Синология.Ру

Синология.Ру

Тематический раздел


Хунь-дунь

混沌, хунь-тунь, в древнекитайской мифологии:
 
1) первозданный хаос; первоначально хунь-дунь — это водяной хаос, для к-рого характерен полный мрак, напоминающий взболтанное содержимое куриного яйца;
 
2) некое живое существо с признаками первозданной нерасчлененности. В книге «Чжуан-цзы» («[Трактат] Учителя Чжуана», IV в. до н.э.) говорится, что Xунь-дунь — это бог середины, у к-рого часто встречались бог Южного моря Шу и бог Северного моря Ху. Они задумали отблагодарить Xунь-дуня за доброту и сказали: «У всех людей есть семь отверстий [в голове], чтобы видеть, слышать, есть и дышать, и только у Xунь-дуня нет ни одного». Они принялись сверлить отверстия, делая каждый день по одному, но Xунь-дунь умер;
 
3) мифический зверь тоже с признаками нерасчлененности, хотя заметно ослабленными. В «Шэнь и цзин» («Книге о чудесном и необычайном») (приписывают Дунфан Шо, II–I вв. до н.э., видимо, реально V–VI вв. н.э.) говорится, что к западу от горы Куньлунь водится зверь, похожий на длинношерстую собаку с медвежьими лапами, но без когтей. «У него есть глаза, но он не видит, ходить не умеет, есть уши, но он не слышит, зато чует приближение человека. В брюхе у него нет внутренностей, есть лишь прямая кишка и вся пища проходит насквозь. На добродетельных он кидается, к злодеям льнет...»;
 
4) мифическая птица. Мифическая птица хунь-дуньМифическая птица хунь-дуньВ «Шань хай цзине» («Каноне гор и морей») упоминается некая птица, напоминающая мешок, (испускающий?) киноварно-красный огонь, с шестью ногами и четырьмя крыльями, но без лица и глаз, к-рую зовут Ди-цзян. Французский синолог М. Гранэ связывает с концепцией хунь-дуня древнекитайские предания о государях, стрелявших в кожаный мешок, наполненный кровью, и приговаривавших, что расстреливают небо. Можно предположить, что здесь отразились архаические представления о небе и первозданном нерасчлененном хаосе;
 
5) в стадиально более поздней историзованной мифологии несколько отрицательных антропоморфных персонажей, в т.ч. беспутный и злой сын мифического государя Ди-хуна.
 
Литература:
Бодде Д. Мифы древнего Китая // Мифологии древнего мира. М., 1977, с. 381–382; Юань Кэ. Мифы древнего Китая. М., 1987, указ.; он же. Чжунго шэньхуа чуаньшо цыдянь (Словарь китайских мифов и преданий). Шанхай, 1985, с. 292.
 
Автор: Рифтин Б.Л.

Источники:
Позднеева Л.Д. Атеисты, материалисты, диалектики древнего Китая. М., 1967, с. 44, 173, 185-186, 191; Древнекитайская философия.  Эпоха Хань. М., 1990, указ.; Чжуан-цзы. Ле-цзы / Пер. В.В.Малявина. М., 1995, указ.; Философы из Хуайнани (Хуайнаньцзы) / Пер. Л.Е.Померанцевой. М., 2004, с. 37 и сл.; Каталог гор и морей (Шань хай цзин) / Пер. Э.М.Яншиной. М., 2004, с. 61, 200-201.
 
Литература:
Григорьева Т.П. Дао и логос. М., 1993, с. 86-132 и сл.; Girardot N.J. Myth and Meaning in Early Taoism: The Theme of Chaos (hun-tun). Berk., 1983.
 
Сост. библ.: Кобзев А.И.
 
Ст. опубл.: Духовная культура Китая: энциклопедия: в 5 т. / Гл. ред. М.Л.Титаренко; Ин-т Дальнего Востока. - М.: Вост. лит., 2006 – . Т. 2. Мифология. Религия / ред. М.Л.Титаренко, Б.Л.Рифтин, А.И.Кобзев, А.Е.Лукьянов, Д.Г.Главева, С.М.Аникеева. - 2007. - 869 с. С. 671.

Хунь-дунь, хунь дунь. Один из важных концептов кит. умозрения, особенно в его натурфилос. аспекте. В семантике этимологически неясного слова многое указывает на изначальный («водный») хаос, предшествующий в раннекит. мифологич. нарративах появлению всякой пространственно-временной определенности в виде сторон света, времен года и т. д. Упоминания об изначальном «хаотическом» состоянии мира и ассоциируемых с этим состоянием мифологич. персонажах обычны в памятниках даос. ориентации («Чжуан-цзы», см. Чжуан-цзы, IV–III вв. до н.э., гл. 7,11, 12; «Хуайнань-цзы», II в. до н.э.; гл. 1, 2, 14, 15, 21; «Ле-цзы», IV в. до н.э.; гл. 1). По описаниям различных источников, появление в изначально неориентированном «хаотич.» континууме «верха и низа» и поэтапное усложнение в ходе космогонич. процесса пространственно-временных структур ведет к становлению (развертыванию) полноценного «космоса», к-рый в свою очередь обозначается термином юй чжоу, что букв. значит «четыре стороны света, зенит и надир» (юй [2]) и «прошлое, настоящее, будущее» (чжоу [1]). Рассмотрение оппозиционной пары хунь дуньюй чжоу в даос. ключе порождает длинные метафорич. цепочки, в к-рых сохраняются как парность оппозиций (мутный–чистый, глухой–звонкий, темный–ясный и т.д.), так и безусловный приоритет членов этих пар, ассоциируемых с хунь дунь, а не с юй чжоу. Эти «ведущие» члены, символизирующие все непроявленное, неоформленное и даже неродившееся, служат метафорой дао как вещи, «вечно предшествующей» всякому порядку («Дао дэ цзин», V–II вв. до н.э., § 21, 25). Одновременно «хаотичность» выдвигается и в качестве важного свойства ума даос. мудреца (см. Даосизм), к-рый сам характеризует его как «сердце-ум глупца», отличающегося от обычных людей именно своей «тупостью» и «темнотой», охраняющими его от «обработки» и «структурирования» при помощи ненавистного «образования»-сюэ» («Дао дэ цзин», § 20). В натурфилос. интерпретации хунь дунь ассоциируется с инь (см. Инь–ян) и, т.о., в конечном счете с дао, к-рое, будучи универсальным порождающим началом, представлено в даос. текстах длинным рядом метафор, связанных со стихией воды, пустотой, содержащей в потенции всю «тьму вещей», и прямо со всепорождающим материнским лоном («Дао дэ цзин», § 8, 66, 78 и др.). «Возвращение к изначальному», т.е. к «хаосу», понимается в этой перспективе как выход в «беспредельное», за границы пространства и времени, и одновременно — как достижение состояния «нерожденности», поскольку рождение — первый шаг к смерти. Поэтому даос. мудрец похож на ребенка, только что появившегося на свет («Дао дэ цзин», § 55), и даже само имя Лао-цзы может быть интерпретировано как «старый младенец». При этом хунь дунь принципиально амбивалентен, т.к., теоретически предшествуя разделению некой первоначальной цельности (космич. сферы или космич. «яйца», в к-ром он пребывает) на «небо и землю» (тянь ди, что может быть интерпретировано как «мир», или «ойкумена»; см. Тянь, Сань цай) и в этом смысле будучи призванным ее сохранять, он в то же время является причиной такого разделения, т.е. образования источника нежелательной динамики мировых процессов в виде оппозиц. «космоэнергетической» пары инь–ян. Только хунь дунь в нарративе приписывается способность обладать изначальной цельностью (нерасчлененностью), утрата к-рой ведет к более или менее отдаленной смерти-уничтожению, и только отождествление с ним может обеспечить индивиду сохранение или восстановление (как в случае даос. «макробиотических» искусств «вскармливания жизни»; см. Сянь-сюэ) искомой цельности, т.е. совершенного здоровья, обеспечить долголетие и даже телесное бессмертие (в «алхимич.» практиках).
 
Несколько позже, в «Каталоге/каноне гор и морей» («Шань хай цзин», цз. 2, кн. 3), мифологич. нарратив детализируется. Хунь дунь персонифицируется, приобретая характерный для «народной» религии фантастич. вид природного духа-шэнь [1] или духа-птицы, обитающего в «Небесных горах» (Тянь шань) под именем «Божества реки-предка» (ди-цзян шэнь или ди-хун шэнь), напоминающего обликом некий желтый куль, испускающий киноварный огонь, с шестью ногами и четырьмя крыльями, но без головы и органов восприятия («Шань хай цзин», 2.3). Хунь дунь близок по многим характеристикам (в частности, как «властитель центра» и «стихии» земли) и иногда прямо отождествляется с таким важнейшим мифологич. персонажем, как Хуан-ди (Желтый предок), — одним из наиболее знаменитых культурных героев и патроном всех даосов-алхимиков (см. Хуанлао-сюэпай).
 
Автор: Ткаченко Г.А.
 
Источники:
Позднеева Л.Д. Атеисты, материалисты, диалектики древнего Китая. М., 1967, с. 44, 173, 185 – 186, 191;Философы из Хуайнани (Хуайнаньцзы) / Пер. Л.Е.Померанцевой. М., 2004, с. 37 и др.; Каталог гор и морей (Шань хай цзин) / Пер. Э.М.Яншиной. М., 2004, с. 61, 200 – 201;
 
Литература:
Бодде Д. Мифы древнего Китая // Мифология древнего мира. М., 1977, с. 379 – 382; Григорьева Т.П. Дао и логос (встреча культур). М., 1993, с. 86 – 132 и др.; Китайская философия. Энциклопедический словарь. М., 1994, с. 386; Мифы народов мира. Т. 2. М., 1992, с. 607; Girardot N.J. Myth and Meaning in Early Taoism: The Theme of Chaos (hum-tun). Berk., 1983.
 
Сост. библ.: Кобзев А.И.
 
Ст. опубл.: Духовная культура Китая: энциклопедия: в 5 т. / Гл. ред. М.Л.Титаренко; Ин-т Дальнего Востока. - М.: Вост. лит., 2006. Т. 1. Философия / ред. М.Л.Титаренко, А.И.Кобзев, А.Е.Лукьянов. - 2006. - 727 с. С. 507-508.

Авторы: ,
 
© Copyright 2009-2019. Использование материалов по согласованию с администрацией сайта.