Синология.Ру

Синология.Ру

Тематический раздел


Эпиграфический комплекс II в. до н.э. из Шуангудуя

 

 

 

Введение

В данной статье исследованы[1] фрагменты бамбуковых планок, содержащих списки государей различных царств эпох Западного Чжоу (1027–771 гг. до н.э.) и Восточного Чжоу (771–221 гг. до н.э.), которые были обнаружены в Шуангудуе 双古堆 (уезд Фуян, пров. Аньхой) в погребении западноханьского аристократа Жуинь-хоу 汝阴侯.
 
Приступая к исследованию, отметим, что к настоящему времени в российской синологии число переведённых основополагающих исторических источников по периодам Чуньцю (771–453 гг. до н.э.), Чжаньго (453–221 гг. до н.э.), империи Цинь и времени борьбы за её наследие (221–202 гг. до н.э.), а также империи Западная Хань (202 г. до н.э. – 8 г. н.э.) уже сравнительно велико. Изданы полные переводы: Шицзи («Исторические записки») Сыма Цяня, Го юй («Речи царств»), Губэнь Чжу шу цзи нянь («Древний текст “Бамбуковых анналов”», реконструкция хроник царства Цзинь и его преемника – Вэй 魏), пять из двенадцати глав Чуньцю Цзочжуань («Комментарий Цзо к “Вёснам и осеням”»), несколько разделов Чжаньгоцэ («Планы сражающихся царств») [3; 5; 10; 21–29; 34]; переведено также немало сочинений общественной мысли и литературных произведений. Нет необходимости говорить о том, что европейскими и американскими коллегами переведено и в разной степени изучено значительное число разнообразных письменых памятников. Одновременно с этим совершенствуются методы анализа источников; а благодаря возможностям Интернета значительно упростился доступ к информационным ресурсам. Всё это создает благоприятные условия для более глубокого изучения древнекитайской истории.
 
В этой связи возрастает значение ввода в научный оборот и изучения ещё двух видов исторических источников – эпиграфических и археологических. Если по истории периодов Шан (ок. 1300–1027 гг. до н.э.) и Западное Чжоу важнейшими эпиграфическими источниками являются надписи на костях, панцирях черепах и бронзовых изделиях, то со временем число материалов расширяется, в период Чуньцю – это тексты клятв, проклятий и гаданий на нефритовых и каменных жезлах, пластинах, дисках (памятники Хоума, Циньян, Сишэнцунь – из царства Цзинь), а в периоды Чжаньго, Цинь, Западная и Восточная Хань (25–220 гг. н.э.) наиболее многичисленными становятся тексты на бамбуковых планках (совр. кит. чжу цзянь 竹简), деревянных дощечках (совр. кит. муду 木牍) и шёлке (совр. кит. бошу 帛书), которые находят в погребениях представителей различных слоёв родовой и служилой знати[2].
 
Китайскими специалистами проводится большая подготовительная работа по обнаружению, публикации, описанию и первичному анализу этих письменных памятников, после чего они вводятся в научный оборот и становятся достоянием науки[3].
 
Среди эпиграфических письменных памятников можно выделить две большие группы: (1) письменные произведения и (2) документы[4]. К первой группе могут быть отнесены сочинения исторические: хроники, списки правителей; литературные: поэтические (например, фрагменты из Шицзина), философские (Дао дэ цзин, Чжуан-цзы и др.), медицинские, религиозные, мантические, астрологические и пр. Ко второй – разного рода официальные тексты: законы, статуты, предписания, к ним близко прилегают описания судебных прецедентов и т.п.[5]
 
Число отдельных атрибутированных произведений, обнаруженных к настоящему времени, сравнительно велико[6]. Среди них есть как ранее неизвестные, так и те, чьи названия знакомы по упоминаниям в каталогах, а также те, которые не имеют аналогов среди сочинений, сохранившихся в культурной традиции. При этом эпиграфические версии порой содержат разночтения, утраченные фрагменты или даже дотоле неизвестные разделы (Чжаньгоцэ, Сунь-цзы бинфа, Чжоу и, Шицзин и др.). Ценность эпиграфических источников велика; благодаря им существенно расширились представления о разнообразии книжного мира своего времени. Многие из сочинений содержат уникальные сведения о прежде неизвестных исторических и культурных реалиях.
 
В российской науке наибольшее внимание уделялось юридическим и хозяйственным документам – в основном из погребения циньского времени в Шуйхуди, в которых содержались актуальные для того периода развития отечественной синологии сведения, имеющие отношение к социально-экономическим аспектам изучения истории[7].
 
В последние годы на русском языке появились новые работы, посвящённые анализу эпиграфических источников. В 2007 г. в статье Л.А. Ахтемовой была предпринята попытка систематизации и обобщения сведений о значительном числе археологических памятников, во время раскопок которых были обнаружены различные тексты, прежде всего с точки зрения их географического распространения, распределения по историческим периодам (с IV в. до н.э. по IV в. н.э.); также в статье были представлены результаты количественного анализа письменных произведений (по жанру, по материалу носителя и пр.)[8].
 
Тематическая направленность эпиграфических памятников сравнительно велика, но далеко не всеохватна. В них сохранены важные, зачастую уникальные сведения, которые значительно расширяют представления о некоторых сторонах истории и культуры Древнего Китая (в частности, о хозяйственных отношениях, юридической практике и др.), но самых важных для историка текстов, содержащих новые сведения о событийной (политической) истории – менее всего. Соответственно, каждая находка и её публикация имеет колоссальную научную значимость. В связи с этим важно отметить появление в российской науке перевода и исследования единственного из известных в настоящее время эпиграфических произведений хроникального характера, названного современными китайскими специалистами Бянь нянь цзи – хроники, составленного циньским чиновником по фамилии Си, которое хотя и носит частный (неофициальный) характер, но включает в себя фрагменты из государственной хроники царства Цинь (также из погребения в Шуйхуди, ок. 217 г. до н.э.) [33 с. 125–128].
 
Если говорить о текстах, имеющих отношение к социально-экономической сфере, то следует отметить переводы фрагментов циньских «Статутов о полях» и описания документов и судебника, обнаруженных в двух погребениях из Чжанцзяшани, которые датируются началом Западной Хань (ещё более ранние, чем могила из Шуангудуя): М-247 – 186 г. до н.э. и М-258 – ок. 175 г. до н.э. [14–17].
 
Внимание российских специалистов также привлекли некоторые сочинения философского, мантического и медицинского содержания. Общая характеристика эпиграфических текстов мантического характера была дана А.И. Кобзевым и С.В. Зининым [12, с. 136–139]. Сопоставление традиционной версии основополагающего даоского канона Дао дэ цзин с двумя списками из Годянь (кон. IV – нач. III в. до н.э.) и Мавандуя (погребение № 3, 168 г. до н.э.) было выполнено В.В. Малявиным [11]. В.М. Яковлевым был описан и частично переведён принадлежащий к мантической традиции эпиграфический памятник Гуй цзан из Ванцзятай [35; 36].
 
1. Краткое описание археологического памятника Шуангудуй и эпиграфических находок
 
Раскопки памятника Шуангудуй проходили в 1977 г. Погребение хоу владения Жуинь, в котором были найдены фрагменты бамбуковых планок и деревянные дощечки с текстами, получило номер М-1. Недалеко от него было раскопано более раннее погребение (М-2), которое вероятнее всего принадлежало супруге хоу, в нём также найдено несколько деревянных дощечек с текстами. Их, как правило, рассматривают вместе [47, с. 17–18].
 
Владение Жуинь было расположено на реке Инхэ 颖河, северном притоке р. Хуайхэ, в 30 км от её русла. Это часть крупного аграрного очага в бассейне Хуайхэ – область, лежащая в центре «двуединой империи» – на месте смыкания китайского Севера и Юга. В период Чуньцю (771–453 гг. до н.э.) это были земли царства Ху 胡, которые ещё в 518 г. до н.э. вошли в состав стремившегося на Великую Равнину царства Чу [30, с. 72–75]. Именно там в период Чжаньго основывались чуские столицы, а в Цинь и Западной Хань сохранялся дух великой чуской культуры.
 
Погребённый являлся представителем высшей знати Западной Хань (202 г. до н.э. – 8 г. н.э.). Его полное имя И-хоу Сяхоу Цзао 夷侯夏侯灶. О нём известно крайне мало, но с точки зрения изучения эпиграфического комплекса как части собрания книг своего времени очень важно упомянуть о том, что его отец был одной из самых ярких и заметных фигур начала Западной Хань. Сяхоу Цзао являлся сыном не просто высокопоставленного сановника, а одного из создателей западноханьского государства, который носил титул жуиньского хоу и звался Сяхоу Ином 夏侯婴 (? – ум. 172 г. до н.э.), а также был известен как Тэн-гун 滕公 (посмертный титул – Вэнь-хоу 文侯). Тэн-гун был земляком (родом из уезда Пэйсянь), близким другом, сподвижником и соратником первого западноханьского императора Гао-цзу (Лю Бана, прав. 202–196 гг. до н.э.). Из его биографии, которая содержится в Шицзи Сыма Цяня (гл. 95 «Жизнеописание Фань [Куая], Ли [Шана], Тэн[-гуна], Гуань [Ина]»), мы узнаём, что в имперское время он занимал почётную должность императорского конюшего тайпу 太仆 и входил в число девяти наиболее влиятельных сановников империи (цзю цин 九卿), но отличался от других вельмож тем, что будучи возничим колесницы Лю Бана, участвовал почти во всех военных походах этого императора-воина[9].
 
Его сын Сяхоу Цзао夏侯灶 был захоронен в 165 г. до н.э., на 15 году правления императора Вэнь-ди. Таким образом, отец и сын пережили правление Гао-цзу, его сына Хуй-ди (195–188 гг. до н.э.), сложное время борьбы за власть родственников императорского рода по женской линии из рода Люй (187–180 гг. до н.э.) и упокоились уже в правление Вэнь-ди, при котором был установлен порядок, управляемость, начаты модернизационные преобразования, заложены предпосылки для экономического и культурного подъёма [4].
 
Оба погребения ещё в древности были частично разграблены. Книги в виде связок бамбуковых планок и деревянных дощечек изначально были уложены в деревянные короба, которые после ограбления были разбиты, а лежащие в них планки рассыпаны и значительно повреждены. Часть погребений вторично пострадала уже во время японско-китайской войны, серьёзный урон был нанесён и во время раскопок [47, c. 12–13]. Всё это привело к тому, что уникальный набор эпиграфических текстов оказался в разрозненном и сильно фрагментированном виде, их упорядочивание и публикация потребовали много времени – работа до сих пор не завершена.
 
Комплекс эпиграфических текстов из Шуангудуя включает целый ряд произведений разной степени сохранности. Среди них имеются как известные в культурной традиции, или найденные в других погребениях Чжаньго, Цинь и Западной Хань, так и обнаруженные впервые. Поскольку большая часть находок из Шуангудуя имеет вид разроненных фрагментов бамбуковых планок, тексты на которых зачастую повреждены и трудночитаемы, сочинения далеко не всегда можно восстановить до их первоначального вида. Лишь некоторые оказалось возможным соотнести с более поздними сочинениями, «собранными» библиографами императорской библиотеки в I в. до н.э. Названия некоторых так и остаются невыявленными, специалисты могут только предполагать, что те или иные сочетания слов восходят к тому или иному типу произведений древности. Зачастую, когда имеется сравнительно много фрагментов одного предполагаемого сочинения, они объединяются под общим условным названием (что, заметим, не всегда оговаривается).
 
В Шуангудуе выявлены: фрагменты исторических произведений о периоде Чуньцю, близких к Цзочжуань, объединённых названием Чуньцю шиюй 春秋事語 («Речения о деяниях времён Чуньцю») на бамбуковых планках из погребения № 1 и на деревянных дощечках из погребения № 2; фрагменты поэтических произведений: из Шицзина 詩經 («Канон стихов); из поэмы чуского поэта Цюй Юаня Лисао 離騷 («Скорбь отлучённого»); фрагменты произведений общественной мысли: Цан цзе пянь 蒼頡篇 («Книга Цан Цзе»); Чжуан-цзы 莊子; Люйши чуньцю 吕氏春秋; фрагменты произведений, близких к созданным в I в. до н.э.: Синь юй 新序 («Новые речения») – сочинение Лу Цзя (рубеж III и II вв. до н.э.); Кунцзы цзя юй 孔子家語 («Речения Конфуция для школы»); Шоюань 說苑 («Сад речений»), который был собран Лю Сяном 劉向 (77–6 гг. до н.э.); Хань ши вайчжуань 韓詩外傳 («Внешний комментарий к “Канону песен” [по версии] господина Ханя») Хань Ина 韓嬰, который жил несколько позже, во II в. до н.э. – не сохранившийся в целостном виде памятник, комментарий к одной из версий Шицзина. Сочинения и тексты хозяйственной тематики: Цзо у юань чэн 作務員程 («Нормы для занимающихся ремёслами»); Сян гоу цзин 相狗經 («Отбор собак»). Медицинские сочинения: Син ци 行氣 («О циркуляции ци»); Вань у 萬物 («Разнообразные вещества»). Мантические и астрологические произведения: Чжоу-и 周易 («Чжоуские перемены»); Жи шу 日書 («Подневные записи»); Син дэ 刑德 («Наказание и благо»); Тяньвэнь цзачжань 天文 雜占 («Гадания по “Небесным узорам”»); Чжи гань 支干 («[Земные] ветви и [Небесные] стволы»); Суань шу 算数(«Исчисления»).
 
Не будем описывать весь эпиграфический комплекс – это задача отдельной статьи, а сосредоточимся на группе фрагментов, опубликованных одним из ведущих специалистов по шуангудуйским сочинениям Ху Пиншэном 湖平生, которые содержат последовательности упоминаний титулов правителей и цифр, указывающих при сопоставлении год правления, а при перечислениях – срок правления.
 
2. Описание планок с записью титулов правителей
 
Эпиграфические памятники собственно исторического содержания крайне немногочисленны, поэтому каждый из них имеет большое научное значение. Выше мы уже упоминали о пока единственной известной хронике, переведённой и изученной М.С. Целуйко [33, с. 150–156]. Рассматриваемые далее фрагменты с упоминаниями титулов правителей периодов Западное Чжоу, Чуньцю и Чжаньго – это остатки ещё одного и пока, насколько мы можем судить, последнего, сугубо исторического сочинения, обнаруженного во время раскопок.
 
Данный набор фрагментов бамбуковых планок в современной китайской научной литературе получил название Нянь бяо 年表 («Таблицы годов [правления]») [38; 41, с. 295–311; 49]. Ряд фрагментов (ок. 10) внутри него иногда объединяют в группу текстов под названием Дашицзи 大事記 («Записи о великих деяниях»)[10]. Оба названия были даны современными китайскими специалистами, и их следует считать условными, поскольку они не фигурируют ни на одной из планок. Более того, ещё окончательно не установлено, что это были именно «таблицы» и «записи».
 
Планки были обнаружены в разрозненном и фрагментированном состоянии, надписи на многих из них были повреждены, иероглифы не всегда прочитываются. Самый длинный фрагмент – около 9,5 см, самый короткий – около 1,5 см, бòльшая часть – ок. 5 см. Единственная попытка публикации, описания и классификации этих надписей была предпринята китайским специалистом Ху Пиншэном. Было установлено, что на них указаны посмертные (храмовые) титулы – ши (諡 или 謚) правителей периодов Западное Чжоу, Чуньцю, Чжаньго и империи Цинь, номер года правления [38; 49]. В то время титулы присваивались после смерти. При жизни монарха, соотечественники называли его гуном, в чужом государстве, упоминая его, к названию царства прибавляли титул знатности (гун 公, хоу 侯, бо 伯, цзы 子, нань 男), реже указавали его личное имя (мин 名). Если государя свергали, и к власти приходили правители из другой ветви рода, то храмовый титул мог и не присуждаться; тогда он упоминался так, как его звали внутри его рода (№ 042) – второе имя (цзы 字) и иероглиф, передающий старшинство в роду (бо 伯, шу 叔, мэн 孟, а также фу 父), то есть, так же, как и обычные представители знатных родов.
 
В статье, увидевшей свет сначала на английском (!) языке (1989), а затем в том же самом виде на китайском языке (1991), он опубликовал прорисовки только 32 из 200 фрагментов планок, которые поддаются прочтению, и попытался определить, к каким правителям каких царств относятся указанные в них титулы и годы правления[11]. Эта работа всё ещё не завершена, отдельного монографического издания всех двухсот фрагментов пока не было [43, с. 112, 286; 44, с. 90–93].
 
3. Методические подходы
 
При исследовании эпиграфических памятников разработка методов их исследования имеет особое значение. Ниже мы постараемся показать, что этот набор фрагментов планок не является однородным, и восходил, вероятнее всего, к нескольким (двум?) отдельным историческим произведениям, которые или существовали разрозненно или, по крайней мере, входили в одно сочинение в качестве самостоятельных разделов. Также проведём критический анализ предположения Ху Пиншэна о том, могли ли эти записи в своем изначальном виде быть таблицами.
 
Опираясь на публикацию этого специалиста, которая содержит прорисовки самих надписей, мы предлагаем свой подход к классификации и интерпретации некоторых из них[12]. Публикатор, явно знакомый со всеми планками, по неким причинам (о которых в статье не сказано) из всего массива отобрал для публикации менее седьмой части – по-видимому, то, что удалось прочесть.
 
Он предложил классификацию, которая, на наш взгляд, не является завершённой. Выделив два более-менее массовых типа надписей А и Б, которые, по его мнению, в изначальном виде и составляли таблицы наподобие тех, которые помещены в труде Сыма Цяня, остальные он отнёс к другим группам [38, c. 7]. Тип А: фрагмент сопоставительной таблицы, в которой год был указан в вертикальной колонке, название царства – в горизонтальной, а событие – внутри таблицы (сюда отнесены №№ 002, 084, 030, 109), тип Б: имена двух правителей, их посмертные титулы и номер годов их правления были помещены в одну колонку (№№ 038, 042, 063, 010).
 
Кроме того, в отдельные группы им были отнесены надписи следующего содержания: с упоминанием правителей, даты правления которых задают хронологические рамки (№№ 053, 112, 013, 083, 050, 056, 043, 059, 052, 110); с упоминанием событий (№№ 017, 021, 159, 041); с упоминанием правителей Западного и Восточного Чжоу (№№ 004, 006, 007, 008, 085); отдельно титул «Сян Ай-ван» (№ 119); со словами «нынешний ван» и «нынешний гун» (№№ 023, 032, 016) [38, c. 7, 9, 2–6, 11–23]. К неясным отнесён фрагмент № 016; без обсуждения оставлен фрагмент № 026.
 
Как видим, это не столько результат строгой типологизации, сколько попытка систематизированного описания по отдельным, разрозненным, сугубо содержательным признакам.
 
Наша задача заключалась в том, чтобы, сочетая палеографические и содержательные критерии, установить основные различительные признаки надписей и дать классификацию опубликованных фрагментов, а затем уже на основе этого предложить их историческую интерпретацию и, реконструируя утраченные смысловые части рассматриваемых записей, выполнить их перевод. Мы будем опираться на прорисовки иероглифов, сделанные публикатором, но в отдельных случаях возьмём на себя смелость высказать свои предположения, поскольку ко всему прочему в статье не приведены цветные и негативные изображения – это в определённой степени ограничивает возможности собственно палеографического изучения надписей (прежде всего особенностей написания иероглифов и т.п.). Массив надписей сильно фрагментирован, сами надписи настолько плохо сохранились, что составить более-менее однозначное представление об изначальном виде памятника сложно.
 
Вырабатывая критерии классификации, мы исходили из ряда текстологических задач, в частности, гипотезы об однородности этого массива (принадлежности к одному тексту или одной категории текстов), и об изначальном виде текстов: их изначальной структуре, особенностях содержания, временного и пространственного охвата и др. Конечно, было необходимо установить, содержали ли они новую историческую информацию, и вынести предположения о том, что может дать публикация всего массива фрагментов.
 
О классификации надписей
 
В основу классификации должны быть положены единые, устойчивые (повторяющиеся), наиболее массовые признаки.
 
Основными палеографическими признаками являются:
 
1. наличие разделительной черты между определённой последовательностью знаков. При этом данная черта не имеет признаков иероглифа – следов специальной техники написания кистью (нажим, скорость и пр.), она легко отличима от иероглифа, обозначающего цифру «один» (и 一), проведена от одного конца планки до другого и нанесена сверху близко к иероглифу, обозначающему титул, а снизу отстоит от иероглифа, означающего цифру;
 
2. наличие или отсутствие незаполненного пространства (пробела) между цифрой и разделительной чертой.
 
Опираясь на эти признаки, фрагменты были объединены в две большие категории:
 
1. «Сопоставительные записи» – надписи, для которых характерно наличие титулов правителей разных царств и числа, означающего порядковый номер года правления. Также характерно наличие разделительной горизонтальной черты, расположенной непосредственно над иероглифом, обозначающим титул правителя, а снизу отделена от иероглифа, обозначающего какое-либо число, пробелом. Степень сохранности фрагментов планок разная – есть более длинные, на которых сохранились упоминания трёх правителей, есть более короткие, на которых сохранилось упоминание двух правителей, и совсем короткие – с одним правителем. Внутри этой категории выделились две разновидности, а также несколько надписей, которые из-за фрагментированности невозможно отнести к какой-либо из двух категорий:
 
1.1. «Записи с упоминанием правителей и с указанием года их правления». В первоначальном тексте, насколько можно судить по одной бесспорной надписи (№ 026) и одной вероятной (№ 007), первая дата была более ранней.
 
1.2. «Записи с упоминанием правителей и одного события» – записи, для которых характерно наличие глагола. Они явно относятся к первой категории. Возможно, действия могли заполнять пробелы между цифрой и разделительной чертой в 1.1., но это не всегда верно, поскольку в ряде случаев в 1.2. название царства не указано.
 
Было выявлено также несколько надписей, которые из-за фрагментированности невозможно отнести к какой-либо из двух приведённых выше категорий, и которые потому образуют отдельную, третью категорию:
 
1.3. «Неясно, первая или вторая категория» – надписи фрагментированные настолько, что основные признаки категорий не сохранились.
 
2. «Списочные записи» – надписи с упоминанием нескольких правителей одного царства, правивших друг за другом, и числом, и указанием общего числа лет правления. Горизонтальные разделительные черты отделяют последовательность из двух правителей. При этом и сверху, и снизу черты расположены очень близко к иероглифам, без пробелов.
 
Только одна надпись, которая из-за сильной фрагментированности не содержит основных палеографических признаков категории, была отнесена к группе «прочие». В ней указан титул правителя владения Западное Чжоу, который из письменных памятников неизвестен.
 
О реконструкции лакун и переводе надписей первой категории
 
Поскольку набор фрагментов планок очень мал и представляет собой небольшую часть массива, мы старались замечать и фиксировать мельчайшие закономерности – повторы, совпадения и т.п.
 
При атрибуции царств, реконструкции утраченных фрагментов и переводе надписей первой категории мы стремились выделить те из них, которые могли бы быть названы эталонными. Для них характерна:
 
– сохранность как минимум двух правителей с указанием годов их правления;
– возможность сравнительно надёжной атрибуции с тем или иным царством.
 
Сложность исследования заключается в том, что эталонных во всех отношениях надписей в опубликованном массиве нет. Ближе всего к этим требованиям фрагменты №№ 026, 007, но, как мы увидим из текста их описания, таковыми они могут быть названы условно из-за своей неполной сохранности – в первом случае нет уверенности в реконструкции первого иероглифа титула первого правителя, а во втором атрибуция царств проводится со значительной степенью допущения. Тем не менее, на их основе можно сделать наблюдение о том, что год правления первого государя более ранний, чем второго[13].
 
Поскольку в надписях первой категории название царства упомянуто только один раз (№ 050), то во всех остальных случаях было необходимо выяснять, к какому царству относятся указанные в надписях титулы государей. Чаще всего мы принимали интерпретации, предложенные Ху Пиншэном, но в отдельных случаях предлагали свои варианты. Для этого прибегли к сопоставлению со списками правителей из Шицзи («Исторические записки») Сыма Цяня – важнейшего источника, который от рассматриваемых надписей отделён всего несколькими десятилетиями[14]. Но в нём описаны или упомянуты далеко не все царства (и соответственно, правившие династии). Например, нет отдельной главы, посвящённой истории такого крупного царства, как Чжуншань, которое играло заметную роль в истории Чжаньго[15]. Поэтому мы привлекали также данные Губэнь Чжушу цзинянь («Древнего текста “Бамбуковых анналов”») – реконструированной хроники царства Цзинь и возникшего на его основе в 453 г. царства Вэй-2 魏, в которой сохранились дополнительные сведения[16].
 
Таким образом, при реконструкции названий царств и утраченных дат нельзя исключить, что среди них мог быть и правитель (правители) царств, не упомянутый в Шицзи. Но, как представляется, правителей не должно быть много, поскольку в большей части бесспорных надписей упомянуты правители наиболее значительных царств (Чу, Цзинь, Цинь, Вэй-1 и др.). Следовательно, при атрибуции царств предпочтение отдавалось наиболее массовым. Например, если один и тот же титул мог быть у государей царств Чу и Янь, то выбор делался в пользу Чу, но если и в Цзинь, и в Цинь, тогда оставляли оба царства со знаками вопроса.
 
В целом, поскольку многие надписи повреждены, рассмотрение их – задача с большим числом допущений. Поэтому многие наши суждения имеют характер предположений. Тем не менее, представляется целесообразным высказать их, чтобы пройти весь путь исследования от классификации надписей до интерпретации их содержания и реконструкции первоначального вида, то есть провести своего рода эксперемент, направленный на отработку метода анализа эпиграфических памятников такого рода. Если другие сохранившиеся записи всё-таки будут опубликованы, появится возможность увидеть, какие направления рассуждений оказались оправданными, а какие – нет.
 
4. Уникальные материалы по истории Западного и Восточного Чжоу
 
4.1. Заголовки двух разделов в первоначальном сочинении
 
Среди рассматриваемого массива надписей особняком стоят две – заголовки двух разделов некого первоначального сочинения, соответствующие названиям двух позднечжоуских владений.
 
Фрагменты № 008 и 085 (Западное Чжоу и Восточное Чжоу)[17]
Фрагмент
№ 008
    Фрагмент № 085    
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

 
 
 
▀▀
西

 
Западное Чжоу  
 
 
 
 
 
 
▀▀


 

 
 
Восточное Чжоу
 
Палеографически эти две надписи существенно отличаются от всех остальных. Только для них характерно наличие широкой жирной полосы, нанесённой непосредственно над иероглифами, означающими название двух владений (Западное и Восточное Чжоу). Одновременно есть и разделительные черты, что может говорить о том, что это названия не отдельных сочинений (книг), а разделов внутри одного из них.
 
Наличие этих заголовков показывает, что в первоначальном сочинении был раздел, посвящённый последним столетиям истории чжоуского домена, который, начиная с V в. до н.э. несколько раз дробился на части. Его раздел и исторические судьбы возникших в результате этого владений – одна из наиболее запутанных и малоизученных тем истории Чжаньго. В Шицзи Сыма Цяня (гл. 4) и Губэнь Чжушу цзинянь содержатся некоторые весьма отрывочные упоминания об этом, однако ясной картины они не дают. Нет необходимости говорить о том, что новые данные о правителях этих двух владений имеют огромную научную ценность.
 
Поскольку в рассматриваемом массиве есть несколько записей, которые очевидно относятся к этим владениям, попытаемся систематизировать существующие исторические данные. Это поможет нам при атрибуции целого ряда надписей.
 
4.2. Сведения о Западном и Восточном Чжоу в письменных источниках
 
Согласно Шицзи, западночжоуский Цзин-ван (544–520 гг. до н.э.) где-то между 516 и 504 гг. до н.э. перенёс столицу домена на восток – из долины реки Ло в район современного города Чжэнчжоу. Но название домена не изменилось, он, как и раньше, назывался Чжоу [21, с 208, 337]. Далее из Шицзи мы узнаём, что позже, в какое-то время в течение своего правления чжоуский Као-ван (440–426 гг. до н.э.) выделил земли на западе от этой новой столицы Чжоу (область Хэнань, т.е. в долине р. Ло) своему младшему брату Хуань-гуну 桓公 (? – 414 г. до н.э.), который стал родоначальником новой династии. Тогда столицей вновь стал древний город Ванчэн 王城. С этого времени сосуществовали два владения.
 
Исконное Чжоу, расположенное на востоке, в котором правила основная линия династии, едва ли называлось тогда Восточным Чжоу. Второе, расположенное по отношению к нему на западе, получило название Западное Чжоу, в нём правила младшая линия. Из Шицзи известно, что в Западном Чжоу Хуань-гуну наследовал его сын Вэй-гун 威公 (413 – ок. 397 г. до н.э.), см. фрагмент № 007, а ему – его сын Хуй-гун 惠公 (ок. 397 – ? гг. до н.э.), см. фрагменты №№ 004, 010 [21, с 209].
 
Далее ситуация усложняется. Западночжоуский Хуй-гун (1) в свою очередь выделил из своего удела владение одному из своих сыновей; сын получил тот же титул Хуй-гун (2). Поскольку владение располагалось восточнее, то его стали называть Восточным Чжоу. И этот второй Хуй-гун (? – ум. 359 г. до н.э.) стал родоначальником династии восточночжоуских государей [45, с. 115]. Сроки правления этого восточночжоуского Хуй-гуна неизвестны. Но можно предположить, что к власти он был приведён в 70-е или в 60-е гг. IV в. до н.э. А из Губэнь Чжушу цзинянь («Древнего текста Бамбуковых анналов») известно, что он умер своей смертью в 359 г. до н.э. [3, с. 130, 178].
 
Таким образом, начиная с 90–80-х гг. IV в. до н.э., сосуществовало уже три чжоуских владения: домен чжоуского вана (его история описана в Шицзи, гл. 4), младшее по отношению к нему Западное Чжоу и младшее по отношение к последнему – Восточное Чжоу. Такое разделение значительно ослабляло ванский род и делало его удобным объектом для интриг со стороны разных царств, которые стремились отделаться от всех троих.
 
Далее в Шицзи (гл. 4) сохранены сообщения только о правителях основной ветви чжоуского дома, которая правила на востоке, и только в виде перечислений титулов (кроме развёрнутого описания правления Сянь-вана, при котором титул вана присвоил себе циньский правитель). Остальные правители Западного и Восточного Чжоу названы без указания титулов, поэтому неясно, о ком в конкретный исторический момент идёт речь. Известно только то, что в правление последнего чжоуского государя этой основной линии Нань-вана (314–256 гг. до н.э.) в Западном Чжоу (по Шицзи, гл. 4), или в Восточном (по Чжаньгоцэ) правил государь с титулом У-гун 武公, при котором в период с 321 по 307 гг. до н.э. начался династийный кризис – умер его старший сын, наследник, по имени Гун. Этим, видимо, и воспользовался Нань-ван и, возможно, сразу после смерти У-гуна, где-то между 314 и 307 гг. до н.э. перенёс свою ставку в столицу этого позднего Западного Чжоу, объединив, таким образом, оба владения [21, с. 210]. Соответственно, осталось два владения – собственно Чжоу, вобравшее в себя Западное Чжоу, и, видимо, воспринявшее (!) это название, а также Восточное Чжоу.
 
В 307 г. в результате сложной интриги, в которой были замешаны царства Цинь, Хань и Чу, между двумя Чжоу началась война, после которой упоминание Восточного Чжоу в Шицзи перестаёт встречаться. В 256 г. Нань-ван умер своей смертью на 59-м году правления, и столица западночжоуского владения была занята армией Цинь. А с Восточным Чжоу было покончено ещё через семь лет, в 250 г. до н.э. После этого все чжоуские земли вошли в состав Цинь [21, с. 216].
 
***
 
Далее рассмотрим отдельные надписи по выделенным категориям, будем располагать их в хронологической последовательности. Нумерация фрагментов, предложенная публикатором, сохраняется.

 

Анализ списков правителей

 
1. Сопоставительные записи
 
При систематизации материала отдельную наиболее многочисленную категорию образовали надписи, которые предполагают записи титулов правителей (одного, двух или трёх – в зависимости от степени сохранности планки), для которых также характерно наличие цифры, означающей порядковый номер года правления, а не общее число лет правлений, как у надписей второй категории. На таких надписях титул правителя одного царства и цифра от другого отделены разделительной чертой – это их основной палеографический признак.
 
1.1. Записи с упоминанием правителей и с указанием года их правления
 
1. Фрагмент № 043 (Лу и Вэй или Цзинь ?)
 
 






 
 
[Луский] Чжэнь-гун 13-й [год правления] (843 г. до н.э.)
| [?] Си [-хоу]
 
По мнению Ху Пиншэна, иероглиф чжэнь 畛 является вариантом записи иероглифа чжэнь 真 [38, c. 5]. Чжэнь-гун правил в Лу с ок. 855 по 826 гг. до н.э. (всего ок. 30 лет). 13-й год его правления приходится на 843 г. до н.э. (то есть, на два года раньше 841 г. до н.э. – года бегства чжоуского Ли-вана из столицы, события, о котором сказано в описаниях всех царств в Шицзи).
 
В Шицзи (гл. 33 «Наследственный дом луского Чжоу-гуна») этот правитель Лу упомянут, но его правление не описано. Таким образом, если атрибуция верна, то после публикации всего массива надписей могут появиться и новые сведения об истории Лу периода Западное Чжоу [25, с. 70].
 
Далее указан правитель, в первой части титула которого был иероглиф си 釐, встречающийся и в надписи № 056. В ней указан титул хоу 侯, а не гун. Согласно Шицзи, одновременно с луским Чжэнь-гуном государи с титулом Си-хоу правили в царстве Вэй-1 衛 в 854–813 гг. до н.э. и в Цзинь – в 840–823 гг. до н.э., а также в Янь (Си-хоу, 826–791 гг. до н.э.) и Цай (Си-хоу, 809–762 гг. до н.э.). Возможность того, что это были правители периферийного царства Янь и небольшого царства Цай, которые среди рассмотренного массива надписей никогда не встречаются, невелика. Скорее здесь упомянут государь одного из двух крупных царств Вэй-1 или Цзинь, правителикоторых встречаются в надписях и первой, и второй категорий. Поскольку фрагмент повреждён, и номер года утрачен, то сказать доподлинно, о правителе какого из них идёт речь, до публикации всего массива планок затруднительно.
 
2. Фрагмент № 083 (Чу)

 
 
 




?
 
| [Чуский] Сюн [Сюнь] (821–800 гг. до н.э.)
 
Наличие такого важного палеографического признака как горизонтальная разделяющая черта позволяет отнести данную запись к первой категории.
 
Иероглиф сюн, который входил в исконную титулатуру правителей царства Чу до принятия ими чжоуского титула ван, говорит о том, что здесь указан правитель именно этого царства. Далее планка повреждена, но сохранилось несколько черт верхней части второго иероглифа. По наблюдению Ху Пиншэна, здесь просматриваются элементы иероглифа сюнь 徇. Соответственно, это мог быть 12-й правитель царства Чу Сюн Сюнь 熊徇, который правил в 821–800 гг. до н.э. (22 года) [38, c. 4]. Обратим внимание на то, что в Шицзи (гл. 40 «Наследственный дом [царства] Чу») он упомянут, но его правление не описано, поэтому весьма вероятно, что публикация большего числа фрагментов может дать некоторые сведения о чуской истории его времени [25, с. 183].
 
Важно, что среди опубликованных надписей есть упоминание и следующего за ним правителя Сюн Э (800–791 гг. до н.э.).
 
3. Фрагмент № 013 (Чу и Цзинь ?)
 
 
 





 

穆 (?)
 
 
 
| [Чуского] Сюн Э 9-й [год правления] (792 гг. до н.э.)
| [Цзиньского] Му [-хоу ?-ый год правления]
 
Три первых иероглифа прочитываются легко. Как и в надписи № 083, первый – иероглиф сюн. Здесь указан чуский государь Сюн Э熊噩 (в Шицзи второй знак имеет иное написание – 鄂 с тем же чтением), который, согласно Шицзи, правил в 800–791 гг. до н.э., 10 лет [25, с. 184; 38, c. 3]. В Шицзи (гл. 40) его правление также не описано.
 
Поскольку между записями расположена горизонтальная черта и есть пробел, можно сказать, что далее указывается правитель другого царства. В его написании имеется одна особенность – отсутствие титула гун или хоу.
 
Ху Пиншэн, исходя из своей реконструкции начертания знаков, высказал предположение, что далее идут три знака, и они означают «Чжунли 終黎, 10 год» – где под Чжунли имеется в виду фамилия одной из боковых линий правящего в царстве Цинь рода Ин, берущая начало от легендарного предка по имени Цзао-фу. Чжунли был упомянут в авторском послесловии Сыма Цяня к гл. 6 «Основные записи [о деяниях дома] Цинь» [22, с. 52; 38, c. 3]. Это предположение представляется маловероятным, поскольку чуский правитель правил в VIII в. до н.э., а образование рода Чжунли относится к более раннему времени (IX в. до н.э.). Во-вторых, во всех известных нам надписях рассматриваемой части эпиграфического комплекса из Шуангудуя рода, фамилии и личные имена не упоминаются. Соответственно, возможность их появления здесь сомнительна. К тому же в разных источниках Чжунли записывается разными иероглифами (например, 鍾離).
 
Рассмотрим прорисовку Ху Пиншэна, который при воспроизведении иероглифов явно испытывал затруднения и сомнения. На ней после разделительной черты заметны три элемента двух или трёх иероглифов, что позволяет высказать два предположения.
 
Иероглифы:
 рис. 1рис. 1
Рис. 1
 рис. 2рис. 2
Рис. 2
 рис. 3рис. 3
Рис. 3
 рис. 4рис. 4
Рис. 4
 рис. 5рис. 5
Рис. 5
 рис. 6рис. 6
Рис. 6
 рис. 7рис. 7
Рис. 7
 рис. 8рис. 8
Рис. 8
 рис. 9рис. 9
Рис. 9
Если считать, что иероглифов – три, то первый знак может быть названием царства (как в случае с Цинь и Западным Чжоу), но какого именно, из прорисовки не ясно. Второй иероглиф по аналогии с рассмотренным выше может быть иероглифом Чжэнь 畛 и относиться к лускому Чжэнь-гуну (рис. 1 и 2). Если так, то, возможно, первый иероглиф (рис. 3) – искажённое или упрощённое при прорисовке написание иероглифа лу (рис. 4). А третий иероглиф в соответствии с нормой должен означать титул, и едва ли – цифру.
 
Если считать, что первые два элемента являются прорисовкой одного иероглифа, то по начертанию они ближе всего к иероглифам: му 穆 (см. фрагмент № 016 рис. 5) и шан 殤 (см. фрагмент № 042 рис. 6). На близкое к чускому Сюн Э время приходится правление Му-хоу из царства Цзинь, который был у власти в 811–785 гг. до н.э. (27 лет). А также Шан-шу из царства Цзинь, который правил в 784–781 гг. до н.э. (4 года). Соответственно, последний знак, который сохранился очень плохо (рис. 7), это или хоу (рис. 8), или шу (рис. 9).
 
Второе предположение представляется более вероятным, но кто именно из двух цзиньских правителей имелся в виду, сказать сложно. Оба правили тогда, когда в Цзинь начался длительный династический кризис.
 
4. Фрагмент № 052 (Чу)
 
Наличие горизонтальной черты и указание порядкового номера года позволяет отнести данный фрагмент к первой категории надписей. Кроме того, как и на других надписях этой категории, после цифры заметен пробел.
   
 
 




 
 
 
 
 
| [Чуский] У-ван 6-й [год правления] (736 г. до н.э.)
 
Поскольку в период Чуньцю (771–453 гг. до н.э.) правители с титулом ван кроме чжоуского домена были только в Чу, то не вызывает сомнения, что на данной планке упомянут У-ван царства Чу (Сюн-тун), который по Сыма Цяню правил в 741–690 гг. до н.э. (52 года) [38, c. 6]. Шестой год его правления приходится на 736 г. до н.э. Заметим, что в Шицзи (гл. 40) и Цзочжуань упоминание первого события его правления приходится только на 706 г. до н.э. [25, с. 184; 34, с. 106–107].
 
5. Фрагмент № 026 (Цзинь и Чу)








 
|[цзиньского] Чжао-гуна 7-й [год правления] (739 г. до н.э.)
| [чуского] У-вана 9-й [год правления] (733 г. до н.э.)
 
Это важная для дальнейшего хода наших рассуждений запись, поскольку в ней в отличие от записей, приведённых выше, цифры указаны после обоих титулов.
 
Первый знак в первой записи повреждён и плохо прорисован – Ху Пиншэн, как и в случае с рассмотренной выше надписью, испытывал сомнения. Поэтому начнём со второй.
 
В ней упомянут уже встречавшийся ранее (фрагмент № 52) У-ван из царства Чу, который правил в 741–690 гг. до н.э. (52 года). Соответственно, девятый год его правления приходится на 733 г. до н.э. Поскольку он же упомянут на планке № 026, то следует ещё раз отметить, что в сохранившемся массиве надписей один и тот же правитель в разных записях мог встречаться несколько раз. При этом, как видим, упоминались различные годы их правления (фрагмент № 52 – 6-й; фрагмент № 26 – 9-й). Это показывает, что акцент сделан не на фигуре правителя и факте его правления, а на определённом годе его правления, а, воможно, и на событии определённого типа, которое могло произойти в том году (см. далее раздел 1.2.).
 
Обратим внимание на то, что в описании правления чуского У-вана в письменных источниках (Шицзи, Чуньцю Цзочжуань) есть пропуск между 738 и 706 гг. до н.э., а приведённые фрагменты указывают на некие события 736 и 733 гг. до н.э., поэтому, если в дальнейшем будут опубликованы все фрагменты, то весьма вероятно, что появятся новые уникальные сведения об истории Чу в конце VIII в. до н.э., ключевом времени, связанном с началом значительного расширения территорий этого царства [30].
 
Что касается первого правителя в этой надписи, то Ху Пиншэн предположил, что им мог быть Чжао-гун из царства Чжэн, который, согласно Шицзи, правил в 701–695 гг. до н.э. (7 лет).
 
рис. 10рис. 10рис. 11рис. 11Но в прорисовке воспроизведена цифра 10, а не 7 [38, c. 6]. Характер прорисовки показывает, что её автор испытывал определённые сомнения. Нам же представляется, что 7 более вероятна, чем 10. Хотя эти цифры имеют похожее написание, тем не менее, различие между ними хорошо заметно из фрагмента № 007, на котором изображена цифра 17 (10 – рис. 10 и 7 – рис. 11). У цифры 7 вертикальная черта короче (см. фрагменты №№ 007, 023, 032), а у 10 – длиннее, но короче горизонтальная (см. фрагменты №№ 043, 007, 159, 084).
 
Более того, если принять версию, предложенную Ху Пиншэном, то окажется, что хронологическая последовательность двух правителей нарушена – первый правил позже второго, что нехарактерно для надписей категории № 1.
 
На наш взгляд, возможно ещё одно предположение. Согласно Шицзи, в царстве Цзинь с 745 по 739 гг. до н.э. (также 7 лет!) правил государь с титулом Чжао-хоу 昭侯. Если допустить, что переписчик назвал его гуном, то речь может идти именно об этом цзиньском правителе. Данное допущение представляется вполне вероятным, особенно если учитывать наличие расхождений в названиях титулов (да и в сроках правления) цзиньских государей, которые характерны для Шицзи и хроники царств Цзинь (!) и Вэй-2 魏 в Гу бэнь Чжушу цзинянь. Так как во втором памятнике правивший ранее цзиньский Вэнь-хоу (780–746 гг. до н.э.) назван Вэнь-гуном, то Чжао-хоу также мог называться гуном [3, с.93, 118].
 
В целом, второй вариант прорисовки (не 10, а 7) предпочтительнее.
 
И всё-таки какой же из двух правителей здесь указан? Как видим, девятый год чуского У-вана приходится на 733 г. до н.э. Если исходить из того, что, как правило, дата первого в надписи правителя более ранняя, то вероятнее цзиньский государь, поскольку седьмой год его правления приходится на 739 г. до н.э. (а у чжэнского – на 695 г. до н.э.).
 
Упоминание цзиньского Чжао-хоу в данном массиве надписей весьма вероятно и с содержательной стороны. Именно он в начальном году своего правления пожаловал своему дяде владение в Цюйво, в скором времени ставшее источником многолетней смуты, которая привела к тому, что в 679 г. до н.э. власть в Цзинь перешла к потомку именно цюйвоского правителя, а сам Чжао-хоу был убит. Начавшаяся смута и убийство правителя вполне могли вызвать искажения или утрату данных. Если так, то перед нами – случай записи титула правителя царства Цзинь до некой унификации, зафиксированной в Шицзи Сыма Цянем.
 
Итак, если атрибуция правителей верна, то между указанными годами – промежуток в семь лет, и первая дата более ранняя, чем вторая.
 
6. Фрагмент № 110 (Чу ?)
  ?


 
 
[Чуский] Чэн-ван
 
В период Чжаньго государь с титулом Чэн-ван правил в царстве Чу, в царстве Янь правил монарх с двойным титулом У-чэн-ван 武成王 (271–258 гг. до н.э.), в Чжао – также с двойным титулом Сяо-чэн- ван 孝成王 (265–245 гг. до н.э.). Поскольку над иероглифом чэн заметны фрагменты черты, то нельзя исключить, что это мог быть и фрагмент первого иероглифа титула. Но правители царств Янь и Чжао в рассматриваемом массиве не встречаются, а правители царства Чу упоминаются сравнительно часто, поэтому скорее всего это Чэн-ван из царства Чу, который правил в 671–626 гг. до н.э. (45 лет).
 
Фрагмент настолько мал, что никаких палеографических признаков категории не сохранилось. Мы отнесли данную надпись к первой категории, поскольку среди надписей второй категории царство Чу не упоминается.
 
7. Фрагмент № 084 (Цинь или Ци?)






 
 
[?] Кан-гун 12 (609 г. до н.э. или 393 г. до н.э.)
 
Над первым иероглифом заметна разделительная черта, а после цифры 12 есть пробел, поэтому данный фрагмент отнесён к надписям первой категории.
 
Ху Пиншэн привёл несколько вариантов атрибуции, но ни на одном не остановился [38, c. 10]. Правители с титулом Кан-гун 康公 правили в царствах: Цинь с 620 по 609 гг. до н.э. (12 лет); Ци с 404 по 379 гг. до н.э. (26 лет). Правитель царства Лу (354–345 гг. до н.э.) здесь не мог быть упомянут, поскольку правил менее срока, указанного на планке, – 10 лет.
 
Соответственно, наиболее вероятным является упоминание правителей либо Цинь, либо Ци. Если здесь указан правитель Цинь, то, несмотря на то, что цифра 12 соответствует сроку его правления – как в надписях второй категории, наличие после цифры пробела является палеографическим признаком надписи первой категории.

8. Фрагмент № 016 (Цзинь?, Лу, Чжэн)

Фрагмент планки велик настолько, что на нём, как во фрагментах № 023 и № 006, сохранились три сектора, с тем только различием, что упоминаются титулы всех трёх правителей.
 
霝?(靈)









廿 (四?)
 
| [цзиньского?] Лин-гуна 5-й [год правления], 616 г. до н.э.
| [луского?] Вэнь-гуна 5-й [год правления], 622 г. до н.э.
| [чжэнского?] Му-гуна (20-й или 4-й ?), 608 г. (или 624 г.) до н.э.
 
Эта надпись по палеографическим критериям относится к первой категории. В прорисовке иероглиф титула первого правителя трудночитаем, а иероглиф, обозначающий дату правления третьего правителя, неясен.
 
Ху Пиншэн пришёл к выводу, что подобрать правителей с такими титулами, правивших в одно время среди царств, описанных в Шицзи, нельзя [38, c. 22]. Отсюда два направления поиска подходящей атрибуции: 1) в Шицзи упомянут, но в надписи реализован иной принцип – правило временной последовательности не является строгим; 2) один или два из них это западно- или восточночжоуские правители.
 
Рассмотрим их.
 
1. Сначала выясним, встречаются ли в Шицзи близкие по времени правления трёх правителей с такими титулами. Оказалось, что подобрать трёх правивших в трёх разных царствах правителей с такими титулами так, чтобы указанные годы следовали один за другим, нельзя.
 
Ху Пиншэн предположил, что титул первого правителя может быть прочитан как лин 霝 (современное – 靈). Для второго и третьего правителей наиболее вероятная пара – луский Вэнь-гун и чжэнский Му-гун. Во времени ближе всего к ним Лин-гун из царства Цзинь (с 620 по 607 гг. до н.э.). Соответственно, пятый год его пребывания у власти приходился на 616 г. до н.э. Но этот год – более поздний, чем год правления второго правителя. Поскольку среди фрагментов надписей с указанием лет правления ни одного из трёх царей нет (в надписи № 006 не сохранились записи титулов), то мы не можем сказать, насколько строго действовало правило последовательности годов правления. Целый ряд других надписей заставляет считать, что оно не было обязательным.
 
Табл. 1. «Правители с титулами Лин-гун, Вэнь-гун, Му-гун в Шицзи»
Лин-гун Вэнь-гун Му-гун
  Ци. 815–804 Цзинь. 811–785
  Чэнь.754–745 Сун. 728–720
  Вэй. 659–535  
  Цзинь. 636–628  
  Лу. 626–609, 622 Чжэн. 627–606, 608
Цзинь. 620–607, 616 Цао. 617–595  
Чэнь. 613–599 Сун. 610–589  
Ци. 581–554 Янь. 554–549  
Вэй. 534–493    
Цинь. 424–415, 420   Лу. 409–377, (390)
Неясна и цифра правления третьего государя. На прорисовке изображена только часть иероглифа, – с определённой натяжкой это может быть и цифра 20, и цифра 4. Если считать, что предложенные нами атрибуции точны, то первая цифра вероятнее[18].
 
Итак, наиболее предпочтительным на настоящий момент можно считать предположение о том, что в этой надписи упомянуты правители царств Цзинь Лу Чжэн. С содержательной точки зрения сочетание этих трёх государств вокруг событий 20-х гг. VII в. до н.э. вполне допустимо. В то время это царства-союзники. Все они около 620 г. до н.э. заключили союз против Цинь. На пятом году правления Лин-гуна, в 616 г., Цинь напало на Цзинь; Цзинь нанесло ответный удар Цинь. В правление луского Вэнь-гуна отмечаются связи между Цзинь и Лу [25, с. 75–76]. В начале правления Му-гуна из Чжэн отмечаются связи с Цзинь, совместные военные походы против Цинь [26, c. 36]. Соответственно, возможность их соседства в одном перечне достаточно велика.
 
9. Фрагмент № 002 (Чу и Чжэн)
 







 
|
| [чуского] Чжао-вана 14-й [год] (502 г. до н.э.)
| [чжэнского?] Сянь-гуна …
 
Чжао-ван встречается в списках правителей царства Чу (515–488 гг. до н.э.), всего 28 лет; Янь (312–279), Вэй-2 (295–277). В данном случае наиболее вероятный вариант – Чу, поскольку царства Янь и Вэй-2 в рассматриваемом массиве не встречаются.
 
Из правителей с титулом Сян-гун ближе всего к чускому Чжао-вану по времени чжэнский Сянь-гун, который правил в 513–504 гг. до н.э. Он умер в 504 г. – за два года до 14-го года чуского Чжао-вана. Остальные (из Ци, Вэй-1; Янь и Цинь) во времени значительно удалены. Не подходит и правитель Западного Чжоу – это владение возникло позже.
 
Таким образом, вероятнее всего, здесь упоминался чжэнский Сянь-гун, гораздо менее вероятно – правитель некого царства, которое не было описано в Шицзи. Если так, то дата следовавшего вторым в последовательности правителя могла быть более ранней, чем у первого.
 
10. Фрагмент № 109 (Цинь ?, Вэй-1 )
 




 
[циньского Цзянь-гуна ?] 15-й [год правления], (400 г. до н.э.)
| [вэйского] Шэнь[-гуна]…
 
Ху Пиншэн эту надпись упомянул, но подробно рассматривать не стал. Он только предположил, что далее могла следовать запись о неком природном явлении, которое могло произойти на пятнадцатый год правления некого государя, которого он отнёс ко второму (позднему) царству Вэй-2 (его название записывается иероглифом вэй 魏) [38, c. 9].
 
Сначала рассмотрим второй титул. Правитель с титулом Шэнь-гун 慎公 известен только в царстве Вэй-1衛, он правил с 414 по 373 гг. до н.э. (42 года). Этот государь в Шицзи упомянут (гл. 37), но его правление вообще не описано, соответственно, есть вероятность того, что при публикации всех надписей в распоряжении специалистов появятся сведения о времени его пребывания у власти [25, с. 121].
 
В эти же годы ровно 15 лет правил Цзянь-гун 簡公 (414–400 гг. до н.э.) в царстве Цинь. Соответственно, указанная здесь цифра означает финальный год правления. Поскольку «цзянь-гуны» других царств правили значительно раньше (в Ци – в 484–481 гг. до н.э.; в Янь – в 504–493 гг. до н.э.), то степень вероятности отождествления правителя именно с циньским Цзянь-гуном достаточно велика.

11. Фрагмент № 006 (?, ?, Западное Чжоу)

По палеографическим признакам, положенным в основу классификации, приведённая ниже запись относится к первой категории.
   
十(?)


?



西
 
 
… 19-й (?) [год правления]
| ? -гун 6-й [год правления]
| западно-чжоуский [Хуань-гун] (до 414 г. до н.э.)
 
 
 
 
 
 
Как и во фрагментах № 016 и № 023, здесь указано три правления, но в первой записи название титула утрачено, во второй неясен иероглиф [38, c. 13–14]. В третьей сохранилось только название владения – Западное Чжоу (как в № 004), а титул также утрачен, поэтому можно только предполагать, кто из государей этого владения упомянут далее. Если принять в расчёт то, что далее, во фрагменте № 007, указан второй западночжоуский государь, то перед ним мог быть первый правитель Западного Чжоу Хуань-гун (? – 414 г. до н.э.), который получил это владение после раздробления чжоуского домена при чжоуском Као-ване (440–426 гг. до н.э.) [21, с. 209].
 
12. Фрагмент № 007 (Западное Чжоу, Ци)











 
 
| [западно-чжоуского] Вэй-гуна 17-й [год правления] (397 г. до н.э.)
| [циского?] | Кан-гуна 14-й [год правления] (391 г. до н.э.)
 
Это вторая запись, в которой сохранились цифры, указывающие на номер года правления обоих государей. По всем признакам это запись первой категории.
 
Среди правителей крупных царств периодов Чуньцю и Чжаньго, упомянутых в Шицзи, Вэй-гуна нет. Это и дало основания Ху Пиншэну высказать продуктивное предположение, вытекающее из наличия в массиве заголовков двух отдельных разделов «Западное Чжоу» (№ 008), «Восточное Чжоу» (№ 085): здесь мог быть упомянут Вэй-гун – второй правитель владения Западное Чжоу. Из Шицзи известно, что он находился на престоле в то время, когда в самом чжоуском домене правил Вэй-ле-ван (425–402 гг. до н.э.); начало правления Вэй-гуна приходится на 13-й год правления Вэй-ле-вана, соответственно, на 413 г. до н.э., дата же его смерти в Шицзи не указана [38, c. 14].
 
Если предположение Ху Пиншэна верно (что весьма вероятно), то мы узнаём, что Вэй-гун пребывал у власти не менее 17 лет. Если 413 г. до н.э. – год его вступления на престол, то 17-й год его правления приходится на 397 г. до н.э. Соответственно, этот западночжоуский правитель мог править в интервале между 413 и 397 гг. до н.э. Это очень важное свидетельство, благодаря которому становится известно, что он удерживал власть не менее 17 лет.
 
Поскольку начало правления первого западночжоуского правителя Хуань-гуна относится к интервалу между 440 и 426 гг. до н.э., а завершение – к 414 г. до н.э., то на основании рассмотрения фрагментов № 006 и № 007 выстраивается последовательность из двух правителей позднего Западного Чжоу: Хуань-гун (между 440–426? 414 гг. до н.э.) – Вэй-гун (413 – ок. 397 гг. до н.э.).
 
Вторым правителем в этой надписи Ху Пиншэн предположил Кан-гуна, который правил в царстве Ци в 404–379 гг. до н.э. (26 лет) [38, c. 14–15]. Соответственно, 14-й год его правления приходился на 391 г. до н.э.
 
Отметим, что чжоуских правителей и государей царства Ци кое-что объединяет. Цискому Кан-гуну выпала судьба, схожая с судьбой правителей чжоуского домена и двух его дочерних владений – в 386 г. до н.э. (на 19-й год своего правления) он был переселён из столицы в небольшой удел, а в царстве Ци начала править новая династия Тянь 田 [25, с. 63]. Соответственно, в данной надписи даты могли указывать на некое общее для двух правителей событие, возможно, связанное с упадком династии (см. ниже набор глаголов в 1.2.).
 
Важно обратить внимание на то, что вновь, как и в ещё одной полной надписи № 026, первая цифра – более ранняя, чем вторая, и между ними также временной интервал в семь лет. Но повторим, что пока уверенности в том, что это было строгое требование, нет, поскольку встречаются и иные варианты[19].
 
13. Фрагмент № 023 (?, Западное Чжоу ?, ?)
   





 
4-й [год правления]
| Нынешнего гуна 7-й [год правления]
|
Данный фрагмент повреждён настолько, что из трёх секторов надписи полностью прочитывается только вторая (средняя) запись. Она интересна тем, что здесь не указан титул, а помещён иероглиф цзинь 今 («нынешний», «настоящего времени»). Так обычно писали о правящих государях, ещё не имевших посмертного (храмового) титула. Соответственно, вероятнее всего его правление относится к III в. до н.э., к концу периода Чжаньго.
 
Ху Пиншэн, опираясь на то, что в конце периода Чжаньго правители большинства царств носили титул ван, предположил, что здесь был указан луский Цин-гун (272–248 гг. до н.э.) [38, c. 20–21]. Насколько можно судить по Шицзи, он был, пожалуй, единственным обладателем титула гун на то время (седьмой год его правления – 266 г. до н.э.).
 
Вспомним, что титул гун был также у правителей Западного и Восточного Чжоу (титул ван оставался только у представителя основной ветви дома Чжоу), поэтому это мог быть последний правитель одного из двух поздних Чжоу, тем более, что есть случай (хотя и гипотетический), когда правитель Западного Чжоу мог быть упомянут без указания названия своего владения (фрагмент № 007). Возможно, это и не требовалось, поскольку планки №№ 023 и 007 могли следовать за заголовками (фрагменты №№ 008 и 085). Соответственно, тексты фрагментов №№ 006 и 004, в которых указано название царства Западное Чжоу, могли принадлежать другому сочинению (или разделу).
 
Допустимыми представляются оба варианта атрибуции, но в целом указание правителя Лу менее вероятно, поскольку в III в. до н.э. это было уже очень маленькое и слабое царство, которое никакой роли в геополитике своего времени не играло. Вероятнее – правитель Западного или Восточного Чжоу (прежде всего Западного). Соответственно, данная запись могла относиться к времени накануне уничтожения владений Западное Чжоу в 256 г. (в случае Восточного Чжоу – в 250 г.). Если так, то мы можем узнать примерное время создания записей, по крайней мере, в отношении истории Западного Чжоу: 60–50-е гг. III в. до н.э.
 
Есть и ещё одна запись, в которой также упомянут иероглиф цзинь 今. Приведем её.
 
14. Фрагмент № 032 (Вэй-2?)
 



 
 
Нынешнего вана 7-й [год правления] (312 г. до н.э.) …
 
Планки № 23 и № 32 относятся к разным царствам конца периода Чжаньго: первая – к тому, где правил гун, вторая – к тому, где правил ван [38, c. 28–30]. Титул ван носили государи наиболее влиятельных царств конца Чжаньго: в Чу, Цинь, Вэй-2 魏, а также Хань и Янь. Царство Цинь мы исключили, поскольку в надписи № 053 указан Цинь Шихуан – последний правитель, ставший императором. Янь и Хань также маловероятны, поскольку в рассматриваемом массиве не встречаются, а чуский ван Ай-ван правил всего несколько месяцев в 228 г. до н.э.
 
Таким образом, остаётся правитель царства Вэй-2, который в Губэнь Чжушу цзинянь назван Сян-ваном 襄王 (318–296 гг. до н.э.), а в Шицзи – Ай-ваном 哀王 (видимо, он же упомянут в надписи № 119). В реконструированном тексте первого источника в хронике его правления встречается это же сочетание цзиньван [6.4.2]. Из хроники мы узнаем, что на седьмой год (312 г. до н.э.) произошёл целый ряд событий, в том числе и смерть правителя царства Хань Сюань-вана (332–312 гг. до н.э.) [3, с. 136, 182].
 
***
 
Итак, рассмотренные надписи позволяют предположить, что записи исторического характера могли восходить к нескольким сочинениям или нескольким разделам одного сочинения, в одном из которых были приведены списки правителей ряда царств с указанием отдельных годов их правления. Но с какой целью? Это ещё предстоит выяснить, пока же отметим, что некоторые надписи сохранили указания действий.
 
1.2. Записи с упоминанием события
 
Среди опубликованного массива есть четыре надписи, в которых упомянуто одно событие: со словом ван 亡, которое может быть переведено как или «умер», или даже «был убит», либо со словом гуй 歸, которое если следует после упоминания правителя царства, означает его возвращение в столицу со съезда, войны, охоты и т.п.[20]
 
Обратим внимание на то, что в упомянутой выше циньской хронике из Шуйхуди слово ван 亡 не упоминается ни разу, а гуй 歸 встречается дважды в значении «возвращать» какой-либо завоёванный ранее город. Но оба раза – в различной грамматической конструкции: в описании событий 302 г. до н.э. сказано, что «Возвратили [город] Пуфэн», а в 299 г. до н.э. – что «[город] Синьчэн был возвращён» [33, с. 150–151].
 
1. Фрагмент № 159 (Лу?)
 





 
 
[?-]гун на 11-й [год] был убит (796 г. до н.э.).
 
Здесь, в отличие от фрагментов №№ 41 и 21, перед глаголом ван 亡 указан номер года события, а за ним, возможно, пробел (как и в фрагменте № 017). Встаёт вопрос: чей год правления здесь указан – того, кто убил или того, кто был убит?
 
Это ещё один из самых сложных и важных с точки зрения исторической интерпретации событий случай. В Шицзи неоднократно встречаются события, которые происходили на 11-й год правления того или иного правителя. На наш взгляд, одним из наиболее вероятных может быть такое упоминание в главе 33 «Наследственный дом луского Чжоу-гуна»: «На одиннадцатом году нахождения у власти Бо-юя (796 г.) чжоуский Сюань-ван напал на [владение] Лу и убил его правителя Бо-юя (807–796 гг. до н.э.)» [25, с. 71]. Это же событие упомянуто в главе 14 Шицзи «Ши эр чжухоу няньбяо» («Погодовые таблицы наследственных правителей двенадцати [царств]») [23, с. 64].
 
Поскольку западночжоуский Сюань-ван упомянут и во фрагменте № 42, а правители царства Лу упоминались дважды (№№ 043, 016), то такое направление интерпретации заданное этим сообщением может быть весьма вероятным. Если после публикации всего массива фрагментов оно подтвердится, то можно будет говорить о наличии отдельной линии хроникальных событий, в которой прослеживались события правления чжоуских ванов основной линии династии до его разделения в период Чжаньго на Западное и Восточное Чжоу и после.
 
2. Фрагмент № 041 (Чжоу)
 




 
[Чжоуский] Сюань-ван был убит в Хао (782 г. до н.э.)
 
Фрагмент сильно повреждён, разделительные черты и пробел не сохранились. Соответственно, отнесение к той или иной группе затруднено.
 
По грамматике оно того же рода, что и рассмотренное выше (фрагмент № 159) – глагол стоит после титула. Но отличается от него наличием после него топонима.
 
По предположению Ху Пиншэна, здесь имеется в виду западночжоуский правитель Сюань-ван, который правил в 827–782 гг. до н.э., и умер или, что весьма вероятно, был убит в городе Хао, столице государства Чжоу [38, c. 11–12].
 
Возникает вопрос: почему здесь, в отличие от надписи № 159, отстутствует указание на год? Поскольку после титула перед глаголом срок правления не указан, датировка происходила как-то иначе, возможно, по году правления указанного выше правителя, а то и вовсе отсутствовала, поскольку речь шла о хорошо известных событиях времён раннего Западного Чжоу (№ 041, см. 021).

3. Фрагмент № 017 (? и Западное Чжоу?)

   






 
 
| … ?1[й год] был убит
| [?]Хуань-гуна 9-й [год] … (ок. 440–426 – 414 гг. до н.э.)
 
Эта надпись имеет ряд особенностей. По палеографическим признакам она явно относится к первой категории – между словом ван 亡 и следующей разделительной чертой имеется значительный пробел. Наличие этого слова (передающего действие) может свидетельствовать о том, что среди неопубликованных надписей первой категории есть и другие записи хроникального характера. Одновременно и для других надписей первой категории могло быть характерно указание в пробелах неких событий. Это важное наблюдение, которое может развиться в одно из основных направлений реконструкции исходного текста.
 
Из прорисовки следует, что сверху размещается разделительная черта, а затем следует слово ван 亡. Но могут быть и другие варианты. Например, в надписях №№ 159 и 063 в указании общего числа лет правления записана цифра 1. Кроме того, как и в рассмотренной выше надписи № 41, это могла быть нижняя черта иероглифа ван 王 (титул ван), после которого следует ван 亡. Итак, в утраченной части этой надписи перед словом мог стоять или год убийства правителя, или титул убитого правителя – ван 王.
 
Далее после пробела и разделительной черты следует название титула второго правителя и год его правления.
 
Исходя из наших представлений о приоритетности в рассматриваемом эпиграфическом массиве описания двух поздних чжоуских владений, весьма вероятным выглядит предположение, что Хуань- гун – правитель позднего Западного Чжоу. Если так, то мы получаем подтверждение тому, что он правил не менее 9 лет. Поскольку все три рассмотренные надписи относятся к группе 1.2. и могли быть связаны с Западным Чжоу, весьма вероятным выглядит предположение о том, что в массиве надписей из Шуангудуя могла быть хроника позднего Западного Чжоу.
 
4. Фрагмент № 021 (Западное или Восточное Чжоу?)


 
 
 



?
 
|
| «Гун вернулся в ?».
 
В верхней части между разделительными чертами запись отсутствует. В нижней содержится запись хроникального характера. Ху Пиншэн ограничился рассмотрением перевода слова гуй 歸, интерпретации всей надписи он не даёт [38, c. 13–15].
 
Для данной надписи характерно отсутствие текста между разделительными чертами в верхней части. Запись следует после второй разделительной черты. Она отличается от других тем, что перед словом гун 公 нет характерной для рассматриваемого массива надписей первой части титула, соответственно, правитель имеет значение «государь» (правитель царства). Если так, то слово гуй означает «возвратиться», а третий иероглиф – некий топоним (название которого пока не установлено).
 
Обратим внимание на то, что такое словоупотребеление и построение фразы характерно для хроникальной записи, которая встречается, например, в тексте включённого в конфуцианский канон памятника хроникального характера Чуньцю. Как известно, в основе его лежит «естественная» хроника царства Лу. В Чуньцю слово гун означает правящего на тот момент времени правителя Лу. Здесь возможен такой же вариант. Речь может идти о фрагменте хроникальной записи какого-либо царства. Если так, то полный титул, название царства и датировка должны были быть указаны в ином месте. Здесь нельзя не вспомнить, что в массиве надписей есть образцы двух заголовков («Западное Чжоу» и «Восточное Чжоу», фрагменты №№ 008 и 085); соответственно, данная запись может быть фрагментом хроники одного из этих двух чжоуских владений.
 
***
 
Итак, наличие четырёх записей с указанием действий добавляет новые штрихи к реконструкции первоначального сочинения (сочинений), которое содержалось в погребении из Шуангудуя.
 
Эти надписи неоднородны – их можно разделить на две группы.
 
К первой могут быть отнесены фрагменты (№№ 017 и 159), в которых слово ван 亡 размещеноили после разделительной черты перед титулом (№ 017), или после цифры (№ 159), но не после титула какого-либо правителя. В таком сообщении важно указание на дату – событие произошло на какой-либо год правления, а не указание на конкретного правителя. Это наводит на мысль о том, что текст мог представлять собой перечисление событий внутри списка правителей (а не таблицы). Ко второй группе могут быть отнесены два других фрагмента (№№ 41 и 21), в которых слова гуй и ван стоят после титула правителя. И в таком случае смысловое ударение делается на то, что событие произошло с конкретным правителем.
 
Наличие этих двух групп могло быть вызвано особенностями грамматики различных частей текста исходного сочинения (как, например, в сочинении Бянь нянь цзи из Шуйхуду, которое, как установил М.С. Целуйко, состоит из сведённых вместе частей государственной и «частно-семейной» хроник).
 
Надпись № 159 подсказывает ещё один вариант употребления этих слов – глаголы такого рода могли быть вписаны в пробелы между цифрой и нижней разделительной чертой надписей первой категории.
 
2. Списочные записи – последовательность из двух правителей одного царства
 
Списочные записи включают указания титулов двух государей какого-либо одного царства, правивших друг за другом, с указанием общего срока каждого правления. Обратим внимание на то, что названия царств не указываются.
 
Наличие двух описанных выше заголовков (Западное Чжоу и Восточное Чжоу) может показывать, что в первоначальном сочинении рассматриваемые ниже надписи могли идти после таких же заголовков, поэтому в уточнении принадлежности к какому-либо из царств не нуждались.
 
В отличие от записей первой категории, в надписях второй категории горизонтальная разделяющая черта между двумя отдельными правителями отсутствует. Она обрамляла последовательность из двух правителей.
 
1. Фрагмент № 042 (Цзинь)
   


廿



 
[Цзиньский] Му-хоу 27 [лет правления], Шан-шу 4 [года правления]
 
Фрагмент повреждён настолько, что разделительная черта ни снизу, ни сверху не сохранилась, однако отсутствие разделительной черты и пробела между титулами правителей позволяет отнести данную надпись ко второй категории.
 
В надписи вне всяких сомнений указаны сроки правления государей царства Цзинь, следовавших друг за другом. Му-хоу правил в 811–785 гг. до н.э. (27 лет), а Шан-шу был его преемником, правил 4 года: 784–781 гг. до н.э. [25, с. 140, 315]. Данная реконструкция записи иероглифов титулов правителей, предложенная Ху Пиншэном, возражений не вызывает [38, c. 10]. В Шицзи в других царствах второй такой пары нет.
 
Отметим, что в Шицзи (гл. 39 «Наследственный дом царства Цзинь») именно с Му-хоу начинается запись событий по годам правления (ранее – только генеалогический список правителей). Как известно, Му-хоу не смог обеспечить преемственность высшей власти, после его смерти разразился кризис, и на престол в результате борьбы вступил его младший брат Шан-шу, а ещё через четыре года старший сын Му-хоу, убив его, сам стал править [25 с. 140]. Поскольку Шан-шу был свергнут, то храмовый титул ему не был присвоен. Этим объясняется и то, почему он – единственный из государей, который в рассматриваемом массиве надписей (точно так же, как и в Шицзи) назван не по храмовому (посмертному) титулу, а по имени.
 
Обратим внимание, что здесь прослеживается возможная смысловая связь с наличием фрагментов со словом ван 亡 (убить, был убит), о которых говорилось выше.
 
2. Фрагмент № 063 (Вэй )
   





廿
 
[Вэйский] Дай-гун 1 [год правления], Вэнь-гун 2 [5 лет правления]
 
Эта надпись также фрагментирована, как № 042, её принадлежность ко второй категории также сомнений не вызывает.
 
Очевидно, что здесь речь идёт именно о Дай-гуне из царства Вэй 1衛, который был у власти только один год – 660 г. до н.э., именно эта цифра и указана на планке. В других царствах правителей с таким титулом и сроком правления нет [38, c. 10].
 
Вэнь-гун, младший брат Дай-гуна, правивший в 659–635 гг. до н.э., был его преемником. Планка обломана после иероглифа, означающего цифру 20, но поскольку это запись второй категории, то очевидно, что после него мог стоять иероглиф, обозначающий пять, так как общее число правления Вэнь-гуна составляет 25 лет [25, с. 115–116]. Можно с большой степенью вероятности считать, что сроки правления и в данном случае совпали бы с Шицзи. Это бесспорный случай реконструкции текста утраченного фрагмета, которая, отметим, во многом стала возможной благодаря разделению надписей на первую и вторую категории.
 
Историю этих правителей с историей двух вышеупомянутых цзиньских государей сближает нестабильность положения дел в царстве. Дай-гун был приведён к власти представителями высшей знати, но прожил только год. Вэнь-гун являлся его младшим братом. Придя к власти, он провёл успешные преобразования, в результате которых к концу его правления установилась стабильность, и он благополучно передал власть своему сыну [25, с. 115–116].
 
3. Фрагмент № 038 (Ци)
   





 
[циский Дао-]гун 4 [года правления], Цзянь-гун 4 [года правления] |
 
На этой планке упомянуты правители царства Ци. Четыре года – срок правления Дао-гуна (488–485 гг. до н.э.). На четвёртом году он был убит. После него, четыре года правил его сын Цзянь-гун: 484–481 гг. до н.э. [38, c. 10]. Отметим, что и здесь титулы и сроки правлений полностью совпали с Шицзи. Как и правления упомянутых выше государей, для их правлений также характерна политическая нестабильность. Дао-гун был убит, а к власти приведён его сын Цзянь-гун, при котором значительно усились члены рода Тянь 田. В конце концов, он также был ими убит, и через некоторое время в Ци стала править новая династия – Тянь [25, т. 5, с. 61–63].
 
4. Фрагмент № 059 (Цинь)
   



 
[Циньский] Ли-гун 34 [года]
 
Фрагмент планки настолько мал, что разделительные черты не сохранились.
 
Такой титул был у нескольких правителей, но только циньский Ли-гун (точнее, Ли Гун-гун 厲共公) правил ровно 34 года: 476–443 гг. до н.э. [38, c. 5–6, 9]. По этому критерию надпись может быть отнесена ко второй категории, но из-за фрагментированности планки мы не можем быть в этом уверены полностью.
 
5. Фрагмент № 010 (Западное или Восточное Чжоу)

По палеографическим признакам (наличию разграничительных черт) эта надпись может быть отнесена ко второй категории, но такая последовательность титулов и с такими сроками пребывания у власти в Шицзи неизвестна.
   

 








 
|
| [западночжоуский]Ли-гун 15 [лет правления], Цзин-гун 4 [года правления]
|
То, что это правители одного царства, очевидно, так как на планке между титулами нет горизонтальной черты, отделяющей одну запись от другой.
 
Ху Пиншэн, предположив чтение первого иероглифа как ли 厲, в Шицзи такой последовательности правителей не нашёл и от интерпретации осторожно отказался, посетовав на «хаотичность и противоречивость периодизации периодов Чуньцю и Чжаньго» [38, c. 10–11]. С таким категорическим высказыванием вряд ли можно согласиться: совпадений с Шицзи, как несложно заметить, очень много. К тому же изначальное сочинение и труд Сыма Цяня отстоят во времени друг от друга всего на несколько десятилетий.
 
Поскольку число опубликованных надписей сравнительно невелико, можно допустить, что это могла быть последовательность правителей одного из царств, которое не было упомянуто в Шицзи [21]. Однако учитывая особое место в рассматриваемом массиве двух позднечжоуских владений, – выше дважды (фрагменты №№ 006, 004) встречалось упоминание названия Западного Чжоу, и несколько раз оно восстанавливалось гипотетически (фрагменты №№ 007, 017, 021), мы можем предположить, что и здесь могли быть упомянуты два правителя Западного Чжоу или, что менее верояно, Восточного [21, с. 209].
 
Если предположение верно, тогда Ли-гун и Цзин-гун – титулы преемников либо западночжоуского Хуй-гуна惠公 (ок. 397 – ? гг. до н.э.), либо его сына, восточночжоуского Хуй-гуна, которые правили там на протяжении IV – первой половины III вв. до н.э.
 
***
 
Итак, надписи второй категории по структуре и содержанию значительно отличаются от надписей первой категории. Они содержат перечисления государей одного царства. Общим для первых трёх является то, что некоторые из правителей были убиты. Возможно, это говорит о целенаправленном отборе со стороны составителя изначального сочинения, к которому восходят надписи второй категории.
 
3. Неясное (первая или вторая категория и какое царство)
 
Это короткие фрагменты, которые настолько малы, что изображения разделяющей черты сохранились только сверху (кроме № 053), а цифры также сохранились только в одном случае (№ 030).
 
1. Фрагмент № 056 (Вэй ? или Цзинь ?)
   


 
| Си-хоу
 
 
Титул правителя на этой надписи прочитывается достаточно ясно – это Си-хоу 釐侯 [38, c. 4]. Первая часть титула также встречается в надписи на фрагменте № 043, отнесённой к первой категории. Соответственно, возможно это один и тот же правитель. В её верхней части отчётливо заметна разделительная черта. Изображение цифры не сохранилось, заметны только отдельные штрихи. Фрагмент настолько краток, что неясно, к какой категории он может быть отнесён.
 
В Шицзи встречаются четыре правителя с титулом Си-хоу – в царствах Вэй 1衛, Цзинь, Янь и Цай. Вероятнее всего, это был государь одного из двух крупных царств: Вэй-1 или Цзинь, правителикоторых встречаются в надписях и первой, и второй категорий: вэйский Си-хоу правил в 854–813 гг. до н.э. (20 лет); цзиньский Си-хоу правил в 840–823 гг. до н.э. (18 лет). В обоих случаях это государи, правившие в IX в. до н.э.
 
2. Фрагмент № 050 (Цинь)
   



 
 
| Циньский Чжуан-гун
 
Разделительная черта также есть, но из-за поврежедения отсутствуют дата и пробел, поэтому неясно, к какой категории надписей данный фрагмент может быть отнесён.
 
Из Шицзи известно, что Чжуан-гун правил в царстве Цинь в 821–778 гг. до н.э. (44 года) ещё в период Западное Чжоу [38, c. 4].
 
Среди опубликованных фрагментов это одна из двух надписей, в которых перед титулом правителя встречается название царства (вторая – «Западное Чжоу»). Можно предположить, что название царства в данном случае записано постольку, поскольку Чжуан-гун открывал последовательность циньских правителей, которые в исходном сочинении упоминались вплоть до Цинь Шихуана (фрагмент № 053)[22].
 
3. Фрагмент № 030 (Цзинь? или Вэй-1)
   

霝(靈)


 
 
| [?] Лин-гун 9 [-й год]
 
Здесь есть разделительная черта сверху.
 
Правители с титулом Лин-гун в Шицзи встречаются в царствах: Цзинь – 620–607 гг. (14 лет), Чэнь – 613–599 гг. (15 лет), Ци – 581–554 гг. (28 лет), Цай – 542–531 гг. (12 лет), Вэй-1 – 534–493 гг. (42 года). В царстве Цинь – с 424 по 415 гг. до н.э. (10 лет) [38, c. 13].
 
Совпадения по сроку правления нет ни в одном случае, поэтому весьма вероятно, что эта запись относится к первой категории. Но к какому царству его можно отнести? Маленькие Чэнь и Цай маловероятны. Возможны Цзинь, Ци, Вэй-1, Цинь, чьи названия встречаются и в первой, и во второй категориях.
 
4. Фрагмент № 112 (Чжао)
   




 
 
| [чжаоский] Дяо-сян-ван
 
Вверху есть разделительная черта, но нижняя часть повреждена, поэтому неясно, к какой категории эту запись можно отнести.
 
Ху Пиншэн предположил, что здесь упомянут Дяо-сян-ван, правивший в царстве Чжао с 244 по 236 гг. до н.э. [38, c. 2–3, 16–17]. Это единственное упоминание правителя этого царства периода Чжаньго.
 
5. Фрагмент № 119 (Вэй-2 ?)
 




 
 
Сян-ай-ван [царства Вэй-2] …
 
Эта надпись настолько фрагментирована, что на ней не сохранилось основных палеографических признаков кагории – разделительной черты и пробела. В ней записан титул Сян-ай-ван. В Шицзи такого титула нет.
 
Среди титулов правителей периода Чжаньго встречаются такие, которые состоят из одного из этих двух элементов. Например, Сян-ван был известен в царстве Хань, он правил в 311–296 гг. до н.э. А в царстве Вэй-2, согласно Шицзи (гл. 44 «Наследственный дом [варства] Вэй»), правили государи Сян-ван (334–319 гг. до н.э.) и Ай-ван (318–296 гг. до н.э.). По мнению Ху Пиншэна, здесь мог быть упомянут правитель царства Хань [38, c. 16–17].
 
Но нам представляется, что публикатор не учёл более очевидный вариант, который связан с ещё одним, кроме Шицзи, важным источником по истории периода Чжаньго, а именно Губэнь Чжушу цзинянь («Бамбуковые анналы. Древний текст»), который является реконструированной хроникой царства Цзинь периода Чуньцю и его преемника царства Вэй 魏 периода Чжаньго. Как известно, в Шицзи и в этом источнике один и тот же правитель, правивший в 318–296 гг. до н.э., записан двумя титулами: Сян-ван и Ай-ван [3, c. 136–138, 182]. И неточность содержится именно в Шицзи: дело в том, что у Сыма Цяня ошибочно указано, что вэйский Хуй-ван умер в 335 г. до н.э., и тогда якобы вступившего на престол Сян-вана правители разных «в память об отце почётно именовали Хуй-ваном» [26, с. 87]. Как показали результаты реконструкции Чжушу цзинянь как вэйской хроники и анализ цитат из него в различных памятниках, прежде всего Шуй цзин чжу («Комментарии к “Канону рек”», VI в. н.э.), вэйский Хуй-ван (в Губэнь Чжушу цзинянь – Хуй-чэн-ван 惠成王) правил до 319 г. до н.э., а в 334 г. до н.э. в Вэй была произведена смена счёта годов правления – 36 год его правления был заменён на первый и, соответственно, 333 г. до н.э. в вэйской хронике был назван вторым и так далее [3, c. 135, 181]. Сыма Цянь этого не знал (вэйская хроника, аналог Губэнь Чжушу цзинянь, либо не была ему известна, либо сохранилась в неполном виде) и посчитал, что это два разных правителя. Отсюда и невразумительность данного им в приведённой цитате пояснения.
 
Данная запись позволяет предположить, что тот правитель, который в Чжушу цзинянь назван Сян-ваном, а в Шицзи – Ай-ваном, на самом деле имел двойной титул Сян-ай-ван.
 
6. Фрагмент № 053 (Цинь)
   


 
Ши Хуанди (букв. Первый император)
 
Здесь упомянут титул хуанди («император») первого государя империи Цинь – Ин Чжэна, который был принят им в год завершения захвата всех царств Восточной Азии в 221 г. до н.э. и использовался им до смерти в 210 г. до н.э. [22 с. 62; 38, c. 2–3]. Но является ли этот титул датирующим признаком? Точнее, может ли он свидетельствовать о том, что в первоначальном сочинении мог существовать раздел, посвящённый временам империи Цинь?
 
Едва ли. Весьма вероятно, что циньский правитель мог быть так назван и в числе правителей периода Чжаньго. Как уже говорилось, в тексте изначального сочинения фамилия и личное имя циньского государя (Ин Чжэн) указаны быть не могли. Поскольку он правил достаточно долго и в период Чжаньго (с 246 г. до н.э.), то, в отличие от его предшественников, у него не могло быть стандартного для той эпохи посмертного титула (со словом ван), поэтому в Шицзи (в гл. 5 «Основные записи [о деяниях] Цинь Шихуана») он назван просто Цинь-ван («ваном [царства] Цинь») [22, c, 54]. Рассмотрение других разделов Шицзи показывает, что даже если первоначальное сочинение создавалось в западноханьское время, но охватывало события Чжаньго, то автор мог назвать этого правителя Цинь имперским титулом. Подтверждение этому находим, например, в гл. 85 «Жизнеописание Люй Бувэя», в которой он назван Шихуаном в контексте описания событий 240, 238, 237, 228 гг. до н.э. [27, с. 298–300].
 
4. Прочее
 
Есть один фрагмент, текст которого стоит особняком. В нём указано название – владение Западного Чжоу, а также первая часть двух титулов правителей.
 
1. Фрагмент № 004 (Западное Чжоу)
   

西


桓(?)

 
 
 
| Западночжоуский Хуй-Хуань[-гун] (?)
|
|
Планка повреждена, что привело к искажению иероглифов в титуле и утрате последнего иероглифа (цифры или действия). Согласно прорисовке Ху Пиншэна, в надписи нет названия титула гун или ван и нет цифры. Соответсвенно, неясно, к какой категории она относится.
 
Хорошо прочитывается название владения – Западное Чжоу, затем отчётливо виден иероглиф первой части титула – хуй 惠, а следующий иероглиф значительно повреждён. Это явно не титул гун (этим данная надпись отличается от других). Между ним и разделительной чертой заметен пробел.
 
Ху Пиншэн, делая прорисовку этого иероглифа, нанёс его отдельные черты, которые подводят к мысли, что это мог быть иероглиф, означающий титул хуань 桓 [38, c. 13].
 
Рассмотрим возможные варианты его интерпретации. Их два. Если исходить из того, что здесь мог быть указан уже упоминавшийся выше первый правитель позднего Западного Чжоу Хуань-гун, то учитывая, что в рассматриваемом эпиграфическом массиве есть 4 надписи с действиями (см. 1.2.), здесь может быть повреждённая надпись некоего сообщения, имевшего вид высказывания (простого повествовательного предложения): например, «Западночжоуский Хуй-гун – внук Хуань-гуна» (西周惠公桓公孫也). Такая фраза несколько раз встречается в Шицзи, в том числе и в главе 4 («Основные записи и [деяния дома] Чжоу»): «Хуань-ван – внук Пин-вана» (桓王平王孫也) [21, с. 204]. Соответственно, если исходить из того, что в обоих случаях опущен титул гун, то в надписи могло быть сказано: «Западночжоуский Хуй[-гун] являлся [внуком] Хуань[-гуна]».
 
Менее вероятное предположение заключается в том, что это некий иной западночжоуский правитель, носивший двойной титул, «Хуй Хуань-гун», о котором в Шицзи не сообщается (напомню: целый ряд правителей там назван просто государями, без детализации титула). Но насколько мы можем судить, для титула гун такое удвоениене было характерно (в отличие от цзы или ван). Тем не менее, если принимать это предположение в расчёт, то поскольку последний (или предпоследний?) правитель Западного Чжоу носил титул У-гун 武公 («Воинственный» – будто в насмешку), то это мог быть один из государей, правивших между Хуй-гуном (1) (ок. 397 – ? гг. до н.э.) и У-гуном (? – между 314 и 307 гг. до н.э.).
 
Вне всяких сомнений, это один из наиболее сложных для интерпретации случаев. Первый вариант нам представляется более предпочтительным.
 
Основные результаты исследования
 
В статье была предложена классификация, перевод и историческая интерпетация сведений уникального эпиграфического памятника из Шуангудуя, который содержит списки правителей периодов Западное Чжоу, Чуньцю и Чжаньго.
 
Анализ показал замысел их публикатора Ху Пиншэна: из тех надписей, которые могли быть им прочитаны, он отобрал те, которые сравнительно надёжно соотносятся с царствами, упомянутыми в Шицзи, а также те, которые связаны с «отсечёнными» от чжоуского домена владениями, Западным и Восточным Чжоу (№ 010?). Остальные или не были им прочитаны, или он решил отложить их публикацию, ведь первая статья вышла в США на английском языке, и только через несколько лет он продублировал её в КНР. Можно предположить, что это было сделано для того, чтобы, заручившись авторитетом иностранной науки, узнать реакцию общественности и научной среды у себя в стране. Всё это говорит о том, что при публикации всего массива, если она состоится, нас могут ожидать неизвестные ранее сведения о древнекитайской истории.
 
Выявленный набор надписей, по его словам, насчитывает 200 фрагментов. Поскольку были опубликованы только 32 из них, то, соответственно, им был произведён отбор, но на каких принципах, можно только догадываться.
 
Отметим, что даты и сроки правлений монархов в надписях второй категории совпадают с данными основного источника по истории Древнего Китая – сочинением Сыма Цяня Шицзи («Исторические записки»), что является бесценным эпиграфическим подтверждением точности сообщений труда Сыма Цяня.
 
На наш взгляд, научная значимость опубликованных планок заключается в двух важнейших с точки зрения изучения древней истории аспектах:
 
1. Научному миру заявлено (уверенно), что особенности титулатуры правителей царства Чу получили эпиграфическое подтверждение. Из упомянутых чуских правителей бесспорных случаев сравнительно много (всего 6 фрагментов – №№ 083, 013, 052, 026, 110, 002). Записи с их упоминанием дают важное эпиграфическое подтверждение тому, что в начале Западной Хань (в источниках до Шицзи) чуских государей называли титулом ван 王, который был ими принят ещё в VIII в. до н.э., а не титулом цзы 子, который был принят в официальной чжоуской номенклатуре периода Чуньцю, предполагавшей наличие только одного вана как «Сына Неба» (кит. Тяньцзы 天子) – государя домена Чжоу. Судя по надписям №№ 083, 013, то же можно сказать и об использовании чуского титула сюн.
 
2. Дано понять (в виде осторожного намёка), что появилась возможность узнать больше об истории двух позднечжоуских владений. Если после публикации остальных планок наши предположения подтвердятся, то это станет настоящей научной сенсацией. Наличие двух заголовков позволяет увидеть, что среди массива записей содержался список правителей Западного и Восточного Чжоу и нельзя исключать, что были указаны некоторые события. История разделения домена чжоуского вана и судьба двух отдельных владений малоизвестны. Ещё не полностью установлены генеалогии их правителей (особенно Восточного Чжоу), много пробелов и в представлениях о политической истории – из Шицзи можно почерпнуть только краткие, отрывочные сведения. Хотя их правители порой являлись центральными фигурами сложных политических взаимоотношений между различными царствами, но они никак не персонализированы (не названы титулы), поэтому далеко не всегда понятно, о ком идёт речь и насколько долго длилось его правление [21, с. 210–216]. В Шицзи в сообщениях о них есть явные противоречия и путаница, отмеченные и комментаторами, и Р.В. Вяткиным [21 с. 339, 341–342]. Возникает мысль о том, что после раздела домена чжоуского вана о государях этих маленьких владений современники попытались забыть. Стремясь уничтожить самих чжоуских ванов, они сделали всё, чтобы стереть историческую память о них. Поэтому каждое новое сообщение имеет огромное научное значение, тем более, если оно почерпнуто из эпиграфических источников. Уже опубликованный материал показал возможность получить в будущем важные исторические сведения об истории разделения и уничтожения чжоуского домена.
 
Итак, в распоряжении специалистов оказался сравнительно небольшой набор фрагментов, поэтому до публикации всего массива говорить о первоначальном виде памятника сложно. Тем не менее, проведённое исследование позволило объединить имеющиеся фрагменты в две большие категории, каждая из которых представляет собой списки правителей:
 
1. Сопоставительные записи (24 фрагмента):
1.1. Записи с упоминанием правителей с годами правления (15),
1.2. Записи с упоминанием события (4),
1.3. Неясно, первая или вторая категория (5).
2. Списочные записи – последовательности двух правителей (5).
3. Прочее (1).
 
Особняком стоят заголовки двух разделов (2).
 
Типологизация надписей по строгим палеографическим и содержательным признакам позволила выявить две устойчивые категории, первую и вторую, и прийти к выводу, что вероятнее всего они образовывали два отдельных произведения (как минимум) и либо входили в отдельные разделы внутри одного сочинения, либо составляли разделы разных сочинений. Две планки с названиями царств, Восточное и Западное Чжоу, показывают, как могли выглядеть названия таких разделов (по крайней мере, надписей второй категории).
 
Размер планок и число иероглифов. Известно, что длина самого большого фрагмента – 9,5 см (три правителя, 9–11 иероглифов), самого маленького – 1,5 см (один правитель, 3–4 иероглифа), средний размер – ок. 5 см (два правителя, 6–8 иероглифов). Сравним их с размерами планок, на которых написана циньская хроника. Длина планок хроники из Шуйхуди – 23 см. В этом эпиграфическом комплексе планки такой же длины характерны только для текста мантической направленности, а все остальные – от 25 до 27 см [33, с. 125–126]. Если взять длину планок из Шуйхуди, 23 см, в качестве образца, то уцелевшие фрагменты из Шуангудуя составляют от одной третьей до одной пятой длины средней планки, соответственно, на одной целой планке могло быть до 24 иероглифов.
 
Специфика словоупотребления. Типичным для подавляющего числа записей является упоминание титулов государей разных царств (первая категория) или одного царства (вторая категория) вместе с цифрой, указывающей порядковый номер года правления (первая категория) или общую сумму лет правления (срок пребывания у власти, вторая категория). В надписях обеих категорий указаны только правители с храмовыми титулами, но есть и исключения: среди записей с упоминанием событий встречается упоминание второй части титула (слово гун 公) без указания первой части (фрагмент № 021), а два раза вместо титула (и дважды вместо титула даётся) – слово цзинь (нынешний, современный) правитель. В отличие от циньской хроники из Шуйхуди здесь не упомянуты личные имена государей (за исключением одного случая, когда правитель не получил посмертного храмового титула: № 042, надпись второй категории); не указаны ни имена, ни должности никаких других людей, кроме монархов (наследников престола, членов династии, полководцев, сановников и пр.), не указаны топонимы (кроме двух случаев, когда есть глагол, тип 1.2.), нет иероглифов «год», «месяц», «день», характерных для «Хроники» из Шуйхуди. Таким образом, это не хроника как таковая, упоминания событий подчинены некой иной задаче – это фраменты исторического труда или нескольких трудов иного рода, о возможной типологии которых скажем ниже.
 
1. Упомянутые царства и их правители, хронологические рамки
 
С учётом предложений Ху Пиншэна нами была предпринята попытка соотнести титулы правителей, упомянутых в надписях, с теми, которые известны по Шицзи, и уточнить годы и сроки правления, принадлежность к тому или иному царству.
 
Число установленных (с разной степенью вероятности) царств таково: Чу (6 раз), Цинь (5 раз), Западное Чжоу (5 раз), Цзинь (5 раз), Вэй-1衛 (4 раза), Лу (2 раза), Чжэн (2 раза), Ци (2 раза), Вэй-2魏 (2 раза), Чжоу (1 раз), Чжао (1 раз).
 
Все они, кроме позднего чжоуского владения Западное Чжоу, являлись наиболее сильными и влиятельными царствами периодов Чуньцю и Чжаньго. Судя по частотности их встречаемости, можно предположить, что именно правители Чу и Цинь относились к числу приоритетных; с ними чаще всего соотносились правления и события надписей первой категории. Это отвечает приоритетам конца периода Чжаньго и, особенно, времени гражданской войны и борьбы за циньское наследие (209–202 гг. до н.э.). После смерти первого императора Цинь в 210 г. до н.э. в борьбе за новую империю основную роль играли именно чусцы (Сян Юй и Лю Бан), их соратники и земляки. И пришедший к власти Лю Бан, его ближайшие потомки и представители элиты ранней империи сохраняли тесную связь с чуской культурой, что находит подтверждение в текстах из Шуангудуя.
 
Хронологические рамки всего массива лежат в промежутке между IX и III вв. до н.э. Их нижнюю границу задавали: луский Чжэнь-гун (ок. 855–826 гг. до н.э.), в надписи указан 13-й год его правления (843 г. до н.э.), а также чжоуский Сюань-ван (827–782 гг. до н.э.), чуский Сюн Сюнь (821–800 гг. до н.э) и циньский Чжуан-гун (821–778 гг. до н.э.). Это государи, чьи правления приходились на вторую половину IX в. до н.э., несколько ранее и несколько позже 841 г. до н.э. (даты изгнания чжоуского Ли-вана), с которой начинаются датированные события в таблицах Сыма Цяня[23]. Отметим, что циньский Чжуан-гун являлся современником чжоуского Сюань-вана (827–782 гг. до н.э.), который упоминается в одной из записей (фрагмент № 41). Это позволяет увидеть «глубину» исторических представлений (знаний или интересов) историков до Сыма Цяня. В этих списках перед наиболее ранним правителем указывается название царства – такова ещё одна особенность содержания первоначального сочинения. Надписи обеих категорий содержат даты за все столетия Чуньцю и Чжаньго, сравнительно много самых ранних (IX в. до н.э.), сравнительно мало надписей VII и VI вв. до н.э.
 
Верхнюю временную границу задаёт упоминание Цинь Шихуана, что вполне закономерно, поскольку его правлением завершается период Чжаньго и начинается новый период – империя Цинь. Но наличие в двух надписях слова цзинь (букв. «нынешний») вместо указания посмертного титула свидетельствует о том, что поздний период Чжаньго был представлен сравнительно большим числом правителей[24].
 
2. Каков мог быть первоначальный вид исторических сочинений из Шуангудуя?
 
Ху Пиншэн так вопрос не ставил, но в качестве возможных аналогий назвал синхронизационные таблицы, похожие на те, что вошли в сочинение Сыма Цяня[25]. Эту мысль поддержал Г. Ванкеерберген, рассмотревший как раз таблицы из сочинения Сыма Цяня, видя во фрагментах из Шуангудуя (сугубо через призму статьи Ху Пиншэна) возможный источник, использованный составителями «Исторических записок» [41, с. 297–299].
 
Сама по себе мысль о том, что синхронизационные таблицы могли составляться до времён Сыма Цяня, достаточно смела: необходимо обосновать, что такая огромная работа по упорядочиванию данных о правлениях правителей всех крупных царств периодов Чуньцю и Чжаньго могла быть проделана за пределами двора частным образом на основе материалов частного собрания исторических документов.
 
В распоряжении Сыма Цяня и его отца был набор источников значительно больший, чем хранившийся в частной библиотеке, – все исторические произведения и документы из дворцовой библиотеки. Таблицы являются результатом длительного труда по упорядочиванию и унификации сведений из истории наиболее значительных царств периодов Чуньцю и Чжаньго. Сама идея возникла вероятнее всего в ханьское время, когда стало ясно, что предшествующая эпоха навсегда ушла в прошлое. Таблицы являются итогом работы историографов всей предшествующей эпохи. В этом отношении Шицзи выглядят трудом завершённым. Авторам потребовалось собрать и систематизировать хронологические данные по отдельным царствам, а затем отобрать основные события по годам правления всех государей и синхронизировать их в абсолютном временном исчислении. Иными словами, они провели большую сопоставительную и унифицирующую работу: если данные разных источников расходились, историографам приходилось проводить отбор [19, c. 288–334].
 
Такая задача едва ли была по силам одному человеку, скорее, это результат трудов нескольких поколений историографов рода Сыма, а возможно, и других родов; работу завершили в I в. до н.э. Едва ли подобную работу могли проделать в период Чжаньго, когда ещё существовали отдельные царства и унифицировать сведения было очень сложно, поскольку исторические документы хранились разрозненно в разных царствах, ещё не просматривалась историческая преспектива.
 
Были ли это таблицы? Действительно ли характерные для надписей первой категории горизонтальные разделительные линии и наличие пробелов после цифр свидетельствуют в пользу того, что текст первоначального сочинения имел вид таблицы, которая чертилась на нескольких связанных друг с другом планках (и её можно было увидеть при развертывании свитка)? Выскажем некоторые предварительные суждения на этот счёт.
 
Если бы речь шла именно о таблице как таковой (по образцу таблиц Шицзи), то какой-то основной полиграфический признак таблицы должен был сохраниться даже среди опубликованных фрагментов – например, некие записи, задающие название колонок и строк таблицы, в частности перечисления названий царств или годов правления. Однако ничего этого нет. Нет и признаков синхронизационной таблицы: в тех случаях, когда титулы правителей сравнительно надёжно соотносятся с царствами (фрагменты №№ 026, 007 и др.), соотнесение дат с одним астрономическим годом не обнаружено, напротив, между годами правления всегда есть интервал в несколько лет. Соответственно, задача и форма у этих записей, вероятнее всего, были иными.
 
Характер записи здесь отличается от характера записи в таблицах Шицзи. В таблицах Сыма Цяня (гл. 14) только в первой датированной записи за 841 г. до н.э. приводится титул и порядковый номер года правления, пришедшийся на этот год. В остальных случаях титул указывается только один раз, при первом упоминании вместе со словом юань 元 «начальный [год правления]». В остальных случаях в ячейках таблицы указывается только порядковый номер года правления и редко когда после него идёт хроникальное сообщение о каком- либо событии. Повторов титулов и повторов названий царств нет.
 
Возникают и другие возражения против идеи записей в виде таблицы. Одно из них заключается в том, что во всех известных случаях последовательность упоминаний правителей царств в надписях первой категории различная (Лу и Вэй-1; Чу и Цзинь; Цзинь и Чу; Цзинь, Лу и Чжэн; Чу и Чжэн и т.п.). Если бы это была таблица, то можно было бы предполагать наличие некой системы, например, единообразной последовательности правителей. Но повторяемости нет, хотя некоторые из правителей во времени очень близки друг к другу.
 
Для надписей второй категории табличную форму записи представить также сложно: она попросту не нужна, поскольку предполагает последовательность государей одного и того же царства (Цзинь, Вэй-1, Ци, Цинь, Западное или Восточное Чжоу) с указанием общего числа лет правления. Против табличного вида текста свидетельствует и существование двух заголовков: Западное и Восточное Чжоу. Их расположение в центральной части планки (см. № 008) ставит под сомнение и то, что хотя бы часть текста могла иметь табличный вид. Упоминание названия царства Цинь в фрагменте № 50 также свидетельствует о списочном, а не табличном, характере записи.
 
Однако невольно возникает вопрос: как в надписях первой категории читатель мог узнать, о правителе какого царства идёт речь, если его название не было указано? Ведь название царства встречается только на одном из фрагментов (№ 50) и очевидно только в ряде случаев – например, из специфических титулов чуских правителей сюн и ван. Возможно, здесь каким-то образом помогал контекст и выстроенные определённым образом заголовки. Кроме того, если это было частное сочинение, то составитель, помня последовательность государей разных царств на память, мог догадаться, о ком идёт речь, из титула.
 
Возможная форма записи. Иными словами это могла быть иная, не табличная, форма пространственной организации текста. Находки в Шуйхуди наталкивают на мысль о самых разных порядках расположения записей списков правителей в свитке. Например, они могли размещаться на одной планке сверху вниз по три или четыре записи в колонке, или, как в случае с размещением хроники из Шуйхуди, записываться построчно справа налево и сверху вниз[26]. Такое же пространственное размещение текста было характерным для записей ряда сочинений исторического содержания III – первой половины II вв. до н.э.[27]
 
В одной из надписей (№ 017) после глагола следует пробел. Возможно, автор сначала делал разметку, вписывал правителей и порядковый год правления, а пробел оставлял для того, чтобы вписать в него то или иное событие (как в группе 1.2.). Такая работа могла носить постепенный (не единовременный) характер, весьма вероятно, что она не была завершена. Кроме того, наличие пробела после иероглифа, обозначающего номер года или действие, было необходимо ещё и для «выравнивания» текста в пространстве развёрнутого свитка планок – в одной записи иероглифы могли занимать разное пространство, имея разные размеры и отделяемые разным интервалом. Соответственно, разделительные черты позволяли записывать титул правителя на одной линии, а затем по мере небходимости вписывать нужную информацию. Таким образом, наличие разделительной черты задавало пространственное членение текста, а пробел возникал естественным образом при составлении записи на планке при развёрнутом свитке с разметкой. Соответственно, появление разделительных черт и пробелов могло объясняться двумя причинами:
 
1. Они были оставлены, чтобы вписать в них события;
 
2. Чтобы выравнить текст при его пространственной организации (она определялась разделительными чертами, которые при ракрытии свитка показывали границы строк записей и подсказывали направление чтения текста).
 
Нельзя исключать и иные объяснения появления пробелов – незаполненнось из-за незавершённости работы. Кроме того, часть иероглифов была повреждена или стёрлась и не была прорисована публикатором (это можно определить после публикации качественных цветных фотографий)[28].
 
Итак, имеющиеся в нашем распоряжении записи свидетельствуют о том, что первоначальный текст не имел вид таблицы, тем более синхронизационной.
 
3. О целях составителей первоначального сочинения
 
Цель авторов надписей второй категории, в которую входят последовательные списки правителей царств с указанием сроков их правления, сомнений не оставляет. Она заключалась в том, чтобы составить списки правителей царств с указанием сроков их правления.
 
Характер работы систематизированные выписки. Очевидно, что составители сочинения, к которому восходит набор надписей первой категории, не стремились к полноте ни по охвату царств, ни по числу включённых в них государей (в отличие от дворцовых материалов, которыми пользовались Сыма Цянь и его отец), а преследовали свои цели – искали ответы на какие-то вопросы о прошлом, которые могли быть важны для Тэн-гуна и его сына.
 
Возможно, эти сведения были малодоступны, и только близость ко двору погребённого и его отца позволила им получить информацию. Доступ к историческим документам и возможность переписывать их или делать выписки обеспечивались высоким статусом Тэн-гуна, отца погребённого. Возможно, это объясняет отсутствие такого рода сочинений в других известных погребениях западноханьского времени.
 
Благодаря наличию иероглифа цзинь (нынешний, сегодняшний) применительно к неким правителям с титулами гун и ван, можно предположить, что выписки делались из нескольких сочинений, составленных в разное время периода Чжаньго второй половины IV–III вв. до н.э.[29] Авторы изначального сочинения, в которое входили надписи первой категории, решали явно более скромную задачу, чем историографы из рода Сыма: извлекали и систематизировали данные определённого рода. Они делали частные выписки в ходе изучения истории прошлого и, возможно, пытались установить некоторые закономерности хода политической борьбы. В частности, подбирали определённые события в ходе правления государей различных царств. Возможно, эти события были связаны с убийством государей, их бегством из царств и дальнейшим возвращением, т.е., они имели отношение к ключевым моментам жизни носителей высшей власти. Об этом свидетельствуют надписи со словами ван 亡 и гуй [30]. Менее вероятным выглядит то, что подбирались события, произошедшие в определённом интервале времени (возможно, это 7 лет)[31]. Если так, то цель такой работы могла заключаться, например, в изучении их частотности и периодичности. Составителя явно не устраивала завеса умолчания вокруг исторической судьбы чжоуского домена, Западного и Восточного Чжоу.
 
***
 
Подводя итог, можно сказать, что хотя массив надписей опубликован не полностью, но рассмотрение 32-х фрагментов планок показало, что содержащаяся в них информация важна для изучения древнекитайской истории и историописания. Можно надеяться, что через некоторое время будут опубликованы и оставшиеся планки. Это могло бы пролить свет на многие вопросы, в частности, рассказать о такой тёмной странице истории самого конца периода Чжаньго, как уничтожение чжоуского домена и династии чжоуских ванов.
 
Напомним, что в виде монографий уже изданы два классических произведения из Шуангудуя – Шицзи («Канон песен») и Чжоу и («Чжоуские перемены»). Возможно, одна из причин задержки публикации остальных планок исторического содержания и заключается в том, что они содержат расхождения с данными Шицзи. Ввод в науку памятника, созданного до написания этого основного источника, потребовал бы пересмотра ряда устоявшихся представлений о древней истории – прежде всего в плане сроков и датировок некоторых правлений, возможно, и о хронологии событий, которые основаны как раз на данных Шицзи Сыма Цяня.
 
Завершая данную статью, заметим, что значительный рост числа эпиграфических сочинений и документов предоставляет специалистам новые возможности, но предъявляет и новые требования – в первую очередь к выработке методов и подходов к анализу и исторической интерпретации их содержания. Принято думать, что раз данные в эпиграфических памятниках максимально приближены ко времени их создания, то они, по сравнению с традиционными источниками, прошедшими длительный путь переписываний и переизданий, точнее отражают действительность. Если это и так, то вовсе не означает, что надо отказаться от известных письменных источников или перестать доверять их сообщениям. Поэтому при исследовании сочинений, которые известны в обеих формах, важно фиксировать не только расхождения данных, но и их совпадения. Кроме того, получив из эпиграфических источников новые данные о правовых или хозяйственных отношениях, о верованиях, религиозных или прото-научных представлениях, необходимо вписать их в исторический контекст. А это вновь со всей настойчивостью ставит перед историками-синологами задачу написания подробных «историй» отдельных царств периодов Чуньцю и Чжаньго и правлений отдельных императоров Западной и Восточной Хань. Действительно, как только возникает задача написания таких «историй», то становится очевидным, что один вид источников не сможет заменить собой другой – потенциал письменных источников ещё далеко не исчерпан, а эпиграфические источники ещё долгое время будут выполнять вспомогательную роль.
 
Приложение
 
Табл. № 1. Последовательность упомянутых в надписях правителей
№№ Категория Царство Правитель Ши цзи Запись на фрагменте бамбуковой планки
  1.  
1.1. Лу 魯 Чжэнь-гун (№ 43) 855–826 13-й год (843)
  1.  
1.1.
3.
Вэй 衛 Си-хоу (№ 43?, 056?) 854–813 Не сохранился
  1.  
1.1.
3.
Цзинь 晉 Си-хоу (№ 43?, 056?) 840–823 Не сохранился
  1.  
3 Цинь 秦 Чжуан-гун (№ 050) 821–778 Не сохранился
  1.  
1.1. Чу 楚 Сюн Сюнь (№ 83) 821–800 Не сохранился
  1.  
1.2. Чжоу 周 Сюань-ван (№ 041) 827–782 782
  1.  
1.1.
2.
Цзинь 晉 Му-хоу (№ 13, 042) 811–785 Не сохранился
  1.  
1.2. Лу魯 Бо-юй (№ 159) 807–796 11-й год (796)
  1.  
1.1. Чу 楚 Сюн Э (№ 13) 800–791 9-й год (792)
  1.  
2 Цзинь 晉 Шан-шу (№ 042) 784–781  
  1.  
1.1. Чу 楚 У-ван (№ 52, 26) 741–690 6-й год (736)
9-й год (733)
  1.  
1.1. Цзинь 晉 Чжао-гун (№ 26) 701–695 7-й год (739)
  1.  
1.1. Чу 楚 Чэн-ван (№ 110) 671–626 Не сохранился
  1.  
2 Вэй 衛 Дай-гун (№ 063) 660  
  1.  
2 Вэй 衛 Вэнь-гун (№ 063) 659–635  
  1.  
1.1. Чжэн 鄭 Му-гун (№ 16) 627–606 20-й год (608)
  1.  
1.1. Лу 魯 Вэнь-гун (№ 16) 626–609 5-й год (622)
  1.  
1.1.
3.
Цзинь 晉 Лин-гун
(№ 16; 030?)
620–607 5-й год (616)
9-й год (612)
  1.  
1.1. Цинь 秦 Кан-гун (№ 84)? 620–609 12-й год (609)
  1.  
3 Вэй 衛 Лин-гун (030?) 534–493 9-й год (526)
  1.  
1.1. Чу 楚 Чжао-ван (№ 002) 515–488 (28) 14-й год (502)
  1.  
1.1. Чжэн 鄭 Сянь-гун (№ 002) 513–504 (10) Не сохранился
  1.  
2 Ци 齊 Дао-гун (№ 038) 488–485  
  1.  
2 Ци 齊 Цзянь-гун (№ 038) 484–481  
  1.  
2 Цинь 秦 Ли-гун (№ 059) 476–443 (34)  
  1.  
1.1.
1.2.
Западное Чжоу 西周 Хуань-гун
(№ 006, 017)
Ок. 440– 426?–414 Не сохранился
9-й год
  1.  
1.1. Цинь 秦 Цзянь-гун (№ 109) 414–400 15-й год (400)
  1.  
1.1. Вэй 衛 Шэнь-гун (№ 109) 414–373 (42) Не сохранился
  1.  
1.1. Ци 齊 Кан-гун (№ 84?, 007) 404–379 12-й год (393)
14-й год (391)
  1.  
1.1. Западное Чжоу 西周 Вэй-гун (№ 007) 413 – ок. 397 14-й год (397)
  1.  
1.1.
3.
Вэй-2 魏 Сян-(ай)-ван
(№ 032, 119)
318–296 7-й год (312)
Не сохранился
  1.  
2 Западное Чжоу 西周? Хуй-гун (№ 010) ?  
  1.  
2 Западное Чжоу 西周? Цзин-гун (№ 010) ?  
  1.  
3 Цинь 秦 Цинь Шихуан
(№ 053)
246–
221–210
Не сохранился
  1.  
3 Чжао 趙 Дяо-сян-ван (№ 112) 244–236 Не сохранился
  1.  
4 Западное Чжоу 西周? Хуй-Хуань-[гун] ? Не сохранился

 

Источники и литература
1. Александров А.В. Подневольный труд в казённом железоделательном производстве Китая в конце первого тысячелетия до н.э. // IX НК ОГК. Ч. 1. М., 1978.
2. Ахтемова Л.А. Анализ эпиграфики периодов Восточное Чжоу – Западная Хань (771 г. до н.э. – 8 г. н.э.) // История Китая «Материалы китаеведческих конференций ИСАА при МГУ (май 2005, май 2006)». М., 2007.
3. Бамбуковые анналы (Губэнь Чжушу цзинянь). Издание текста, перевод с китайского, вступительная статья, комментарии и приложения (при участии Деопика Д.В. и Таркиной А.И.). М., 2005.
4. Башкеев В.В. Выделение и краткая характеристика периодов правления западноханьского императора Вэнь-ди (180–157 гг. до н.э.): на основе данных четвёртой главы Ханьшу // Вестник Бурятского университета. 2012, № 8.
5. Васильев К.В. «Планы Сражающихся царств». Исследование и переводы. М., 1968.
6. Васильев К.В. Подневольный труд в царстве Цинь (IV–III) // XI НК ОГК. М., 1980.
7. Васильев К.В. Подневольный труд в царстве Цинь (IV–III вв. до н.э.) // Проблемы социальных положений и форм зависимости на Древнем Востоке. М., 1984.
8. Васильев К.В. Некоторые черты положения земледельцев в империи Цинь (221–207 гг. до н.э.) // Государство и социальные структуры на Древнем Востоке. М., 1989.
9. Голованов Е.В. Опыт классификации письменных источников из Циньского комплекса из Шуйхуди // XVII НК ОГК. Тезисы докладов. Ч. 1. М., 1986.
10. Го юй (Речи царств). Пер. с кит., вступл. и примеч. В.С. Таскина. М., 1987.
11. Дао-Дэ цзин. Пер., вступ. ст., коммент. В.В.Малявина. М., 2003.
12. Зинин С.В., Кобзев А.И. Древняя мантика в новой историографической перспективе // Духовная культура Китая. Энциклопедия в 5 тт. [2]. Мифология и религия. М., 2007.
13. Комиссаров А.А. Государство Чжуншань // Четвёртая всесоюзная школа молодых востоковедов. Тезисы. Т. 1. История, источниковедение, историография. М., 1986.
14. Корольков. М.В. Раннеханьский эпиграфический комплекс Чжанцзяшань: Общее описание // Вопросы эпиграфики. Вып. 3. М., 2009.
15. Корольков М.В. Судебник из Чжанцзяшань: некоторые проблемы изучения раннеханьских законодательных текстов на бамбуковых планках // XXXIX НК ОГК. М., 2009.
16. Корольков М.В. «Статут о полях» (тянь люй) из раннеханьского погребения № 247 в Чжанцзяшань и некоторые проблемы реконструкции древнекитайского земельного законодательства // XL НК ОГК. М., 2010.
17. Корольков М.В. Эволюция системы земельного налогообложения в империях Цинь и Хань по данным палеографических документов // XLII НК ОГК. Учёные записки отдела Китая. Вып. 6. Т. 1. М., 2012.
18. Корольков М.В. Приветственные карточки в древнем Китае (чиновничий церемониально-коммуникативный этикет в свете эпиграфических находок) // Этикет народов Востока. Нормативная традиция, ритуал, обычаи. М., 2011.
19. Кроль Ю.Л. Сыма Цянь – историк. М., 1970.
20. Крюков М.В., Переломов Л.С., Софронов М.В., Чебоксаров Н.Н. Древние китайцы в эпоху централизованных империй. М., 1983.
21. Сыма Цянь. Исторические записки (Ши цзи). Пер. с кит. и комм. Р.В. Вяткина и В.С. Таскина. Т. 1. М., 2001.
22. Сыма Цянь. Исторические записки (Ши цзи). Пер. с кит. и комм. Р.В. Вяткина и В.С. Таскина. Т. 2. М., 2003.
23. Сыма Цянь. Исторические записки (Ши цзи). Пер. с кит. и комм. Р.В. Вяткина. Т. 3. М., 1984.
24. Сыма Цянь. Исторические записки (Ши цзи). Пер. с кит. и комм. Р.В Вяткина. Т. 4. М., 1986.
25. Сыма Цянь. Исторические записки (Ши цзи). Пер. с кит. и комм. Р.В. Вяткина. Т. 5. М.,1987.
26. Сыма Цянь. Исторические записки (Ши цзи). Пер. с кит. и комм. Р.В. Вяткина. Т. 6. М., 1992.
27. Сыма Цянь. Исторические записки (Ши цзи). Пер. с кит. и комм. Р.В. Вяткина. Т. 7. М., 1996.
28. Сыма Цянь. Исторические записки (Ши цзи). Пер. с кит. и комм. Р.В. Вяткина и А.М.Карапетьянца. Т. 8. М., 2002.
29. Сыма Цянь. Исторические записки (Ши цзи). Т. 9. Пер. с кит., комм. Под ред. А.Р. Вяткина. М., 2010.
30. Ульянов М.Ю. Важнейшие особенности внешней политики царства Чу во второй половине VIII – первой половине VI вв. до н.э. и борьба за юг Великой китайской равнины // Ломоносовские чтения. Востоковедение. Тезисы докладов научной конференции (Москва, 16 апреля 2010 г.). М., 2010.
31. Хаютина М.С. Бинь (Суй)-гун сюй и реконструирование прошлого в китайской традиции // История Китая. Материалы китаеведческой конференции ИСАА при МГУ (май 2004 г.). М., 2005.
32. Хрестоматия по истории Древнего Востока. Часть вторая. М., 1980.
33. Целуйко М.С. Циньские эпиграфические памятники из Шуйхуди: Частная (служебно-личная) хроника господина Си «Бянь нянь цзи» (конец III в. до н.э.) // Вопросы эпиграфики. Вып. V. М., 2011.
34. Чунь цю Цзо чжуань. Комментарий Цзо к «Чунь цю». Исследование, пер. с кит. гл. 1–5, комментарии и указатели М.Ю.Ульянова. М., 2011.
35. Яковлев В.М. К вопросу об истоках последовательности чисел- символов (гуа 卦) в мавандуйском варианте «Книги Перемен» // XXIX НК ОГК. М., 2009.
36. Яковлев В.М. Текст Гуйцзан из Ванцзятай // XLII НК ОГК. Учёные записки отдела Китая. Вып. 6. Т. 1. М., 2012.
37. Giele E. Using Early Chinese Manuscripts as Historical Source Materials // MonumentaSerica.2003, vol. 51.
38. Hu Pingsheng. Some notes on the organization of the Han dynasty bamboo «Annals» found at Fuyang // Early China, № 14, 1989.
39. Loewe M. Manuscripts Found Recently in China; A Preliminary Survey // T'oung Pao. 1977. Vol. 63, 2–3, pp. 99–136.
40. Shaughnessy E. The Fuyang Zhou Yi and the Making of a Divination Manual // Asia Major.2001. Third Series 14 (1).
41. Vankeerberghen G. The Tables (biao) in Sima Qian's Shi ji: Rhetoric and Remembrance // Graphics and Text in the Production of Technical Knowledge in China: The Warp and the Weft(eds. Francesca Bray, Vera Dorofeeva-Lichtmann, and Georges Métailié). Leiden, Boston. 2007.
42. WilkinsonE. Chinese History: A Manual. Revised and enlarged. Cambridge (Mass.), London. 2000.
43. Ли Лин. Цзяньбо гушу юй сюэшу юаньлю (Древние литературные произведения и научные сочинения на планках и шёлке – происхождение и развитие). Пекин, 2007.
44. Ли Цзюньмин. Гудай цзяньду (Древние [сочинения на] бамбуковых и деревянных планках). Пекин, 2003.
45. Фан Шимин, Ван Сюлин. Губэнь Чжушу цзинянь цзи чжэчжэн (Древний текст «Бамбуковых анналов», собранное и выверенное издание). Шанхай, 1981.
46. Фуян Хань цзянь цзяньцзе (Обзор бамбуковых планок периода Хань, найденных в Фуяне) // Вэньу, 1983, № 2.
47. Фуян Шуангудуй Си Хань Жуинь-хоу му фачу цзяньбао (Краткий отчёт о раскопках погребения западноханьского Жуинь-хоу в Шуангудуе, уезд Фуян) // Вэньу, 1978, № 8.
48. Хань Цзыцян. Фуян Хань цзянь «Чжоу и» яньцзю (Исследование «Чжоуских перемен» на планках периода Хань из уезда Фуян). Шанхай, 2004.
49. Ху Пиншэн. Фуян хань цзянь «Нянь бяо» чжэн ли чжа цзи (Записи о «Списке правителей» на бамбуке из Фуяна) // Вэньу яньцзю, 1991, № 7.
50. Ху Пиншэн, Хань Цзыцянь. Фуян Хань цзянь «Шицзин» яньцзю (Исследование «Канона песен» на планках периода Хань из уезда Фуян). Шанхай, 1988.
 
Интернет-ресурсы
51. Giele E. Database of Early Chinese Manuscripts (Last update: 09.01.2000).
52. Goldin P.R. Chinese Manuscripts: Bibliography of Materials in Western Languages.
53. Гоцзягуцзибаохучжунсинь 国家古籍保护中心 «Государственный центр по сохранению древних книг»
 
Ст. опубл.: Общество и государство в Китае: Т. XLIII, ч. 1 / Редколл.: А.И. Кобзев и др. – М.: Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт востоковедения Российской академии наук (ИВ РАН), 2013. – 684 стр. (Ученые записки ИВ РАН. Отдела Китая. Вып. 8 / Редколл.: А.И.Кобзев и др.). С. 6-68.


  1. Л.А. Ахтемова (выпускница ИСАА МГУ 2008 г.) выполнила первичную систематизацию планок с рассматриваемыми текстами, дала описание археологического памятника и эпиграфических находок. М.Ю. Ульянов разработал методические подходы к анализу надписей, провёл их классификацию, выполнил перевод и предложил историческую интерпретацию.
  2. Добавим, что и число надписей на бронзе периодов Чуньцю и Чжаньго также велико, они образуют корпус очень ценных эпиграфических источников [31].
  3. По нашим (неполным) данным, в настоящее время известны три эпиграфических комплекса периода Чуньцю, 10 – периода Чжаньго (453–221 гг. до н.э.), 6 – времён империи Цинь, 10 – Западной Хань (202 г. до н.э. – 8 г. н.э.). Число находок постоянно увеличивается. См. [2].
  4. Есть и другие типы текстов, например, описи погребального инвентаря. В поздней древности и раннем средневековье получают распространение «приветственные карточки» [18].
  5. Общие сведения см. [37; 39; 42, с. 454–464; 43]. Исчерпывающий список публикаций на европейских языках составлен и регулярно пополняется профессором Пенсильванского университета П.Р. Голдиным [52].
  6. По данным «Государственного центра по сохранению древних книг» (Гоцзя гуцзи баоху чжунсинь国家古籍保护中心) при Пекинской государственной библиотеке, в настоящее время выделено 117 отдельных наименований произведений периодов Чжаньго – Западная Хань, сохранившихся полностью или в сравнительно целом виде [53]. Эти данные постоянно уточняются, число выявленных произведений растёт.
  7. Первым, насколько нам известно, их рассмотрел А.В. Александров [1, c. 119–124]. Перевод значительного числа фрагментов различных текстов юридического и экономического содержания был выполнен М.В. Крюковым в 1980 г.: Юй шу 語書 («Запись речи»), Фа люй да вэнь 法律答問 («Вопросы и ответы по статутам и законам»), Цинь люй ши ба чжун 秦律十八种 («18 видов Циньских законов») и др. [32, с. 181–184, 190–192, 199–200, 204]. Их данные использовались в написанных М.В. Крюковым разделах коллективной монографии «Древние китайцы в эпоху централизованных империй», опубликованной в 1983 г. [20, с. 81, 337–338]. Некоторые статуты из Шуйхуди были описаны и переведены К.В. Васильевым [6; 7, с. 227–237; 8, с. 128–131]. А два года спустя Е.В. Голованов предложил классификацию всех памятников из Шуйхуди [9, с. 26–28].
  8. Исследование было выполнено с опорой на список памятников, составленный Э. Гиле в 2000 г., который был дополнен по археологическим публикациям см. [2; 51].
  9. Судьбоносным в его жизни стало событие, произошедшее в 205 г. до н.э. в сражении при Пэнчэне 彭城. Согласно историческому преданию, отражённому в Шицзи, после разгрома будущий император Лю Бан, спасаясь от преследования, столкнул со своей колесницы детей от первой жены Люй-тайхоу – сына Лю Ина (будущего императора Хуй-ди) и дочь, которая известна как Луюань гунчжу 鲁元公主 – «первая принцесса владения Лу» [28, с. 153–156]. Тэн-гун подобрал их и спас. Видимо, впоследствии, когда род Люй начнет борьбу за высшую власть, это и обеспечило ему безопасность. За личную преданность и службу он получил в 201 г. до н.э. титул жуиньского хоу, а также 6900 дворов в кормление. Он же, по-видимому, был одним из руководителей группировки, свергнувшей Люй и приведшей к власти императора Вэнь-ди (179–140 гг. до н.э.).
  10. С этим согласны не все специалисты, например, Ли Лин высказался против этого [43].
  11. Ранее, в публикации 1983 г., речь шла об ок. 170 планках [46, с.22].
  12. Будем учитывать, что некоторые надписи сохранились в трудночитаемом состоянии. Порой в прорисовках заметна неуверенность публикатора в выборе написания той или иной черты или всего иероглифа.
  13. Это существенно, поскольку если бы мы, например, исходили из гипотезы, что надписи синхронизируют правления государей разных стран (некое событие произошло в такой-то год правления государя такого-то царства и в такой-то год правления государя другого царства), то тогда следовало бы реконструировать утраченую дату так, чтобы астрономический год второго правления совпадал с датой первого. Обратим внимание на то, что в обоих случаях временной разрыв между двумя датами составляет семь лет, но будем считать это случайным совпадением.
  14. Здесь значительную помощь оказал существующий полный перевод этого памятника на русский язык, выполненный преимущественно Р.В. Вяткиным и завершённый российскими специалистами под руководством А.Р. Вяткина [21–29].
  15. На русском языке нам известна одна статья, посвящённая истории этого царства [13].
  16. Вне сферы нашего внимания остался такой источник, как Шибэнь («Книга поколений [правителей]»), но он не сохранился в целостном виде и не имеет общепринятой научной реконструкции (есть восемь вариантов его «сборки», выполненных китайскими специалистами разного времени). Известны отдельные цитаты и извлечения, сохранившиеся в комментариях к письменным памятникам, в которых уже был произведён отбор царств и правителей, близкий к Шицзи.
  17. Здесь и далее в первой колонке – фрагмент бамбуковой планки (по Ху Пиншэну), во второй – запись современными иероглифами, в третьей – перевод. В квадратных скобках – реконструированный текст. Нумерация фрагментов Ху Пиншэна сохранена.
  18. Вероятность того, что здесь указан один из западночжоуских государей, исключается, поскольку, как показано во введении, известна последовательность трёх правителей Западного Чжоу: Хуань-гун (между 440–426? – 414 гг. до н.э.) – Вэй-гун (413 – ок. 397 гг. до н.э.) – Хуй-гун 惠公 (ок. 397 – ? гг. до н.э.). Также маловероятно и упоминание восточночжоуского правителя, поскольку известно, что первый также носил титул Хуй-гун 惠公 (2) (– ум. 359 г. до н.э.).
  19. В ином случае подобная повторяемость могла бы натолкнуть на мысль о том, что автор первоначального сочинения, составляя эти последовательности государей и подбирая конкретные годы их правления, мог соблюдать некоторые константы, пытаясь увидеть, не присутствуют ли в такой регулярности повторяющихся событий некие закономерности. Но это предположение может быть проверено только после публикации большего числа надписей.
  20. По наблюдениям над переводом Чуньцю Цзочжуань («Комментарий Цзо к “Вёснам и осеням”») ранее в период Чуньцю это слово означало: 1. Отправляться – (о невесте) после сватовства туда, где живёт будущий муж; 2. «Увезти [с собой]», например, пленного правителя другого царства.
  21. Правители с такими титулами были в царстве Цзинь, но они следовали в обратном порядке и имели иные сроки правления. Так Цзин-гун правил в 599–581 гг. до н.э. (19 лет), а его преемник Ли-гун правил в 580–573 гг. до н.э. (8 лет). Поскольку не только последовательность правителей, но и сроки правлений расходятся, их нельзя отнести к царству Цзинь – для второй категории нехарактерно нарушение последовательности правлений.
  22. В Шицзи (глава 14 Ши эр чжухоу няньбяо, «Погодовые таблицы наследственных правителей двенадцати [царств]») названия царства перед титулом государя упоминаются один раз в записи о начальном годе его правления [23, с. 52–229].
  23. Возможно, именно таким образом Сыма Цянь и его сторонники из числа придворной знати, выдвигая на передний план олигархический переворот в Западном Чжоу и бегство правителя, оказывали психологическое давление на правившего в их время императора У-ди, который был вынужден в разгар придворной борьбы несколько раз покидать столицу, спасая свою жизнь (устное сообщение В.В. Башкеева).
  24. Но при этом сама запись выполнялась позже, может быть, при жизни погребённого или его отца Тэн-гуна, поскольку последний из упомянутых государей, правитель царства Цинь, назван Цинь Шихуаном – имперским титулом (другого, стандартного для периода Чжаньго, титула у него не могло быть).
  25. По крайней мере те надписи, которые он отнес к типу А «Анналы». По его мнению, на крайней справа планке должны были идти расположенные сверху вниз названия царств [38, с. 1–2, 7].
  26. В хронике из Шуйхуди, по словам М.С. Целуйко, «сообщения даны в следующей форме: сначала следует год, потом приведено историческое сообщение. На всех планках разное количество знаков, какого-либо стандарта не наблюдается. … Планки поделены на 2 части, верхнюю и нижнюю. Сначала сообщения заполняли верхние части всех планок, начиная с крайней справа и заканчивая крайней слева. Потом в том же порядке были заполнены нижние части всех планок. Таким образом, текст расположен в два ряда. Записи идут сначала по верхнему ряду всех планок, а потом перемещаются на нижний, заполняя и его на две трети. Можно предположить, что автор изначально представлял себе примерное количество лет и событий, которые в него будут записаны (иначе сложно объяснить, почему при таком распределении записей он взял именно 53 планки). Поэтому можно предположить, что автор писал Хронику одномоментно или в краткий промежуток времени, несопоставимый с периодом времени, отражённым в ней» [33, с. 128].
  27. Кроме текста хроники, тексты ещё двух памятников, Жи шу, Вэй ли чжи дао, расположены не линейно, а рядами [33, с. 128].
  28. Неслучайно именно это требование выдвинул Э. Гиле к публикаторам надписей [37, c. 424].
  29. Например, из южных царств встречается Чу, но нет У и Юэ, чьи земли были поглощены Чу во второй половине IV в. до н.э.
  30. Вряд ли это могло быть малозначительное событие или событие, произошедшее в отдалённом и небольшом царстве. Поэтому у нас пока нет оснований соглашаться с Ху Пиншэном, который предположил, что в надписи № 002, в которой упомянут 14-й год правления чуского Чжао-гуна, эта дата могла быть связана со смертью правителя небольшого царства Цао 曹 [38, с. 8].
  31. Если считать надписи № 026 и № 007 эталонными, то, возможно, за этим стоит разгадка авторского замысла, поскольку во всём эпиграфическом массиве из Шуангудуя в целом есть и мантические и астрологические тексты, то не исключено, что автор собрал некие однотипные события и, расположив их в интервале семь лет (магическое число), попытался увидеть, нет ли в их повторяемости каких-либо исторических закономерностей. Если это так (о чём можно судить лишь после публикации большей части фрагментов), то перед нами может оказаться образец одной из попыток выявления законов исторического процесса, предпринятых за несколько десятелетий до Сыма Цяня. Но следует принять во внимание и то, что встречается также интервал в 10 лет.

Авторы: ,
 

Новые публикации на Синологии.Ру

Транспортный комплекс КНР превратился в инструмент ускорения социально-экономического развития Китая
К вопросу о сотрудничестве между Китаем и Израилем в автомобильной промышленности
Российские исследователи о Чжоу Эньлае
Жизнь и поэзия Бо Цзюй-и
Россия и Китай: XI международная конференция в Казани


© Copyright 2009-2019. Использование материалов по согласованию с администрацией сайта.