Синология.Ру

Синология.Ру

Тематический раздел


Естествознание и математика

 
Глава из статьи «Изучение в России китайских наук, языков и образования»
 
Первые шаги в изучении китайской традиционной науки российскими учеными были совершены через несколько лет после учреждения Академии наук и художеств (28 января 1724, официальное открытие 27 декабря 1725). По возвращении в 1728 из Китая первого российского торгового каравана его директор И.Л. Ланг (ум. после 1738) предложил ученым Академии установить через него научные связи с миссионерами-иезуитами в Пекине. Это побудило их заняться изучением науки Китая. Вскоре астроном Ж.Н. Делиль (1688–1768) составил обзор европейских исследований науки стран Востока, а Г.Ф. Миллер (1705–1783), Ф.Х. Майер (1697–1729) и Г.В. Крафт (1701–1754) написали статьи о математике, астрономии и календарях Китая. Т.З. Байер (1694–1738), внук знаменитого астронома И. Байера (1572–1625), составил китайскую грамматику и словарь. Эти работы были включены в двухтомный «Китайский музей», изданный под именем Т.З. Байера (Museum Sinicum. SPb, 1730. T. 1, 2). Когда в 1732 Академию посетили члены китайского посольства, им был подарен этот сборник.
 
Начиная с 1731 русский торговый караван отправлялся в Пекин каждые два года. Петербургским ученым удалось наладить плодотворную переписку с иезуитской миссией в Пекине. Миссионеры присылали в Академию подробные описания особенностей китайской математики, астрономии, географии и других наук, а также различные астрономические и другие наблюдения, выполненные ими самими. Обмен научной информацией с пекинскими миссионерами-иезуитами продолжался до конца 1750-х.
 
Со 2-й трети XVIII в. в исследовательскую деятельность стали вовлекаться члены Российской духовной миссии (РДМ) в Пекине, однако основную часть трудов о китайских естественных науках они написали только в XIX в. В начале изучения китайской науки важную роль сыграл Илларион Калинович Россохин (1707–1761), являвшийся студентом 2-й (1729–1735) и 3-й (1736–1743) РДМ и переведший большое количество китайских и маньчжурских текстов географического содержания. По прибытии в Санкт-Петербург (около 1745) он был назначен переводчиком Академии.
 
Начальник 9-й РДМ (1807–1821) Иакинф (Никита Яковлевич) Бичурин (1777–1853) известен прежде всего обширными трудами по географии, этнографии и страноведению Китая. Ему принадлежат несколько публикаций по астрономии, медицине, метрологии и др. наукам, а также оставшиеся в рукописях: «Китайская Астрогнозия, или описание китайских созвездий. Июль 1830», «Об оспе. 1847 г.», «Маньчжурско-китайско-русский словарь терминов часового производства. 1821 г.», переводы «Об укреплении Желтой реки и канала подвозного. 1812 г.» и «Описание китайских монет. 1838 г.». Увидели свет его перевод «Ся-сяо-чжен, или земледельческий календарь китайцев» (Московский телеграф. 1830. Ч. 32, № 7), заметки о технологии лако-красочного и мехового производства «О китайской лакировке. Способ покрывать дерево киноваренным лаком. Способ покрывать дерево лаком под красное дерево. Способ покрывать лаком вещи большого объема. О приготовлении красок в Китае. О выделке мехов» (Журнал МВД. 1934. Ч. 14, № 10) и об астрономии «Еще нечто о Китае» (Сын отечества. 1843. Кн. 4, отд. 5). В последние годы пребывания в Пекине он осуществил сокращенный перевод «Дай Цин и тун чжи» («Описание империи при Великой [династии] Цин», 1686-1743), включающий массу географических, этнографических и прочих, основанных на традиционной китайской науке сведений и изданный почти через полтора века под названием «Собрание сведений по исторической географии Восточной и Средней Азии» (Чебоксары, 1960), а также до сих пор не изданный перевод грандиозного историко-энциклопедического свода «Цзы чжи тун цзянь ган му» («Всеобщее зерцало, управлению помогающее, в основе и дополнениях»), созданного Чжу Си (1130-1200) с учениками на базе «Цзы чжи тун цзянь» («Всеобщее зерцало, управлению помогающее») Сыма Гуана (1019-1086), а позднее продолженного до XVII в., переведенного на маньчжурский и «высочайше утвержденного» (юй пи 御批) в период Кан-си (1662-1722).
 
Немец по происхождению Юлиус Клапрот (Julius Klaproth, 1783–?), рано проявивший способности в восточных языках (в частности, в китайском), в 1894, в возрасте 21 года был приглашен в качестве стажера по восточным языкам и литературе в Санкт-Петербургскую Академию наук, а в 1807 стал ее членом. В 1810 в «Записках Академии наук» / «Mémoires de l`Academie» он опубликовал небольшую статью «О химическом познании китайцев в VIII в.», в которой, ссылаясь на некий китайский алхимический текст «Phing Lung Jen» («Исповедь миролюбивого дракона»), изданный в 756 и находящийся в какой-то библиотеке Санкт-Петербурга, пытался показать, что китайцам того времени была известна кислородная теория горения. Дж. Нидэм (1980), упомянувший об этом, возлагал большие надежды на российских китаистов, которые смогут найти данный текст и удостовериться в верности выводов Клапрота.
 
Начиная с 10-й РДМ (1821–1830) в штате должен был находиться врач, которым стал выпускник петербургской Медико-хирургической академии (1819) Иосиф/Осип Павлович Войцеховский (1793–1850), на доме которого (на территории РДМ) за успешное излечение родственник императора, Ли-цинь-ван с почетной церемонией установил памятную доску с надписью «Чан-сан мяо шу» 长桑妙术 («Чудесное искусство Чан-сана»), сравнивавшей его с описанным Сыма Цянем в «Ши цзи» легендарным бессмертным целителем Чан-сан-цзюнем, обучившим врачеванию патриарха медицины Бянь Цяо.
 
Начальник 10-й РДМ, архимандрит Петр (Павел Иванович Каменский, 1765-1845) составил «Медицинско-русско-китайский словарь» (593 л.), представляющий собой собрание разнообразных материалов: выписок из медицинских сочинений, прежде всего, видимо, «Бэнь цао ган му» («Основные положения о корнях и травах») Ли Ши-чжэня, фармакологического словаря, описанией плодов и животных, используемых для приготовления лекарств, стихов о пульсах и сведений о поиске женьшеня.
 
Возможно, самая первая публикация о китайской медицине на русском языке - статья «Иглоукалывание» профессора Петербургской медико-хирургической академии Прохора Алексеевича Чаруковского (1790–1842) в «Военно-медицинском журнале» (1828, т. 12, № I).
 
Врач 11-ой РДМ (1830–1840) Порфирий Евдокимович Кириллов (1801–1868) прислал в Россию первую коллекцию китайских растений и лекарств, включавшую комплектный экземпляр добытого в Маньчжурии и остававшегося единственным в европейских гербариях до начала XX в.  женьшеня. Само это растение было описано через 10 лет в переводе китайской статьи, опубликованном К.Крымским в 1850 (Труды Вольного экономического общества. Т. 3, № 7, отд. 3).
 
В составе 11-й миссии работали ботаник, доктор медицины Александр Андреевич Бунге (1803–1890) и астроном Егор Николаевич Фус (1806–1854), изучавший в 1828–1829 астрономию в Дерптском/Юрьевском университете у известного профессора В.Я. Струве. Собранный А.А. Бунге материал был опубликован в «Enumeratio plantarum quas in China boreali collegit» (Санкт-Петербург, 1831) и в «Plantarum Mongolico-Chinensium decas I» (Казань, 1835). Результаты научных исследований Е.Н. Фуса в Монголии и Китае изложены в напечатанных Академией письмах и отчетах («Rapport prealable fait a l'Асаdemie sur un voyage en Chine…», Recueil des actes, 1832) и в труде «Geographische, magnetische und hypsometrische Bestimmungen, abgeleitet aus Beobachtungen auf einer Reise in den Jahren 1830–1832 nach Sibirien und dem Chinesischen Reich» (Memoires de l'Acad., IV serie, I).
 
Врач 12-й РДМ (1840–1849) Алексей Алексеевич Татаринов (1817–1876) сразу же после окончания Медицинско-хирургической академии в Петербурге добровольно уехал в Китай в 1840 на 10 лет. Прекрасно овладев китайским языком, стал изучать литературу по традиционной медицине. Вернувшись в 1850 в Петербург, пробыл там недолго и вновь отправился на Восток дипломатом. За свои статьи по традиционной китайской медицине, напечатанные в «Трудах членов российской духовной миссии» и др. изданиях, А.А. Татаринов без защиты был удостоен степени доктора медицины. Его ценнейшие исследования, не потерявшие актуальность и в наше время, касались многих разделов китайской медицины, в частности, пульсовой диагностики, фармакологии, судебной медицины. Он собрал и передал Ботаническому музею Академии наук и Ботаническому саду в Петербурге большую коллекцию монгольских и пекинских растений, а также 452 их изображения, сделанных по его заказу с натуры китайскими художниками в Пекине. Коллекцию из около 500 лекарств преимущественно растительного происхождения он отдал Ботаническому музею Медико-хирургической (ныне Военно-медицинской) академии в Петербурге. Его основные сочинения: «Способы исследования причин насильственной смерти, употребляемые китайцами» («Отечественные Записки», 1847, т. LV, кн. 12); «Медицина и врачи в Китае» (ЖМНП, 1851, т. LXXI); «О состоянии медицины в Китае» («Труды общества русских врачей в Петербурге», 1852, ч. 5); «О кровообращении по понятиям китайской медицины» (там же, 1853, ч. 5); «Краткие сведения о китайском лекарстве жень-шень» (там же, 1856, ч. 6); «Китайская медицина» («Труды членов русской духовной миссии», т. II, 1853); «Catalogus medicameniorum Chinensium, quae Pekini comparanda et determinanda curavit A. Tatarinow» (Petropolis 1857).
 
Студент 12-й РДМ (1840–1849) Иосиф Антонович Гошкевич (1814–1875) изучал китайскую математику, занимался астрономическими и метеорологическими наблюдениями, отчеты о которых пересылал в Главную физическую обсерваторию в Пулково под Петербургом. Он собрал большую коллекцию насекомых. После возвращения в 1850 в Петербург опубликовал в «Трудах членов Российской духовной миссии в Пекине» (СПб., 1852, 1853, 1857. Т. 1, 2, 3) статьи о китайских счетах, шелководстве, приготовлении туши, белил и румян.
 
Выпускник петербургской Медико-хирургической академии, доктор медицины Стефан/Степан Иванович Базилевский (1822–1878), прибывший в Пекин в конце сентября 1849 в качестве врача 13-й РДМ (1850–1858), сделал переводы из «Бэнь цао ган му» и других медицинских сочинений, а также собрал большую коллекцию растений и рыб.
 
Многогранной была деятельность Константина Андриановича Скачкова (1821–1883), студента 13-й РДМ (1848–1857). Не окончив Петербургский университет, он в 1837 перевелся в Ришельевский лицей, где был одним из лучших учеников известного астронома Алексея Николаевича Савича (1810 – 1883). Там же изучал сельское хозяйство. В 1848 согласился поехать в Пекин в качестве заведующего магнито-метеорологической обсерваторией, здание которой было построено под его руководством. К.А. Скачков собрал большую библиотеку китайских книг, перевел множество сочинений по астрономии, географии и сельскому хозяйству, опубликовал несколько работ, связанных с естествознанием, например: «О географических познаниях китайцев» («Известия Русского географического общества». СПб., 1866. Т. II); «Судьба астрономии в Китае» (ЖМНП. СПб., 1874. Т. CLXXIII, № 5).
 
Вслед за К.А. Скачковым магнито-метеорологической обсерваторией заведовал Дмитрий Алексеевич Пещуров (1833–1943), студент 14-й РДМ (1845–1864), направленный в Пекин в 1857, после защиты магистерской диссертации по астрономии. Он занимался изучением древнекитайской астрономии и сейсмологическими записями, в 1861 был назначен на должность консульского агента в Тяньцзине.
 
Врач 14-й РДМ Петр Алексеевич Корниевский (1833–1878), последний из врачей миссии, занимал должность с 1857 по 1860, после чего был переведен на работу в созданное в этот год посольство. В 1862 издал статью «Медицинский приказ в Китае». Три его статьи по медицине остались в рукописи.
 
Эмилий Васильевич Бретшнейдер (1833–1901), учившийся на медицинском факультете Юрьевского университета (1853–1858), три года занимавшийся в венских клиниках и в 1862 поступивший на службу в МИД, был направлен в 1866 из Тегерана в посольство в Пекине, где пробыл до 1884. Освоив китайский язык, стал изучать историю, географию и ботанику Китая. Его многочисленные труды в этих областях, преимущественно на английском языке, особенно изданный в Шанхае в 1895 трехтомник о китайских лекарственных растениях, получили всемирное признание.
 
В 1874–1875 три человека совершили научную и торговую экспедицию в Китай: руководитель - полковник Генерального штаба Ю.А. Сосновский, топограф Зиновий Лаврович Матусовский и доктор медицины Павел Яковлевич Пясецкий (р. 1843). С помощью Академии наук З.Л. Матусовский издал в 1888 «Географическое обозрение Китайской империи с картою на 4-х листах и пятью приложениями в тексте». П.Я. Пясецкий собрал обширные этнографическую, минералогическую, энтомологическую и др. коллекции и опубликовал брошюры «О медицине и санитарных условиях Китая» (1876) и «Как живут и лечатся китайцы» (1882), а также ряд статей в медицинских журналах. Двухтомник П.Я. Пясецкого «Путешествие в Китай» (1874–1875) переведен на французский и английский языки.
 
Начало XX в. было ознаменовано в СПб защитой двух диссертаций по традиционной китайской медицине.: в 1901 «Положение медицины в Китае» Владимира Викторовича Корсакова, описавшего наиболее распространенные в Китае болезни и через много лет опубликовавшего статью «Медицина в Китае в прошлом и настоящем» (Врачебное дело. 1928, № 20), и «Медицина в Китае» Якова Абрамовича Виолина (1866–?), напечатанная в СПб. в 1903 и посвященная широкому кругу вопросов, включая фармацевтику и судебную медицину.
 
В 1920-е проблемами китайских естественных наук начал занимался Александр Владимирович Маракуев (17.07.1891–19.08.1955), который в молодости перепробовал множество профессий (разнорабочий, матрос, счетовод), во время Первой мировой войны был мобилизован, попал в плен, в 1918 вернулся в Россию. В 1920-х оказавшись на Дальнем Востоке, в 1923 по линии Сибсельсоюза был командирован в Китай (Тяньцзин). В 1924 служил в советском торгпредстве в Монголии. Затем до 1928 снова работал в Китае (КВЖД). За эти годы основательно освоил китайский язык, изучал экономику и географию. В 1928 был избран действительным членом Дальневосточного краевого НИИ, а в 1930 начал преподавать в ДВГУ (читал курс «Введение в изучение стран Дальнего Востока»), чуть позже стал директором научной библиотеки ДВГУ. Был арестован в 1937 по делу преподавателей ДВГУ. В 1938 приговорен к высылке из Владивостока. Позже преподавал в разных институтах.
 
Научные интересы А.В. Маракуева были достаточно широки. За статьей «Метрология Китая» («Изв. Общества изучения Маньчжурского края». Харбин, 1924. № 5) последовали брошюра «Очерк метрологии Китая» (Харбин, 1927) и монография «Меры и весы в Китае» (Владивосток, 1930), которая не потеряла научного значения и в наше время. Он написал учебник «Курс географии Китая» (Вып. 1. Владивосток, 1935) и работы по математике (История развития математики в Китае, а также в Японии // Отчет о деятельности математической конференции за январь – декабрь. [Владивосток], 1930), астрономии (У истоков древней астрономии Дальнего Востока // Бюл. физ.-мат. фак. Дальневосточного гос. ун-та. 1935. № 1), философии (Инь-фу-цзин – страничка из истории китайской философии // Ученые записки ГПИ. 1947. Т. 4; см. «Инь фу цзин») и другим темам, в частности - «Китайская пишущая машина. (Лексикографический этюд)» (Владивосток, 1932), составил «Каталог китайских рукописей в Библиотеке Дальневосточного отделения АН СССР» (Владивосток, 1932).
 
Эммануил Семенович Вязьменский (4.07.1913–11.05.1954) окончил в 1937 фил. фак. Ленинградского ГУ по специальности «китайский язык и литература». Еще в университете увлекся традиционной китайской медициной и решил получить также медицинское образование. По рекомендации академика В.М. Алексеева был направлен (без сдачи экзаменов) в 1-й Ленинградский медицинский ин-т им. акад. И.П. Павлова, который окончил в 1941 по специальности «лечебное дело». Реализовать планы помешала война, в самом начале которой он был призван в армию военврачом. После победы над Японией, в сентябре 1945, распоряжением Главного врача КА, академика М.С. Вовси был направлен в Китай для изучения китайской медицины. В 1946 в звании майора был переведен на службу в Военно-медицинскую академию им. С.М. Кирова на кафедру истории медицины. В 1948 защитил кандидатскую диссертацию «Китайская медицина (ее история и теория в кратком очерке)». Весной 1953, в разгар гонений на врачей-евреев, в звании подполковника был уволен в запас «по болезни» и через год умер.
 
Диссертация Э.С. Вязьменского получила весьма одобрительную оценку В.М. Алексеева. На ее основе В.Г. Вогралик, включив Э.С. Вязьменского в соавторы, в 1961 издал «Очерки китайской медицины», где дано наиболее полное по сей день изложение на русском языке истории китайской медицины. При жизни Э.С. Вязьменский опубликовал несколько статей в академических сборниках, посмертно вышла его последняя научная работа – большая статья «Из истории древней китайской биологии и медицины» («Труды института истории естествознания и техники». Т. 4. М., 1955, с. 3–68).
 
В 1950-х ожил интерес советских ученых к традиционной китайской науке, что было связано с образованием 1 октября 1949 КНР и установлением между ней и СССР отношений дружбы и сотрудничества. По-русски стали появляться статьи и книги о достижениях традиционной китайской науки как советских, так и китайских авторов. Академический Институт истории естествознания и техники (ИИЕиТ), созданный 5 сентября 1953 и с 1991 носящий имя С.И. Вавилова, сыграл тут важную роль. 19 октября 1954 в нем прошло торжественное заседание Ученого совета, посвященное пятилетию образования КНР, на котором были прослушаны научные доклады, потом вошедшие в сборник «Из истории науки и техники Китая» (М., 1955): Нестерук Ф.Я. «Водное хозяйство Китая»; Фигуровский Н.А. «Химия в древнем Китае и ее влияние на развитие химических знаний в других странах»; Юшкевич А.П. «О достижениях китайских ученых в области математики»; Страшун И.Д. «Общебиологические взгляды врачей древнего Китая»; Федчина В.Н. «Китайский путешественник XIII в. Чан Чунь».
 
Наиболее значимым был признан доклад одного из основателей и безусловного лидера советской историко-математической школы Адольфа Павловича Юшкевича (1906–1993), который не знал китайского языка, но изучал англоязычные труды Й. Миками, Дж. Нидэма, Лин Вана и др. ведущих историков китайской математики. В начале 1950-х в Москву приезжал Ли Янь 李儼, подаривший А.П. Юшкевичу свою «Историю математики в Китае» («Чжунго суань-сюэ ши».中國算學史 Шанхай, 1937). Эту и другие китайские книги ему переводили учившиеся в МГУ студенты из КНР и доцент МГУ Чжоу Сун-юань. Все это позволило подготовить основательный доклад, показавший своеобразие и высокоразвитость традиционной китайской математики. Интерес к этой теме не угасал у А.П. Юшкевича до самой кончины. В 1961 он издал «Историю математики в средние века», первая глава которой посвящена Китаю, а через 20 лет написал еще одну содержательную статью «Исследования по истории математики в древнем Китае» («Вопросы истории естествознания и техники». М., 1982. № 3, с. 125–136).
 
А.П. Юшкевич поддержал начатую Эльвирой Ивановной Березкиной (р. 17.06.1931) работу над переводом основополагающего трактата «Цзю чжан суань шу» («Математика в девяти книгах» / «Правила счета в девяти разделах»), который был опубликован в «Историко-математических исследованиях» (Вып. 10, 1957). В 1956 она поступила в аспирантуру механико-математического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова (руководители Чжоу Сун-юань и И.Г. Башмакова), а в 1959 защитила кандидатскую диссертацию «Древнекитайский математический трактат “Математика в девяти книгах”». С 1960 и до конца 80-х Э.И. Березкина работала в ИИЕиТе, за время своей научной деятельности написав около 110 трудов. В 1980 она опубликовала обобщающую монографию «Математика древнего Китая».
 
В 1984 под руководством А.П. Юшкевича изучением традиционной китайской математики начал заниматься аспирант ИИЕиТа Алексей Карлович Волков, написавший несколько содержательных статей о математических канонах, прежде всего «Цю чжан суань шу» и «Хай дао суань цзине» («Счетный канон морского острова»), творчестве Лю Хуя, мерном сосуде Лю Синя, защитивший кандидатскую диссертацию «Математика в древнем Китае, III–VII вв.» (1989) и в начале 1990-х уехавший за границу. В 1985–1988 в аспирантуре ИИЕиТа также под руководством А.П. Юшкевича изучал китайскую математику Валентин Константинович Жаров, в 1989 ставший сотрудником ИИЕиТа, опубликовавший книгу «Развитие методов преподавания традиционнй китайской математики» (М., 2002) и в 2003 защитивший докторскую диссертацию «Развитие методики преподавания китайской математики».
 
В середине 1950-х несколько работ по древнекитайской географии (статью «Важнейшие географические труды древнего Китая», 1955; монографию «Путешественники древнего Китая и географические исследования Китайской Народной Республики», 1955) написал доктор географических наук (1952) Владимир Тимофеевич Зайчиков (1909-1975), с 1964 работавший в Институте востоковедения АН СССР. Несколько статей и книгу «За кормой сто тысяч ли» (М., 1960) о выдающихся китайских путешественниках и географах, прежде всего Чжан Цяне и Чжэн Хэ, в эти зе годы опубликовал Я.М. Свет. О китайской картографии написал в 1958 статью В.Е. Масиброда.
 
С середины 1950-х в СССР начался новый этап в изучении традиционной китайской медицины. В 1954–1956 состоялась специальная правительственная командировка в Китай профессора Вадима Габриэлевича Вогралика (1911–1997), а в 1955–1957 – профессора Иосифа Иосифовича Русецкого (1891–1964). Им были поручены обязанности советников в Минздраве Китая и изучение основ лечебной методики чжэнь-цзю (иглоукалывания/акупунктуры и лечебного прижигания), первые сведения о которой в России опубликовали П.А. Чаруковский (1790-1842), А.А. Татаринов (1853), П.А.Корниевский (1863, 1878), П.Я. Пясецкий (1882), А.Я. Виолин (1903), в СССР – А.А. Татаринов (1928), Э.С. Вязьменский (1948). По возвращении В.Г. Вогралик основал школу иглотерапии в Горьком / Нижнем Новгороде, а И.И. Русецкий – в Казани. Они написали ряд книг по иглотерапии, некоторые из которых переводились за рубежом. Благодаря их ходатайству в 1956 при МЗ СССР был создан специальный комитет по изучению чжэнь-цзю терапии под руководством И.Г. Кочергина.
 
В 1956 для двухгодичной стажировки в Китай была направлена вторая группа советских медиков: Э.Д. Тыкочинская, Н.Н. Осипова, М.К. Усова. Их обучение проходило в Институте чжэнь-цзю терапии Академии традиционной китайской медицины под руководством профессора Чжу Лянь, монография которой «Руководство по современной чжэнь-цзю терапии» (М., 1959), была переведена на русский язык, отредактирована с помощью стажеров и стала основным учебником для первых советских иглорефлексотерапевтов (Чжу Лянь, имевшая также западное медицинское образование, была сторонницей нейрорефлекторного объяснения действия метода чжэнь-цзю). После возвращения стажеров из Китая были организованы курсы иглоукалывания в Московском институте усовершенствования врачей (М.К. Усова) и исследовательские лаборатории в Москве (Н.И. Гращенков, Г.Н. Кассиль) и Ленинграде ( Э.Д. Тыкочинская).
 
В 1957–1961 в Китае в Академии традиционной китайской медицины учились (также у Чжу Лянь и, главным образом, у Чэн Син-нуна) студенты российских медицинских институтов. Среди них были Л.М. Клименко, Л.В. Колесникова, С.А. Морохов, А.Т. Качан и др., благодаря которым в СССР стало возможным многостороннее научное изучение и лечебное применение рефлексотерапии. В 1973 при Ленинградском ГИДУВ был создан Всесоюзный научно-медицинский центр иглотерапии, в 1976 в Москве открыт Центральный научно-исследовательский институт рефлексотерапии, в 1977-1978 в Московском и Казанском институтах усовершенствования врачей организованы кафедры рефлексотерапии, которая из европейских стран только в СССР получила официальный статус, после чего началось ее широкое практическое развитие и углубленное изучение, были опубликованы обобщающие монографии В.Г. и М.В.Вограликов (Горький, 1978), Э.Д. Тыкочинской (М., 1979), Д.М. Табеевой (М., 1980), Гаваа Лувсана (М., 1986), А.М. Овечкина (Саранск, 1991), а в 1998 специальность врач-рефлексотерапевт была включена в реестр медицинских специальностей.
 
Помимо чжэнь-цзю в СССР с 1950-х стали все более активно осваиваться и другие направления традиционной китайской медицины. Так, физиотерапевт и курортолог Г.И. Красносельский изучал китайскую оздоровительную гимнастику и защитил о ней диссертацию, часть материалов которой вошла в брошюру «Древнекитайская гигиеническая гимнастика для людей пожилого возраста» (Воронеж, 1958). Ф.И. Ибрагимов и В.С. Ибрагимова в монографии «Основные лекарственные средства китайской медицины» (М., 1960) описали 208 растений, 19 средств животного и 16 минерального происхождения. Позже эта работа была включена В.С. Ибрагимовой с добавлением нескольких конспективных глав, в частности об истории китайской медицины и ознакомления с ней европейцев, в собственную книгу «Китайская медицина. Методы диагностики и лечения. Лекарственные средства. Чжень-цзю терапия» (М., 1994). Философ и синолог Артем Игоревич Кобзев (р. 15.10.1953) впервые в России описал китайскую эротофармакологию (1997) и перевел ее важнейшие трактаты, в частности «Су-нюй фан» («Рецепты Чистой девы»), в монографии «Эрос за Китайской стеной» (СПб., М., 2002).
 
Первым профессиональным российским врачем, который стал исследовать теоретико-методологические (ицзинистские и нумерологические) основы китайской медицины, был проживавший в Сочи и преподававший в Воронежской гос. мед. академии им. Н.Н. Бурденко Алексей Иванович Фалев (10.05.1953–10.11.2005), который с конца 1980-х начал печатать статьи по этой теме в научных сборниках, прежде всего конференции «Общество и государство в Китае» (1987-1993), защитил кандидатскую диссертацию, основал школу «медицины Перемен», опубликовал монографии «Классическая методология традиционной китайской чжэнь-цзю терапии: Иглоукалывание и прижигание» (М. 1991) и «Древние тайны чжэнь-цзю терапии. Т. 1. Меридиан легких» (М., 1996), составил капитальный коллективный труд «Классическая китайская чжэнь-цзю терапия» (М., 1999) и в качестве главного редактора успел издать три альманаха-ежегодника «Вопросы альтернативной медицины» (Сочи, 2003-2005).
 
С начала 1990-х впервые в России началась публикация переводов медицинской классики Китая. Этот ряд открыли важнейшие и самые древние трактаты: «Нань цзин» («Канон трудностей»), переведенный ленинградским врачом Денисом Александровичем Дубровиным в 1991, «Шан хань лунь» («Суждения о поражениях холодом») Чжан Чжун-цзина (Харьков, 1991) и «Хуан-ди нэй цзин» («Канон Желтого императора/первопредка о внутреннем»), переведенный в основном с англ. перевода В.Ф. Дерновым-Пегаревым в 1994. Целая серия классических трактатов увидела свет в переводе Бронислава Брониславовича Виногродского (р. 1957): «Хуан-ди нэй цзин» (2002, 2007), «И шу» («Изложение медицины») Чэн Син-сюаня (2002), «Чжэнь цзю да чэн» («Большая антология по иглоукалыванию и моксаприжиганию») Ян Цзи-чжоу (2007). Последний, во многом итоговый труд был переведен Б.Б. Виногродским еще в 1980-е и стал базовым источником в начале научно-практической деятельности А.И. Фалева. На рубеже XX–XXI вв. в России появилось множество публикаций по традиционной китайской медицине: как переводов древних и современных сочинений, так и исследовательской, описательной или популярной литературы, включая фундаментальную монографию М. Поркерта «Теоретические основания китайской медицины» (М., 2006), переведенную математиком и синологом Сергеем Васильевичем Зининым (р. 4.7.1957), в 1990-е переехавшим в Канаду. Химические знания китайцев изучались в XX в. российскими синологами прежде всего на материале соответствующих ремесел (производство фарфора, лака, вина и проч.). Упомянутая работа известного историка химии Николая Александровича Фигуровского (1901–1986) посвящена в большей степени мировоззрению китайцев, нежели их химии. Открытию и использованию пороха посвящена статья В.Б. Вилинбахова и Т.Н. Холмовской «“Огневое оружие” Средневекового Китая» (Из истории науки и техники в странах Востока. М., 1960. Вып. 1). Тех или иных химических вопросов касался Евгений Алексеевич Торчинов (22.08.1956–12.07.2003) в многочисленных работах о китайской алхимии, которую исследовали и другие китаисты: Эльвира Степановна Стулова (1934–1993), Артемий Михайлович Карапетьянц (р. 27.05.1943), А.И. Кобзев.
 
Одно из выдающихся достижений традиционной китайской физики осветила сотрудница Кунсткамеры Т.К. Шафрановская в статье «Из истории компаса в Китае» (Из истории науки и техники в странах Востока. М., 1960. Вып. 1). Древнекитайской физике было посвящено несколько страниц в 1-м томе «Всемирной истории физики» (1974) крупного советского историка физики Якова Григорьевича Дорфмана (1898–1974), опиравшегося преимущественно на труды Дж. Нидэма.
 
Акустико-музыкальная теория люй упоминалась в разного рода музыковедческих работах в России с XIX в., однако глубокое ее исследование началось только со статьи «Роль системы люй в традиционной китайской науке» (XVII НКОГК. М., 1986. Ч. 1) и других основательных исследований историка и синолога Марины Валентиновны Исаевой (р. 7.05.1959), в середине 1990-х уехавшей в США. Практически с того же времени теорией люй занимался китайский композитор, сотрудник Московской консерватории Цзо Чжэнь-гуань (Виктор Цзо), статья которого «О музыкально-теоретической системе “люй” в китайской музыке» по техническим причинам вышла с опозданием на год (Музыка народов Азии и Африки. М., 1987. Вып. 5). Данную тему продолжил Владимир Евстегнеевич Еремеев (р. 9.04.1953) в ряде специальных статей (первая – «Гармонические структуры в традиционной китайской науке» // XVIII НКОГК. М., 1987. Ч. 1) и двух монографиях: «Чертеж антропокосмоса» (М., 1993) и «Символы и числа “Книги перемен”» (1-е изд.: М., 2002, 2-е – 2005).
 
По традиционной китайской астрономии в России изданы лишь одна монография «Очерки истории астрономии в Китае» (М., 1961) и обширная статья «О китайском календаре» (Историко-астрономические исследования. Вып.12. М., 1975) Павлом Алексеевичем Старцевым. Однако в конце XX - начале XXI в. отечественные синологи – А.И. Кобзев, А.М. Карапетьянц, С.В. Зинин, Б.Б. Виногродский, А.Н. Воробьев и др. – в своих трудах осветили много отдельных аспектов этой проблематики. Ценный астрономический и календарный материал приведен Рудольфом Всеволодовичем Вяткиным (6.3.1910–10.9.1995) в примечаниях к 4-му т. (1986) его перевода «Исторических записок» («Ши цзи») Сыма Цяня (обе ст. см. т. 1). Обзор китайской астрономии (наряду с математикой, географией, медициной и проч.) дал Владимир Вячеславович Малявин (р. 13.9.1950) в книге «Китайская цивилизация» (М., 2000). Исследование астрономии, календаря и некоторых других традиционных китайских систем знаний, направленное на выяснение их методологических (нумерологических, в терминологии автора - «арифмосемиотических») оснований, содержится в монографии В.Е. Еремеева «Символы и числа “Книги перемен”». 
 
Литература:
Вогралик В.Г. Два года в Китае. Горький, 1959; Милибанд С.Д. Биобиблиографический словарь отечественных востоковедов с 1917 г. Кн. I, II. М., 1995; Попов В. Алфавитный указатель статей, помещенных в Трудах и Протоколах общества русских врачей в Петербурге СПб., 1886; Скачков П.Е. Очерки истории русского китаеведения. М., 1977; Скачков П.Е. Русский врачи при Российской Духовной Миссии в Пекине // Советское востоковедение, 1958, № 4.
 
См. также лит-ру к ст. Математика, Астрономия, Календарь, География, Магнетизм, Акустика, Инженерная мысль, Строительство, Химия, Биология, Медицина.
 
Ст. опубл.: Духовнаякультура Китая: энциклопедия: в 5 т. / гл. ред. М.Л. Титаренко; Ин-т Дальнего Востока. — М. : Вост. лит., 2006–. Т. 5.Наука, техническая и военная мысль, здравоохранение и образование / ред. М.Л. Титаренко и др. — 2009. — 1055 с. С. 655-662.

Авторы: ,
 

Новые публикации на Синологии.Ру

История основных историко-культурных зон Восточной Азии в Х–I тыс. до н.э. в первом томе «Истории Китая»: подходы и концепции
О статье Е.Ф. Баялиевой «Правовые аспекты обращения бумажных денег в юаньском Китае»
Частотный иероглифический словарь классических китайских текстов и его использование в тематическом и жанровом анализе
Дневники В.М. Алексеева в «Синологической картотеке» учёного
История перевода Нового Завета на китайский язык свт. Гурием Карповым


© Copyright 2009-2018. Использование материалов по согласованию с администрацией сайта.