Синология.Ру

Синология.Ру

Тематический раздел


Ювелирные украшения

ши .
 
В Китае, как и в других традиционных обществах, ювелирные дополнения (ши ) костюма играли особую семантическую роль, являясь  знаками социального положения, пола и возраста их обладателя, но вместе с тем они имели важное эстетическое значение в декоре одежды. При этом разработанная в западном ювелирном деле классификация материалов (предполагающая в частности деление камней на три категории, различающиеся по степени ценности, а именно - «ювелирные», «ювелирно-поделочные» и «поделочные» материалы) не имеет прямой аналогии в Китае. Здесь все камни минерального и органического происхождения считались «драгоценными», то есть достойными использования в украшении, как и рог, кость, черепаховый панцирь, стекло, эмаль, некоторые породы дерева (например, сандал и алоэ), а также менее долговечные в сравнении с ними синие перья самки зимородка. Более близким к общепринятому был взгляд на драгоценность определенных металлов – золота-цзинь и серебра-инь (см. Золото и серебро). Но любимая западными ювелирами Нового времени платина почти не нашла применения в традиционном ремесле. В личных украшениях знати и двора обозначился особый круг материалов-фаворитов, к которым можно причислить любимые китайцами с древности нефрит  (юй ) и перья зимородка (цуй-лин  翠翎), а также преобладавшие в средневековый период золото (цзинь), жемчуг  (чжу ), коралл  (шань-ху 珊瑚). Некоторые из этих материалов в разное время служили показателями рангов в украшениях аристократии и чиновных особ.
 
Предпочтение, которое китайцы отдавали полированным и резным камням в качестве основы для личных украшений, определившись в эпоху неолита, сохранилось до настоящего времени. Специфические достоинства драгоценных металлов, незаменимые в ювелирном деле, напротив, были оценены поздно. С эпохи Шан/Инь 商殷 (XVII-XI вв. до н.э.) до периода Хань (III в. до н. э. – III в.) в китайском художественном металле преобладала бронза  (тун  ), а золото и серебро не играли существенной роли. Золотые украшения иногда обнаруживают в  шанских погребениях: например, в окрестностях Пекина в 1977 г. были найдены золотые серьги-эрхуань в виде колец (в. 3,4 см) и однозубая шпилька-цзи (дл. 27,2 см), выполненная в технике литья. Однако лишь с ханьского времени, во многом благодаря влиянию кочевых народов, живших у северных и западных границ Китая, в местном ювелирном деле пробудился интерес к этим драгоценным металлам.
 
Китайские ювелиры на протяжении веков сохраняли пристрастие к сравнительно небольшому числу технических приемов, позволяющих изготовить и отделать украшение. К ним относятся: литье (цзяо-чжу 澆鑄), гравировка  (кэ ), штамп  (я-инь 壓印), золочение  (ду-цзинь 鍍金), филигрань (цзинь/инь лэй-сы  金/銀纍絲), инкрустация  (сян ) кабошонами или бусинами из камня и стекла, аппликация зимородковыми перьями  (дянь-цуй  點翠) и эмалирование. Каждая техника исторически связана с определенным этапом в развитии китайского ювелирного дела. Сравнивая украшения, созданные в конце эпохи древности, с произведениями мастеров периода раннего средневековья можно уловить тенденцию к миниатюризации и облегчению форм. Литые украшения,  никогда полностью не исчезавшие, были потеснены  изделиями из листового металла а, в эпоху Тан (618-907), изящными вещами, сочетавшими золотой и серебряный лист с тонкими проволоками. Именно в танское время ювелирное дело в Китае в полной мере приобрело самостоятельное значение как особый вид прикладного искусства. Любимыми техниками китайских ювелиров с этого периода стали гравировка-кэ и чеканка или сквозная резьба  (лоу-кэ 鏤刻).  Со времени правления династии Сун (960-1279) в украшениях китайской знати начинает преобладать техника филиграни – плетения из тонких проволок - золотых (цзинь сы  金絲) или серебраных (инь сы  銀絲). На раннем этапе это была в основном накладная филигрань из витых проволок, образующих узор на поверхности или фоне из листового металла. В таком виде эта техника применялась иногда и позднее, однако с периода Мин (1368-1644) значительная часть филигранных украшений целиком состояла из проволочных сеток, выпуклых и плоских, смонтированных в объемные композиции и дополненных вставками из цветных камней и жемчужин. С древнейших времен до периода Цин украшения из золота и серебра покрывались аппликацией из перьев зимородка в технике дянь-цуй. Основой украшений в этом случае служили фрагменты из металла, на которые наклеивались подобранные по цвету и вырезанные в форме чешуек перья, образующие слой интенсивного синего цвета, издали похожий на эмалевое покрытие. Важной особенностью китайских украшений было применение в них подвесных фрагментов или деталей, сохраняющих подвижность, благодаря креплению на тонких проволоках и пружинках. Хотя наиболее ранний известный сейчас случай применения пружинок зафиксирован в женских головных украшениях Х в., постоянное использование их в этом качестве характерно для китайских вещей  лишь с периода Мин. Цветные камни или стекло обычно обрабатывались в виде кабошонов – гладко шлифованных выпуклых форм на плоском основании.  Сложные виды огранки прозрачного окрашенного или бесцветного стекла  (бо-ли  玻璃), реже - камня, воспринятые из опыта европейских ювелиров, стали сравнительно широко применять только во второй половине XIX в., хотя уже в конце периода Мин, по-видимому, производились первые опыты такого рода. Так, навершие золотой шпильки (цзань , дл. 11,2 см) из погребения конца минского периода (в округе Цзяннин 江寧 вблизи г. Нанкин 南京) инкрустировано горным хрусталем, обработанным способом т.н. «изумрудной огранки». Для китайских украшений характерна отделка бисером или мелкими бусинами-чжу () из камня, часто – жемчуга и коралла, или стекла-боли в технике низания (чуань 穿). Эта техника, традиционная в декоре одежды и украшений народов Сибири и Центральной Азии, издавна проживавших и на китайской территории, применялась в Китае не позднее эпохи Хань. Но ее популярность особенно возрастала в ювелирном ремесле в годы правления иноземных династий, в т.ч. Ляо (907-1125) и Цзинь (1115-1234), а также в маньчжурский период Цин, когда подобным образом отделывались представленные в пекинском музее Гугун шпильки и праздничные головные уборы (дянь-цзы  鈿子) императорских жен и наложниц.
 
Используемые в традиционных украшениях камни и органические субстанции (например, перья зимородка и некоторых других птиц), как правило, обладали древней символикой. Обычай применения в костюме птичьих перьев соотносится с даосизмом  и еще более ранними шаманскими культами (см. У  [6]), следы которых надолго сохранились в низовых народных верованиях. В контексте даосизма особый интерес представляет алхимия, часто оперирующая ювелирными материалами, благодаря чему их символика в китайских  украшениях отчасти совпадает с алхимической системой интерпретаций. Собственная долговечность материалов, не подверженных гниению и коррозии (золота, серебра, жемчуга, нефрита-юй, имевшего «небесное» происхождение см. Нефрит) объясняет интерес к ним алхимиков, считавших необходимым их использование для продления человеческой жизни. Символика некоторых ювелирных материалов, прежде всего, нефрита и жемчуга, отражала характерный для разных явлений китайской культуры религиозный синкретизм. Жемчуг в Китае был связан как с даосской традицией, так и с буддизмом, где он сливался с образом символической драгоценности (санскр. мани), обозначавшей Будду и его учение. В годы Цин (1644-1912), когда влияние буддизма (в т.ч. в форме ламаизма) в китайской культуре заметно возросло, крупным морским жемчугом  (дун-чжу 東珠) отделывались официальные ранговые украшения императора и наиболее знатных аристократов. Буддийское влияние сквозит и в формах ритуальных украшений периода Цин. Так, трехъярусные золотые навершия (сань цэн дин  三層頂) императорских головных уборов (чао-гуань 朝冠) напоминали по виду и числовым соотношениям элементов зонтичное завершение ламаистской ступы, а цинское ритуальное ожерелье (чао-чжу 朝珠), набранное из 108 жемчужин и системы подвесок, явилось прямым подобием буддийских четок. В период Цин были установлены определенные знаки различия из драгоценного камня и металла в костюме гражданских и военных чиновников:  для первого (высшего) ранга – рубин (хун-бао-ши 紅寶石, второго – резной коралл (лоу-хуа шань-ху  鏤花珊瑚), третьего – сапфир (лань-бао-ши 藍寶石), четвертого – лазурит (цин-цзинь-ши 青金石), пятого – хрусталь (шуй-цзин 氺晶), шестого – раковина тридахны (чэ-цюй 硨渠, цюй  с  ключом «»), седьмого – блестящее золото (су-цзинь 素金), восьмого – резное золото (лоу-хуа-цзинь 鏤花金), девятого – резное серебро (лоу-хуа-инь 鏤花銀). Характерно, что почти все ранговые материалы маньчжурского времени по традиции входили в набор так называемых «семи буддийских драгоценных субстанций»  (ци бао 七寳). О важном символическом значении ювелирных материалов в периоды Мин и Цин свидетельствует и то, что при совершении  ритуальных действий императорам полагалось надевать украшения из определенных самоцветов: на алтаре Неба – из синей ляпис-лазури цин-цзинь-ши, на алтаре Земли – из желтого янтаря (ху-по 虎珀), на алтаре Солнца – из красного коралла шань-ху, на алтаре Луны – из «лунно-белой» бирюзы  (би-ши  壁石).
 
Отношение к камню как самоцвету, то есть овеществленному цвету, проявилось в способе именования камней: люй-цин绿 люй с ключом «шелк» вместо ключа «золото»)– «ярко-зеленый, как весенняя трава», малахит; ми-ши (蜜石)– «медовый камень», янтарь; лань-бао-ши (籃寳石) – «синий драгоценный камень», сапфир; хун-бао-ши или хун-юй (紅玉) – «красное сокровище», рубин. Видимо, цвет камня всегда значил для китайских ювелиров больше, чем его прозрачность, поскольку цветовая насыщенность украшений на протяжении веков оставалась неизменной. Использовались в основном ярко окрашенные камни, среди которых прозрачные минералы (рубин и сапфир) стали популярны лишь с периода Мин. Наиболее желанный для европейских ювелиров алмаз вообще не нашел применения в традиционных китайских украшениях, но в них часто, особенно с периода Тан (618-907), использовались матово-белые или розоватые жемчужины. Усложнение колорита вещей, произошедшее в маньчжурское время, было обусловлено также применением полихромных эмалей - фа-лан (琺琅). Причем давняя любовь к блестящему бирюзово-синему цвету перьев зимородка определила преобладание этой гаммы и в цинских эмалевых украшениях.
 
По традиции украшения в Китае применялись в мужском, женском и детском костюмах (в последнем случае – это в основном амулеты - головные  со-тоу 鎖頭 или нагрудные со-пянь 鎖片). Для взрослых особ существовали официальные (ранговые) и неофициальные (праздничные, повседневные) украшения, первые из них регламентировались императорскими постановлениями. Важную роль в комплексе официальных костюмов традиционно играли декоративные элементы мужского головного убора и женской прически, в том числе однозубые шпильки - цзи или цзань, которые можно отнести к древнейшим видам китайских личных украшений. Наиболее интересные в художественном плане костяные и нефритовые цзи эпохи Шан/Инь 商殷, XVII-XI вв. до н.э., обнаружены археологами в 1976 г. в районе совр. г. Аньяна 安陽 (пров. Хэнань), в руинах последней иньской столицы (Иньсюй). Традиция вырезания шпилек из нефрита-юй и других пород камня сохранилась до последних лет империи. Головные украшения всегда первыми упоминаются в китайских законах, регламентирующих одежду. Тщательно причесанные и уложенные в пучок волосы с древности считались признаком цивилизованности, отличающим ханьцев от соседних им кочевых народов, которые носили волосы распущенными. Поэтому совершеннолетие у китайцев отмечалось обрядами первого головного убора для молодых мужчин и первой взрослой прически для девушек. И убор, и прическа по традиции скреплялись однозубыми шпильками, которые оставались официальными украшениями до конца периода Мин (1368-1644). Парадными украшениями императриц и знатных женщин в эпоху Хань (III в. до н.э.– III в.) считались большая шпилька  (бу-яо 步搖) с подвесками, раскачивающимися при ходьбе, что определило название этого украшения, или диадема шань-ти (山題). С периода Тан (618-907) до конца правления династии Мин в таком качестве используется корона фэн-гуань (鳳冠, «фениксовый головной убор») из золотой филиграни или листового драгоценного металла, камней и перьев зимородка. Прекрасно сохранившийся «фениксовый убор» императрицы Сяо-дуань-хуан-хоу 孝端皇后, жены императора династии Мин - Ваньли (1573-1620), был в середине ХХ в. найден в составе большой «коллекции» мужских и женских украшений в погребальном комплексе Динлин 定陵 вблизи  Пекина. В период правления маньчжурской династии Цин ранговыми украшениями императора и аристократов по-прежнему оставались помещавшиеся на официальных головных уборах золотые драконы цзинь-лун (金龍; см. Лун), а знаками отличия императриц и наложниц - золотые фениксы цзинь-фэн (金鳳; см. Фэн-хуан).
 
Поясные украшения, пряжки-гоу или коу , подвески-пэй , накладные пластины-бань , относятся в Китае к наиболее характерным элементам мужского костюма, в котором они служили ранговыми знаками с древности до эпохи Цин. Согласно закону периода Цянь-лун (1736-1795), императорский парадный пояс чао-дай 朝帶 украшали четыре золотые, отделанные рубином и жемчугом, накладки – круглые юань-бань 圓版 или квадратные фан-бань 方版; к боковым пластинам крепились поясные подвески. Характерной приметой  времени можно считать использование в наборе подвесок дай-бяо (帶錶) - карманных механических часов на шатлене (см. ст. «Механические часы»). Этот предмет европейского экспорта, причисленный маньчжурами к набору ритуальной утвари царствующей династии, изображен в сборнике Хуан-чао лици туши 皇朝禮器圖式.
 
В сравнении с мужскими украшениями женские всегда отличались значительным разнообразием и богатством отделки. Наряду с их уже перечисленными видами широко бытовали и другие ювелирные дополнения женской прически и костюма – серьги эр-хуань 耳環, гребни шу-би 梳篦, украшения дянь и хуа-ши 花飾 в виде цветущих веточек, насекомых и птиц, которые закрепляли в волосах, обматывая прядями. В качестве нагрудных украшений использовались бусы чжу-цзы 珠子 (часто из камня или стекла) и подвесные амулеты со-пянь.  На руках и пальцах рук китаянки носили запястные браслеты шоу-чжо 手鐲, в большинстве своем - парные, кольца чжи-хуань 指環 и распространенные в позднее время, особенно в период Цин, футляры для длинных ногтей ху-чжи 護指, имевшие форму когтя.
 
Среди декоративных мотивов выделяется сравнительно узкий круг самых популярных образов и сюжетов. Зооморфные изображения, фантастические и реальные, представляются основными мотивами китайских украшений, некоторые из них соотносятся с весьма архаичными слоями культуры и древними тотемами. Таковы символы мужского начала и императора – дракон-лун и женского начала и императрицы – феникс-фэн, древние корни имеют образы цикады-чань и единорога-цилинь.  Архаичность зооморфных персонажей объясняет присутствие в их иконогрфии черт, представляющих собой далекие реминисценции «звериного стиля» кочевников. Реальные образы – журавль-хэ , летучая мышь-фу, бабочка  ху-дэ, рыба-юй , жаба-чань выступают в средневековых  украшениях как знаки счастья, многодетности, богатства и долголетия. Растительные мотивы, за редким исключением, появляются в декоре вещей лишь в период раннего средневековья и преобладают в системе женских украшений всех эпох от Тан до Цин. Первенство среди этих мотивов принадлежит пиону му-дань 牡丹, который в китайской традиции считался «князем» цветов и поэтому нашел применение в композиции женского парадного убора фэн-гуань в сочетании с фигурами фениксов. Популярными были также изображения божественного гриба лин-чжи 靈芝 и цветов – орхидеи-лань , сливы мэй-хуа 梅花, лотоса-лянь , хризантемы-цзюй ,   символов женственности и совершенной красоты. В трактовке мотивов жанра хуа-няо («цветы и птицы») наблюдается значительное художественное соответствие эстетике китайской средневековой классической живописи. Знаками многодетности и счастья в женских украшениях обычно выступают изображения семянных коробочек  лотоса, плодов граната-лю , персика-тао , пальчатого лимона фо-шоу 佛手 («рука Будды»). Последние три изображения образуют устойчивую композицию сань до 三多, воплощающую пожелание трех важнейших благ – потомства,  долголетия и счастья. Антропоморфные персонажи в китайских украшениях играют менее заметную роль, в сравнении с зооморфными и растительными мотивами. Начиная с периода Тан, в головных украшениях встречаются фигуры будд и бодхисаттв, в эпоху Цин в женских и детских амулетах распространены также образы восьми даосских бессмертных ба сянь 八仙. Популярными мотивами орнаментации средневековых китайских украшений были символические драгоценности из наборов «восьми сокровищ» - буддийского ба цзи-сян 八吉祥 и даосского ба бао 八寳, образованных соответственно атрибутами будд и бодхисаттв или даосских бессмертных. Орнаментальные мотивы – «громовой» узор лэй-вэнь 雷紋 и облачный – юнь-вэнь , несмотря на их скромную роль в средневековых украшениях связаны с древнейшими слоями культуры. Иероглифы в изделиях китайских ювелиров встречаются весьма часто и, сочетаясь с различными изобразительными мотивами, означают пожелания долголетия – шоу , счастья в самом широком смысле слова – фу , супружеского счастья шуан-си 雙喜. Иероглифы могут группироваться в традиционные благопожелательные формулы (например, вань шоу у цзян  萬壽無疆 – «десять тысяч лет без границ»). Таким образом, китайские украшения являлись не только знаками ранговой принадлежности, но и оберегами, призванными активизировать покровительство благих сил. Вместе с тем, в ансамбле традиционного, особенно женского костюма украшения играли важную эстетическую роль, гармонируя с яркими тканями,  вышивкой и красочным гримом.
 
Наиболее представительные коллекции китайских ювелирных украшений хранятся в национальных музеях (в т.ч. - пекинском Гугуне и тайваньском Музее императорского дворца, Шанхайском художественном музее, Нанкинском городском музее). За пределами Китая подобные коллекции можно увидеть в нью-йоркском музее Метрополитен, лондонском - Виктории и Альберта, петербургском Государственном Эрмитаже и других крупнейших музеях мира.
 
Источники:
Хуанчао лици туши 皇朝禮器圖式 (Образцы предметов ритуальной утвари царствующей династии). Т. 3-7. Б.м., 1766.
 
Литература:
Веселовский Н. Китайские символы в предметах украшения. С.-Пб. 1911.; Запретный город. Сокровища китайских императоров. Каталог выставки в ГИКМЗ «Московский Кремль». М. 2007; Неглинская М.А.  Китайские ювелирные украшения периода Цин. История, семантика, эстетика. М. 1999.; Суслова И. В. Головные украшения китаянок и их символика // Одежда народов зарубежной Азии. Л. 1977.; Сычев Л.П., Сычев В.Л. Китайский костюм. Символика, история, трактовка в литературе и искусстве. М.,1975; Динлин. Т.1,2. Пекин, 1990;  Минчао шоуши гуаньфу. Наньцзин ши боугуань бянь (Костюм и украшения времени правления династии Мин. Издание Нанкинского городского музея). Бэйцзин, 2000; Циндай хоуфэй шоуши (Украшения императриц и наложниц династии Цин). Сянган, 1992;  Чжоу Сибао. Чжунго гудай фуши ши (История китайского костюма древних династий). Бэйцзин, 1984; Чжоу Сюнь, Гао Чуньмин. Чжунго лидай фуню чжуанши (Китайская женская одежда и украшения минувших династий). Сянган, 1988; Чжунхуа фуши ишу юаньлю (Происхождение и развитие искусства китайского национального костюма). Пекин, 1994; Gyllensvard B. Tang gold and silver. Stockholm, 1957; Harada Y. Chinese dress and personal ornaments in the T’ang dynasty. Tokyo, 1970; Ming Wilson. Chinese jades.Victoria and Albert museum. Far Eastern series. L., 2004.
 
Ст. опубл.: Духовная культура Китая: энциклопедия: в 5 т. / гл. ред. М.Л. Титаренко; Ин-т Дальнего Востока. — М.: Вост. лит., 2006–. Т. 6 (дополнительный). Искусство / ред. М.Л. Титаренко и др. — 2010. — 1031 с. С. 325-329.

Автор:
 

Новые публикации на Синологии.Ру

К истории изучения чуских строф в советском китаеведении: 1950-1980-е годы
Тангутская империя на Шёлковом пути: из пучины забвения
Герои и сокровища нехоженых троп Восточного Туркестана
Ли Сюэ-цинь
Транспортный комплекс КНР превратился в инструмент ускорения социально-экономического развития Китая


© Copyright 2009-2019. Использование материалов по согласованию с администрацией сайта.