Синология.Ру

Тематический раздел


Кравцова М.Е.

Буддизм как социальный и культурный феномен китайского общества

I. 2. СУТРА О ЧЕТЫРЕХ КОНТИНЕНТАХ

«Сы Чжоу Цзин»

Так я слышал.

В то время, когда Будда посетил страну Шэвэй и пребывал в одиночестве в садах Шэнлинь, как-то раз достопочтеннейший Ананда находился в состоянии духовного покоя и сосредоточения1. Недвижно сидя, он предавался размышлениям и думал вот о чем:

Людям, живущим в профаническом мире, доступно лишь малое2. В жажде [обретения] этого малого, они могут добиться исполнения своих чаяний3. [Но обретя] это малое, испытывают лишь досаду и огорчения от [собственной] жажды, и так продолжается вплоть до их кончины4. Люди, живущие в профаническом мире, в жажде [обретения малого] добиваются исполнения своих чаяний. [Но] испытывают лишь досаду и огорчения от [собственной] жажды и в результате вплоть до самой кончины обретают одни только страдания.

И вот во второй половине дня достопочтенный Ананда поднялся со своего места, отправился к Будде и, поприветствовав его надлежащим образом, молвил в простоте:

«О Превосходнейший в мире3! Я сегодня пребывал в состоянии духовного покоя и сосредоточения. Недвижно сидя, предавался размышлениям и думал вот о чем. Людям, живущим в профаническом мире, доступно лишь малое. В жажде [обретения] этого малого они могут добиться исполнения своих чаяний. [Но обретя] это малое, испытывают лишь досаду и огорчения от [собственной] жажды, и так продолжается вплоть до их кончины. Люди, живущие в профаническом мире, в жажде [обретения малого] добиваются исполнения своих чаяний. [Но] испытывают лишь досаду и огорчения от [собственной] жажды и в результате вплоть до самой кончины обретают одни только страдания.

Будда ответствовал Ананде: «Воистину так! Воистину так! Людям, живущим в профаническом мире, доступно лишь малое. В жажде [обретения] этого малого они могут добиться исполнения своих чаяний. [Но обретя] это малое, испытывают лишь досаду и огорчения от [собственной] жажды, и так продолжается вплоть до их кончины. Люди, живущие в профаническом мире, в жажде [обретения малого] добиваются исполнения своих чаяний. [Но] испытывают лишь досаду и огорчения от [собственной] жажды и в результате вплоть до самой кончины обретают одни только страдания. О Ананда! Люди, живущие в профаническом мире, единственное, что обретают, — так это страдания. Единственное, что обретают, — так это страдания. [Охваченные] жаждой, добиваются исполнения своих чаяний. [Но] испытывают лишь досаду и огорчения от [собственной] жажды, и так продолжается вплоть до их кончины.

О Ананда! Однако в мире есть и такие люди, которым доступно многое, очень многое. В жажде обретения [этого] они никак не могут добиться полного исполнения своих чаяний. И вплоть до самой кончины тоже испытывают лишь досаду и огорчения от [собственной] жажды. Как же такое может быть?

О Ананда! Некогда жил правитель, именовавшийся Рожденным из макушки головы. Он был царем-Чакравартином, просветленным и мудрым. Имел четыре войска для управления всем миром, благодаря чему и стал таковым. Согласно Дхарме, как правитель, [следующий] принципам Дхармы, обладал семью сокровищами. Вот какие это сокровища: сокровище-чакра, сокровище-слон, сокровище-драгоценность, сокровище-жена, сокровище-министр, ведающий казною, сокровище-министр, ведающий войсками. Это и есть семь сокровищ. Тысяча сыновей представали [перед ним] с открытым и честным взором. Своею отвагой, но [никому] не внушая страха, он смог подчинить себе всех живущих на земле. И так стал главою всех земель вплоть до Великого моря. Не с помощью оружия, а посредством проповеди Дхармы, достиг установления всеобщих спокойствия и радости6.

О Ананда! Царь, Рожденный из макушки головы, и в последующие времена был столь же предельно велик, и [его власть] распространялась на самые отдаленные [земли]. И тогда он подумал: «Я владею континентом Джамбудвипа7, который предельно велик, и где [царят] изобилие и процветание и обитает множество людей. Я владею всеми семью сокровищами. Я желаю, чтобы в мой дворец в течение семи дней ниспадал бы дождь из драгоценностей, и стало бы их столько, что достигли до самых колен». О Ананда! Царь, Рожденный из макушки головы, имел великие помыслы, был грозен и славен, находился под покровительством высших сил и обладал божественным могуществом, и у него были все основания утвердиться в своем желании8. [И, как он этого и хотел], в его дворец в течение семи дней ниспадал дождь из драгоценностей, и стало их столько, что достигали до самых колен.

О Ананда! Царь, Рожденный из макушки головы, [еще больше] утвердил [свою власть], и в последующие времена она [стала] предельно великой и [распространилась] на самые отдаленные [земли]. И вновь он подумал так: «Я владею континентом Джамбудвипа, который предельно велик, где [царят] изобилие и процветание и обитает множество людей. У меня есть семь сокровищ и тысяча сыновей. В течение семи дней, [как я этого и хотел], в мой дворец ниспадал дождь из драгоценностей, и стало их столько, что достигали до самых колен. Помнится мне, что я слышал от людей, живущих в древности, о том, что на западе есть континент, называемый Аварагодания10. Он предельно велик, там [царят] изобилие и процветание и обитает множество людей. Я теперь желаю увидеть континент Аварагодания и подчинить его своему владычеству11. «О Ананда! Царь, Рожденный из макушки головы, имел великие помыслы, был он грозен и славен, находился под покровительством высших сил и обладал божественным могуществом, и у него были все основания утвердиться в своем желании. И вот, во исполнение своих помыслов, он выбрал нужный момент и выступил [в поход]12, собрав под своим началом четыре войска.

О Ананда! Наступил момент, когда царь, Рожденный из макушки головы, наконец-то достиг континента Аварагодания. О Ананда! Царь, Рожденный из макушки головы, [действительно] подчинил своему владычеству континент Аварагодания. С тех пор минуло бессчетное количество сотен и тысяч лет. О Ананда! Царь, Рожденный из макушки головы, и в последующие времена оставался [все так же] предельно великим, [и его власть] распространялась на самые отдаленные [земли]. И вновь он подумал так: «Я владею континентом Джамбудвипа, который предельно велик, где [царят] изобилие и процветание и обитает множество людей. У меня есть семь сокровищ и тысяча сыновей. В течение семи дней, [как я этого и хотел], в мой дворец ниспадал дождь из драгоценностей, и стало их столько, что достигали до самых колен. А еще я стал властителем континента Аварагодания. Я слышал от людей, живущих в древности, о том, что на востоке есть континент, называемый Пурвавидеха13. Он предельно велик, там [царят] изобилие и процветание и обитает множество людей. Я теперь желаю увидеть континент Пурвавидеха и подчинить его своему владычеству».

О Ананда! Царь, Рожденный из макушки головы, имел великие помыслы, был он грозен и славен, находился под покровительством высших сил и обладал божественным могуществом, и у него были все основания утвердиться в своем желании. И вот, во исполнение своих помыслов, он выбрал нужный момент и выступил [в поход], собрав под своим началом четыре войска.

О Ананда! Наступил момент, когда царь, Рожденный из макушки головы, наконец-то достиг континента Пурвавидеха. О Ананда! Царь Рожденный из макушки головы [действительно] подчинил своему владычеству континент Пурвавидеха. И с тех пор минуло бессчетное количество сотен и тысяч лет. О Ананда! Царь, Рожденный из макушки головы, и в последующие времена оставался [столь же] предельно великим, [и его власть] распространялась на самые отдаленные [земли]. И вновь он подумал так: «Я владею континентом Джамбудвипа, который предельно велик, где [царят] изобилие и процветание и обитает множество людей. У меня есть семь сокровищ и тысяча сыновей. В течение семи дней, [как я этого и хотел], в мой дворец ниспадал дождь из драгоценностей, и стало их столько, что достигали до самых колен. А еще я стал властителем континентов Аварагодания и Пурвавидеха. Я слышал от людей, живших в древности, о том, что на севере есть континент, называемый Уттаракуру14. Он предельно велик, там [царят] изобилие и процветание и обитает множество людей. Если не осуществлю эту мечту, то не смогу [полностью] удовлетвориться. Я теперь желаю увидеть континент Уттаракуру и подчинить его своему владычеству, собрав под своим началом всех своих домочадцев»15.

О Ананда! Царь, Рожденный из макушки головы, имел великие помыслы, был он грозен и славен, находился под покровительством высших сил и обладал божественным могуществом, и у него были все основания утвердиться в своем желании. И вот, во исполнение своих помыслов, он выбрал нужный момент и выступил [в поход], собрав под своим началом четыре войска.

О Ананда! Царь, Рожденный из макушки головы, наконец-то увидел вдали равнинные земли белого цвета и, обращаясь к своим свитским, молвил: «Вы, почтенный, и другие видите ли эту белую равнину континента Уттаракуру?». Свитские ответили: «Да, небесный правитель!»16 Царь вновь спросил их: «Вы, почтенный, и другие знаете ли о том, что у людей континента Уттаракуру есть дикорастущий рис, который они обычно используют в качестве пищи? Вы, почтенный, и другие обязательно должны вкусить эту пищу».

О Ананда! Царь, Рожденный из макушки головы, увидел вдали центральную [часть] континента Уттаракуру, где, обнесенные оградой, росли несколько деревьев — наичистейше-прекрасные, покрытые великолепными узорами и переливающиеся всеми цветами [радуги]17. Он спросил свитских: «Вы, почтенный, и другие видите ли эти наичистейше-прекрасные и покрытые великолепными узорами деревья, растущие посредине ограды в центре континента Уттаракуру?». Свитские ответили: «Видим, о небесный повелитель!» Царь  вновь произнес: «Вы, почтенный, и другие знаете ли о том, что это — деревья для одежд людей, обитающих на континенте Уттаракуру? Люди, обитающие на контитенте Уттаракуру, изготавливают из них свои одеяния. Вы, почтенный, и другие обязательно должны облачиться в такие одеяния».

О Ананда! Царь, Рожденный из макушки головы, подчинил своему владычеству континент Уттаракуру и [правил там] бессчетное количество сотен и тысяч лет, собрав под своим началом всех своих домочадцев.

О Ананда! Царь, Рожденный из макушки головы, и в последующие времена оставался [столь же] предельно великим, и [его власть] распространилась на самые отдаленные [земли]. И вновь он подумал так: «Я владею континентом Джамбудвипа, который предельно велик, где [царят] изобилие и процветание и обитает множество людей. У меня есть семь сокровищ и тысяча сыновей. В течение семи дней, [как я этого и хотел], в мой дворец ниспадал дождь из драгоценностей, и стало их столько, что достигали до самых колен. А еще я стал властителем континентов Аварагодания и Пурвавидеха. А еще я стал властителем континента Уттаракуру. Я слышал от людей, живших в древности, о том, что существуют небеса, называемые Тридцать третьим небом18. Я теперь желаю увидеть Тридцать третье небо».

О Ананда!. Царь, Рожденный из макушки головы, имел великие помыслы, был он грозен и славен, находился под покровительством высших сил и обладал божественным могуществом, и у него были все
основания утвердиться в своем желании. И вот, во исполнение своих помыслов, он выбрал нужный момент и выступил [в поход], собрав под своим началом четыре войска и следуя за солнцем19.

О Ананда! Царь, Рожденный из макушки головы, увидел вдали гору Меру, [возвышавшуюся] в центре Тридцать третьего неба и подобную великой туче. Обратившись к своим свитским, он молвил: «Вы, почтенный, и другие видите ли гору Меру, [возвышавшуюся] в центре Тридцать третьего неба и подобную великой туче?» Свитские ответили: «Видим, о небесный повелитель!» Царь вновь произнес: «Вы, почтенный, и другие знаете ли о том, что там и есть дерево Ковидара20, [растущее] на Тридцать третьем небе. [Боги Группы] Тридцати трех летом, в четвертый месяц года, все вместе собираются под этим деревом, [дабы исполнились их] пять желаний, и предаются там чувственным наслаждениям21».

О Ананда! Царь, Рожденный из макушки головы, еще увидел вдали к югу от вершины горы Меру [возвышающейся] в центре Тридцать третьего неба, [нечто], подобное великой туче. Он спросил у свитских: «Вы, почтенный, и другие видите ли [нечто], подобное великой туче, к югу от вершины горы Меру, [возвышающейся] в центре Тридцать третьего неба?» Свитские ответили: «Видим, о небесный повелитель!» Царь вновь произнес: «Вы, почтенный и другие, знаете ли, что это и есть Зал Дхармы22, находящийся на Тридцать третьем небе. В этом зале в восьмой, четырнадцатый и пятнадцатый дни [месяца собираются боги Группы] тридцати трех, дабы оценить помыслы людей23 с точки зрения их соответствия принципам Дхармы».

О Ананда! И вот, царь, Рожденный из макушки головы, достиг Тридцать третьего неба. И вот царь, Рожденный из макушки головы, достигнув Тридцать третьего неба, вступил в Зал Дхармы. Небесный
владыка Индра пригласил царя, Рожденного из макушки головы, сесть рядом с собой. И вот царь, Рожденный из макушки головы, сел рядом с Небесным владыкой Индрой. И между царем, Рожденным из макушки головы, и Небесным владыкой Индрой не было никаких различий. Они были одинаково величественны и мощны24. Оба имели одинаково [прекрасную] внешность25. Были одинаковы всем своим обликом. Величественность их внешнего вида, манера их поведения и даже их одеяние были абсолютно одинаковыми. И лишь взгляд их различался26.

О Ананда! Царь, Рожденный из макушки головы, и в последующие времена оставался [столь же] предельно великим, [и его власть] распространялась на самые отдаленные [земли]. И вновь он подумал так: «Я владею континентом Джамбудвипа, который предельно велик, где [царят] изобилие и процветание и обитает множество людей. У меня есть семь сокровищ и тысяча сыновей. В течение семи дней, [как я этого и хотел], в мой дворец ниспадал дождь из драгоценностей, и стало их столько, что достигали до самых колен. А еще я стал властителем континета Аварагодания и континента Пурвавидеха. А еще я стал властителем континента Уттаракуру. Я смог узреть Тридцать третье небо, сокрытое сонмом туч. Я сподобился войти в небесный Зал Дхармы, и сам Небесный владыка Индра усадил меня рядом с собой. Я сподобился сидеть рядом с Небесным владыкой Индрой. Между мной и Небесным владыкой Индрой нет никаких различий. Мы оба одинаково величественны и мощны. Оба имеем одинаково [прекрасную] внешность. Величественность нашего внешнего вида, манера нашего поведения и даже наше одеяние абсолютно одинаковы. И лишь взгляд различается. Разве теперь я не смог бы заставить Индру уйти со своего места и сесть [рядом со мной] и сам стать повелителем Небес и людей?»

О Ананда! Едва только царь, Рожденный из макушки головы, утвердился в этой мысли, как, сам не осознавая, что произошло, очутился внизу [на земле], на континенте Джамбудвипа. Вместо исполнения своих помыслов, он оказался предельно измученный болезнями и находился в состоянии ожидания своего смертного часа. Челядь и свитские, придя к царю, Рожденному из макушки головы, спросили его:  «Небесный повелитель! Если брахманы, челядь и подданные-простолюдины придут сюда и спросят: "Я и другие [хотим знать], что сказал царь, Рожденный из макушки головы, в ожидании смертного часа?", то, о небесный повелитель, я и другие, что должны будем ответить брахманам, челяди и подданным-простолюдинам?» И тогда царь, Рожденный из макушки головы, так ответил свитским: «Если брахманы, челядь и подданные-простолюдины придут сюда и спросят вас: "Вы, почтенный, и другие [скажите], что царь, Рожденный из макушки головы, произнес в ожидании смертного часа?", то вы, почтенный, и другие должны ответить им так: «Царь, Рожденный из макушки головы, был повелителем континента Джамбудвипа. Но этого показалось ему мало, и с тем он и прошел свой жизненный путь вплоть до самой кончины. Царь, Рожденный из макушки головы, был обладателем семи сокровищ. Но и этого показалось ему мало, и с тем он прошел свой жизненный путь вплоть до самой кончины. [Он имел] тысячу сыновей, но и этого ему было мало, и с тем он прошел свой жизненный путь вплоть до самой кончины. В течение семи дней [во дворец] царя, Рожденного из макушки головы, [ниспадал] дождь из драгоценностей, но и этого ему было мало, и с тем он прошел свой жизненный путь вплоть до самой кончины. Царь, Рожденный из макушки головы, стал повелителем континента Аварагодания, но и этого было ему мало, и с тем он прошел свой жизненный путь вплоть до самой кончины. Царь, Рожденный из макушки головы, стал повелителем континента Пурвавидеха, но и этого было ему мало, и с тем он прошел свой жизненный путь вплоть до самой кончины. Царь, Рожденный из макушки головы, стал повелителем континента Уттаракуру, но и этого было ему мало, и с тем он прошел свой жизненный путь вплоть до самой кончины. Царь, Рожденный из макушки головы, [удостоился] узреть высшие небеса, но и этого ему было мало, и с тем он прошел свой жизненный путь вплоть до самой кончины. Царь, Рожденный из макушки головы, [добился исполнения] всех своих пяти желаний27, [стремясь] к подвигам и доблестным деяниям, к красоте, славе28, запахам, вкусам и прикосновениям. Но и этого было ему мало, и с тем он прошел свой жизненный путь вплоть до самой кончины. Если брахманы, челядь и подданные-простолюдины придут сюда с вопросом: «Вы, почетнный и другие [скажите], что произнес царь, Рожденный из макушки головы, в ожидании смертного часа?», то вы, почтенный, и другие вот что должны будете им ответить».

И в заключение [повествования] Превосходнейший в мире продекламировал следующий стих :

Небесным дождем ниспадали дивные драгоценности,
[Но] желания так и не были полностью удовлетворены.
Желания-страсти порождают только страдания,
не принося [душевной] радости,

Что и должен знать стремящийся к познанию истины30.
Стать обладателем груды золота —
То же самое, что [владеть] горами из снега.
Мало-помалу не останется ничего,

Что и должен знать стремящийся к познанию истины.
[Можно] добиться у Неба исполнения всех пяти желаний,
Но это принесет не более как суетное довольство31.
Отказавшись от привязанностей к мирскому32,
уже больше не будешь [испытывать] жажду,
Это и есть истинное прозрение, к которому
стремятся вставшие на путь Учения33.

Заканчивая [наставление], Превосходнейший в мире сказал:

«О Ананда! Так что же ты поведаешь другим людям, [рассказывая им] о некогда жившем царе [по имени] Рожденный из макушки головы? Не надо предаваться воспоминаниям о его [деяниях]. А надо, чтобы люди узнали о том, что такое есть я. О Ананда! Я ведь явился в ваш мир для того, чтобы, сам обретя спасение34, спасти и других, спасти [все] множество людей от страданий этого мира. Обладая небесными и человеческими [качествами], добиваюсь того, чтобы помочь всем [живым существам] обрести покой и блаженство35. Вот говорят, что [с помощью] Учения невозможно достигнуть Предела, не достигнуть предельного очищения, не пройти по избранному пути, не достигнуть конца избранного пути, так как нельзя [полностью] отрешиться от горя и скорбей, причиняемых рождением, физическими недугами и смертью, [а значит], невозможно избавиться и от страданий36.

О Ананда! Я ведь появился в этом мире, так сюда пришел вовсе не затем, чтобы, достигнув истинного прозрения и обретя совершенство, превратиться в Учителя, спокойно ушедшего из мира страданий и отказавшегося от страстей, ставшего наивысшим наставником в Законе и могущего повелевать всем сущим, которого бы [люди] называли Буддой — Божественным покровителем. Я ведь сам обрел спасение, [чтобы] спасти других, спасти все множество людей от страданий этого мира. Обладая небесными и [человеческими] качествами, добиваюсь того, чтобы помочь всем [живым существам] обрести покой и блаженство. И я утверждаю, что [с помощью] Учения можно достигнуть Предела, пройти по избранному пути и достигнуть конца избранного пути. Я ведь смог отрешиться от горя и скорбей, причиняемых рождением, старостью, физическими недугами и смертью, а [значит], и избавиться от страданий».

Вот что поведал Будда. Достопочтенный Ананда и все другие монахи-ученики внимали речам Будды. И возрадовались они.

(На этом заканчивается «Сутра о четырех континентах»).

ПРИМЕЧАНИЯ К ПЕРЕВОДУ

«Сутры о четырех континентах»

Перевод выполнен по изданию: Трипитака. Т. 1. С. 494—495.

Страна Шэвэй, сады Шэнлинь — см. примечания № 2, 3, к переводу «Сутры о тридцати двух признаках». Достопочтенный Ананда — Ананда, кит. Анань 阿難 — племянник и любимейший ученик Будды из его первых десяти учеников, который полагается в буддийском предании самым старательным и преданным Учению из них, получив за свое рвение эпитет-прозвище «Многослышащий» (кит. Довэнь 多聞). Ананда выступает главным действующим персонажем многих сутр: именно с ним ведет беседы Гаутама Будда и, обращаясь к нему, читает свои проповеди. Состояние духовного покоя и сосредоточения — в  тексте употреблено трехсловное сочетание ань цзин чу 安靜處 (досл, «пребывать в покое и чистоте»), входящий в которое бином ань цзин 安靜 является собственно китайским термином, посредством которого в древних философских памятниках определялось физическое и духовное состояние личности, необходимое для его внутреннего самоусовершенствования: «Путем успокоения (ань) тела возвышают добродетель». Это означает, что, для того чтобы устранить препятствия, мешающие размышлениям человека, необходимо прежде всего привести его тело в состояние покоя и чистоты (ань цзин) («И цзин» 易經). И, во-вторых, передавалось состояние всего человеческого общества как части космического универсума: «Принципы [существования] Неба — его устойчивость. Принципы [существования] Земли — ее ровность. Принципы [существования] человеческого [общества] — его спокойствие и чистота (ань цзин)» (трактат «Гуань-цзы» 管子). О понятийных ареалах иероглифов ань и цзин в китайско-буддийской лексической традиции подробно говорилось в примечаниях к переводу «Сутры о тридцати двух признаках» при анализе ряда содержащих их терминологических сочетаний.

2  Люди, живущие в профаническом мире — в тексте употреблено сочетание ши жэнь 世人, принятые словарные значения которого «современник» и «мирянин». Однако уже в древнекитайских сочинениях это сочетание нередко несло в себе откровенно отрицательный смысловой оттенок, прилагаясь к людям, погрязшим в мирских суетах. Пример — строки из поэмы «Отец-рыбак» знаменитого древнекитайского поэта Цюй Юаня: «Все люди в мире (ши жэнь) грязны, один лишь я чист». В аналогичном смысле сочетание ши жэнь могло употребляться и в китайско-буддийских текстах, чем и объясняется предложенный литературный вариант его перевода.

3  Жажда [обретения] — в тексте стоит иероглиф юй  欲, передававший весь комплекс идей буддийской концепции «жажды», определяющей стремление личности к переживанию чувственного опыта. Чаянья — в тексте употреблен иероглиф и 憶, передающий как ментальные устремления человека («идея», «замысел»), так и присущую им эмоциональную окраску («намерения», «желания», «чаяния»).

Досада и огорчения — употребленное в оригинале сочетание янь хуань 厭患, имея основные для китайского языка словарные значения «испытывать отвращение, брезговать», в китайско-буддийском терминологическом аппарате использовалось в качестве термина, передающего все отрицательные эмоции, препятствующие успокоению психико-эмоционального состояния человека. «Прекращение досады и огорчений» (дуй чжи янь хуань 對治厭患) — первое из четырех кодифицированных в буддийской философии условий для устранения препятствий к достижению нирваны. Вплоть до их кончины — в тексте употреблено сочетаниемин чжун 命終 (досл. «окончание судьбы»), которое в китайском языке универсально использовалось в значении «смерть».

Превосходнейший в мире — Шицзунь — см. примечание № 22 к переводу «Сутры о тридцати двух признаках».

Этот фрагмент по содержанию и терминологии полностью совпадает с характеристикой великой личности (царя-Чакравартина), содержащейся в «Сутре о тридцати двух признаках» (см. примечания № 9—15 к переводу этой сутры).

Джамбудвипа — один из четырех континентов индо-буддийской космографии, помещавшийся в ней к югу от мировой горы Сумеру и ассоциировавшийся с Индией.

8  Грозен и славен — в тексте употреблено популярное для китайско-буддийских произведений сочетание вэй дэ 威德, которое обычно понимается и переводится как «грозный с виду». Однако имеющиеся контексты доказывают, что оно служило обозначением как внешнего вида человека, так и его качеств (добродетелей): «Вэй — это то, что вызывает испуг; дэ — это то, что вызывает любовь», — такая трактовка этому сочетанию дается в одном из буддийских сочинений IV—VI вв. Находился под покровительством высших сил и обладал божественным могуществом — в оригинале употреблены сочетания фу ю 福祐 и вэй шэнь 威神, которые относятся к числу устойчивых китайских терминов, передававших соответственно идею покровительства высшими силами человеческого общества и
лично государя и все силы, высшие по отношению к человеческому миру.

Люди, жившие в древности — в тексте употреблено сочетание гу жэнь 古人, принятые словарные значения которого «древние люди, предки». О людях, живших в древности, упоминается в нескольких сутрах, но без каких-либо дополнительных пояснений, о ком идет речь. Не исключено, что имеются в виду некие антропоморфные существа, обитавшие на земле до возникновения собственно человеческого общества и появления династии царей-чакравартинов.

10   Аварагодания — один из четырех континентов индо-буддийской космографии, помещавшейся в ней к западу от мировой горы Сумеру.

11 Подчинить своему владычеству — в тексте употреблено сочетание чжэн юй 整蓹 без «травы» Ошанин, №3393, где иероглиф юй (досл. «управлять колесницей») есть собственно китайский философско-политический термин, передающий весь комплекс понятий, связанных с верховной властью, а иероглиф чжэн устойчиво входит в сочетания терминологического характера, передающие идею наведения порядка посредством военной силы, например,чжэн пэй 整旆 («приводить в порядок боевые знамена») — «выступить в поход», чжэн лэй 整勒 («готовить уздечки») — и приводить войска в боевую готовность» и так далее.

12 Выбрал нужный момент — в тексте употреблено сочетание чэн сюй, входящее в устойчивое выражение чэн сюй эр жу 乘虛而入 — «вторгнуться [на территорию врага], воспользовавшись его слабыми сторонами». Обращает на себя внимание насыщенность этого фрагмента военной терминологией, указывающей на совершение царем именно военного похода, что противоречит характеристикам Чакравартина. Не исключено, что указанная лексическая особенность оригинала проистекает из осознанного желания переводчика буддийского текста подчеркнуть отрицательное отношение Будды к деяниям царя, Рожденного из макушки головы.

13 Пурвавидеха — один из четырех континентов индо-буддийской космографии, помещаемый в ней к востоку от мировой горы Сумеру.

14  Уттаракуру — один из четырех континентов индо-буддийской космографии, помещаемый в ней к северу от мировой горы Сумеру.

15 Домочадцы — в тексте употреблено сочетание цзюань шу 眷屬, принятые словарные значения которого «клан, семья, домочадцы». Однако в китайско-буддийской лексической традиции он мог использоваться в качестве специального термина, обозначавшего либо ближайших учеников и сподвижников Будды (так называемая «внутренняя семья»), либо варны кшатриев. То есть в данном случае речь, по-видимому, идет не только о ближайших родственниках царя, но и о всем его окружении. Почему царь отправляется на континент Уттаракуру, в отличие от предшествовавших походов на другие континенты, именно в таком
сопровождении, в оригинале не объясняется.

16  Небесный повелитель — в тексте употреблено сочетание тянь ван 天王 (досл. «небесный царь»), которое в последующей китайско-буддийской традиции обычно прилагалось к божественным персонажам, например, Четыре небесных повелителя (Сы тянь ван 四天王) — божества-покровители четырех сторон света. В ранних китайских переводах это сочетание прилагается, как правило, к Чакравартину, что является репликой на собственно китайскую культуру: так в древности именовались цари-ваны.

17  Покрытые великолепными узорами — в тексте употреблено сочетание янь ши 嚴飾, которое в китайско-буддийской лексической традиции имело терминологический характер, передавая внешнюю красоту предметов (или внешнего вида людей) как знак их внутреннего совершенства.

18 Тридцать третье небо — в индо-буддийской мифологии небесная сфера, находившаяся на вершине Сумеру и служившая местом обитания владыки богов Индры и богов Группы Тридцати трех (см. также вступление).

19  Следуя за солнцем — в тексте употреблено четырехсловное сочетание сян жи гуан цюй 向日光去 (досл. «шел, обратясь к солнечным лучам»), которое, исходя из значений бинома жи гуан 日光 («солнце» и «рассвет»), может быть понято как указание на время отправления царя в поход (на рассвете), или же на его маршрут (двигался вслед за солнцем).

20  Дерево Ковидара — мифологическое дерево (нередко переводится как «магнолия»), растущее, по индо-буддийским представлениям, на Тридцать третьем небе.

21Чувственные наслаждения — при переводе этого фрагмента и непосредственно сочетания юй лэ 娛樂 (досл. «желания и наслаждения») мы опирались на перевод фрагмента «Энциклопедии Абхидхармы», посвященный описанию богов Группы Тридцати трех.

22  Зал Дхармы — Чжэнфа(чжи)тан 正法(之)堂, досл. «Зал незыблемого закона» — один из вариантов передачи в ранних буддийских переводах названия Судхарма — здания совета богов Группы Тридцати трех.

23  Помыслы людей — в тексте употреблен иероглиф сы 思, принятые словарные значения которого «думать», «замышлять», то есть оцениваются именно помыслы, а не конкретные поступки людей.

24  Величественны и мощны — в тексте употреблен тавтафон гуан гуан 光光, служивший в китайском языке образным обозначением величественной и воинственной (грозной) внешности.

25  [Прекрасная] внешность — в тексте употреблен тавтафон сэ сэ 色色, передающий внешний облик человека с указанием на его совершенство.

26  И лишь взгляд их различался — дословный перевод оригинальной строки вэй янь шунь и 唯眼眴異. Однако учитывая, что иероглиф янь являлся в китайско-буддийской лексической традиции термином, передающим понятие внутреннего прозрения («духовного взора»), возможно и другое понимание этой строки: «и лишь обладающий истинным зрением [мог] увидеть разницу [между ними]».

27  Пять желаний — у юй 五欲 — сочетание терминологического характера, передающее совокупность мирских страстей: стремление к чувственному восприятию мира, происходящему через органы чувств — к цвету / плотскому (сэ 色), к звукам (шэн 聲), к запахам (сян 香), вкусу (вэй 味) и осязанию / соприкосновению (чу 觸). Под «пятью желаниями» понимаются также стремления к мирским ценностям и удовольствиям — к богатству, женщинам (то есть плотским наслаждениям), славе (почестям), еде, питью (то есть плотским удовольствиям) и ко сну.

28  Подвиги и доблестные деяния — принятое в китайском языке значение употребленного здесь бинома гун дэ 功德. Слава. — употребленный в оригинале иероглиф шэн 聲 может быть понят в данном случае в обоих его основных значениях — как «голос» («звук»), то есть стремление к звукам (см. примечание № 27), и как «слава», «известность», то есть стремление к почестям.

29  Стих — в оригинале употреблен иероглиф сун 頌, являющийся терминологическим обозначением одной из жанровых разновидностей (гимны) китайской поэзии.

30  Стремящийся к познанию истины — дословный перевод сочетания хуэй чжэ 慧者. Напомним, что посредством иероглифа хуэй в китайско-буддийском терминологическом аппарате передавалось понятие истины-праджня, подразумевающей познание истины путем освобождения от ложных взглядов (воззрений).

31 Суетное довольство — у лэ 五樂, досл. «пять видов радости», то есть чувство радости, возникающее у человека от удовлеворения пяти суетных желаний (см. примечание № 27).

32 Отказавшись от привязанности к мирскому — дуань ай 斷愛, где иероглиф ай 愛 (основное значение «любовь», «любить») в данном случае употребляется в качестве буддийского категориального термина, передающего понятие любви как привязанности к мирскому и жажды мирских благ.

33Истинное прозрение — чжэн цзюэ 正覺 — см. примечание № 20 к переводу «Сутры о тридцати трех признаках». Вставшие на пути Учения — в тексте упореблено сочетание ди цзы 弟子 (досл. «младший брат»), посредством которого передавался санскритский термин, определявший всех буддийских адептов, а в более узком значении прилагавшийся к ученикам Будды.

34  Сам обретя спасение — в тексте употреблено терминологическое сочетание жаои 饒益, передающее идею помощи всем живым существам как их спасения, которая тоже находит отражение в принятой титулатуре Будды: один из десяти нормативных его эпитетов — Жао-ван 饒王 (или — Жао-ванфо 饒王佛) — Спаситель.

35 Обладая небесными и человеческими [качествами] — при переводе оригинальной строки вэй тянь вэй жэнь 為天爲人 мы исходили из значений бинома вэй жэнь 爲人, посредством которого в китайских философских памятниках определялся человек, обладающий всеми качествами, полагаемыми в китайской культуре необходимыми для идеальной личности: «Подданный, обладающий человеческими качествами (вэй жэнь), всемерно содействует деяниям своего государя. Сын, обладающий человеческими качествами, всемерно способствует деяниям своего отца» (трактат «Мэн-цзы» 孟子). Покой и блаженство — ань инь куэй лэ 安隱/檼快樂 — стандартная для китайско-буддийских текстов лексическая формула, передающая состояние живого существа, пребывающего в нирване.

36  Невозможно достигнуть предела — «предел» — принятый в отечественной буддологической литературе перевод употребленного здесь терминологического сочетания цзю цзин 究竟, передающего в китайско-буддийском терминологическом аппарате понятие предела (санскр. уттара) как состояния полной отрешенности от переживаний чувственного мира, в котором живое существо пребывает в нирване. Предельное очищение — в тексте употреблено нестандартное для китайско-буддийского терминологического аппарата сочетание бай цзин 白淨 (досл. «белый и чистый», «бело-чистый»), которое для китайской светской литературы понимается как «чисто (то есть абсолютно) белый». Пройти по избранному пути — в тексте употреблено еще одно стандартное терминологическое сочетание фань син 梵行(досл. «идя по пути Закона»), принятое значение которого «праведный образ жизни монаха». Отрешиться — в тексте употреблен иероглиф ли 離 — «расстаться», «разлучиться».

37  Так сюда пришел — жу лай 如來 — терминологическое сочетание от эпитета Будды (Жулай, Татхадгата — подробно см. примечание № 19 к переводу «Сутры о тридцати двух признаках»). Обретя совершенство — мин син 明行, досл. «подвиг/состояние просветленности» — вариант стандартной трехсловной формулы мин син цзу 明行足, передающей идею непревзойденного совершенства Будды, основанного на просветленности (мин), самодисциплине/подвиге (син) и мудрости (цзу). Эта формула также используется в качестве одного из десяти нормативных эпитетов Будды — Минсинцзу — Обретший совершенство (санскр. Видьячарана—сампанна). Превратиться в Учителя — в тексте употреблено сочетание жэнь ши 人師 (досл. «наставник/учитель людей»), которое является сокращенным вариантом стандартной терминологической формулы тянь жэнь ши 天人師 (досл. «небесный наставник людей»), передающей ипостась Будды как наставника всех живых существ и тоже образующей один из десяти нормативных эпитетов Будды (от санскр. саста-деван-анусьяна)

38  Спокойно ушедшего из мира страданий — шань ши 善逝 — тоже стандартное терминологическое сочетание и одновременно один из десяти нормативных эпитетов Будды (см. примечание № 25 к переводу «Сутры о тридцати двух признаках»). Отказавшегося от страстей — ши цзянь цзе 世間解— стандартная трехсловная формула и тоже один из десяти нормативных эпитетов Будды (от санскр. Ааквид). Наивысший наставник — у шан ши 無上士 — стандартное терминологическое сочетание и один из десяти нормативных эпитетов Будды — Наивысший, Выше никого не знающий (от санскр. Ануттара), передающие глубину познания Будды в Учении. Повелевать всем сущим — в тексте употреблено сочетание юй тянь 蓹 (без «травы» Ошанин, №3393) 天 (досл. «управлять небесами»), которое в китайской философской лексике передает идею вселенского владычества: «Оседлавший шесть драконов управляет небесами (юй тянь)» («И цзин» 易經). В данном случае его правомерно рассматривать как терминологический вариант еще одного нормативного эпитета Будды — Великий муж, повелевающий [всем сущим] (Пуруша—дамья-саратхи). Будда-божественный покровитель — в тексте употреблено еще одно стандартное сочетание и одновременно один из эпитетов Будды — Чжунъю 眾祐— Оказывающий помощь свыше всем живым существам.

 [Вверх ↑]
[Оглавление]
 
 

Новые публикации на Синологии.Ру

Вечер памяти профессора Тань Аошуан
Анализ русского перевода танской поэзии в герменевтическом аспекте Дж. Стайнера (на примере цзюэ-цзюй Бо Цзюй-и)
Поздравление Юрия Владимировича Чудодеева с 90-летним юбилеем
Особенности перевода на китайский язык некоторых терминов русской религиозной философии в XXI в.
Визуальное оперирование письменными знаками в китайской культуре: от традиции к кибер-культуре


© Copyright 2009-2022. Использование материалов по согласованию с администрацией сайта.