Синология.Ру

Тематический раздел


Кравцова М.Е.

Буддизм как социальный и культурный феномен китайского общества

II. 1. СУТРА О СЛОВАХ БУДДЫ О ЦАРЕ ВЭНЬТОЦЗЕ

«Фо Шо Вэньтоцзе Ван Цзин»[1]

Так я слышал.

Когда [Будда[|Будда]] пребывал в стране Шэвэй и находился в садах Джэта, [достопочтенный] Ананда, сидя в уединенном месте, предавался размышлениям1. [Он думал о том], что среди людей, живущих в профаническом мире, мало таких, кто добивается исполнения всех своих пяти желаний2. И много таких, кто вплоть до самой кончины так и не познал [чувство] удовлетворения [от исполнения своих желаний]. Во второй половине дня [достопочтенный Ананда] отправился к Будде и, совершив [надлежащую] церемонию [приветствия]3, обратился к нему с такими словами: «Я сегодня, сидя в уединенном месте, предавался размышлениям о том, что среди людей, живущих в профаническом мире, мало таких, кто добился исполнения пяти желаний, и много таких, кто вплоть до самой кончины, так и не познал [чувство] удовлетворения [от исполнения своих желаний]».

Будда сказал: «Верно говоришь, о Ананда! Среди людей, живущих в профаническом мире, [действительно] мало таких, кто добился исполнения всех своих пяти желаний, и много таких, кто вплоть до самой кончины так и не познал [чувство] удоволетворения [от исполнения своих желаний]. Почему же так происходит?

Некогда в древности жил царь по имени Вэньтоцзе. Он родился из макушки головы своей матери, а потому его имя так и записывалось — Вэньтоцзе — [Рожденный из макушки головы]4. Впоследствии он стал царем-Чакравартином, которому подчинялись восточные, западные, южные и северные [земли]. Он имел семь сокровищ. Первое — сокровище-золотая чакра, второе — сокровище-белый слон, третье — сокровище черно-зеленый конь, четвертое — сокровище-ярко-лунная жемчужина, пятое — сокровище-жена, нефритовая дева, шестое — сокровище-министр, ведающий казною, седьмое — сокровище-министр, ведающий войсками. Это и есть семь сокровищ царя-Чакравартина. [Он] осуществлял правление [посредством] человеколюбия и мудрости5, твердо придерживаясь принципов Дхармы и не нанося вреда [никому из] десяти тысяч [подвластных ему] народов. Имел тысячу сыновей, внешне прекрасных собою, обладавших высочайшими достоинствами, мужественных и отважных. [А потому] все четыре стороны света подчинялись ему. [Вот так он] правил в течение многих тысяч лет, пока в голову ему не пришла такая мысль: «Я владычествую над всеми четырьмя частями света, где народ процветает, злаки дают обильные урожаи, и [все] люди живут в неимоверном богатстве». Тут он сказал самому себе: «У меня есть тысяча сыновей, внешне прекрасных собою, обладающих высочайшими достоинствами, мужественных и отважных. Вот если бы Небо ниспослало мне дождь из золотых и серебряных слитков, который бы шел мне на радость в течение семи дней и семи ночей!»

Небо вняло его словам и исполнило его желание, ниспослав дождь из золотых и серебряных слитков, который шел в течение семи дней и семи ночей. Видя, что в течение семи дней и семи ночей [в его дворец] ниспадает с неба дождь из золотых и серебряных слитков, царь [Вэньтоцзе] испытал чувство великого счастья, приведя в состояние радости всех остальных, [и так продолжалось еще] многие тысячи лет. А потом [царь вновь] сказал сам себе: «Я владычествую над всеми четырьмя частями света. У меня есть семь сокровищ и тысяча сыновей. Я добился всего, что только пожелал. Даже Небо не отказалось исполнить мое желание и ниспослало мне дождь из золотых и серебряных слитков, который шел в течение семи дней и семи ночей».

[В то время] царь Вэньтоцзе прослышал, что на юге есть государство Джамбудвипа, где народ процветает, находясь в состоянии великой радости. Царь возжелал попасть туда и, укрепившись в своих помыслах, взял семь сокровищ и вместе с четырьмя войсками отправился в путешествие-полет6. Страна Джамбудвипа простиралась на 280 тысяч ли7. Как только жители этой страны увидели царя [Вэньтоцзе], они сразу же подчинились его власти. Царь стал осуществлять там правление, творя [лишь] добро, чем и добился того, что [все его подданные] жили в неимоверном богатстве.

В стране Аварагодания8 [царь Вэньтоцзе] провел [еще] многие тысячи лет. А потом он вновь подумал: «Я владею великой страной, находящейся на западе и называемой Аварагодания, [земли] которой простираются на 320 тысяч ли9. Я имею семь сокровищ. Небо ниспослало мне дождь из золотых и серебряных слитков, который шел в течение семи дней и ночей. [А еще] я владею страной Джамбудвипа, [земли] которой простираются на 280 тысяч ли».

[В то время] царь [Вэньтоцзе] прослышал о том, что на востоке есть страна Пурвавидеха, где народ процветает, злаки дают обильные урожаи, и [обитатели] всей страны пребывают в состоянии великой радости. Царь возжелал попасть туда и, укрепившись в своих помыслах, взял семь сокровищ и вместе с четырьмя войсками отправился в путешествие-полет. Правитель этй страны вместе со всеми своими подданными с готовностью подчинились [царю Вэньтоцзе]. Царь [Вэньтоцзе] установил там правление, соответствующее принципам Дхармы, и так продолжалось в течение [еще] многих тысяч лет.

А потом царь [Вэньтоцзе] вновь подумал: «Я владею страною Джамбудвипа, [земли] которой простираются на 280 тысяч ли. Я владею страною Аварагодання, [земли] которой простираются на 320 тысяч ли. Я владею страною Пурвавидеха, [земли] которой простираются на 360 тысяч ли10.

[В то время] царь [Вэньтоцзе] прослышал о том, что на севере есть край Уттаракуру, где народ процветает, находясь в состоянии великой радости. Царь возжелал попасть туда. В этом краю не было бедных и немощных, не было здоровяков и хворых, сильных и слабых, не было рабов и господ11. Все [его обитатели] были совершенно одинаковые. Все его обитатели, включая простолюдинов и чиновников, питались дикорастущим рисом и одевались в самопоявляющиеся одежды, разукрашенные драгоценными каменьями12. Укрепившись в своих помыслах, царь [Вэньтоцзе] взял семь сокровищ и вместе с четырьмя войсками отправился в путешествие-полет и достиг границ страны Уттаракуру. Вдали [они] увидели равнину синего цвета, подобного цвету перьев зимородка, и царь спросил у свитских: «Ты и другие видите ли эту равнину синего цвета, подобного цвету перьев зимородка?» Свитские ответили: «Разумеется, видим!» Царь сказал [им]: «Это и есть край Уттаракуру». Царь [со свитскими] продолжили свой путь и вновь увидели равнину белого [цвета], словно снег. Царь спросил у свитских: «Ты и другие видите ли эту равнину белого [цвета], словно снег?» Свитские ответили: «Разумеется, видим!» Царь сказал [им]: «Это и есть земли Уттаракуру, на которых растет дикий рис, употребляемый в пищу. Ты и другие обязательно должны отведать его». [Они] последовали далее и вновь увидели вдали драгоценные деревья [с] сотнями разновидностей одеяний, которые были увешаны золотыми и серебряными [украшениями], нефритовыми кольцами и подвесками, ожерельями из самоцветов. Царь спросил у свитских: «Ты и другие видите ли эти драгоценные деревья?» Свитские ответили: «Разумеется, видим!» Царь сказал: «Это и есть деревья [с] сотнями разновидностей одеяний, деревья с золотыми и серебряными [украшениями], нефритовыми кольцами и подвесками, ожерельями из самоцветов. Ты и другие обязательно должны облачиться в эти одеяния». Царь [со свитскими] последовали дальше, наконец-то достигнув [столицы] государства Уттаракуру. Жители [Уттаракуру] сразу же подчинились ему, и царь [Вэньтоцзе] повелевал [страною] Уттаракуру в течение [многих] последующих тысяч лет.

А потом он вновь подумал: «Я владею страною Джамбудвипа, страною Авараго дания, страною Пурвавидеха и страною Уттаракуру, [земли] которой простираются на 400 тысяч ли14». [И теперь] царь [Вэньтоцзе] возжелал подняться на великую гору Сумеру13 и попасть в обитель Небесного владыки Индры. Укрепившись в своих помыслах, царь взял семь сокровищ и вместе со всеми чиновниками отправился на вершину горы Сумеру. Вот он очутился перед дворцом Небесного владьжи Индры. [Небесный владыка] Индра [еще] издали увидел, что царь Вэньтоцзе прибывает, и [теперь], встав [со своего места], приветствовал его такими словами: «[Я] много слышал о [Ваших] достоинствах и добродетелях и давно уже хотел встретиться с Вами. Добро пожаловать тот, кто [обладает] человеколюбием!» [Он] пригласил [царя Вэньтоцзе] сесть вместе [с собою], а сам занял место рядом с ним. Так они и сидели, любуясь на находившихся слева и справа от них нефритовых дев, кто прислуживали [обитателям] небес. Все чертоги [небесного] дворца [были украшены] семью драгоценностями: золотом, серебром, лазуритом, горным хрусталем, кораллами, янтарем и перламутром16. И, видя все это, [царь Вэньтоцзе] подумал: «Я владею странами Джамбудвипа, Авараго дания, Пурвавидеха и Уттаракуру. В мой дворец в течение семи дней и семи ночей ниспадал дождь из золотых и серебряных слитков». И царь Вэньтоцзе сказал самому себе: «Вот если бы Небесный владыка Индра скончался! Я хочу занять его место и управлять небесами, подобно тому, как ранее я повелевал всем поднебесным миром!»

Едва лишь царь укрепился в своих помыслах, как лишился [всех своих] божественных [способностей] и вновь оказался на земле17. Он лежал на ложе, измученный недугами. Царь призвал к себе свитских и челядь. Они собрались у ложа царя [Вэньтоцзе] и спросили, каким будет его предсмертный наказ18. Царь сказалим: «Ты и другие спрашиваете [вашего] повелителя, каким будет его предсмертный наказ. Тебе и другим я скажу следующее: «Я, царь [Вэньтоцзе], некогда повелевал всеми четырьмя частями света. Небо ниспослало мне дождь из золотых и серебряных слитков, который шел в течение семи дней и семи ночей. [Я], царь [Вэньтоцзе] имел тысячу сыновей и семь сокровищ, обладавших [чудесною] силой полета. [Я], царь [Вэньтоцзе], поднялся на Тридцать третье небо, и сам Небесный владыка Индра поднялся [со своего места], дабы поприветствовать меня, а затем усадил [меня] рядом с собою. [Но я] возжелал занять место [самого] Небесного владыки Индры, и стоило только мне укрепиться в этом помысле, как вновь оказался [здесь], на земле. И вот [лежу перед вами], измученный недугами, [и могу лишь] произнести слова раскаяния [в содеянном]».

[Воистину происходит так], что люди умирают, так и не испытав [чувства] удовлетворения [от исполнения своих желаний]. И как мало тех, кто познал [чувство] удовлетворения [от исполнения своих желаний]. [Однако], как это говорится в священных текстах19, не нужно считать [подлинной ценностью] дождь из золотых и серебряных слитков, ниспадающий в течение семи дней и семи ночей, ибо в действительности он ничего не дает [людям], и реальная польза от него так мала! Ведь эти сокровища в большинстве своем [вскоре] иссякнут. [Желание] восседать рядом с Небесным владыкой Индрой тоже [на самом деле] неосуществимо20. [Истинная цель] бытия человеческого существа заключается в том, чтобы, неуклонно постигая Путь, обрести состояние «вошедшего в течение», вступить в состояние того, «кто вернется еще один раз», обрести последнее новое рождение, достигнуть состояния архата и стать пратьека-буддой21. [Только] достигнув конца пути, пройденного Буддой, [можно] обрести [подлинное] удовлетворение!»

[Заканчивая проповедь], Будда дал [достопочтенному] Ананде следующее наставление: «Повествуя [другим людям] о царе Вэньтоцзе, [тебе надлежит поведать о том], что такое есть я, пребывающий в этом телесном обличии!»22

Вот что поведал Будда. [Достопочтенный] Ананда возрадовался [его речам] и совершил церемонию [прощания].

(На этом заканчивается «Сутра о словах Будды о царе Вэньтоцзе»).

ПРИМЕЧАНИЯ

к переводу «Сутры о словах Будды о царе Вэньтоцзе»

Перевод выполнен по изданию: Трипитака. Г. 1. С. 824—825.

Страна Шэвэй, сады Джэта — см. примечания № 2, 3 к переводу «Сутры о тридцати двух признаках». Ананда — см. примечание № 1 к переводу «Сутры о четырех континентах». Уединенное место — пин чу 屏處 (досл. «место за ширмой») — принятое в китайском языке образное обозначение уединения человека для интеллектуальных занятий (например, чтения книг) или духовного совершенствования (медитативного сосредоточения).

Люди, живущие в профаническом мире — ши цзянь жэнь 世間人 — нестандартный вариант терминологического бинома ши жэнь 世人 — см. примечание № 2 к переводу «Сутры о четырех континентах». Пять желаний — у со сы 五所思, досл. «пять тех, о чем думаешь» — нестандартный вариант терминологического бинома у юй 五欲 («пять желаний», «пять видов жажды») — см. примечание № 3, № 2 к переводу «Сутры о четырех континентах».

Совершив [надлежащую] церемонию [приветствия] — вэй фо цзо ли 為佛作禮, досл. «для Будды исполнил церемонию (ритуал)».

Во всех остальных текстах на тему деяний царя Мурдхатата, если говорится о его рождении, то сообщается, что он появился на свет из головы своего отца, а не матери.

5 Человеколюбие и мудрость — в тексте употреблено сочетание жэнь сянь 仁賢, где иероглиф сянь 賢 есть обозначение особого типа личности (см. примечание № 7 к переводу «Сутры о тридцати двух признаках»), а иероглиф жэнь 仁 («человеколюбие», «гуманность») относится к числу важнейших китайских этических категориальных терминов. В китайско-буддийском терминологическом аппарате он использовался в сходном по смыслу значении (принятый перевод «человеколюбие») и входит в стандартный бином жэнь ван 仁王(досл. «человеколюбивый царь»), посредством которого определяются 16 древнеиндийских правителей. Жэнь-ван 仁王 — Царь человеколюбия — является одним из эпитетов самого Будды. Не нанося вреда — в тексте употреблено сочетание фань жао 煩擾 (досл. «беспокоить», «тревожить»), которое в китайском языке использовалось в качестве терминологического бинома, посредством которого характеризовалось правильное правление. Десять тысяч народов — вань минь 萬民 — принятая в китайском языке лексическая формула, передающая все народонаселение как собственной страны, так и других государств и земель.

Отправился в путешествие-полет — фэй дао 飛到, досл. «полетел», что, напомним, соответствует принятым представлениям о сверхъестественных свойствах чакры, способной переносить по воздуху царя-Чакравартина и его армии.

Ли — китайская погонная мера, равная приблизительно 500 м. В буддийской литературе существует несколько версий размеров и очертаний континента Джамбудвипа. Так, в «Трех мирах короля Руана» говорится, что он имеет форму круга с длиной окружности в 30 000 или 30 000 йоджанов. В «Энциклопедии Абхидхармы» — что он имеет форму колесницы, три его стороны достигают 2000 йоджанов в длину, а четвертая — 3000 йоджанов.

Фрагмент, в котором бы рассказывалось о том, почему и как царь Вэньтоцзе оказался на континенте Аварагодания, в тексте отсутствует.

В «Трех мирах короля Руана» форма континента Аварагодания определяется как форма полумесяца с длиной по периметру в 22 500 йоджанов и по ширине в 9000 йоджанов. В «Энциклопедии Абхидхармы» — как круг, полная длина окружности которого составляет 7500 йоджанов.

10   В «Энциклопедии Абхидхармы» говорится, что континент Пурвавидеха имеет форму полумесяца, три стороны которого достигают в длину 2000 йоджанов, а четвертая — 350 йоджанов. В «Трех мирах короля Руана» форма этого континента не оговаривается, а его размеры указываются в 7000 йоджанов по ширине и 21 000 йоджанов по длине окружности. Подобные разночтения свидетельствуют о том, что в определенный период в буддийской традиции еще не было нормативных представлений о форме и размерах главных континентов индо-буддийской космографии.

11 Рабов и господ — в тексте употреблены принятые в китайском языке терминологические сочетания ну би 奴婢 и цзунь бэй 尊卑, словарные значения которых «раб и рабыня» и «благородные и худородные».

12 Самопоявляющиеся одежды — дословный перевод оригинального отрывка — цзы жань и фу 自然衣服. Драгоценные каменья — в тексте употреблено сочетание чжэнь бао 珍寶(досл. «сокровище», «драгоценность»), которое в китайском языке могло прилагаться как к природным материалам, так и к ювелирным изделиям.

13 Примечательно, что в тексте перечисляются ювелирные изделия, принадлежащие собственно китайской (а не индо-буддийской) культуре: би 壁 — нефритовое плоское кольцо, являющееся одним из ритуально-церемониальных предметов; хуань 環 — разновидность нефритовых подвесок для одеяний высокопоставленных персон; ин ло 瓔珞 — ожерелье из нефритовых бусин, подвесок и жемчужного низанья.

14  В «Трех мирах короля Руана» континент Уттаракуру определялся как четырехугольник с длиной в 32 000 йоджанов по периметру. В «Энциклопедии Абхидхармы» — тоже как четырехугольник, но с длиной по периметру в 8000 йоджанов.

15 Великая гора Сумеру — в тексте гора Сумеру определяется как сюй ми сы бао шань ван 須彌四寳山王 — «Царь-гора Сумеру из четырех драгоценностей», что проистекает из принятых в индо-буддийской мифологии представлений об этой горе: ее южная, северная, восточная и западная стороны мыслились состоящими из лазурита, хрусталя, серебра и золота.

16 Семь драгоценностей — нормативный для индо-буддийской культуры набор драгоценных металлов, минералов и материалов органического происхождения, который в китайском языке передается посредством того же, что и семь сокровищ царя-Чакравартина, терминологического сочетания — ци бао 七寳. В этот набор входят: золото (кит. цзинь 金), серебро (кит. инь 銀), лазурит (кит. лю ли 琉璃), хрусталь (кит. шуй цзин 水晶), перламутр или раковины тридахны (кит. чэцюй 硨磲), красный жемчуг (кит. чичжу 赤珠 или чжэнь чжу 真珠, досл. «истинная жемчужина») и агат (кит. ма нао 瑪瑙). В китайско-буддийской традиции имелись и другие варианты этого набора, где вместо трех последних из перечисленных драгоценностей фигурируют коралл (кит. шань ху 珊瑚), биотит (кит. мэй гуй 玫瑰) и янтарь (кит. ху по 琥珀).

17 Оказался на земле — лай хуань цзай тянь ся 來還在天下, досл. «вернулся в поднебесный [мир]».

18  Предсмертный наказ — в тексте употреблено терминологическое сочетание и янь 遺言, посредством которого в китайском языке обозначалось предсмертное завещание, сделанное в устной форме.

19Священные тексты — в тексте употреблен иероглиф цзин 經 — см. примечание № 20 к переводу «Сутры о царе-Чакравартине».

20  Неосуществимо — в тексте употреблено сочетание бу цзу 不足, имеющее в китайском языке два основных словарных значения: «не стоит [внимания]», «не заслуживает» и «нельзя», «невозможно». Поэтому не исключен и другой смысловой вариант этой строки: «[желание] восседать не заслуживает того, чтобы [об этом думать (размышлять)]»

21 Неуклонно постигая Путь — в тексте употреблено сочетание цю дао 求道, где основные словарные значения иероглифа цю 求 — «жадно стремиться к чему-либо», «добиваться», «вникать в». О понятийном ареале иероглифа дао 道 в китайско-буддийском термнологическом аппарате см. примечание № 18 к переводу «Сутры о тридцати двух признаках» «Вошедший в течение» — срота-апанна (кит. сюйтохуань 須陀洹) — одно из четырех состояний (кит. сы дао 四道, досл. «четыре пути») на пути к нирване и одновременно первый из так называемых «четырех рангов святости» (кит. сы сянь цзи 四向及). Всего этот путь подразделяется в буддийской теоретико-философской мысли и психотехнике на пять основных этапов. Первые два из них определяются как «подготовительный путь» и «путь усиления», а находящаяся на них личность относится еще к состоянию «простого человека» (притхаг джана). Третий этап — «путь познания» (даршана-марга) — связывается с началом понимания личностью «четырех благородных истин» («истины страдания» — дукгха, «истины возникновения страдания», «истины прекращения страдания» и «истины пути»). Состояние «вошедшего в течение» является одновременно заключительной ступенью «пути познания», состоящего всего из десяти ступеней, и начальной ступенью четвертого этапа — «пути практики» (бхавана-марга). Так как личности, достигшей данного состояния, уже не грозит опасность снова впасть в число «простых людей», оно определяется также как «обретение первого плода на пути к успокоению». Однако сроте-аппане предстоит пройти еще через несколько новых рождений, прежде чем он сможет достигнуть второго состояния на «пути практики». «Тот, кто вернется еще один раз» — сакридагамин (кит. сытохань 斯陀含) — второе состояние на «пути практики», определяемое также как «обретение второго плода на пути к успокоению». Личности, достигшей данного состояния, остается всего одно новое рождение до полного выпадения из сансарического бытия. Одновременно данное состояние соответствует низшей ступени «пути практики» — «ступени желаний» (кама-дхату). Обрести последнее новое рождение — анагамин (см. примечание № 46 к переводу «Сутры о царе-Чакравартине»). Это состояние определяется также как «обретший третий плод на пути к успокоению». Достигшая его личность вступает в свое последнее новое рождение, после которого она уже полностью выпадает из сансарического бытия. Одновременно анагамин считается покинувшим «ступень желаний» и транформирующимся в существо первой степени транса или первой категории «второй ступени развития» (рупа-дхату), что означает наступление для него «пути практики» в пределах двух высших ступеней этого этапа.Архат — см. примечание № 49 к переводу «Сутры о царе-Чакравартине». Пратьека-будда (кит. пичжифо 辟支佛, досл. «обособленно-просветленный») — существо или состояние личности, согласно Хинаяне, достигнувшее нирваны самостоятельно, без связи с буддийской общиной. Пратьека-будды не проповедуют Учение.

22 Пребывающий в этом телесном обличии — употребленное в тексте сочетание ши во шэнь е 是我身也является, видимо, нестандартным терминологическим вариантом передачи «превращенного тела» Будды, в котором он являет себя в чувственный мир (см. примечание № 20 к переводу «Сутры о тридцати двух признаках».



  1. II. СУТРЫ НА ТЕМУ ДЕЯНИЙ ЦАРЯ МУРДХАГАТА
 [Вверх ↑]
[Оглавление]
 
 

Новые публикации на Синологии.Ру

Вечер памяти профессора Тань Аошуан
Анализ русского перевода танской поэзии в герменевтическом аспекте Дж. Стайнера (на примере цзюэ-цзюй Бо Цзюй-и)
Поздравление Юрия Владимировича Чудодеева с 90-летним юбилеем
Особенности перевода на китайский язык некоторых терминов русской религиозной философии в XXI в.
Визуальное оперирование письменными знаками в китайской культуре: от традиции к кибер-культуре


© Copyright 2009-2022. Использование материалов по согласованию с администрацией сайта.