Синология.Ру

Синология.Ру

Тематический раздел


Гончаров С.Н.

Заметки о военно-техническом сотрудничестве Китая с СССР и Россией во 2-й половине ХХ века

Краткое жизнеописание Лю Хуацина

Лю Хуацин[1] родился 20 октября 1916 г. в деревне Люцзяюаньцзы (подворье семьи Лю) уезда Дау провинции Хэбэй в семье бедного крестьянина[2]. Уже в 11 лет Лю стал письмоносцем местной подпольной ячейки Компартии Китая, а в декабре 1929 г. (т.е. в 13 лет) был в порядке исключения впервые принят в КПК, «перепрыгнув» через комсомол[3].

Зимой 1930 г. Лю Хуацин на несколько месяцев стал командиром небольшого коммунистического партизанского отряда, боровшегося с войсками Гоминьдана. Вскоре после этого он вступил в четвертую армию КПК, с которой оказалась связана вся его дальнейшая жизнь[4].

В 1990-х гг., беседуя с российскими партнерами, Лю Хуацин, не отличавшийся высоким ростом, любил говаривать, что вступил в китайскую Красную Армию, когда был высотой вровень с винтовку. Лю также понравился тост, произнесенный однажды в его честь российским вице-премьером А.Н.Шохиным - «Желаю присутствующим прожить столько лет, сколько товарищ Лю Хуацин прослужил в армии». Основания имелись и для того и для другого высказывания.

С партизанских времен у Лю Хуацина сформировался весьма аскетический стиль жизни, который сохранился и в период, когда он стал большим начальником. В декабре 1995 г. он прибыл с очередным официальным визитом в Россию. Во время посещения Тулы основную часть китайской делегации разместили в гостинице «Московская», недалеко от железнодорожного вокзала. Лю и сопровождающих его лиц поселили за городом, на бывшей обкомовской даче. Для китайских переводчиков, охраны, связистов и адъютантов выделили помещение рядом с комнатой Лю Хуацина и его супруги. Когда выяснилось, что в этом помещении кроватей на всех не хватает, среди китайских сопровождающих начался ропот. Лю Хуацин вышел из своей комнаты, осмотрелся и отдал приказ: кровати вынести, расстелить матрасы на полу и немедленно прорепетировать размещение на ночлег. После того как Лю с удовлетворением констатировал, что теперь места хватило всем, он, как бы про себя, отметил, что в молодости ему приходилось партизанить в неизмеримо более суровых условиях.

В конце 30-х–40-х гг. ХХв. Лю Хуацин воевал с японцами в составе четвертой полевой армии. Под началом легендарного маршала Лю Бочэна он участвовал в нескольких сражениях, в ходе которых были сорваны попытки японской армии захватить город Тайюань[5]. В этот период судьба свела Лю Хуацина со многими людьми, которые после основания КНР в октябре 1949 г. стали высшими руководителями государства. Особое значение имело то, что Лю Хуацин познакомился и установил хорошие отношения с Дэн Сяопином, который был назначен политкомиссаром 129-й дивизии четвертой армии[6]. Это, несомненно, сыграло важную роль в последующей карьере Лю Хуацина.

В ноябре 1989 г., выдвигая Лю Хуацина на должность заместителя Председателя ЦВС, Дэн Сяопин отметил, что у Цзян Цзэминя (которого только что назначили руководителем этой высшей военной руководящей структуры) не так уж велик опыт общения с войсками и в помощь ему необходимо выделить авторитетного профессионального военного. Он также отметил, что Лю Хуацин, начинавший свой служебный путь в четвертой Красной армии, откуда вышли многие представители военного командования НОАК,  хорошо подходит на эту роль[7].

В конце 1949 г. Лю Хуацин был назначен секретарем парткома партшколы второй полевой армии и по совместительству зам. начальника ее политотдела. В начале марта 1950 г. вторая полевая армия была перебазирована из Нанкина в Чунцин. Армейскую партшколу, где работал Лю Хуацин, переименовали в военно-политический университет юго-западного военного округа. Одна из задач, которую приходилось решать в это время Лю Хуацину, состояла в руководстве перевоспитанием более 900 тысяч гоминьдановских военнослужащих, сдавшихся НОАК[8].

Как видим, на первом этапе своей военной службы Лю Хуацин был политработником. Он придерживался очень твердых идеологических убеждений, которые в концентрированной форме были выражены в его выступлении на заседании Центрального Военного Совета ЦК КПК в ноябре 1989 г. Сердцевиной его взглядов было стремление обеспечить абсолютное и беспрекословное подчинение армии партийному руководству. Неудивительно, что Дэн Сяопин без колебаний доверил такому человеку командование войсками в сложнейший момент после событий 4 июня 1989 г. на площади Тяньаньмэнь, когда, по мнению Дэн Сяопина, главной целью было обеспечение надежного контроля КПК над вооруженными силами[9].

Будучи по-настоящему убежденным коммунистом, Лю Хуацин никогда не был зашоренным догматиком, пренебрегающим возможностью поучиться полезным вещам даже у наиболее «идеологически чуждых» партнеров. Это можно увидеть, например, из того, сколь объективно и уважительно он анализирует опыт боевых действий, накопленный британскими войсками во время фолклендского конфликта[10]или же опыт проведения США операции «Буря в пустыне»[11].

Лю Хуацин с болью воспринял распад Советского Союза. Свое понимание причин этого он изложил следующим образом:

Во–первых, ЦК КПСС  отошел от марксизма–ленинизма.

Во-вторых, деятельность партийных организаций оказалась парализованной.

В-третьих, последствия проведения либерализации, департизации и деполитизации в войсках оказались весьма негативными.

В-четвертых, произошло разложение правящего слоя[12].

Он никогда не поднимал тему распада СССР в беседах с российскими представителями, всегда подчеркивал, что безусловно уважает исторический выбор, сделанный российским народом.

В феврале 1952 г. Лю Хуацин получил уведомление от ЦК КПК, предписывающее ему немедленно прибыть в Пекин для беседы с командующим флотом Сяо Цзингуаном. Тот сообщил, что принято решение направить Лю Хуацина зам. политкомиссара Даляньского военно-морского училища[13]. Так начался новый — военно-морской — этап его карьеры.

Договоренность о советском содействии в создании и обеспечении функционирования данного училища была достигнута еще в августе 1949 г.[14]. Прибыв на место, Лю Хуацин немедленно столкнулся с необходимостью выстраивать взаимоотношения с советскими специалистами[15].Этот опыт весьма пригодился ему в последующей работе.

Прежде всего, Лю пришлось бороться с высокомерно-пренебрежительным отношением к советской науке и технике, с завышенными оценками собственных возможностей. Одновременно он убеждал людей не стремиться заимствовать опыт Советского Союза без учета китайской специфики[16]. Лю Хуацин параллельно занимался введением рациональной организации труда советских специалистов и разъяснял им невозможность всецело, без необходимой адаптации, переносить советский опыт на китайскую почву.

Еще более глубокое воздействие на профессиональное становление Лю Хуацина оказала его учеба в Военно-морской академии им. К.Е.Ворошилова в Ленинграде, куда он прибыл в конце августа 1954 г.[17]. 15 февраля 1958 г. Лю Хуацин получил заработанный упорным трудом диплом с отличием. Теперь он стал действительно технически образованным офицером, овладевшим знаниями об основах функционирования не только военно-морских, но и других видов вооружений[18]. В ноябре 1989 г. Дэн Сяопин прямо сказал Лю Хуацину, что он является единственным представителем китайского высшего военного командования, который разбирается в вооружениях и военной технике, вследствие чего должен принять ответственность за руководство их модернизацией[19].

Лю Хуацин начал изучать русский язык в 1954 г., когда ему было 38 лет.  Давался он ему тяжело. Невзирая на это, за время учебы в Ленинграде он достиг больших успехов. В 1990-х гг., в отличие от многих других китайцев, учившихся ранее в Советском Союзе, Лю Хуацин не стремился продемонстрировать свои познания в языке, крайне редко произносил какую-нибудь фразу по-русски.

Со времен учебы Лю Хуацин сохранил теплые чувства к нашей стране и к ее народам. Во время переговоров приходилось неоднократно убеждаться в том, что он действительно понимает особенности российского менталитета. Вместе с тем он очень редко ударялся в воспоминания о своей учебе в Ленинграде. Только однажды рассказал, как, возвращаясь на родину на поезде, заступился перед советскими пограничниками за китайца, ехавшего с ним в одном вагоне и пытавшегося провезти через границу закупленные на Алтае панты.

После возвращения из СССР в марте 1958 г. Лю Хуацин был назначен зам. командующего, начальником штаба Люйшуньской военно-морской базы[20]. В июле 1960 г. он стал зам. командующего Северным флотом, командующим Люйшуньской военно-морской базой[21]. В этот период на основе советских образцов Лю Хуацин составил нормативные документы, регламентирующие несение службы на этой базе[22].

В конце 1960 г. ЦК КПК принял решение о создании «исследовательских академий» авиационной, военно-морской и электронной техники. 7 июня 1961 г. ЦВС издал приказ о создании «исследовательской академии военных судов», которую назвали «седьмой академией министерства обороны»[23].

14 августа 1961 г. премьер Чжоу Эньлай подписал приказ о назначении Лю Хуацина начальником «седьмой академии». Это ознаменовало еще один крутой поворот в его карьере — отныне он оказался неразрывно связан с разработкой и производством вооружения и военной техники. Именно с этого момента Лю Хуацин стал работать под руководством маршала Не Жунчжэня занимавшего тогда должности зам. председателя ЦВС, вице-премьера Госсовета, председателя Госкомитетов по науке и по оборонной науке и технике[24].

Первая задача, которую Лю Хуацину пришлось решать на новом посту, заключалась в налаживании копирования нескольких проектов советских военных судов[25]. Это делалось на вполне законных основаниях, в соответствии с закрытым межправительственным соглашением от 4 февраля 1959 г. Согласно его условиям,  Китаю передавались натурные образцы советских военных судов с вооружением и документация на них.

Это было делом  достаточно сложным, поскольку еще в 1960 г. из-за ухудшения двусторонних отношений советская сторона отозвала специалистов, а также прервала поставки комплектного оборудования и материалов.

При организации воспроизводства советского вооружения Лю Хуацин вновь столкнулся с необходимостью бороться с двумя тенденциями. Одна из них состояла в пренебрежительном отношении к копированию уже  разработанной другими странами техники, в стремлении  заниматься только самыми передовыми мировыми технологиями, а другая — в том, чтобы ограничиваться только повторением уже созданного, не предпринимая попыток дальнейшего развития. Лю Хуацину пришлось разработать целую систему взглядов, определяющих комплексный подход к копированию зарубежной военной техники. Это наложило отпечаток на его последующее отношение к ВТС сначала с Советским Союзом, а затем и с Россией, определило его особое внимание к налаживанию лицензионного производства как одной из важнейших форм взаимодействия с зарубежными партнерами[26].

К марту 1964 г. руководимая Лю Хуацином «седьмая академия» выполнила задачу по копированию и налаживанию производства в Китае пяти типов советских боевых кораблей[27].

В августе 1968 г., в разгар «культурной революции» Лю Хуацин был назначен зам. председателя Комитета по оборонной науке, возглавляемого Не Жунчжэнем. Вскоре после этого Лю подвергся ожесточенной травле со стороны хунвэйбинов[28].

В июне 1969 г. Госсовет КНР принял решение, в соответствии с которым судостроительная промышленность передавалась в ведение флота. Лю Хуацин был назначен руководителем «судостроительной канцелярии». В этом качестве он организовал налаживание производства целого ряда типов новых для китайской промышленности военных судов. Кроме того, в конце 60-х - начале 70-х гг. ХХ в. Лю Хуацин занимался организацией боевых действий в районе островов Сиша в Южно-Китайском море, руководил программой оказания военной помощи КНДР, координировал оказание содействия Вьетнаму в тралении американских мин и составил для руководства доклад с предложениями относительно долгосрочной программы развития флота[29].

В августе 1975 г. Не Жунчжэнь передал Лю Хуацину согласованное с Дэн Сяопином предложение войти в «руководящую группу» по восстановлению деятельности Академии наук Китая. Это было частью общего курса вернувшегося к власти Дэн Сяопина по наведению порядка в стране, ввергнутой в смуту «культурной революцией»[30].

 В конце 1977 г. Лю Хуацин был назначен начальником Генерального штаба НОАК. В этом качестве ему пришлось руководить тыловым обеспечением китайской армии, осуществлявшей «операцию возмездия» против Вьетнама. Тяжелые для китайской армии уроки этой кампании заставили его еще лучше понять, насколько остро вооруженные силы КНР нуждаются в серьезной модернизации[31].

28 августа 1982 г., за три дня до открытия 12 съезда КПК, Лю Хуацин был назначен командующим флотом. На этой должности он, в частности, стал всерьез обдумывать планы создания китайского авианосца и дальнейшее развитие программы создания атомных подводных лодок[32].

В октябре 1987 г. Лю Хуацину исполнился уже 71 год и он стал подумывать об отставке. Его планы были нарушены вызовом на узкое совещание, происходившее дома у Дэн Сяопина. По его итогам Лю Хуацин был назначен заместителем ответственного секретаря Центрального Военного Совета, в сферу обязанностей которого входило руководство процессом модернизации вооружения и военной техники НОАК[33].

Наконец, в ноябре 1989 г. Лю Хуацин по приказу Дэн Сяопина был назначен на высшую должность в своей карьере ― заместителя председателя Центрального Военного Совета КНР и Военного Совета ЦК КПК. При этом Дэн Сяопин заявил о том, что Лю Хуацин пользуется его полным доверием[34]. В течение 1990-х гг. авторитет Лю Хуацина в вопросах, связанных со столь деликатной  и затратной сферой, как ВТС с Советским Союзом, был практически непререкаемым.





  1. Официальную биографию Лю Хуацина см.: Большой толковый словарь членов ЦК КПК различных созывов, 1921-2003 (Чжунго гунчаньдан лицэн чжун ян вэй юань да цыдянь) 中国共产党历層中央委员大辞典. Пекин, 2004. С. 434-435.
  2. Воспоминания Лю Хуацина. С. 1-6.
  3. Через несколько лет Лю Хуацин был арестован в ходе компании по чистке контрреволюционеров и изгнан из партии. Повторно вступить в КПК ему разрешили в 1935 г., по завершении Великого похода, когда Лю Хуацин с войсками прибыл из Центрального Китая на север пров. Шаньси. Впоследствии он писал в анкетах, что был принят в партию в 1935 г.
  4. Воспоминания Лю Хуацина. С. 7-14.
  5. Воспоминания Лю Хуацина. С. 84-93.
  6. Там же. С. 95-97.
  7. Там же. С. 576.
  8. Там же. С. 238-239, 246-247.
  9. Там же. С. 576-578.
  10. Там же. С. 510-514.
  11. Там же. С. 603-614. Фрагмент 13 перевода. См. также: Развернуть углубленное изучение войны в Персидском заливе (Шэнь жу Хайвань чжаньчжэн дэ яньцзю) 深入海湾战争的研究 (11 марта 1991 г.). Основное содержание выступления после заслушивания доклада Академии военных наук относительно изучения опыта войны в Персидском заливе // Избранные работы Лю Хуацина на военные темы (Лю Хуацин цзюньши вэньсюань 刘华清军事文选). Т. 2. Пекин, 2007. С. 127-129.
  12. Воспоминания Лю Хуацина. С. 604.
  13. Там же. С. 252-253.
  14. См.: Фрагмент 1 перевода.
  15. Воспоминания Лю Хуацина. С. 257-259.
  16. В 1950-х гг. подобные дискуссии о подходах к изучению опыта Советской Армии были в НОАК весьма оживленными, см.: Лю Чжицин 刘志请. Дискуссия об изучении Советской Армии в 50-х годах и ее развязка (50 няньдай сюэси суцзюнь дэ чжэньлунь юй цзицзюй 50年代学习苏军的争论与结局) // История и современные реалии российско-китайских отношений (Чжун-Э гуаньси дэ лиши юй сяньши 中俄关系的). Пекин, 2004. С. 522-542.
  17. Фрагмент 2 перевода.
  18. Воспоминания Лю Хуацина. С. 265–268. См. также: Письмо генералам Ань-дэ-ле-е-фу, А-ла-фу-цзо-фу и Пэй-ши-цзинь (Чжи Аньдэлеефу, Алафуцзофу, Пэйшицзинь цзянцзюнь дэ синь 致安德烈耶夫,阿拉夫佐夫,佩什金将军的信) (сентябрь 1957 г.). Благодарственное письмо, написанное Лю Хуацином от имени всех китайских слушателей военно-морской академии в ответ на поздравление с 8-й годовщиной основания КНР // Избранные работы Лю Хуацина… Т. 1. С. 39.
  19. Воспоминания Лю Хуацина. С. 575.
  20. См.: Воспоминания Лю Хуацина. С. 274. Люйшунь – китайское название Порт-Артура.
  21. Там же. С. 282.
  22. При составлении распорядительных и нормативных документов необходимо брать за основу собственную практику (Бянь се хайцзюнь тяо лин тяо ли яо и во вэйчжу 编写海军条令条例要以我为主) (апрель 1958 г.). Основное содержание выступления на совещании по выработке распорядительных и нормативных документов Люйшуньской военно-морской базы // Избранные работы Лю Хуацина… Т. 1. С. 41.
  23. Воспоминания Лю Хуацина. С. 283–284.
  24. Там же. С. 285.
  25. Там же. С. 294–297; Относительно курса, при котором за основу берется копирование (Гуаньюй и фанчжи вэйчжу дэ фанчжэнь 关于以仿制为主的方针) (22.06.1962). Часть первая выступления на расширенном заседании постоянного комитета парткома КПК седьмой академии Министерства обороны // Избранные работы Лю Хуацина. Т. 1. С. 62–65; Вопросы научно-исследовательской работы в сфере военных судов и выстраивания ее системы (Цзяньчуань кэянь гунцзо хэ тиси цзяньшэ вэньти 舰船科研工作和体系建设问题 (23.08.1962). Доклад «седьмой академии», в основном написанный Лю Хуацином // Избранные работы Лю Хуацина. Т. 1. С. 66–77; Правильно познавать копирование и осуществлять его (Чжэнцюэ жэньши хэ шисин фанчжи 正确认识和实行仿制) (22.09.1962). Выступление на заседании парткома КПК ВМФ и Комитета по оборонной науке // Избранные работы Лю Хуацина… Т. 1. С. 78–80; Настоящим образом на практике заняться научно-исследовательской работой (Цеши ба кэсюэ жэнь у ло дао шичу 切实把科研任务落到实处) (01.03.1963). Часть доклада «седьмой академии» относительно обобщения итогов 1962 г. и задач на 1963 г. // Избранные работы Лю Хуацина. Т. 1. С. 81–94.
  26. Фрагмент 3 перевода.
  27. Воспоминания Лю Хуацина. С. 298.
  28. Там же. С. 307–312.
  29. Там же. С. 338–358.
  30. Там же. С. 360–370.
  31. Воспоминания Лю Хуацина. С. 394–396.
  32. Там же. С. 477–482; фрагменты 4 и 5 перевода.
  33. Там же. С. 574–575; фрагмент 6 перевода.
  34. Там же. С. 575–576; фрагмент 7 перевода.
 [Вверх ↑]
[Оглавление]
 
 

Новые публикации на Синологии.Ру

Причины неудачной политики Цинской империи в Синьцзяне 1884 – 1912 гг.
Интернет-канал по истории Китая С.В. Дмитриева
Интервью с А.М. Карапетьянцем, ч.1
Интернет-литература в Китае как воплощение кибер-эпохи
Биография Бо Цзюй-и и её отражение в ста четверостишиях (цзюэ-цзюй) второй половины его жизни


© Copyright 2009-2020. Использование материалов по согласованию с администрацией сайта.