Синология.Ру

Синология.Ру

Тематический раздел


Манихейство

明教 мин-цзяо, или 摩尼教, букв. «Религия Света»— синкретическое религиозно-философское учение, одна из «трех варварских религий» (сань и цзяо) наряду с несторианством (цзин-цзяо) и зороастризмом (сянь-цзяо).
 
[вставка:История.Манихейство зародилось  в III в. н.э. в Персии. Его основателем считается уроженец Вавилонии Мани (216–276), воспитывавшийся в гностико-иудейской секте элхасаитов, которая отличалась крайним ригоризмом и эсхатологическими настроениями. Согласно манихейской традиции, Мани,  прожив в общине примерно до возраста 24 лет, пережил озарение — ему явился небесный «близнец», божественный двойник, сообщивший, что он призван принести в мир настоящую, изначальную религию универсального характера. Единоверцы весьма враждебно встретили проповедь Мани, в результате чего он вынужден был покинуть общину. За ним последовали отец и несколько его товарищей. С этого началась его миссионерская деятельность: сначала он посетил Селевкию-Ктесифон, затем Армению, Северную Индию, после чего вернулся обратно в Иран.  Это путешествие, длившееся два года (240–242), принесло Мани новых последователей и стимулировало его к написанию нескольких книг. За этим следует успешная проповедь при дворе Шапура I, в результате которой Мани был наделен охранной грамотой, дозволявшей проповедь во всех областях империи.
 
По наветам зороастрийского жречества, крайне негативно отнесшегося к молодому пророку, Мани вынужден покинуть двор. В этот «придворный» период он написал единственную книгу на среднеперсидском языке — «Шапуракан», излагавшую основы учения непосредственно самому Шапуру I (откуда и название). После разрыва отношений с царем Мани предпринимает второе длительное путешествие в Индию.
 
После прихода к власти Бахрама (Варахрана) I, бывшего ревнителем зороастризма, Мани схватывают и бросают в темницу. Пробыв там примерно месяц, забитый в колодки и закованный в цепи, Мани умирает (существует версия его мученической кончины; наиболее достоверная дата — 20 марта 276 года, китайский источник говорит о «четвертом дне первого месяца второго года царствования династии Цзинь под девизом Тай-ши»).
 
После смерти Мани, манихейскую церковь возглавляет его ученик и приемник Сисиний, погибший в результате гонений; его сменил другой ученик Мани — Иннай. В период V–VI вв. манихейство переживает раскол. Распространение его имело широкий размах: в VI веке общины имеются в Риме, Сев. Африке, Греции, Испании, Италии, Галлии; на Востоке они распространены по всей Сасанидской империи, в Центральной Азии и, наконец, в Китае, где манихейство просуществовало до XIV века.
 
Учение.Согласно манихейскому учению, в мире изначально существуют два равных начала — Свет и Тьма (кит. эр цзун), дух и материя. В результате космической драмы с участием обеих сил (персонифицированных в образах Отца величия и Князя мрака) история вселенной распадается на три временных этапа (кит. сань цзи): начальное, настоящее и будущее время, причем будущее время представляется эсхатологической точкой, апокалипсисом.
 
В изначальное время, когда еще не было ни неба, ни земли, существовали только два начала — доброе (обитающее в области Света и именуемое Отцом величия) и злое (пребывающее в Области Тьмы и называемое Князем мрака). Отец величия обладает божественными качествами и его престол окружают двенадцать эонов (божественных эманаций), разделенных на три группы по четыре эона. От них исходят эоны эонов, всего числом 144. В качестве супруги Отца величия выступает Живой Дух, вдыхающий жизнь в Область Света, состоящую из пяти элементов (воздух, ветер, свет, вода и огонь).
 
Областью мрака владеет Князь мрака, персонификация злого начала. Область поделена на пять миров — мир дыма, населенный двуногими демонами, мир огня — четвероногими, мир ветра — крылатыми, мир воды — плавающими и мир тьмы — пресмыкающимися. Каждый из этих миров (ср. буддийские миры духов-прета, скотов и пр.) управляется архонтом-правителем, имеющим облик соответственно демона, льва, орла, рыбы и дракона. Наименование «Князь мрака» служит общим обозначение этих пяти архонтов (некоторые источники описывают его как «пятиобразное» существо с головой льва, телом дракона, хвостом рыбы, крыльями птицы и ногами осла). В целом, злое начало символизирует Материю. Необходимо заметить, что топография двух областей (тьмы и света) вертикальная: свет вверху, тьма внизу. Область света простирается на север, запад и восток (и, соответственно, вверх), тогда как область мрака занимает юг и низ. Демоны одного из миров Области мрака увидели Область света и возжелали смешаться со светлым началом. Вся Материя, обозначаемая как силы Тьмы, устремилась к Области света. Этим нападением было начато среднее, т.е. настоящее время.
 
Для отражения натиска Материи Отец Величия производит из себя группу божеств, в числе них — Первочеловека, который и нисходит в область, захваченную силами тьмы. Оттеснив тьму-материю, Первочеловек сам «заражается» ею, в результате чего возникает необходимость своеобразного «апокатастасиса», т.е. очищения и восстановления изначальной и нарушенной в результате соприкосновения с мраком-материей гармонии в Первочеловеке (=человечество). Во имя спасения божественной природы души человека к нему посылается Иисус-Сияние (в сирийской версии), просвещающий и наставляющий человека, давая ему заповеди (среди которых, между прочим, и запрет на деторождение: порождая детей, по учению Мани, человек рассеивает сконцентрированные в нем частицы света). Итак, Материя-тьма (=тело) является оковами и злейшим врагом души, олицетворяющей свет. Идет борьба Света и Тьмы в самом человеке, который может спастись только следуя наставлениям божественного посланца-Нуса (Ума, Иисуса-Сияние, затем самого Мани).
 
Структура манихейской общины следующая: верующие делятся на две категории — «избранники», выбираемые в руководители манихейской церкви, и «слушатели», составляющие основное ядро верующих. Манихейская иерархия следующая: во главе стоит Учитель (ученик Мани), затем 12 апостолов, 72 епископа, 360 старейшин («пресвитеров») и, наконец, «слушатели», рядовые верующие. «Избранники» выполняли роль «божественных посредников», отправляя таинства, следя за выполнением предписанных заповедей, тогда как «слушатели» «обслуживали» их. После смерти, по представлениям манихеев, души «избранников» сразу вознесутся в Область Света и займут там должное место в почете и славе, а души «слушателей» вынуждены будут пройти круг реинкарнации, воплотившись сперва в тела животных, а затем — растений, и только потом — в тела «избранников». Не-манихеев ждет вечное проклятие.
 
Финальный момент космической драмы, последнее, будущее время носит эсхатологический характер. После окончательного отделения света от тьмы война прекратится, и оба начала займут свое исходное, независимое друг от друга положение.]
 
Манихейство в Китае. Изучение манихейства в Китае началось благодаря знаменитым открытиям дуньхуанских рукописей в нач. XX в. Среди множества фрагментов были обнаружены остатки трех манихейских трактатов: «Краткое изложение учения и обрядов Мани, Будды света» (Мони гуанфо цзяофа илюэ); т.н. «Трактат Пелльо» (Мони цзяо цань цзин); «Гимны» (Сябу цзань). Первыми серьезными исследователями китайских манихейских текстов были французские синологи Э.Шаванн  и П.Пелльо, опубликовавшие перевод основного текста («Краткое изложение учения и обрядов Мани, Будды света») и снабдившие его капитальным исследованием.
 
Свой путь в Китай манихейство начинает через заамударьинские области в период с IV по VII вв. Сохранилась легенда о беседе манихейского апостола Мар Аммо с духом-стражем Багардом, который заявил, что в землях, находящихся под его покровительством, нет недостатка в людях, подобных Мар Аммо. На это апостол, наученный явившимся ему во сне Мани, ответствовал, что он — посланец истинной веры, после чего дух границы пропустил его. В седьмом веке на востоке действительно имелась отделившаяся в результате раскола манихейская община, считавшая своим «историческим» основателем Мар Аммо. Прекратив контакты с вавилонской общиной, «восточное отделение» продолжало миссионерскую деятельность к востоку от Амударьи, в Согде (в столице которого Самарканде было несколько манихейских общин) и, по всей видимости, частично касалось границ Китая. Именно в течение этого периода (IV–VII вв.) восточный вариант манихейства усвоил и впитал в себя многие элементы буддизма, что подтверждается частым использованием буддийской лексики в манихейских текстах.
 
Китайская манихейская традиция сохранила предание о том, что распространение этой религии относится к периоду правления Танской династии (конкретнее, в период с 650 по 683 гг.), хотя официальное первое появление манихейского проповедника Михр-Ормузда относится ко времени правления императрицы У Цзэ-тянь (684–704 гг.), когда он изложил ей суть учения и книг священного канона. Ряд волнений в Шести провинциях в 721 г. заставил китайское правительство внимательнее следить за иноземцами и их общинами, что накладывало на манихейство ограничение в распространении только среди иноземцев (в 731 г. манихейские священнослужители были вызваны ко двору и принесли с собой текст манихейского катехизиса, ныне известного как «Краткое изложение учения и обрядов Мани, Будды света»). Учение «Мо-Мони» (т.е. мар Мани, владыки Мани) было квалифицированно как еретическое и ложно именующее себя буддийским учением; впрочем, как последователи «учителя западных варваров», они признавались не подлежащими наказанию.
 
До девятого века (т.е. до периода гонений) манихейство существует на легальных условиях, причиной чему явилось восстание Ань Лу-шаня (755 г.) и последовавшая за ним продолжительная борьба за обе столицы — Лоян и Чанъань. Мятеж был подавлен с помощью «варварских» войск (в т.ч. уйгурской конницы), освободивших в 762 г. Лоян (примечательно, что среди встречавших победителей был и согдийский манихейский священнослужитель). Уйгурский Бёгю-хан исповедовал манихейство и таким образом танскому правительству приходилось считаться с религией освободителей. В 768 г. было повелено построить в столице монастырь, и государь пожаловал ему наименование Даюнь гуанмин — «Великий облачный свет». Несмотря на строительство манихейских храмов (с целью угодить уйгурам), танское правительство надеялось, что распространение новой религии ограничится иноземцами, т.к. местное население станет рассматривать ее как чуждую форму верований (надежды эти, впрочем, были несостоятельны). В 843 г. обостряется негативное отношение к манихейству — в императорском послании к уйгурскому кагану сообщалось о временном закрытии храмов мони (манихеев), а в качестве причины приводился тот аргумент, что манихейство официально запрещено и считается сугубо уйгурской религией. В это же примерно время происходит убийство 72 монахинь-мони.
 
Гонения на буддизм и на иноземные учения вообще, проводимые танским правительством, поставили манихейство на уровень нелегальной религии. Тот факт, что это вероучение просуществовало в южных районах Китая и после падения династии Тан, доказывает невероятную адаптивность и гибкость этой системы. В т.н. период Пяти династий (907–960) манихейство оттесняется из центра на периферию (ср. сообщение о манихейском проповеднике (хулу фа ши), бежавшим из столицы от преследования властей в район Фуцина, собравшем вокруг себя учеников и распространявшем вероучение по территории провинции Фуцзянь). Буддийские хронисты упоминают о  возмущении мони в г. Чэньчжоу в 920 г. и о провозглашении ими некоего У И императором (бунт этот был жестоко подавлен властями династии Поздняя Лян, 907–923). При Поздней Тан происходили волнения (повстанцы описывались как демонопоклонники, почитающие свое учение верховнейшей по сравнению с буддизмом колесницей). После падения танской династии и последовавшими за тем смутами и сменой династий манихейство на севере Китая постепенно затухает. Новым центром его активности становится Южный Китай (Фуцзянь и близлежащие провинции), где манихейские жрецы пользуются большим авторитетом как астрологи и маги (так, например, еще в период танской династии им было повелено молиться о дожде).
 
В период правления сунской династии (960–1279) манихейство (именуемое мин-цзяо — Учение света) завершает процесс китаизации, и его представители совершают свои ритуалы под видом одной из даосских сект. Причина этого заключается в том, что даосизм по сравнению с буддизмом был менее структурирован иерархически и характеризовался доктринальными расхождениями в разных школах. Кроме того, процесс «вливания» манихейства в даосизм объясняется  еще и покровительством, которое оказывали последнему раннесунские императоры — тем самым манихейским текстам, вошедшим в даосский свод, была гарантирована сохранность от конфискации. Таким образом, в даосский канон в XI веке оказалась включена «Сутра о двух началах и трех периодах» (Эр цзунь сань цзи цзин), в одном случае аттрибутируемая как перевод центральноазиатской версии «Шапуракана», в другом — как альтернативное название «Краткого изложения учения и обрядов Мани, Будды света».
 
Небезынтересна связь манихейства с народными восстаниями, в частности, с восстанием Фан Ла (1120–1122). После подавления восстания чиновники-конфуцианцы в своих отчетах проводили параллель между повстанцами и разного рода сектами (в т.ч. и манихеями), видя во всех событиях отголосок восстания «желтых повязок». Подобного рода группировки конфуцианские чиновники обычно называли чицай-шимо (букв. «есть постное и почитать демонов»); под наблюдение были взяты многочисленные секты различного толка. В регионах, где было сильно влияние манихейства, секты, именуемые чицай-шимо, можно идентифицировать как манихеев. В одном из официальных докладов содержится краткое, но вполне достоверное описание нравов приверженцев мин-цзяо (Учения света, т.е. манихейства): приводятся сведения по эортологии и иерархии и перечень книг. В другом источнике (автор которого тоже чиновник-конфуцианец) описываются погребальные обычаи чицай-шимо, аналогичные центральноазиатским манихейским похоронным обрядам.
 
Среди современных исследователей некоторые поддерживают гипотезу о том, что Фан Ла волне мог быть лидером манихейской группировки в своей родной провинции (согласно т.н. теории «китайской идеологии восстания» манихейство могло трансформироваться в эту самую идеологию, как синкретические формы христианства — в тайпинское движение). Во всяком случае, признается тот факт, что Фан Ла определенно находился под влиянием манихейских идей.
 
Интересно отметить, что при династии Южная Сун (420–478) гонения на манихеев продолжаются (как впрочем и нападки со стороны даосов и буддистов), тогда как при монголах (1280–1368) отношение к манихеям гораздо более толерантное (о чем свидетельствует такой факт, как посещение Марко Поло «молельного дома» манихеев в 1292 г. в Фуцзяни. Примечательно, что в период монгольского правления в провинции Цюань на холме Хуабяо было возведено святилище, посвященное Мани, Будде света с девизом — «Чистота, свет, сила, мудрость и Мани, Будда света»).
 
При династии Мин гонения были возобновлены (эдикт 1370 г.), т.к. император Чжу Юаньчжан (сам начинавший как участник секты) посчитал название манихейства «учением света» (минцзяо) прямым вызовом девизу его правления — Мин-чао («династия света»). Китайский исследователь У Хань предполагает, что секта, к которой принадлежал будущий основатель династии Мин, если не была манихейской, то несомненно находилась под влиянием этого вероучения. Весьма характерно, что ученые-конфуцианцы того времени знали о манихействе достаточно много и довольно точно отражали факты: приводилось жизнеописание Мани, основные доктринальные положения, давалась этимология (хотя и фантастическая) его имени. Все это еще раз подтверждает такую удивительную «самоидентификацию» китайского манихейства, сохранившегося в Южном Китае приблизительно до 1600 года. Позднее, правда, наименование «Учение света» ошибочно закрепилось учеными-конфуцианцами за несторианством. Тем не менее историки цинской династии еще помнят, что манихейство танского периода не было разновидностью буддизма (хотя, разумеется, немногие ученые связывали его с южнокитайским «учением света»). Что же касается единственного дошедшего до нас материального памятника этой религии в Китае — святилища на холме Хуабяо, — то в начале XX века оно перешло к буддистам, наивно полагавшим, что посвящение Мони означает Муни, т.е. Будду Шакьямуни.
 
Литература:
Алексанян А.Г. Манихейство в Китае (опыт историко-философского исследования). М., 2008; Палладий (Кафаров), архимандрит. Старинные следы христианства в Китае по китайским источникам. СПб, 1877 (переизд.: Китайский благовестник, №1, 2001, С.36–82); Смагина Е.Б. Манихейство // Религии Древнего Востока. М., 1995; Малявин В.В. Духовная культура. Религия // Китайский этнос в средние века (VII–XIII). М., 1984, c. 182–184; Lieu S.N.C. Manichaeism in the later Roman Empire and Medieval China. A historical survey. Manchester, 1985; Lieu S.N.C. Manichaeism in Central Asia and China. Leiden 1998; Pelliot P. Les traditions manichéennes au Fou-Kien //  T’oung Pao XXII, 1923. Pp.193–208; Чэнь Юань.Моницзяо жу Чжунго као (Исследование проникновения манихейства в Китае) // «Чэнь Юань сюэшу луньвэньцзи» (Собрание статей Чэнь Юаня по истории), т. I, Пекин, 1980; Ван Цзяньчуань. Цун Мони цзяо дао минцзяо (От манихейства к религии света). Тайбэй. 1991; Линь Ушу. Мони цзяо цзи ци дун цзянь (Манихейство и его распространение на Востоке). Тайбэй, 1997.
 
Ст. опубл. без вставки: Духовная культура Китая: энциклопедия: в 5 т. / Гл. ред. М.Л.Титаренко; Ин-т Дальнего Востока. - М.: Вост. лит., 2006 – . Т. 2. Мифология. Религия / ред. М.Л.Титаренко, Б.Л.Рифтин, А.И.Кобзев, А.Е.Лукьянов, Д.Г.Главева, С.М.Аникеева. - 2007. - 869 с. С. 329-331.

Автор:
 

Новые публикации на Синологии.Ру

Россия и Китай: XI международная конференция в Казани
Ян Цзиннянь и современный перевод «Богатства народов» на китайский язык
О первом томе 10-томной «Истории Китая»
История основных историко-культурных зон Восточной Азии в Х–I тыс. до н.э. в первом томе «Истории Китая»: подходы и концепции
О статье Е.Ф. Баялиевой «Правовые аспекты обращения бумажных денег в юаньском Китае»


© Copyright 2009-2018. Использование материалов по согласованию с администрацией сайта.