Синология.Ру

Синология.Ру

Тематический раздел


Цзин 3

семя, дух, духовные силы, эссенция, утончение, тончайшее, семенное. Одна из самых специфичных категорий китайской философии. Исходное значение цзин [3] — отборный, очищенный рис («Лунь юй», X, 8) — обрело два семантич. полюса: семя (физич. эссенция) и дух (психич. эссенция). Т.о., цзин [3] выражает идею непосредственного тождества сексуальной и психич. энергий, образуя параллель «сперматическому логосу» в древней и «либидо» в совр. зап. философии.

В «Дао дэ цзине» (V–II вв. до н.э.) цзин [3] фигурирует как некая «эссенциальность» Вселенной, обусловливающая наличие жизни, что затем было зафиксировано в определении Ван Чуна (I в.): «Наделяющее человека жизнью – это эссенциальная/семенная пневма (цзин ци; см. Ци [1]» («Лунь хэн», гл. 62). В «Гуань-цзы» (IV–III вв. до н.э.) цзин [3] – это «эссенциальность/утонченность пневмы» (ци чжи цзин), порождающее начало всех вещей, обеспечивающее и жизнь, и духовную активность: «Если [семя] распространяется между Небом и Землей, это будут нави и духи (гуй шэнь). Если же [оно] сокрыто в груди, то это будет совершенномудрый человек (шэн жэнь; см. Шэн [1])». Там же «соединение эссенциальных/семенных пневм (цзин ци) мужчин и женщин» рассматривается как условие рождения человека.

В «Си цы чжуани» (IV в. до н.э., см. «Чжоу и») цзин [3] — это рафинированная «пневма» (ци [1]), к-рая может быть мужской (ян ци, нань ци) и женской (инь ци, нюй ци): «Мужское и женское [начала] связывают семя (гоу цзин), и тьма вещей, видоизменяясь, рождается»; «Осемененная пневма (цзин ци) образует вещи». В нек-рых пассажах цзин [3] означает дух, душу, разум: «Так благородный муж знает, какая вещь произойдет. Разве может кто-либо, не обладающий высшей разумностью (цзин [3]) в Поднебесной, быть причастен к этому?»; «Разумное долженствование (цзин и) проникает в дух (шэнь [1])». В «Люй-ши чунь цю» (III в. до н.э.) «концентрация» (цзи [5]) «эссенциальной/семенной пневмы» объявляется источником существования форм живой и неживой природы, обусловливающим и развитие их лучших качеств: напр., рост растений, способность животных двигаться, игру самоцветов; она является также носителем «красоты» (мэй) и потому определяет существование «блага» (лян), носителем «разумности» (чжи [1]) и потому обусловливает «просветленность [разума]» (мин [3]).

Согласно «Хуайнань-цзы» (II в. до н.э.), цзин [3] в космологич. и антропологич. иерархии занимает срединное положение между «духом» (шэнь[1]) и «пневмой», в космосе оно формирует солнце, луну, звезды, небесные ориентиры (чэнь), гром, молнию, ветер и дождь, а в человеке — «пять внутренних органов» (у цзан), к-рые находятся в координации с внеш. органами чувств. В одном из пассажей «Хуайнань-цзы» «эссенциальная/семенная пневма» объявлена присущей только человеку, тогда как животные состоят из «мутной пневмы» (фань ци). В «Да Дай ли цзи» («”Записки о благопристойности” Старшего Дая», II в. до н.э.) «эссенциальная/семенная пневма» сама дифференцирована по признаку инь-ян: относящаяся к ян [1] определена как дух/духовность (шэнь [1]), а к инь [1] – как душа/одухотворенность (лин).

Поскольку цзин [3] — квинтэссенция «пневмы», оно может рассматри-ваться как ее особый вид. На графич. уровне данную связь выражает наличие общего элемента ми [2] — «рис» у знаков цзин [3] и ци [1].

Источники:
Древнекитайская философия. Эпоха Хань. М., 1990, указатель.

Литература:
Китайская философия. Энциклопедический словарь. М., 1994, с. 407 – 409; Кобзев А.И. Учение Ван Янмина и классическая китайская философия. М., 1983, с. 159–168, указатель; он же. Философия китайского неоконфуцианства. М., 2002, с. 299–304, указатель; Лисевич И.С. Литературная мысль Китая на рубеже древности и средних веков. М., 1979, с. 34, 39–46, 54, 56; Мифы народов мира. Т. 2. М., 1982, с. 618–619; Померанцева Л.Е. Поздние даосы о природе, обществе и искусстве («Хуайнань-цзы», II в. до н.э.). М., 1979, с. 53–58; Гэ Жун-цзинь. Чжунго чжэсюэ фаньчоу ши (История категорий китайской философии). Харбин, 1987, с. 32–38.
 
Автор: Кобзев А.И.
Ст. опубл.: Духовная культура Китая: энциклопедия: в 5 т. / Гл. ред. М.Л.Титаренко; Ин-т Дальнего Востока. - М.: Вост. лит., 2006. Т. 1. Философия / ред. М.Л.Титаренко, А.И.Кобзев, А.Е.Лукьянов. - 2006. - 727 с. С. 526-527.

Исходное значение – «очищенный рис», отсюда «эссенция», «экстракт», «сперма». В китайской мифологии: 1) субстанция, заключающаяся в каждом живом существе. Согласно даос. концепции, в момент рождения человека образуется дух (шэнь [1]), являющийся как бы душой, путем соединения идущего извне жизненного дыхания с субстанцией цзин [3]. Со смертью человека цзин [3] исчезает. Воспроизводство цзин [3] происходит в цзин-ши («комната цзин») — вблизи т.н. «нижнего киноварного поля» (дань тянь) — напротив пупка, на уровне 19-го позвонка (по др. версии — в почках). Когда цзин [3] мало, человек болеет, когда цзин [3] исчезает, наступает смерть. Считалось, что у мужчин восполнение недостачи цзин [3] возможно за счет женского начала инь [1] (см. Инь–ян) путем полового сношения, но при условии знания особой сексуальной техники; 2) общее название оборотней. В трактате «Бао-пу-цзы» («[Трактат] Мудреца Объемлющего Первозданную простоту») даос. философа Гэ Хуна (III–IV вв.) утверждается, что лисицы, волки, шакалы, прожившие 500 лет, могут принимать человеческий облик, а тигры, олени и зайцы меняют свой цвет на белый и приобретают способность к оборотничеству; птицы, прожившие тысячу лет (или даже 10 тыс.), приобретают лишь человеческое лицо. В преданиях и нар. сказках цвет есть неизменный знак, остающийся у оборотней, несмотря на изменение облика (черная рыбка превращается именно в черного человека).
 
На основе рассказов об оборотнях, составивших многочисленные сборники новелл III–IV вв., строятся многие т.н. танские, сунские и минские новеллы (VII–XVII вв.). Предания о цзинах-обортнях использовал и развил новеллист XVII–XVIII вв. Пу Сун-лин. Образы оборотней весьма популярны и в дунганском сказочном эпосе (дунганское чжин).
 
Литература:
Дунганские народные сказки и предания. М., 1977; Пу Сун-лин. Странные истории из кабинета неудачника / Пер. В.М. Алексеева. СПб., 2000.
 
Автор: Рифтин Б.Л.

Источники:
Позднеева Л.Д. Атеисты, материалисты, диалектики древнего Китая. М., 1967; Пурпурная яшма: китайская повествовательная проза I – VI веков / Сост. Б.Рифтина. М., 1980; Древнекитайская философия.  Эпоха Хань. М., 1990, указ.; Гань Бао. Записки о поисках духов (Соу шэнь цзи) / Пер. Л.Н.Меньшикова. СПб., 1994; Чжуан-цзы. Ле-цзы / Пер. В.В.Малявина. М., 1995; Гэ Хун. Баопу-цзы.СПб., 1999; Люйши чуньцю (Вёсны и осени господина Люя) / Пер. Г.А.Ткаченко. М., 2001; Философы из Хуайнани (Хуайнаньцзы) / Пер. Л.Е.Померанцевой. М., 2004; Современная трактовка Желтого Владыки: Основы восточной медицины / Пер. и коммент. Д.Аланова. К., 2006; Трактат Желтого императора о внутреннем. Ч. 1. Вопросы о простейшем / Пер. Б.Б.Виногродского. М., 2007.
 
Сост. библ.: Кобзев А.И.
 
Ст. опубл.: Духовная культура Китая: энциклопедия: в 5 т. / Гл. ред. М.Л.Титаренко; Ин-т Дальнего Востока. - М.: Вост. лит., 2006 – . Т. 2. Мифология. Религия / ред. М.Л.Титаренко, Б.Л.Рифтин, А.И.Кобзев, А.Е.Лукьянов, Д.Г.Главева, С.М.Аникеева. - 2007. - 869 с. С. 688.

Авторы: ,
 
© Copyright 2009-2019. Использование материалов по согласованию с администрацией сайта.