Синология.Ру

Тематический раздел


Анализ русского перевода танской поэзии в герменевтическом аспекте Дж. Стайнера (на примере цзюэ-цзюй Бо Цзюй-и)

 
 
Аннотация
 
Цель статьи – исследование вопросов перевода танской поэзии с точки зрения герменевтической модели перевода Дж. Стайнера.
 
Процедура и методы. Рассматриваются четыре стадии в герменевтической модели перевода Дж. Стайнера: доверие, агрессивное проникновение, слияние и восстановление равновесия; анализируются два варианта переводного текста одного четверостишия Бо Цзюй-и «Персиковые цветы в храме Да Линь». В качестве метода исследования применяется метод сопоставительного анализа переводного текста.
 
Результаты исследования показывают, что на стадии доверия два переводчика имеют сходное доверие к исходному тексту. На других стадиях они употребляют буквализм, буквальный перевод, вольный перевод и другие способы перевода, где субъективность переводчика занимает важное место в процессе перевода.
 
Теоретическая значимость заключается в описании новой переводческой модели при анализе русского перевода и вклада в теорию перевода (на материале исследования перевода танской поэзии).
  
Abstract
 
Aim of this paper is to study the translation issues of Tang poetry according to the concepts of George Steiner’s Hermeneutic Motion Theory.
 
Methodology. The author studied the George Steiner’s Fourfold Translation Motion: trust, aggression, incorporation and compensation. Meanwhile, the different translations of the quatrain “Dalin Temple Peach Blossoms” created by Bai Juyi were analyzed by the comparative analysis method.
 
Results. The results of the study show that at the trust stage, the two translators have similar trust. At other stages, translators adopt different translation methods, for example, literalism, literal and free translation, where the subjectivity of the translator plays an important role in the translation process.  
 
Research implication. The theoretical significance is to describe a new translation model in the analysis of Russian translation and its contribution to the theory of translation (based on the study of the translation of Tang poetry).
 
Введение
 
Традиционный перевод, как правило, сосредоточен на вопросах правильной и эквивалентной передачи информации, стиля и других факторов с исходного текста (далее – ИТ) до переводного текста (далее – ПТ). Переводчик является субъектом перевода, его большое значение в переводческой деятельности часто игнорируют. В 70-х гг. ХХ  вв. в Европе учёные в сфере переводоведения выдвинули концепцию культурного разворота в переводоведении. С того времени субъект перевода – переводчик становится практически центральным звеном в переводческой деятельности.
 
В настоящее время герменевтика уже не только рассматривается как наука философского направления: с развитием теории перевода герменевтика находит применение в переводоведении. Анализом переводческой деятельности с точки зрения герменевтики занимались многие учёные: Ф. Шлейермахер, П. Рикер, Дж. Стайнер, Г. И. Богин и др. [1, с. 409]. Дж. Стайнер предложила свою герменевтическую модель перевода: в этой теории перевода подчёркнута важная роль переводчика.
 
Н. К. Гарбовский утверждает, что переводчик переводит не слова и их значения, «а смыслы, рождающиеся только из определенных сочетаний знаков, обладающих определенной индивидуальностью». Иными словами, в тексте знак обладает не только языковым, но и авторским значением [3, с. 203].
 
М. В. Моисеев считает, что перевод по определению является герменевтическим процессом, представляя собой результат узнавания, понимания и интерпретации смысла, выражаемого с помощью совокупности языковых знаков, порождённых представителем одной лингвокультуры в границах определённой картины мира для носителей другой лингвокультуры [3, с. 205].
 
Китайская поэтическая культура имеет длинную историю; наиболее популярной является танская поэзия. Перевод поэзии является самой трудоёмкой работой, особенно перевод танской поэзии с китайской языка на русский: танская поэзия не только имеет строгую систему поэтических жанров, но и несёт с собой изобилие китайской культурной информации. На проблему выбора между передачей её строгой жанровой системы и культурным коннотационным значением обращали внимание переводчики, и на этот счёт имеются различные мнения. Поэтому изучение понимания и интерпретации переводчика в переводческой деятельности становилось всё более важным и станет вопросом изучения этой статьи.
 
1. История перевода и распространения поэзии Бо Цзюй-и в России. Основные тенденции исследования поэзии Бо Цзюй-и в Китае
 
В династии Тан выдающиеся поэты Ли Бо, Ду Фу, Бо Цзюй-и и др. оставили огромное культурное наследие – танская поэзия, передающееся из поколения в поколение. В России в настоящее время произведения этих авторов стали пользоваться широкой популярностью. Бо Цзюй-и (772–846) является одним из самых знаменитых поэтов в Китае, у него много известных работ, например, поэмы: «Песнь о бесконечной тоске» и «Певица»; стихи «Горечь разлуки», «Спрашиваю у Лю Девятнадцатого», «Персиковые цветы в храме Да Линь», «Луна на чужбине», «Написал при расставании о траве на древней равнине» и др. Наравне со стихами Ли Бо и Ду Фу, его стихи переведены на русский язык. Перевод поэзии Бо Цзюй-и на русский начинается с поэм «Песнь о бесконечной тоске» и «Певица», которые перевели знаменитые русские синологи и переводчики Ю. К. Щуцкий (1897–1938) и Б. А. Васильев (1899–1937). В 1923 г. Ю. К. Щуцкий перевёл поэму «Певица», которая опубликована в книге «Дальнее эхо». В 1935 г. Б. А. Васильев опубликовал его переводный текст «Песнь о бесконечной тоске».
 
В период СССР перевод поэзии Бо Цзюй-и стал пользоваться широчайшей популярностью. В СССР главным специалистом, синологом и переводчиком по изучению поэзии Бо Цзюй-и является профессор Л. З. Эйдлин (1910–1985). Он опубликовал четыре антологии: «Бо Цзюй-и Четверостишия» (1949 и 1951 гг.), «Бо Цзюй-и. Стихи» (1958 г.), «Бо Цзюй-и. Лирика» (1965 г.) и «Бо Цзюй-и. Стихотворения» (1978 г.) [9, 22页]. Кроме того, в книге «Поэзия эпохи Тан» собрано много его переводных стихов Бо Цзюй-и. Книга «Бо Цзюй-и Четверостишия» является первой антологией китайских поэтов в период Советского Союза.
 
В современном периоде в России над переводом и изучением поэзии Бо Цзюй-и работают В. Перелешин (1913–1992), Н. А. Орлова (1973–) (1974. - Прим. ред.), С. А. Торопцев (1940–) и др. Специалист Н. А. Орлова в 2017 г. опубликовала книгу «Бо Цзюй-и. Сто стихов цзюэ-цзюй».
 
Профессор Л. З. Эйдлин обладал исключительной одарённостью по переводу танской поэзии, особенно поэзии Бо Цзюй-и. Он стремился к точности перевода танской поэзии, смог правильно понимать китайскую поэтическую систему и подчёркивал верность перевода, не допускал вольности при сокращении или добавлении. До сих пор его перевод  является классическим переводом, который достоин нашего анализа. Специалист Н. А. Орлова придерживалась принцип ритма русской поэзии и практически спустя полвека перевела цзюэ-цзюй Бо Цзюй-и: можно утверждать, что её переводный текст тоже точный и верный.
 
Вместе с тем китайские учёные в незначительной степени анализируют вопросы перевода танской поэзии на русский язык, особенно перевод стихов Бо Цзюй-и или делают это с точки зрения истории, лингвистики, культуры и эстетики. Например: «Изучение и перевод китайской литературы в СССР» (《中国文学研究与翻译在苏联》, H·费德林,宋绍香, 2000) [5], «История русского перевода танской поэзии» (《俄罗斯对唐诗选的翻译》, 张淑娟, 2019) [10], «Анализ метафор стихов Бо Цзюй-и и способы их перевода с китайского языка на русский» (《俄译白居易诗歌中的隐喻及其翻译策略》, 杨依依, 2019) [9]. Оказывается, что до сих пор больше никто не занимался анализом перевода стихов Бо Цзюй-и на русский язык в герменевтическом аспекте Дж. Стайнера в Китае.
 
В данной статье предпринята попытка анализа вопрос перевода танской поэзии на русский язык, особенно перевода цзюэ-цзюй Бо Цзюй-и с точки зрения герменевтической модели перевода Дж. Стайнера, на примере одного четверостишия «Персиковые цветы в храме Да Линь» Бо Цзюй-и.
 
2. Краткий обзор герменевтической модели перевода Дж. Стайнера
 
Герменевтика как наука о понимании и истолковании текстов. В 1654 г. в работе И. К. Даннхауэра впервые появилось слово «Герменевтика». Герменевтическая методика прошла длительный и непростой путь развития. Зародившись в древней Греции как искусство толкования устного слова, герменевтика постепенно превращается в теорию нахождения и освоения смысла письменного текста, а потом становится особым направлением в философии [3, с. 206].
 
В герменевтической методике перевод не является трансформацией языка, а процессом понимания и интерпретации. Дж. Стайнер (1929–2020) продвинулся на шаг вперёд: он соединил герменевтику с переводом и предложил свою герменевтическую модель перевода, т. е. герменевтическую модель перевода Дж. Стайнерa. В 1975 г. он опубликовал работу “After Babel: Aspects of Language and Translation”. В первой главе книги Дж. Стайнер разъяснил сущность перевода, подчеркнув, что перевод является пониманием и толкованием значения, процесс перевода значит процесс понимания и толкования переводчика [8, 125页].
 
Дж. Стайнер считал, что язык непостоянен и это динамическая субстанция, любые коммуникации и обмены нуждаются в интерпретации и переводе. Поэтому методика герменевтики – это исследование толкования текста и процесса понимания текста на основе значения.
 
В пятой главе той книги Дж. Стайнер подробно рассматривает  конкретные стадии перевода: доверие (trust), агрессивное проникновение (aggression), слияние (incorporation) и восстановление равновесия (restitution) [4, 68页]. Отношение этих четырёх стадий показано на рис. 1.
 
Рис. 1. Процесс перевода – герменевтическая модель перевода Дж. Стайнерa /
Fig. 1. Translation process – G. Steiner's hermeneutic model of translation
 
  доверие ------ ------------------ - восстановление равновесия  
автор - ---- ИТ ---- - переводчик - ----- ПТ ----- - читатель
  агрессивное --
проникновение
-----------------  ------- слияние  
    субъект перевода    
 
Источник: [11, 75页].
 
Так стадия доверия (trust) означает, что переводчик уверен, что ИТ имеет значение. Переводчик в силу своего предыдущего опыта подходит к прочтению и анализу текста, допуская, что в тексте существует глубоко заложенный смысл, который ему предстоит истолковать в переводе [1, с. 410]. При понимании и выражении этого значения переводчику неизбежно нужно проникнуть в ИТ, то есть это и есть стадия агрессивного проникновения (aggression). Однако, в процессе слияния неизбежно теряется некоторое значение ИТ, переводчику нужно использовать разные методы и приёмы перевода, чтобы «уравновесить ПТ» – это стадия восстановления равновесия (restitution) [11, 78页].
 
Герменевтическая модель перевода Дж. Стайнерa позволяет уйти от традиционного деления перевода на буквальный и вольный, а представляет собой модель трактовки процесса перевода с точки зрения философии, культуры и герменевтики и психологии. Таким образом, теория перевода Дж. Стайнерa представляет определённый интерес и соотносится нами с разработанными четырьмя стадиями Дж. Стайнерa в изучении перевода танской поэзии.
 
3. Анализ четверостишия «Персиковые цветы в храме Да Линь» в четыре стадиях герменевтической модели перевода Дж. Стайнера
 
В данной статье приведены 2 варианты ПТ – ПТ Л. З. Эйдлина и Н. А. Орловой. Проанализируем в сопоставительном аспекте согласно четырём стадиям герменевтической модели перевода Дж. Стайнера: стадия доверия, агрессивного проникновения, слияния и восстановления равновесия. Как показано ниже:
 
3.1. ИТ и ПТ
 
大林寺桃花
白居易
人间四月芳菲尽,山寺桃花始盛开。
长恨春归无觅处,不知转入此中来。[1]
 
ПТ-1: Персиковые цветы в храме Да Линь
В четвертый месяц в нашем мире,
кончаются цветы.
А в горном храме персик только,
Раскрыл свой пышный цвет.
Я злюсь – весна к себе вернулись,
Ее найти нельзя.
Как было знать, что по дороге,
Она зашла сюда.
(Л. З. Эйдлин)[2]
 
ПТ-2: Персиковые цветы буддийского храма большого леса
В миру в четвёртую луну цветенья дух иссяк,
А персик в храме на горе расцвёл едва-едва.
Тоскуя, что ушла весна и не найти никак
Цветов, не знал, что по пути она зашла сюда.
(Н. А. Орлова)[3]
 
Примечания:
1) двенадцатый год Юань-хэ (817 г.), Цзянчжоу;
2) буддийский храм Большого леса (Да-линь-сы 大林寺) – основан в IV в. в Цзючжоу на горе Лушань и вместе с храмами Западного и Восточного леса составляет её «троицу больших и знаменитых буддийских храмов» (сань да мин сы 三大名寺)[4].
 
3.2 Анализ четверостишия на первой стадии стадии доверия
 
Дж. Стайнер отметил, что любая деятельность осмысления, также как и переводческая деятельность начинается с доверия [11, 77页]. Переводческая деятельность начинается с «предпонимания» переводчика [6, 133页]. «Предпонимание» формируется зависимости от желания переводчика (интерпретатора) в силу его жизненного опыта, знаний, убеждений и других объективных и субъективных факторов [1, с. 409]. Поэтому на стадии доверия переводчик по-настоящему доверяет ИТ и его смысловой наполненности, ИТ приобретает ценность.
 
В ПТ-1 переводчик Л. З. Эйдлин является специалистом изучения стихов Бо Цзюй-и; в предисловии своего труда «Бо Цзюй-и Четверостишия» (1949) он написал: «Китайская классическая поэзия является одним из ценных вкладов китайского народа в сокровищницу мировой культуры»[5]. Он считал, что такие поэты, как Ли Бо, Ду Фу, Бо Цзюй-и были тружениками поэзии. Л. З. Эйдлин так говорил: «В продолжение всей своей жизни они неустанно трудились над композицией, над точностью образа, стремясь к той характерной для танской поэзии конкретности в содержании, которая должна подготовить читателя к подсказанному поэтом обобщению»[6]. Кроме того, Л. З. Эйдлин полагал, что Бо Цзюй-и был самым популярным поэтом танской эпохи[7]. Таким образом, любовь к такской поэзии и поэту Бо Цзюй-и является причиной, по которой Л. З. Эйдлин начал переводить стихи Бо Цзюй-и. И это стало стадией доверия переводчика Л. З. Эйдлина.
 
В ПТ-2 переводчик – Н. А. Орлова, является сотрудником Института Востоковедения РАН. В своей статье она так написала: «Бо Цзюй-и должен быть возвращён всем людям во всей своей сложности, широта любви к которому равна высоте его изысканного стиля, ставшего новой вершиной китайской поэзии после Ли Бо и Ду Фу» [2, с. 456]. Кроме того, считается, что наравне с Ли Бо и Ду Фу, Бо Цзюй-и является одним из трёх величайших поэтов эпохи Тан [2, с. 454]. Оказывается, что Н. А. Орлова полностью одобряет поэта Бо Цзюй-и и его стихи: так складывается доверие между ней и стихами Бо Цзюй-и.
 
3.3 Анализ четверостишия на второй стадии – стадии агрессивного проникновения
 
На второй стадии – стадии агрессивного проникновения следует, что после выбора ИТ, в дальнейшем переводчику нужно расшифровать код ИТ, т. е. разложить его на составляющиеся элементы и вычленить суть. Таким образом, переводчик «вторгается в ИТ», извлекает значение и постигает смысл [1, с. 411]. Одним словом, стадия агрессивного проникновения значит процесс восприятия смысла ИТ. Мы считаем, что переводчику необходимо «агрессивно проникать» (понимать) жанры, типы чередования тонов, расположение рифм, строение стихотворных строк, ритм, культурно-нагруженные слова, имидж и так далее.
 
3.3.1 Агрессивное проникновение формы ИТ
 
ИТ – это стихотворение в жанре цзюэ-цзюй и обычно переводится как четверостишие. Этот жанр получил широкую популярность в эпохи Тан. Цзюэ-цзюй обычно делится на два типа: пятисловное и семисловное четверостишие, поэтому каждая строка цзюэ-цзюй состоит из пяти или семи иероглифов. Так, ИТ “大林寺桃花” является семисловным четверостишием, поэтому в нём четыре строки и в каждой строке по семь иероглифов.
 
В этом четверостишии чередование тонов следующее: “平平仄仄平平仄,仄仄平平仄仄平。仄仄平平平仄仄,平平仄仄仄平平”. Когда речь идёт о рифме, известно, что слог китайского языка состоит из двух частей: начального согласного (инициаль) и конечного гласного (финаль); эту закономерность установили ещё древнекитайские фонетисты. Инициаль в рифму не входит, рифмуются только финали, где есть и удвоенные и утроенные сочетания гласных, составляющих один слог. Кроме того, в рифму должно входить и музыкальное ударение – «тон». Всё это разнообразие даёт богатую систему рифм, основанных только на финалях [7, 116页]. Обычно в четверостишии рифма располагается в последнем слове первой, второй и четвёртой строк. В данном четверостишии, слова “开” (kai) и “来” (lai) являются рифмой. В то же время, “始盛开” и “此中来” соответствуют чередованию тонов “仄仄平, 仄平平”.
 
По вопросу строения стихотворных строк, односложные слова составляют цзюэ-цзюй сравнительно небольшой длины, легко читающиеся  и выглядящие ясно и сжато. Кроме того, в китайских стихах (особенно цзюэ-цзюй) с количеством слогов в стихе больше четырёх наличествует фиксированная цезура. Поэтому ритм этого четверостишия является 223, именно “人间/四月//芳菲尽”. Именно в красоту тона (рифмы) и формы ИТ переводчику необходимо «агрессивно проникнуть».
 
3.3.2 Агрессивное проникновение смысла ИТ
 
Что касается культурно-нагруженных слов и имиджа (изображения) этого цзюэ-цзюй, слова “大林寺” и “山寺” наполнены богатой культурной коннотацией. “大林寺” и “山寺” является самым важным культурно-нагруженным словом, «Да Линь Сы» – это буддийский храм, который находится в городе Цзю Цзян провинции Цзян Си на юге Китая. Он вместе с храмами Западного и Восточного леса составляет «Сань Да Мин Сы» – троицу больших и знаменитых буддийских храмов. Слова “四月” обозначают «четвёртый месяц по лунному календарю», то есть первый месяц лета в Китае. Образное слово “桃花” знаменует весну, т. е. всё прекрасное и чудесное в мире. “芳菲” образно представляет собой цветущие цветы и картину природы (красоты). “人间” означает деревни на горе Лушань. Таким образом, в процессе перевода переводчику необходимо полностью осмыслять (проникать) значение этих слов в ИТ и передавать их культурную коннотацию в ПТ.
 
3.4 Анализ четверостишия на третьей стадии – стадии слияния
 
После стадии «агрессивного проникновения» переводчику необходимо объединить извлечённое значение и смысл в ПТ, и в то же время переводчик неизбежно несёт с собой риск трансформации ИТ [1, с. 411]. Поэтому «слияние» обозначает выражение смысла в ПТ. На самом деле стадия агрессивного проникновения и стадия слияния тесно связаны друг с другом, и в то же время влияют друг на друга.
 
Таким образом, при переводе танской поэзии переводчику необходимо выражать её жанры, типы чередования тонов, расположение рифмы, строение стихотворных строк, ритм, культурно-нагруженные слова и имидж. Обычно трудно всё передать в ПТ, но переводчик может использовать различные методы и приёмы перевода для трансформации ИТ с целью воспроизведения формы и смысла ИТ в ПТ. В этом случае субъективность переводчика играет большую роль.
 
3.4.1 Слияние формы ИТ
 
Переводчик Л. З. Эйдлин разделял каждую строку на две половины по цезуре, эта точность соответствует паузности (цезуре) в русском и китайском стихе. Он принял принцип передачи китайского слога русской стопой и использовал размер ямб, чтобы одна стопа соответствовала одному слогу. Поэтому по точности слияния строения стихотворных строк и ритма ИТ Л. З. Эйдлин заслуживает безусловного одобрения. Что касается рифмы, Л. З. Эйдлин принципиально от неё отказывался. Мы считаем, что по этой причине переводчик Л. З. Эйдлин не точно «соединял» и выражал красоту формы цзюэ-цзюй в ПТ, потерял баланс (равновесие) между ИТ и ПТ.
 
Переводчик Н. А. Орлова не разделяла каждую строку на две половины, но она лучше сливала строение строк цзюэ-цзюй; в ИТ есть четыре строки, в ПТ Н. А. Орловой тоже четыре строки. Как и у Л. З. Эйдлина она тоже принимала размер ямб. В её ПТ также одна стопа соответствовала одному слогу. Известно, что танская поэзия с самого начала вся строится на рифмах, поэтому слияние формы цзюэ-цзюй, выражение рифмы для передачи системы танской рифмовки является самым важным. Таким образом, переводчик Н. А. Орлова лучше сливала и перевела ПТ, например, она использовала рифмы «иссяк» и «никак», «едва» и «сюда».
 
3.4.2 Слияние смысла ИТ
 
По вопросу о слиянии культурно-нагруженных слов и имиджа, во-первых, про слово “大林寺” и “山寺” Л. З. Эйдлин использовал буквальный перевод и перевёл как «Да Линь» и «в горном храме», но, к сожалению, переводчик не сделал интерпретацию и не истолковал, что такое «Да Линь» и «Горный храм». Таким образом, Л. З. Эйдлин не «соединил» культурный смысл ИТ. Во-вторых, он употребил буквализм и перевёл слово “人间” как «в нашем мире». Понятно, что переводчик исказил образность этого сочетания, поскольку выше мы указывали, что “人间” означает «деревни на горе Лушань». В-третьих, переводчик применил буквальный перевод и перевёл слово “四月” как «в четвёртый месяц», но не добавил «по лунному календарю». “桃花” переведено как «персик», очевидно, что Л. З. Эйдлин не «соединил» символ этого словосочетания с культурными коннотациями, поскольку в ИТ это словосочетание представляет собой весну и всё прекрасное в этом мире. Таким образом, на стадии слияния культурного смысла переводчик Л. З. Эйдлин не точно воспринял культурную коннотацию ИТ и поэтому и не смог полно передать в ПТ.
 
А переводчик Н. А. Орлова использовала вольный перевод и перевела слова “大林寺” и “山寺” как «буддийский храм большого леса» и «на храме на горе». Она конкретно толковала культурную информацию в примечании, поэтому это она лучше поняла значение ИТ и полно выразила в ПТ. Но для слов “人间” и “桃花”, как и Л. З. Эйдлин, она тоже исказила символ этих слов, применила буквализм и неправильно перевела как «в миру» и «персик». Кроме того, слово “月” значит «месяц», а не «луна», она тоже не полно «сливала» смысл ИТ.
 
3.5 Анализ четверостишия на четвертой стадии – стадии восстановления равновесия
 
Известно, что в переводческой деятельности не существует полностью эквивалентного ПТ. Поэтому неравновесие неизбежно существует, по мысли Дж. Стайнера, переводческая деятельность завершает цикл только на четвёртой стадии [1, с. 411]. В стадии восстановления равновесия переводчику нужно использовать разные способы с целью равновесия ИТ и ПТ, либо добавить потерянную информацию, либо выбросить лишнее содержание. Например, способ добавления комментариев, приём лексических добавлений, добавление предисловия и приём опущения и так далее.
 
В данной стадии, переводчик Н. А. Орлова использовала способ добавления комментариев, например, «Буддийский храм Большого леса (Да-линь-сы 大林寺) – основан в IV в. в Цзючжоу на горе Лушань и вместе с храмами Западного и Восточного леса составляет её “троицу больших и знаменитых буддийских храмов” (Сань да мин сы 三大名寺)». Кроме того, она добавила время написания этого четверостишия, например, «двенадцатый год Юань-хэ (817 г.), Цзянчжоу». После добавления культурное значение ПТ обогащено и сбалансировало ИТ и ПТ. 
 
Л. З. Эйдлин использовал приём лексических добавлений и в ПТ добавил слово «я», чётко отметив субъект действия.
 
Заключение
 
Цзюэ-цзюй Бо Цзюй-и, особенно данное четверостишие «Персиковые цветы в храме Да Линь», являются известными древними стихотворениями в Китае и имеют высокую эстетическую ценность. Поэтому для выражения их красоты формы и смысла в ПТ переводчику необходимо обращать особое внимание. Анализ русского перевода танской поэзии с точки зрения герменевтической модели перевода Дж. Стайнера, особенно в аспекте четырёх стадий (стадии доверия, агрессивного проникновения, слияния и восстановления равновесия), предлагает новую исследовательскую точку зрения на проблематику перевода танской поэзии. На основе теории перевода Дж. Стайнера можно увидеть, что на стадии доверия два переводчика имеют сходное доверие к ИТ. На стадиях агрессивного проникновения, слияния и восстановления равновесия у них возникают различные варианты перевода: они употребляют разные методы и приёмы (например, буквальный перевод, вольный перевод, буквализм и проч.) для «проникновения» в ИТ, слияния и равновесия ПТ, где субъективность переводчика занимает важное место в процессе перевода. Поэтому в перспективе данная теория перевода станет более актуальной в вопросах изучения переводческой деятельности и перевода китайской классической литературы, особенно танской поэзии с китайского языка на русский.
 
ЛИТЕРАТУРА
1. Ганеева Э. Р., Морозкина Е. А. Герменевтический аспект художественного перевода // Доклады Башкирского университета (электронный научный журнал). 2016. Т. 1. № 2. С. 408–412.URL: http://dokbsu.ru/sites/default/files/pdf/2016/1/2/27_73_Ganeeva_v1_408-412.pdf (дата обращения: 12.12.2020).
2. Орлова Н. А. Проблемы поэтики четверостиший (цзюэ-цзюй) Бо Цзюй-и // Общество и государство в Китае. 2016. Т. 46. №2. С. 453–477.
3. Рябко Е. И. Переводческая герменевтика: от истоков к современному состоянию // Филология и культура. 2019. № 2 (56). С. 202–211.
4. 陈兰.从乔治·斯坦纳的阐释学翻译观看译者主体性——以许渊冲唐诗英译为例[J] // 盐城工学院学报(社会科学版), 2011年第4期,65–69页。
5. 费德林,宋绍香.中国文学研究与翻译在苏联[J] // 泰安教育学院学报岱宗学刊, 2000年第2期,47–52页。
6. 高庆华.乔治·斯坦纳阐释翻译论视野下的译者主体性研究——以小烟薰良英译《李白诗集》为例[J] // 名作欣赏,2012年第12期,132–134页。
7. 孟列夫,谷羽.孟列夫译《中国诗歌集》序言[J] // 国际汉学, 2015年第1期,114–123页。
8. 宋颖,刘思奇.论许渊冲译《毛泽东诗词选》中的译者主体性——以乔治·斯坦纳的阐释学理论为视角[J] // 河北科技师范学院学报(社会科学版), 2015年第3期,123–128页。
9. 杨依依. 俄译白居易诗歌中的隐喻及其翻译策略[D],广东外语外贸大学, 2019.URL:https://kns.cnki.net/KCMS/detail/detail.aspx?dbname=CMFD202001&filename=1019661047.nh
10. 张淑娟.俄罗斯对唐诗选的翻译[J].国际汉学,2019(03):138-144.
11. 张臻.诠释学翻译观视域下诗歌翻译探析——以《水调歌头》英译本为例[J] // 译苑新谭, 2017年第1期,74–79页。
 
REFERENCES
  1. Ganeeva E. R., Morozkina E. A. [Hermeneutic aspect of literary translation]. In: Doklady Bashkirskogo universiteta (elektronnyi nauchnyi zhurnal) [Reports of the Bashkir University (electronic scientific journal)], 2016, vol. 1, no. 2, pp. 408–412. Available at: http://dokbsu.ru/sites/default/files/pdf/2016/1/2/27_73_Ganeeva_v1_408-412.pdf (accessed: 12.12.2020).
  2. Orlova N. A. [Poetics` issues of the Bo/Bai Juyi’s quatrains (jué-jù)]. In: Obshchestvo i gosudarstvo v Kitae [Society and State in China], 2016, vol. 46, no. 2, pp. 453–477.
  3. Ryabko E. I. [Hermeneutics in translation studies: from its historical sources to the present state]. In: Filologiya i kul'tura [Philology and Culture], 2019, no. 2 (56), pp. 202–211.
  4. 陈兰.从乔治·斯坦纳的阐释学翻译观看译者主体性——以许渊冲唐诗英译为例[J]. In: 盐城工学院学报(社会科学版), 2011年第4期,65–69页。
  5. 费德林,宋绍香.中国文学研究与翻译在苏联[J]. In: 泰安教育学院学报岱宗学刊, 2000年第2期,47–52页。
  6. 高庆华.乔治·斯坦纳阐释翻译论视野下的译者主体性研究——以小烟薰良英译《李白诗集》为例[J]. In: 名作欣赏,2012年第12期,132–134页。
  7. 孟列夫,谷羽.孟列夫译《中国诗歌集》序言[J]. In: 国际汉学, 2015年第1期,114–123页。
  8. 宋颖,刘思奇.论许渊冲译《毛泽东诗词选》中的译者主体性——以乔治·斯坦纳的阐释学理论为视角[J]. In: 河北科技师范学院学报(社会科学版), 2015年第3期,123–128页。
  9. 杨依依. 俄译白居易诗歌中的隐喻及其翻译策略[D],广东外语外贸大学, 2019.URL:https://kns.cnki.net/KCMS/detail/detail.aspx?dbname=CMFD202001&filename=1019661047.nh
  10. 张淑娟.俄罗斯对唐诗选的翻译[J].国际汉学,2019(03):138-144.
  11. 张臻.诠释学翻译观视域下诗歌翻译探析——以《水调歌头》英译本为例[J]. In: 译苑新谭, 2017年第1期,74–79页。
 
ПРИМЕЧАНИЯ

[1] (唐)元稹,(唐)白居易著;吴大奎,马秀娟译注.元稹白居易诗选译 [M],成都, 巴蜀书社, 1991. 247–248页.
[2] См.: Бо Цзюй-и. Четверостишия / пер. с кит., вступ. статья и коммент. Л. Эйдлина. М.: Гослитиздат, 1951. С. 36.
[3] См.: Бо Цзюй-и. Сто стихов цзюэ-цзюй / пер. с кит., предисл. и коммент. Н. А. Орловой. М.: ФГБУН ИВ РАН, 2017. С. 87.
[4] См.: Бо Цзюй-и. Сто стихов цзюэ-цзюй / пер. с кит., предисл. и коммент. Н. А. Орловой. М.: ФГБУН ИВ РАН, 2017. С. 87.
[5] См.: Бо Цзюй-и. Четверостишия / пер. с кит., вступ. статья и коммент. Л. Эйдлина. М.: Гослитиздат, 1951. С. 5.
[6] См.: Бо Цзюй-и. Четверостишия / пер. с кит., вступ. статья и коммент. Л. Эйдлина. М.: Гослитиздат, 1951. С. 13.
[7] Там же. С. 14.
 
Ст. опубл.: Сунь Цзин, Ху Гумин. Анализ русского перевода танской поэзии в герменевтическом аспекте Дж. Стайнера (на примере цзюэ-цзюй Бо Цзюй-и) // Вестник Московского государственного областного университета. Серия: Лингвистика. 2021. № 3. С. 99 - 108.
 
DOI: 10.18384/2310-712X-2021-3-99-108

Авторы: ,
 

Новые публикации на Синологии.Ру

Анализ русского перевода танской поэзии в герменевтическом аспекте Дж. Стайнера (на примере цзюэ-цзюй Бо Цзюй-и)
Поздравление Юрия Владимировича Чудодеева с 90-летним юбилеем
Особенности перевода на китайский язык некоторых терминов русской религиозной философии в XXI в.
Визуальное оперирование письменными знаками в китайской культуре: от традиции к кибер-культуре
Многозначность как способ создания нелинейного текста в китайской языковой культуре


© Copyright 2009-2021. Использование материалов по согласованию с администрацией сайта.