Синология.Ру

Тематический раздел


Кравцова М.Е.

Буддизм как социальный и культурный феномен китайского общества

1. История создания палийского и китайского вариантов буддийского канона

Буддийский канон — Трипитака (пал. Типитака, досл. «Три корзины») — есть, как известно, собрание индийских текстов, переведенных на язык пали (один из среднеиндийских языков) на о. Шри-Ланка в I в. н. э. Согласно палийской классификации, Канон подразделяется на три главных раздела — Сутра-питака (пал. Сутта-питака), Виная-питака и Абхидхарма-питака (пал. Абхидхамма-питака), каждый из которых состоит из нескольких классов и подклассов, включающих в себя самостоятельные своды текстов. Сутра-питака считается собранием проповедей самого Будды, записанных, по традициям, со слов его первых учеников. Высшими подклассами этого раздела полагаются своды Диргха-агамы (пал. Дигха-никая, досл. «Собрание пространных поучений») и Мадхьяма-агамы (пал. Маджхима-никая, досл. «Собрание средних поучений»), состоящие соответственно из 34 и 152 текстов-сутр (пал. сутт) — все они были переведены на английский язык еще в конце прошлого — начале нашего века (см. библиографию). В современной буддологии сутры Сутра-питаки квалифицируются в качестве памятников религиозно-доктринального уровня, в которых нашли отражение исходные положения буддийского вероучения. Виная-питака представляет собою свод правил, регламентировавших жизнь членов монашеской общины (сангха) и регулировавших взаимоотношения монашествующих с мирянамии монашеской общины в целом со светскими властями и государственнымиструктурами. Абхидхарма-питака состоит из семи трактатов, которые являются уже памятниками теоретико-философского характера, развивающими идеи текстов Сутра-питаки.

Таким образом, сутры Сутра-питаки выступают первоочередными источниками для реконструкции и осмысления генезиса буддизма и всех его важнейших идеологем.

Хотя подлинные санскритские ранне буддийские тексты не сохранились (по причине недолговечности употребляемого в Древней Индии писчего материала — пальмовых листьев), не вызывает сомнений, что палийский вариант Канона опирался на собственно индийскую традицию. Согласно буддийским преданиям, основы канонического собрания были заложены еще в V в. до н. э. (первый буддийский собор в Раджагрихе), когда были оформлены правила поведения монашествующих, составившие впоследствии Виная-питаку, и изложены доктрины, получившие письменное воплощение в сутрах Сутра-питаки. Есть также весомые свидетельства существования в Древней Индии в III в. до н. э. буддийского канонического собрания, возможно, являвшегося ядром того свода, который затем и был зафиксирован на пали. Однако вопрос о степени адекватности этого гипотетического раннебуддийского канонического собрания и палийского варианта Канона по-прежнему остается предметом оживленных дискуссий в буддологии. Дело в том, что к настоящему времени стали известны отдельные части канонических собраний различных раннебуддийских школ, написанные на санскрите и гибридном буддийском санскрите, в которых многие исследователи усматривают отражение более ранней, чем в палийском Каноне, буддийской традиции. Кроме того, ряд памятников, восходящих к гипотетическому каноническому собранию, сохранился, по мнению специалистов, в переводах на китайский и тибетский языки.

Китайский вариант буддийского Канона — Саньцзан 三藏 (досл. «Три сокровищницы») — начал складываться  во II в. н. э., когда были предприняты первые опыты масштабного и планомерного перевода на китайский язык буддийских текстов. Основоположником практики китайско-буддийской переводческой деятельности и одновременно ведущим буддийским деятелем указанного периода считается Ань Ши-гао 安世高 — наследный принц Парфии (переднеазиатское древнее царство, находившееся к юго-востоку от Каспийского моря), который, подобно Гаутама Будде, добровольно отказался от престола, принял монашеский обет и посвятил себя миссионерской деятельности. Прибыв в Китай предположительно во второй половине II в. н. э., он осуществил, по дошедшим до нас литературным сведениям, перевод в общей сложности более 50 буддийских памятников, важнейшим из которых является свод «Чжан э хань цзин» 長阿含經 (досл. «Высшие агамы»), полагаемый переводом Диргха-агам. Этимсводом как раз и открывается китайская Трипитака (см. библиографию). Он включает в себя 30 сутр (кит. цзин 經), распределенных по 22-м главам - цзюаням (цзюань 卷 — специфическая китайская архитектоническая единица письменного памятника, определяемая в европейской научной литературе обычно как «глава»).

Аналогом Мадхьяма-агам в китайской Трипитаке признается свод «Чжун э хань цзин» 中阿含經 («Средние агамы», см. библиографию), составленный из переводов, выполненных уже во второй половине IV в. и тоже одним и тем же буддийским деятелем — Гаутамой Сангхадевой. Известно, что Гаутама Сангхадева (китайские имена — Сэнцзятипо 僧伽提婆, Цзюй-тань 瞿曇) был уроженцем Кашмира и прибыл в Китай в 80-х гг. IV в., где он с 393 по 398 гг. осуществил переводы семи санскритских памятников, три из которых, включая названный свод, входят в состав китайской Трипитаки (но в разные разделы). Свод «Чжун э хань цзин» состоит из 60 цзюаней и включает в себя 222 сутры.

Оба разбираемых свода по композиции и составу заметно отличаются от корпуса высшего раздела палийского Канона. Так, в своде «Чжун э хань цзин» присутствуют тексты, палийские версии которых относятся как к Мадхьяма-агамам, так и Диргха-агамам, а также произведения, не имеющие прямых аналогов среди палийских канонических сутр. Еще более серьезные разночтения обнаруживаются при сопоставительном анализе палийской и китайской версий конкретных текстов. Во многих случаях в китайских переводах содержатся фрагменты, отсутствующие в палийских версиях, приводятся новые или иные по содержанию, по сравнению с ними, детали, предлагается смысловая интерпретация эпизодов, также отсутствующая в палийских версиях. Подобные разночтения дают основание предполагать, что китайские переводы, входящие в данные своды, были выполнены с иных, чем попали на Шри-Ланку, списков или редакций раннебуддийских канонических собраний и отдельных текстов,что делает их уникальными и необходимыми источниками для изучения раннебуддийской традиции. Кроме того, в китайскую Трипитаку, впервый раздел («Сутры-цзин»), что означает их признание в качестве канонических сутр, входит серия текстов, которые тоже не имеют прямых аналоговсреди сутр Сутра-питаки и в лучшем случае восходят к околоканоническим или постканоническим (по их местоположению к палийской Трипитаке) сочинениям.

Изучение канонических сутр показало, что в них действительно содержатся все опорные для мировой философии и общественно-политической мысли социальные концепции — представления о сущности исторического процесса и человеческого общества, правилах бытия людей как членов социума и способах управления государством для достижения его максимального духовного процветания и материального благополучия. Стержневой основой данных представлений, объединяющей их в единый мировоззренческий комплекс, оказывается учение о верховной власти и ее носителе — идеальном или вселенском правителе, обозначаемом как Чакравартин (Чакравартин-раджа).

 [Вверх ↑]
[Оглавление]
 
 

Новые публикации на Синологии.Ру

Анализ русского перевода танской поэзии в герменевтическом аспекте Дж. Стайнера (на примере цзюэ-цзюй Бо Цзюй-и)
Поздравление Юрия Владимировича Чудодеева с 90-летним юбилеем
Особенности перевода на китайский язык некоторых терминов русской религиозной философии в XXI в.
Визуальное оперирование письменными знаками в китайской культуре: от традиции к кибер-культуре
Многозначность как способ создания нелинейного текста в китайской языковой культуре


© Copyright 2009-2021. Использование материалов по согласованию с администрацией сайта.