Синология.Ру

Тематический раздел


Кравцова М.Е.

Буддизм как социальный и культурный феномен китайского общества

II. 2. СУТРА О СЛОВАХ БУДДЫ О ДРЕВНИХ ДЕЯНИЯХ ЦАРЯ, РОЖДЕННОГО ИЗ МАКУШКИ ГОЛОВЫ

«Фо Шо Диншэнван Гу Ши Цзин»

Так я слышал.

В то время, когда Бхагаван1 посетил страну Шэвэй и пребывал в садах Джэта, достопочтенный Ананда как-то раз, сидя в одиночестве, предавался размышлениям о том, что те, кто погряз в суетных желаниях, всецело отдаются страсти к накопительству. [Но] суетные желания [никогда] невозможно полностью удовлетворить. И тогда достопочтенный Ананда поднялся со своего места и отправился к Превосходнейшему в мире. Склонив голову и совершив церемонию [приветствия], [он] сел напротив [Будды]. [Но], сразу же вновь встав, опустился на колени и, сложив ладони, со всем почтением обратился к Превосходнейшему в мире: «[Я], находясь в состоянии созерцания, предавался размышлениям о том, что те, кто погряз в суетных желаниях, [все равно никогда] не могут их полностью удовлетворить».

И тогда Превосходнейший в мире изрек, обращаясь к Ананде:

«Да, это так! Это так, о Ананда! Давным-давно, в незапамятные времена, жил великий царь по имени Рожденный из макушки головы. Строго придерживаясь принципов Дхармы, он управлял народом без малейшего насилия. Имел все семь сокровищ. Семь сокровищ — это: сокровище-чакра, сокровище-слон, сокровище-черный конь, сокровище-драгоценность, сокровище-жена, сокровище-министр, ведающий казною и сокровище-министр, ведающий войсками. Это и есть семь сокровищ [царя-Чакравартина]. Еще [царь] имел тысячу сыновей, мужественных и отважных. Сияющие своей красотою и способные отразить [удары] врагов [царя], они [поддерживали отца] подобно тому, как потоки и реки [питают] великое море, [а потому] [царь] мог осуществлять правление страною, не прибегая к оружию.

Но вот, о Ананда, царь, Рожденный из макушки головы, [как-то раз] подумал: «Я слышал о людях, живших в [глубокой] древности, жизнь которых длилась предельно долго, и кто был просветленным и мудрым. Вот я [сегодня] владею благословенными землями Джамбудвипа, где злаки [произрастают] в избытке, урожаи обильны, а население многочисленно2». И далее он подумал так: «Я хочу, чтобы в мой дворец [выпал] дождь из семи драгоценностей3».

И вот, о Ананда, едва лишь царь, Рожденный из макушки головы, подумал об этом, как в его дворец стал ниспадать дождь из семи драгоценностей, который шел в течение семи дней. После этого царь, Рожденный из макушки головы, [как-то раз] вновь предался таким размышлениям: «Я слышал о людях, живших в глубокой древности, жизнь которых длилась предельно долго, и кто был просветленным и мудрым. [Я] слышал, что есть [земли] Пурвавидеха, находящиеся под божественным покровительством, где злаки [произрастают] в избытке, урожаи обильны, а население многочисленно. Я хотел бы установить там свою власть».

И вот, о Ананда, царь, Рожденный из макушки головы, утвердился в своих помыслах. [А так как] из [земель] Джамбудвипа нельзя было увидеть [земли] Пурвавидеха, [то он] собрал свои четыре войска [и отправился с ними в путь]. Как только обитатели [земель] Пурвавидеха [еще] издали увидели, что царь, Рожденный из макушки головы, прибыл [к ним], они все вместе огромной толпой окружили его, и каждый из них держал в руках серебряную патру4, доверху наполненную золотом, или золотую патру, доверху наполненную серебром. Потом они приблизились к царю, Рожденному из макушки головы, приветствуя его такими словами: «Добро пожаловать, о великий царь! Отныне ты — великий царь [земель] Пурававидеха, находящихся под божественным покровительством, где злаки [произрастают] в избытке, урожаи обильны, а население многочисленно. Хотим, чтобы [ты], о великий царь, правил нами. Я и другие, все мы без исключения, [готовы] подчиниться великому царю!»

И вот, о Ананда, царь, Рожденный из макушки головы, установил там свое правление, и с тех пор минуло бессчетное число сотен и тысяч лет. И вот, о Ананда, великий царь, Рожденный из макушки головы, [как-то раз] вновь предался размышлениям: «Я владею землями Джамбудвипа, которые, как я этого и желал, находятся под божественным покровительством, где злаки [произрастают] в избытке, урожаи обильны, а население многочисленно. Я удостоился того, что в мой дворец в течение семи дней ниспадал дождь из семи драгоценностей. Теперь я владею краем Пурвавидеха, находящимся под божественным покровительством, где злаки [произрастают] в избытке, урожаи обильны, а население многочисленно. Я слышал, что люди, жившие в глубокой древности, жизнь которых длилась предельно долго, и кто был просветленным и мудрым, говорили о том, что есть государство Аварагодания, находящееся под божественным покровительством, где злаки [произрастают] в избытке, урожаи обильны, а население многочисленно». И [далее] царь подумал так: «Я хотел бы достигнуть границ [государства] Аварагодания и управлять его народом!»

И вот, о Ананда, царь, Рожденный из макушки головы, утвердился в своих помыслах. [А так как] из [земель] Пурвавидеха нельзя было [сразу же] попасть к границам [государства] Аварагодания, [то он] собрал свои четыре войска [и тронулся с ними в путь]. Как только [обитатели] Аварагодании [еще] издали увидели царя, Рожденного из макушки головы, каждый из них, держа в руках серебряную патру, доверху наполненную золотом, или золотую патру, доверху наполненную серебром, приблизился к царю, Рожденному из макушки головы, и, вручив ему [эти] дары, обратился к нему с такими словами: «Добро пожаловать, великий царь! Отныне ты — царь земель Аварагодании, которые находятся под божественным покровительством, где злаки [произрастают] в избытке, урожаи обильны, а население многочисленно. Хотим, чтобы великий царь стал управлять народом Аварагодании. Я и другие, все мы без исключения, [готовы] подчиниться великому царю!»

И вот, о Ананда, царь, Рожденный из макушки головы, стал править народом Аварагодании, и с тех пор минуло бессчетное число сотен и тысяч лет, бесчетное число десятков тысяч лет. И вот, о Ананда, царь, Рожденный из макушки головы, [как-то раз] вновь предался размышлениям: «Я владею землями Джамбудвипа, где злаки [произрастают] в избытке, урожаи обильны, а население многочисленно. В течение семи дней в мой дворец ниспадал дождь из семи драгоценностей. Еще [я] владею благословенным краем Пурвавидеха, где злаки [произрастают] в избытке, урожаи обильны, а население многочисленно. Еще [я] владею благословенным краем Аварагодания с многочисленным населением». И тогда царь, Рожденный из макушки головы, подумал так: «Я слышал, что люди, жившие в глубокой древности, жизнь которых длилась предельно долго, и кто был просветленным и мудрым, говорили о том, что есть благословенный край Уттаракуру с многочисленным населением. И все люди, населяющие это государство, каждый из них, независимо от того, хочет он этого или нет, обладает предельно долгой жизнью. А окончив земное существование, рождаются на небесах. [Они] питаются дикорастущим рисом. Одеваются в одежды из [пуха] алойного дерева». И царь, Рожденный из макушки головы, подумал так: «Я должен непременно воплотить в жизнь мои помыслы об установлении своей власти над Уттаракуру!»

И вот, о Ананда, царь, Рожденный из макушки головы, [вновь] собрал свои четыре войска и [тронулся с ними в путь], ибо из [земель] Аварагодании нельзя было [сразу же] достигнуть границ Уттаракуру.

И вот, царь, Рожденный из макушки головы, увидел вдали земли этого государства — равнину сплошь черно-зеленого цвета. Увидев [эту равнину черно-зеленого цвета], он спросил у свитских: «Вы, сударь, и другие, видите ли эту равнину черно-зеленого цвета? [Свитские] ответили: «Да, о Великий царь!» «Вы, сударь, и другие, хотите ли узнать, что это и есть алойные деревья5. Все без исключения живущие здесь люди носят одежды, [сделанные из пуха] алойных деревьев. Вы, сударь, и другие, тоже [должны] носить одежды, [сделанные из пуха] алойных деревьев».

И вот, царь, Рожденный из макушки головы, увидел земли чисто-белого цвета. [Он] вновь спросил у свитских: «Вы, сударь, и другие, видите ли эти земли белого [цвета]?» [Свитские] ответили: «Да, [о великий царь]!» «Это — дикий рис, сам по себе растущий и не имеющий ни оболочки, ни стеблей. Его не надо обмолачивать и не надо обвеивать. Аромат от него распространяется на сто йоджанов по ветру и на пятьдесят йоджанов против ветра. Он предельно благовонен и предельно прекрасен. Все живущие здесь люди питаются этим рисом. Истинный мудрец тоже должен есть этот рис».

И вот царь, Рожденный из макушки головы, увидел вдали равнину черно-зеленого цвета. Увидев ее, [он] спросил у свитских: «Вы, сударь, и другие видите ли эту [равнину] черно-зеленого цвета?» [Свитские] ответили: «Да, о великий царь!» «Это — [место], где повсюду [растет] трава Жу6, мягкая, словно перья павлина. Люди Уттаракуру все сидят на этой траве. Вы, сударь, и другие тоже должны сидеть на этой траве».

И вот, царь, Рожденный из макушки головы, увидел вдали городские стены [с] дозорными башнями и парапетами и, увидев их, [вновь] спросил у свитских: «Вы, сударь, и другие, видите ли эти дозорные башни и парапеты, [возвышающиеся посередине] равнины?» [Свитские] ответили: «Да, о великий царь!» «Это — место, где обитают люди Уттаракуру».

И вот, люди Уттаракуру издали увидели, что царь, Рожденный из макушки головы, прибыл. Держа в руках [кто] серебряную патру, доверху наполненную золотом, [кто] золотую патру, доверху наполненную серебром, [они] обратились к царю, Рожденному из макушки головы: «Добро пожаловать, великий царь! Отныне ты — царь благословенного края Уттаракуру, где злаки [произрастают] в избытке и народ процветает. Хотим, чтобы великий царь стал править народом Уттаракуру. Я и другие готовы беспрекословно следовать августейшим наставлениям».

И вот, о Ананда, царь, Рожденный из макушки головы, установил свою власть над народом Уттаракуру, и с тех пор минуло бессчетное число сотен и тысяч лет.

[Но] вот как-то раз царь, Рожденный из макушки головы, вновь предался размышлениям: «Мне подчиняются [обширные] земли, включающие благословенный край Джамбудвипу, где народ достиг [невиданного] процветания. В мой дворец в течение семи дней ниспадал дождь из семи драгоценностей. Я также владею благословенным краем Пурвавидеха, приведя [его] народ к процветанию. Я также владею благословенным краем Аварагодания, приведя [его] народ к процветанию. Я также владею благословенным краем Уттаракуру, приведя [его] народ к процветанию. Я слышал, что люди, жившие в глубокой древности, жизнь которых длилась предельно долго, и кто был просветленным и мудрым, говорили о том, что существует Тридцать третье небо, [у обитателей которого] жизнь длится предельно долго, а внешность — совершенно-прекрасная. [Ими] правит небесный [царь], именуемый Всеблагой владыка Индра. Я теперь непременно должен посетить Тридцать третье небо, дабы обрести все пять [небесных] качеств — небесное долголетие, небесную внешность, [возможность наслаждаться] небесными наслаждениями, небесные способности и небесное могущество7. Я сейчас же хочу попасть на Тридцать третье небо!»

И вот, о Ананда, царь, Рожденный из макушки головы, приступил к осуществлению своих помыслов. [А так как] из Уттаракуру нельзя было [сразу же] попасть на Тридцать третье небо, [то он] собрал свои четыре войска [и тронулся с ними в путь].

[Достигнув Тридцать третьего неба, царь, Рожденный из макушки головы], оказался в Зале Дхармы8. И когда Всеблагой владыка Индра [еще] издали увидел, что царь, Рожденный из макушки головы, прибыл, он обратился к нему с такими словами: «Добро пожаловать, великий царь! Можешь занять это место!».

И вот, о Ананда, царь, Рожденный из макушки головы, сел [на указанное ему] место. [Он] восседал рядом с [самим] Всеблагим владыкой Индрой. Оба царя рядом сидели, и не было между ними ни малейших различий. Их прекрасный облик ничем не отличался один от другого. И лишь их взор был разным9. И тогда царь, Рожденный из макушки головы, вновь предался размышлениям: «Я владею благословенным краем Джамбудвипа, приведя [его] народ к процветанию. В мой дворец в течение семи дней ниспадал дождь из семи драгоценностей. Еще [я] владею благословенным краем Пурвавидеха, приведя [его] народ к процветанию. Еще [я] владею благословенным краем Аварагодания, приведя [его] народ к процветанию. Еще [я] владею благословенным краем Уттаракуру, приведя [его] народ к процветанию. Теперь же [я] нахожусь на Тридцать третьем небе, [обитатели которого] живут предельно долго».

А в это время [боги Группы] Тридцати трех собрались в Зале Дхармы, каждый сев на [свое] место. И вот [боги Группы] Тридцати трех подумали: «Вот — царь, Рожденный из макушки головы. Он — владыка земель Джамбудвипа, осуществляющий управление [согласно] принципам Дхармы. [У него есть] семь сокровищ и тысяча сыновей. Он — [владыка], самый почитаемый [из всех царей] обитаемого мира10. [На протяжении всей своей жизни] управлял народами посредством принципов Дхармы, [никогда] не прибегая к силе оружия».

И вот, о Ананда, Всеблагой владыка Индра и царь, Рожденный из макушки головы, рядом бок о бок сидели. Два [существа] в человеческом [облике] вместе сидели, испуская одинаковое сияние. Их внешнии вид и все остальные детали их облика были одинаковыми. И лишь их взор различался.

Так вот, о Ананда, царь, Рожденный из макушки головы, добился исполнения всех своих пяти желаний, но [так и] не испытал радости от их удовлетворения. Минуло [еще] бессчетное число сотен и тысяч лет, бессчетное число десятков тысяч лет. И вот, о Ананда, царь, Рожденный из макушки головы, [как-то раз] вновь предавался размышлениям: «Мне подвластен весь обитаемый мир, начиная с благословенных земель Джамбудвипа, где народ достиг [невиданного] процветания. В мой дворец в течение семи дней ниспадал дождь из семи драгоценностей. Еще [я] владею благословенным краем Пурвавидеха, приведя [его] народ к процветанию. Еще [я] владею благословенным краем Аварагодания, приведя [его] народ к процветанию. Еще [я] владею благословенным краем Уттаракуру, приведя [его] народ к процветанию. Кроме того, я обладаю бесконечно долгой жизнью и сияющей внешностью, [которые доступны лишь обитателям Тридцать третьего неба]. Пребываю в Зале Дхармы, окруженном четырьмя парками. Что же это за парки? Вот — парк Нандана, парк Мишра, парк Парушья и парк Чайтраратха12. Это и есть четыре парка [Тридцать третьего неба]. Еще [здесь] есть Древо Ковидара13, все в пышном цвету. Исходящий от него аромат распространяется на сто йоджанов по ветру и на пятьдесят йоджанов против ветра. Это — место, где [боги Группы] Тридцати трех предаются чувственным наслаждениям и на протяжении четвертого месяца испытывают удовольствие от исполнения всех своих пяти желаний. А вот — Зал Дхармы, весь выложенный темно-синими каменьями14. Здесь восседает [сам] Небесный владыка. Его [дворец] окружает сто башен, все сделанные из семи драгоценностей. Каждая башня состоит из семисот палат15. В каждых палатах обитает по семьдесят семь нефритовых дев16. У каждой нефритовой девы по семьдесят семь прислужниц. И все они повинуются Всеблагому владыке Индре».

И вот, о Ананда, царь, Рожденный из макушки головы, подумал: «Я теперь должен сместить Всеблагого владыку Индру и установить собственное правление над [богами Группы] Тридцати трех и над всеми небесами».

И вот, о Ананда, едва лишь царь, Рожденный из макушки головы, утвердился в [этой своей] мысли, как прямо из [дворца], где он восседал [рядом] с Всеблагим владыкой Индрой, он очутился в [землях] Джамбудвипа. [Он] [попытался было] собрать свои четыре войска, но тела [его воинов], утративших божественные способности, были настолько измучены недугами, что люди [сами] мечтали о смерти. [Его] сокровище-чакра исчезла17. Сокровище-слон ушел из жизни18. Сокровище-конь тоже прекратил свое существование19. Сокровище-жена скончалась20. Сокровище-министр, управляющий казною, и сокровище-министр, управляющий войсками, тоже умерли.

И вот, о Ананда, все родичи21 царя, Рожденного из макушки головы, кто [уже давно] встал на путь познания Учения22, пришли к царю, Рожденному из макушки головы, обратившись к нему с такими словами: «Когда после смерти великого царя [соберутся] все [люди] нашего поколения и [захотят узнать], какова была предсмертная воля царя, Рожденного из макушки головы, высказанная им в ожидании смертного часа, я и другие, что должны будем им ответить?». И царь, Рожденный из макушки головы, ответил им так: «Если после моей смерти пришедшие [сюда] люди [захотят узнать], какова была предсмертная воля великого царя, Рожденного из макушки головы, высказанная им в ожидании смертного часа, то ты и другие должны будете сказать им следующее: «Великий царь Рожденный из макушки головы, стоял во главе всех четырех частей света и [даже смог] достигнуть Тридцать третьего неба.

[Но он] прошел свой жизненный путь, так и не испытав, вплоть до самой кончины, удовлетворения от исполнения своих пяти желаний!»

О Ананда! Вот почему, как ты и хотел это узнать, царь, Рожденный из макушки головы, отличаясь от всех прочих людей, тем не менее [как и они] так и не смог воплотить свои мечты. Я же, о Ананда, пребываю в этом телесном обличье, дабы проповедовать [всем живым существам] в соответствии с их возможностями23.

О Ананда, ты должен уяснить следующее. Находясь во власти пяти желаний и будучи не в состоянии их удовлетворить, [человек] оказывается охваченным суетными стремлениями, которые, все накапливаясь и накапливаясь [в нем], так [никогда] и не смогут быть полностью удовлетворенными24. То же, что [действительно] можно удовлетворить, — так это стремление [следовать] пути совершенных мудрецов, которое в конце концов обязательно будет удовлетворено!25» Завершая [свои наставления], Превосходнейший в мире продекламировал стих26:

Не деяния, [направленные на обретение] золота и богатства,
[А только] стремление к прозрению и постижению [истины]
[может быть] полностью удовлетворено.
[В мире людей] радость редка, и много страданий,
[И лишь] подлинно мудрый [способен] их избежать27.
Пребывая во власти пяти желаний,
Никогда не избавишься от привязанности к мирскому28,
[Но достаточно] освободиться от привязанности к мирскому, как обретаешь [истинное] блаженство29
Что [и надлежит] делать всем детям Будды30.
[Пусть] жажда к удовлетворению вкусовых ощущений [и вправду]31 составляет приятную сторону прожитых лет,
[Но] в конце концов она приведет прямо в адские земли.
Обуздав свои страсти, приведя их к покою,
Избавишься от страданий32.
Все, кто исповедует Учение, пройдя через циклы новых жизней и смертей,
Непременно придут к завершению новых рождений.
Рожденье за рожденьем исчерпают [число] возвращений
И, претерпев уничтожение, [вступят в состояние] наивысшего блаженства33

Достопочтенный Ананда внимал речам Будды. И возрадовался он.

(На этом заканчивается «Сутра о словах Будды о древних деяниях царя, Рожденного из макушки головы»).

ПРИМЕЧАНИЯ К ПЕРЕВОДУ

«Сутры о словах Будды о древних деяниях царя, Рожденного из макушки головы»

Перевод выполнен по изданию: Трипитака. Т. 1. С. 822—824.

1 Бхагаван (кит. Поцзяпо 婆伽婆)— досл. «Благословенный, «Блаженный», «Наделенный благой долей» — один из наиболее распространенных эпитетов Будды.

Благословенные земли — в оригинале употреблена фраза ю ли ши шэнь цзу 有力勢神足, досл. «имеющий потенциальную силу божественной стопы». Сочетание шэнь цзу 神足 («божественная стопа») в китайском языке обозначало сверхъестественные способности существ, принадлежащих к неземному миру, а в китайско-буддийском терминологическом аппарате использовалось в качестве термина, передающего одну из шести способностей будд — так называемую «легкость божественных стоп», означающую способность будд мгновенно переноситься из одного места в другое. В данном случае это сочетание имеет, видимо, нетипичное для китайского и китайско-буддийского языка значение — «находиться под божественной стопой» (то есть под покровительством высших сил).

3 Семь драгоценностей — ци бао 七寳 — см. примечание № 16 к переводу «Сутры о словах Будды о царе Вэньтоцзе».

Патра — специальная чашка для еды и милостыни, служившая в буддийской культуре специфической принадлежностью монашествующего.

5Алойное дерево — специфическое индийское растение (санскр. карпаса), цветы которого дают пух, наподобие тополиного пуха, из которого можно изготовить волокно для пряжи.

6 Трава Жу — жу цао 濡草 (досл. «мягкая трава») — специфическое сочетание, встречающееся только в переводах буддийских текстов и в приложении к траве, растущей на континенте Уттаракуру. Наиболее подробное описание травы Жу содержится в разделе «Записи о мире» свода «Чжан э хань цзин». Там сообщается, что эта трава отличается насыщенным сине-зеленым цветом и необыкновенной гибкостью и мягкостью. Каждая травинка образует отдельный завиток, завивающийся вправо (ср. с описанием волос на теле великой личности) и подобный перу павлина.

7 Пять [небесных] качеств — в тексте употреблено нестандартное для китайского и китайско-буддийского языка сочетание у чу 五處, досл. «пять местоположений», при интерпретации и переводе которого мы исходили из общего содержания данного фрагмента. Небесное долголетие — дословный перевод употребленного в тексте сочетания тянь шоу 天壽. Небесная внешность — тянь сэ 天色, досл. «небесная телесная форма» («небесный внешний вид») — речь, видимо, идет либо о совершенстве внешнего облика богов Группы Тридцати трех, либо их способности, о чем говорится, например, в «Энциклопедии Абхидхармы», рождаться уже с развитыми телами и в одежде. Небесные наслаждения — дословный перевод употребленного в тексте сочетания тянь лэ 天樂. Речь, видимо, идет о способности божественных персонажей к чувственным наслаждениям, которой, согласно «Энциклопедии Абхидрхамы», обладают только представители шести классов богов, относящихся к Группе Тридцати трех, которые, как и люди, предаются любви посредством соединения. Небесные способности — тянь шэнь цзу 天神足, досл. «небесная божественная стопа», где сочетание шэнь цзу («божественная стопа») в данном случае понимается нами в его буддийском значении (см. примечание № 2). Небесное могущество — в тексте употреблено сочетание тянь цзэн шан 天增上, досл. «небесное совершенство», где бином цзэн шан 增上 имеет в китайско-буддийском терминологическом аппарате стандартное значение, передавая внутреннее могущество живого существа или Учения.

8 Зал Дхармы — см. примечание № 22 к переводу «Сутры о четырех континентах».

9 И лишь их взор был разным — см. примечание № 26 к переводу «Сутры о четырех континентах».

10 Обитаемый мир — в тексте употреблено трехсловное сочетание сы цзин цзе 四境界, досл. «четыре границы», посредством которого в китайском литературном языке устойчиво передавалось понятие «весь мир». Не исключено, что в данном случае имеются в виду конкретно четыре континента буддийской космографии, каждый из которых определялся ранее как цзин цзе 境界 (или — цзе 界), то есть «край».

11 Два [существа] в человеческом [облике] — литературный перевод употребленного в тексте сочетания эр жэнь 二人, досл. «два человека».

12 В тексте перечисляются четыре божественных парка, которые, согласно индо-буддийским мифологическим представлениям, находились на горе Сумеру и окружали резиденцию Индры с четырех частей света: парк Нандана — с востока, парк Мишра — с севера, парк Парушья — с юга, парк Чайтрарахта — с запада. В тексте санскритские названия этих парков передаются посредством следующих сочетаний: парк Нандана — Наньтаньхуаньюань 難檀桓園, досл. «Сад сандаловых деревьев», вместо более принятого в китайских переводах термина Чжунчэюань 眾車苑, досл. «Сад собрания колесниц», который проистекает из представлений об этом парке как месте отдохновения Индры и богов Группы Тридцати трех, куда они прибывают на множестве колесниц, украшенных драгоценными каменьями. Парк Мишра — Баоцайюань 寳綵園, досл. «Сад драгоценного разноцветья», более принятые варианты — Силиньюань 喜林苑 (досл. «Лес радости») или Хуаньсиюань 歡喜苑 («Сад радости и наслаждений»). Парк Парушья — Цуцзяньюань 麁堅園, досл. «Сад [избавления] от дурных [желаний]», что также соответствует индо-буддийским представлениям нем. Более распространенные варианты названия – Цуэюань 粗惡苑 («Сад избавления от зла») и Цусэюань粗澁苑 («Сад очищения [от зла]»). Парк Чайтрарахта — Цзачжуньюань 雜種園, досл. «Сад [из] различных деревьев».

13 Древо Ковидара — см. примечание № 20 к переводу «Сутры о четырех континентах».

14 Темно-синие каменья — цин лю ли 青琉璃, видимо, речь идет о лазурите. См. примечания № 16 к переводу «Сутры о словах Будды о царе Веньтоцзе».

15 Палаты — в тексте употреблен иероглиф гэ 閣, который использовался в китайском языке для обозначения различных типов построек, в том числе и дворцовых покоев, специально предназначенных для проживания там женщин. В этом случае он обычно переводится в отечественной китаеведческой литературе как «терем».

16 Нефритовые девы — юй нюй 玉女 — принятое в китайской культуре обозначение дев-небожительниц. Подробно см. предисловие.

17 Исчезла — в тексте употреблен иероглиф ме 滅, который мог употребляться в китайских переводах в качестве категориального термина, передающего понятия уничтожения-ниродха (см. примечание № 41 к переводу «Сутры о царе-Чакравартине»). Однако в данном случае он явно используется в его собственно китайском значении — как словозаместитель слова «смерть».

18 Ушел из жизни — мин го 命過, досл. «судьба» (жизненный путь пройден).

19 Прекратил свое существование — в тексте употреблен иероглиф чжун 終, основные словарные значения которого — «конец», «окончание».

20 Скончалась — мин чжун 命終, досл. «судьба (жизненный путь) закончилась».

21 Все родичи — в тексте употреблено нестандартное для китайского и китайско-буддийского языка сочетание у чжун цинь 五種親 (досл. «пять видов родственников»), которое может быть понято в качестве варианта терминологических сочетаний у цинь 五親 («пять родственников») или у чжун син 五種性 (досл. «пять типов живых [существо]»), посредством первого из которых в китайском языке определялись представители пяти поколений Эго (то есть весь круг сородичей, составляющих данный клан), а второго — пять категорий живых существ, могущих достигнуть состояния будды.

22 Встал на пути познания Учения — в тексте употреблено сочетание си юнь цзи 悉云集, являющееся вариантом стандартного термина си тань цзи 悉檀/曇集, передающего так называемый «подвиг постижения Учения» (от санскр. сиддханта).

23 В этом телесном обличии — во шэнь 我身 (досл. «мое тело») — см. примечание № 22 к переводу «Сутры о словах Будды о царе Вэньтоцзе». Дабы проповедовать в тексте употреблено терминологическое сочетание фан бянь 方便, использовавшееся в китайско-буддийском языке для передачи идеи проповеди Учения применительно к местным условиям.

24 В данном фрагменте в образной форме излагается один из важнейших буддийских постулатов, утверждающий, что сознание, подверженное притоку эмоций и аффектов, порождает в себе привязанность к чувственному опыту, тем самым еще более углубляясь в сансарическое бытие.

25 Совершенные мудрецы — в тексте употреблены иероглифы сянь 賢 и шэн 聖, прилагавшиеся в китайско-буддийском терминологическом аппарате к высшим буддийским личностям — архатам и буддам (см. примечание № 7 к переводу «Сутры о Тридцати двух признаках»).

26 Стих — в данном случае поэтический текст определяется как гата (кит. цзе 偈) — исходно одна из жанровых разновидностей индийской поэзии, представляющая собой гимн в форме четверостишия.

27 Подлинно мудрый — в тексте употреблен иероглиф чжи 智 (досл. «мудрость», «знание»), посредством которого в ранних буддийских переводах мог определяться один из типов буддийских личностей — последователь Учения, достойный быть примером для других, а потому способный исполнять функции наставника.

28 Привязанность к мирскому — одно из стандартных буддийских значений иероглифа ай 愛 («любить», «любовь»). См. примечание № 32 к переводу «Сутры о четырех континентах».

29 [Истинное] блаженство — одно из стандартных буддийских значений иероглифа лэ樂 («радость»). См. примечание № 39 к переводу «Сутры о царе-Чакравартине ».

30 Дети Будды — в тексте употреблено терминологическое сочетание сань фо ди цзы 三佛弟子, досл, «трое старших и младших сыновей Будды», передающее типологию живых существ, исходя из их отношения к Учению. Миряне, еще не вступившие на путь познания Учения, определяются в ней как «приемные дети Будды». Буддийские адепты — как «сыновья Будды от младших жен». Бодхисаттвы — как «истинные сыновья Будды».

31 Жажда к удовлетворению вкусовых ощущений — ши юй 食欲, см. примечание № 27 к переводу «Сутры о четырех континентах».

32 Приведя их к покою — в тексте употреблен иероглиф ань 安 (досл. «покой», «мир»), о значениях которого как буддийского термина см., например, примечание № 35 к переводу «Сутры о четырех континентах».

33  Претерпев уничтожение — в тексте употреблен иероглиф ме 滅 («исчезать»), о значениях которого как буддийского термина см. примечание № 41 к переводу «Сутры о царе-Чакравартине».

 [Вверх ↑]
[Оглавление]
 
 

Новые публикации на Синологии.Ру

Вечер памяти профессора Тань Аошуан
Анализ русского перевода танской поэзии в герменевтическом аспекте Дж. Стайнера (на примере цзюэ-цзюй Бо Цзюй-и)
Поздравление Юрия Владимировича Чудодеева с 90-летним юбилеем
Особенности перевода на китайский язык некоторых терминов русской религиозной философии в XXI в.
Визуальное оперирование письменными знаками в китайской культуре: от традиции к кибер-культуре


© Copyright 2009-2022. Использование материалов по согласованию с администрацией сайта.