оформляющие аморфную «пневму» (ци [1]), вызывая процесс космогенеза и формирования мира. Ли [1] рассматривалось как логически первичное по отношению к ци [1] начало, хотя его онтологическая первичность отрицалась, поскольку, по учению Чжу Си, ли [1] и ци [1] неотделимы друг от друга и вне взаимной корреляции не существуют. Неоконфуцианцы считали ли [1] также этическим началом, содержащим пять основных нравственных норм («пять постоянств», у чан): «гуманность» (жэнь [2]), «должную справедливость» (и [1]), «благопристойность» (ли [2]), «разумность» (чжи [1]) и «благонадежность» (синь [1]). Данный тезис и толкование ли [1] как изначальной и первичной природы всех вещей и живых существ обусловливают этич. наполнение онтологии и космологии неоконфуцианства, согласно учению к-рого цель человека — выявить в себе исходно благую природу, «небесные принципы» (тянь ли) и избавиться от пагубных «человеческих страстей» (жэнь юй). В философии другого ведущего направления в неоконфуцианстве, школы Лу Цзю-юаня (XII в.) — Ван Ян-мина (кон. XV — нач. XVI в.) ли [1] считается принадлежащим сфере «сердца», т. е. психики, сознания, так же целостно, как объективному миру. В более поздних течениях конфуцианства, ориентированных на эмпиризм и оппозиционных как экстравертной чжусианской ортодоксии, так и интровертному янминизму, ли [1] считалось производным от ци [1] (Ван Фу-чжи, Дай Чжэнь, Янь Юань, Ли Гyн и др.).

В синологической литературе предпринимались попытки истолковать противопоставление ли [2] — ци [2] как оппозицию соответственно идеального и материального.

Источники:
Антология мировой философии.Т. 1, ч. 1. М., 1969. С. 196–204, 206–239, 251–259; Древнекитайская философия. Т. 2. М., 1973. С. 226, 239–255.

Литература:
Кобзев А.И. Учение Ван Янмина и классическая китайская философия. М., 1983, указатель; Он же. Философия китайского неоконфуцианства. М., 2002, указатель; Краснов А.Б. Учение Чжу Си о природе человека // Конфуцианство в Китае. М., 1982; Торчинов Е.А. К характеристике этической доктрины неоконфуцианства // Социально-философские аспекты критики религии. Л., 1982; Янгутов Л.Е. Единство, тождество и гармония в философии китайского буддизма. Новосиб., 1995; Он же. Философское учение школы хуаянь. Новосиб., 1982. С. 34–44; Вэй Чжэн-тун. Чжунго чжэсюэ цыдянь дацюань (Полный словарь китайской философии). Тайбэй, 1989. С. 479–486; Тан Цзюнь-и. Лунь чжунго чжэсюэ сысян ши чжун «ли» чжи лю и (О шести значениях «ли » в истории китайской философской мысли) // Синь я сюэбао. 1955. Т. 1. № 1; Chan Wing-tsit. The Evolultion of the Neo-Confucian Concept Li as Principle // Tsing Hua Journal of Chinese Studies. 1964. Vol. 4. № 2; Cheng A. Li ou la leзon des choses // Philosophy. T. 44. P., 1994. Р. 52–71; Wit-tenborn A. Li Revisited and Explorations // The Bulletin of Sung-Yьan Studies. 1981. № 17 (N.Y., 1982).

Ст. опубл.: Духовная культура Китая: энциклопедия: в 5 т. / Гл. ред. М.Л.Титаренко; Ин-т Дальнего Востока. - М.: Вост. лит., 2006. Т. 1. Философия / ред. М.Л.Титаренко, А.И.Кобзев, А.Е.Лукьянов. - 2006. - 727 с. С. 295-297.

Автор:
 
© Copyright 2009-2019. Использование материалов по согласованию с администрацией сайта.