Синология.Ру

Синология.Ру

Тематический раздел


Дянь лунь лунь вэнь

典論淪文 «Суждения / Рассуждения о классическом», «Трактат о стильном произведении», «[Раздел] „Обсуждая изящную словесность“ [из трактата] „Рассуждения о [классических] образцах / [основополагающих] началах“». Первое в истории Китая сугубо авторское лит.-теоретич. сочинение. Автор — Цао Пи, основатель и первый монарх царства Вэй (220-265) эпохи Троецарствия (220-280) и один из крупнейших поэтов кон. II — III в.
 
Это сочинение является фрагментом (разд. «Лунь вэнь» — «Обсуждая изящ­ную словесность») обширного теоретич. труда Цао Пи «Дянь лунь» («Рассуж­дения о [классических] образцах / [основополагающих] началах», «Суждения вечного, незыблемого свойства»), завершенного им примерно в 218 и состояв­шего из 20 разделов/глав (пянь [1]). Известно, что после смерти Цао Пи текст трактата был выгравирован по приказу его сына и преемника Цао Жуя (имп. Мин-ди дин. Вэй, правил: 227-239) на шести каменных плитах (стелах), воз­двигнутых в поминальном храме Цао Пи и в здании высш. учеб. заведения. По­следнее документальное свидетельство о существовании этих стел (но уже только четырех) относится к заключительному периоду правления Сяо-вэнь-ди (471-499) — монарха тобийского гос-ва Северное Вэй (Бэй Вэй, 386-534). О них упоминается в контексте плана переноса столицы этого гос-ва, возник­шего после завоевания некитайскими народностями районов бассейна Хуанхэ, в то место, где прежде находилась столица царства Вэй (совр. г. Лоян пров. Хэнань). Рукопись трактата Цао Пи была, видимо, утрачена еще раньше. Дошедший до нас текст «Лунь вэнь» впервые был обнародован в знаменитой антологии «Вэнь сюань» («Избранные произведения изящной словесности», цз. 52), составленной Сяо Туном, где он помещен под назв. «Дянь лунь лунь вэнь». Кроме этого раздела сохранилась вступит. часть трактата — «Цзы сюй» («Авторское предисловие»). Она воспроизведена в коммент. Пэй Сун-чжи (372-451) к жизнеописанию Цао Пи (имп. Вэнь-ди дин. Вэй), к-рое содер­жится в офиц. историографич. соч. «Сань-го чжи» («Анналы Трех царств», «Трактат о Троецарствии», цз. 2), составленном Чэнь Шоу (233?-297?). Судя по тексту «Цзы сюй», в названном трактате рассматривался широкий круг во­просов обществ.-политич. характера и обсуждалось практически все теоре- тико-лит. наследие прошлого. В заключительных фразах «Цзы сюй» Цао Пи перечисляет рассмотренные им соч.: книги конф. свода «У цзин» («Пять кано­нов», «Пятикнижие»); два основополагающих на тот момент историографич. труда — «Ши цзи» («Исторические записки») Сыма Цяня (II—I до н.э.) и «Хань шу» («Книга [об эпохе] Хань») Бань Гу; «речения всех мыслителей ста школ», т.е. тех, кто принадлежал к филос. школам и направлениям 2-й пол. эпохи Чжоу (XI—III вв. до н.э.). Вот почему совр. кит. исследователи (напр., Ли И-цзинь) считают, что иероглиф дянь [1], входящий в назв. трактата, использован Цао Пи в качестве не лит. категории, а термина общего ряда. Этим термином определяется совокуп­ность определенных нормативов, в т.ч. обществ. устоев, юридич. законов, поведенч. установок; его принятые значения: «[основополагающие] начала», «[твердые] принципы», «[классические] образцы».
 
Помимо издания в «Вэнь сюани» текст трактата Цао Пи под назв. «Дянь лунь лунь вэнь» или «Лунь вэнь» приводится в собр. соч. Цао Пи, публикациях прозаич. произведений (вэнь), в первую очередь в своде Янь Кэ-цзюня (1762-1843), и в сборниках лит.-теоретич. сочинений. На рус. яз. имеется два варианта его полного комментированного перевода, выполнен­ные акад. В.М. Алексеевым и И.С. Лисевичем.
 
«Лунь вэнь» состоит из двух осн. смысловых частей. В первой дается характе­ристика тв-ва семи современников Цао Пи, к-рые впоследствии стали рас­сматриваться как ведущие представители главного лит.-поэтич. течения указ. периода — Цзяньань фэнгу (Цзяньанская поэзия). Характеристике предпос­лана преамбула, где Цао Пи говорит об относительности и субъективности всех высказанных прежде оценок лит. произведений, объясняя это врожден­ным стремлением авторов к лидерству: «Издревле так повелось, что люди изящной словесности, вэнь, пренебрегали друг другом. <...> Увы, люди склон­ны себя возвеличивать, а ведь изящная словесность по плоти своей неоди­накова, и в ней можно по-разному добиться успеха. Поэтому-то каждый, опи­раясь на то, в чем он силен, порицает чужие слабости» (пер. И.С. Лисевича). Т.о., Цао Пи ставит перед собой задачу выделить типологич. признаки вэнь и объективные эстетич. критерии. Попытка решить эту задачу им предпри­нимается во второй части «Лунь вэнь».
 
Прежде всего он определяет жанры, относящиеся, по его мнению, к вэнь; это был первый в истории кит. критики опыт создания жанровой классификации. Цао Пи выделяет восемь жанров (точнее, классов сочинений и произведе­ний), распределяя их по четырем отделам (сы кэ). В основу этой классифика­ции положена конф. типология сы кэ (‘четыре сосуда для риса’), обозначав­шая четыре области познания (или духовного совершенствования) и создан­ная (как это принято считать в комментаторской традиции) самим Конфуцием применительно к десяти его лучшим ученикам. Это дэ син ‘добродетели [и] деяния’, ‘добродетельные деяния/поступки’ (морально-этич. достоинства человека и умение им реализовать эти достоинства в практич. деятельности); янь юй ‘речи [и] суждения’ (степень умств. способностей человека, его эруди­рованности и умение излагать свои мысли в устной и письменной форме); чжэн ши ‘дела управления’ (организаторские способности человека и умение исполнять свои служебные обязанности); вэнь сюэ ‘изучение/овладение вэнь’ (способности и стремление человека к образованию, а также его лит. даро­вания и навыки). В эпоху Хань (III в. до н.э. — III в. н.э.) типология сы кэ была конкретизирована и использована для ранжирования («четыре разряда») тех, кто привлекался на гос. службу; это были люди: 1) известные своими добро­детельными поступками и душевной чистотой; 2) в совершенстве знающие канон и способные к науке; 3) сведущие в законах и способные выносить обоснованные решения; 4) способные «искоренять разврат». Т.о., типология сы кэ в любых ее модификациях предполагала ориентацию исключительно на конф. морально-этич. ценности и установки.
 
Цао Пи полностью разделял конф. воззрения (см. «Ши да сюй» — «Великое предисловие к „Стихам“ / „[Канону] поэзии“») также на обществ. функции лит. (поэтич.) тв-ва и его роль в системе гос-ва: «Так что изящная словесность — предприятие великое, канва государственности» (И.С. Лисевич). Поэтому не­удивительно, что из выделенных им восьми жанров шесть являются т.н. де­ловыми и мемориальными, т.е. классами сочинений, к-рые способствовали государственности и пропаганде нравств. устоев об-ва через восхваление дея­ний отд. личностей. Это цзоу [1] ‘доклады на высочайшее имя’ и и [20] ‘до­кладные записки трону’ (соотносятся с дэ син); шу [4] ‘письма’ и лунь ‘суждения/рассуждения’ (соответствуют янь юй); мин [5] ‘памятные надписи’ и лэй [2] ‘эпитафии’ (соответствуют чжэн ши) (см. Литературные жанры). Собствен­но лит. (поэтич.) жанры — ши (лирич. поэзия) и фу (одич. поэзия), соответ­ствующие вэньсюэ, занимают нижнюю позицию в данном варианте жанровой классификации. При выделении качественных признаков каждой пары жан­ров Цао Пи ориентируется в первую очередь на их функции, а не на собст­венно худ. особенности. Для цзоу [1] и и [20] таким признаком Цао Пи назы­вает термин я, к-рый чаще всего понимается как «изысканность», «класси­ческая безупречность»: цзоу [1] и и [20] «приличествует изысканность» (И.С. Лисевич); «должны быть непременно классикам подобны по безупреч­ности своей» (В.М. Алексеев). Однако Цао Пи употребляет в данном случае термин, к-рым обозначается древняя одич. поэзия (оды-я) и к-рый объяс­няется в конф. текстах как «правильное». Качественный признак шу [4] и лунь передается посредством категориального термина ли [1] ‘принцип’, ‘порядок’, к-рый в данном случае может быть понят как указание на строй­ность построения произведения и внятность изложения содержащихся в нем мыслей. Для мин [5] и лэй [2] Цао Пи называет их достоверность (правдивость изложения). Только признак ши и фу может быть понят в эстетич. плане: юй ли ‘стремление к красивости/красоте’. Большинством исследователей он истол­ковывается в качестве очевидного эстетич. критерия: «в стихах и в прозе, дви­жущейся ритмом, стремись всегда к прекрасной форме» (В.М. Алексеев); «в стихах ши и поэмах фу стремятся к яркой красивости» (К.И. Голыгина). Тем не менее не исключено (т. зр. И.С. Лисевича), что ли [13] означает здесь не «прекрасное» (эстетич. категория), а «красивость» в смысле добавочного эле­мента (витиеватость, стилистич. изощренность).
 
Размытость и нечеткость критериев, предложенных Цао Пи, его стремление буквально перенести на худ. словесность конф. установки предопределили, по мнению многих исследователей (напр., F. Tokei), ущербность составленной им жанровой классификации. Тем не менее очевидно, что в ней обозначен общий подход к вэнь (когда во главу угла ставились обществ. функции лит. тв-ва), к-рый лег в основу кит. лит.-теоретич. мысли.
 
Вслед за изложением жанровой классификации Цао Пи переходит к вопросу о сущности лит. тв-ва, высказывая ряд принципиально важных соображений в весьма сжатой форме, в результате чего их понимание крайне затруднено. Центральной здесь является мысль о дух. начале, обязательном в лит. произведении; она постулируется в тезисе вэнь и ци вэй чжу ‘хозяин вэнь — ци’. Исходя из значений иероглифа ци [1] ‘пневма’ как категориального термина (эфир, дыхание, жизненная сила, дух и т.п.), в приведенном тезисе нередко усматривают отражение натурфилос. представлений о космологич. се­мантике лит. тв-ва и поэтич. вдохновения — эманации энергетич. конфигура­ции (или субстанции) мироздания. Однако из самого текста трактата следует, что под ци [1] Цао Пи понимал скорее врожденные творч. способности чело­века. В результате им закладывается понятие ци [1] в значении творч. индиви­дуальности того или иного автора (см. Китайская эстетическая мысль). Цао Пи также вводит понятие ти [1] ‘тело/плоть’ как воплощение ци [1]: «Хозяин в изящной словесности — дух ци, животворный эфир. От того, чист он иль замутнен, зависит и воплощение. Сколь ни старайся, силой тут ничего не добьешься. Это как в музыке: пусть такт совпадает и размер одинаков, но [животворное] ци льется различно, изящество и вульгарность зависят от изна­чального [в человеке]. Пусть будут отец или старший брат — они не в силах передать [этот дух] сыну или младшему брату» (пер. И.С. Лисевича).
 
В дальнейшем понятия ци [1] и ти [1] станут опорными категориями кит. лит.- теоретич. и эстетич. мысли, а вопрос об их соотношении — одной из ее главных проблем. Кроме того, несмотря на свою верность конф. воззрениям на худ. словесность, Цао Пи делает первый серьезный шаг на пути отхода от этих воззрений, предпринимая, по сути дела, попытку обоснования индиви­дуализированного лит. тв-ва, проистекающего из внутр. состояния и врож­денных способностей автора (а не только его нравств. качеств).
 
Исследование трактата Цао Пи составляет отд. направление в кит. литерату­роведении. Кроме того, он более или менее подробно анализируется практически во всех работах (включая разделы в сводных изд. по истории кит. лит-ры), посвященных непосредственно творч. наследию Цао Пи и истории кит. лит.-теоретич. мысли.
 
Источники:
Вэнь сюань, цз. 52 / Т 2, с. 1127-1128; Сань-го чжи, цз. 2 / Т. 1, с. 90 (вступит, часть трактата); Хань Вэй Лю-чао саньвэнь сюань; трактат включен в свод, к-рый в Библиогр. II дан на имя его сост.: Янь Кэ- цзюнь, т. 2, с. 1096-1098; Вэнь-ди... Трактат о стильном произведении // Алексеев В.М. Труды по китайской литературе. Кн. 1, с. 381-384; Цао Пи. Рассуждения о классическом / Пер. и коммент. И.С. Лисевича, с. 40-47; Die Chinesische Anthologie... Vol. 2.
 
Литература:
Голыгина К.И. Опреде­ление изящной словесности-вэнь..., с. 193; она же. Теория изящной словесности в Китае., с. 14-16; Лисевич И.С. Литературная мысль Китая. (см. Указ. имен); Ван Юнь-си, Ян Мин. Вэй Цзинь Нань-бэй- чао вэньсюэ пипин ши, с. 25-31; Вэй Цзинь вэньсюэ ши, с. 59-66; Вэй Цзинь Нань-бэй-чао вэньсюэ яньцзю, с. 639-647; Го Шао-юй. Чжунго вэньсюэ пипин ши, с. 43-48; он же. Чжунго лидай вэньлунь сюань. Т. 1, с. 158-162; Ло Гэнь-цзэ. Чжунго вэньсюэ пипин ши. Т. 1, с. 74-78; Ло Цзун-цян. Вэй Цзинь Нань-бэй-чао вэньсюэ сысян ши, c. 16-42; Чжун- го гудай вэньлунь, с. 84-89; HightowerJ.R. Wen Hsuan and Genre Theory, р. 513; Holzman D. Literary Criticism in the Early Third Century A.D. // Holzman D. Chinese Literature in Transition.; Liu J.J.G. Chinese Theories of Literature, р. 70-71; Tokei F. Genre Theory in China., р. 57-58.
 
См. также лит-ру к Цао Пи.
 
Ст. опубл.: Духовная культура Китая: энциклопедия: в 5 т. / Гл. ред. М.Л.Титаренко; Ин-т Дальнего Востока. - М.: Вост. лит., 2006 – . Т. 3. Литература. Язык и письменность / ред. М.Л.Титаренко и др. – 2008. – 855 с. С. 300-303.

Автор:
 

Новые публикации на Синологии.Ру

История основных историко-культурных зон Восточной Азии в Х–I тыс. до н.э. в первом томе «Истории Китая»: подходы и концепции
О статье Е.Ф. Баялиевой «Правовые аспекты обращения бумажных денег в юаньском Китае»
Частотный иероглифический словарь классических китайских текстов и его использование в тематическом и жанровом анализе
Дневники В.М. Алексеева в «Синологической картотеке» учёного
История перевода Нового Завета на китайский язык свт. Гурием Карповым


© Copyright 2009-2018. Использование материалов по согласованию с администрацией сайта.