Синология.Ру

Синология.Ру

Тематический раздел


Шэнь Ко

沈括, Шэнь КэШэнь КэШэнь Гуа, Шэнь Цунь-чжун. 1031, Цяньтан (совр. Ханчжоу пров. Чжэцзян), – 1095, Цзинкоу обл. Жуньчжоу (совр. Цзиньцзян пров. Цзянсу). Ученый-энциклопедист и видный государственный деятель. Его отец Шэнь Чжоу (978–1051), небольшой землевладелец и чиновник, служил в провинции, а перед окончанием карьеры  – в столичном суде в Бяньцзине (совр. Кайфэн). Мать, госпожа Сюй (Сюй-ши, 986–1068), происходила из знатного рода. Когда Шэнь Ко родился, отцу было 53, а матери – 45 лет. Она играла важную роль в его воспитании, дала начальное образование, преподавала ему с братом Пи военное учение своего старшего брата Сюй Дуна (ок. 976–1016).
 
Примерно в девять лет Шэнь Ко начал ездить по стране с отцом, занимавшимся финансовыми и техническими вопросами, в частности, водными путями и каналами, строительством и сельским хоз-вом. Слабость физической конституции вызвала у него ранний интерес к медицине.
 
Начав службу в 1054, способствовал преобразованию больших площадей болотистой земли в производительные с.-х. угодья в бассейнах рек Шухэ и Ихэ. В 1061 вместе с братом осуществил картографический обзор обл. Сюаньчжоу (совр. пров. Аньхуй). В 1063 стал цзинь ши (см. Кэ цзюй), в 1064  – судебным чиновником в Янчжоу. Местный губернатор Чжан Чу, оценив его таланты, рекомендовал двору. В 1069 канцлер Ван Ань-ши (1021–1086) начал осуществлять «новую политику», и Шэнь Ко вошел в дворцовую группу 18 преобразователей. В 1072 возглавил Астрономического бюро (Сы-тянь-цзянь), предложил в течение пяти лет три раза в сутки измерять позиции Луны и планет, в 1075 ввел новый календарь, действовавший ок. 20 лет, организовал создание более точных приборов: армиллярной сферы, водяных часов и бронзового гномона. В 1075 назначен на службу в Ханьлинь академию, в 1077  – уполномоченным по финансам. На этом посту составил ценные записки по теории спроса и предложения, рассмотрев прогнозирование цен, монетарную политику, ценовое управление, вмешательство в рынок и др. эклномич. темы, с такой глубиной не изучавшиеся в Китае вплоть до нашего времени. В 1077 незаслуженно обвинен в нечестности, выведен из пр-ва и послан в Яньчжоу (совр. Яньань пров. Шэньси) как спец. уполномоченный по уездным и военным делам. Там в 1081 организовал успешный поход против тангутов и подал имп. проект укрепления новых областей, который отклонили. Нападение тангутов привело к поражению с тяжелыми потерями (ок. 60 тыс. солдат), ответственность возложили на Шэнь Ко, которого уволили и выслали.
 
После этого он написал свои гл. науч. работы. Находясь, по существу, под домашним арестом, продолжил работу над проектом картографирования всей кит. территории, начатым по высочайшему указу еще в 1076/1077. Изготовил общ. карту размером 10 на 12 чи [1] и атлас из 23 карт (все в масштабе 1:900000) с приложением, в к-ром, опираясь на шкалу компаса с 24 делениями, закодировал карты в терминах направленных координат и расстояний, полагая, что в случае утраты это поможет быстро и точно их восстановить. Атлас и общ. карта были опубликованы в 1087/1088 под назв. «Шоу лин ту» («Изображения округов и р-нов»), или «Тянь ся Чжоу сянь ту» («Изображения областей и уездов Поднебесной»), но не сохранились. В 1086 после шести лет опалы Шэнь Ко был помилован, получил гос. пенсию и право свободного проживания. Десятью годами ранее он купил имение в Цзинкоу, к-рое так и не смог увидеть. Посетив его в 1086, обнаружил, что оно расположено в удивительно красивом месте, к-рое ему часто грезилось. Поэтому назвал его Мэнси/Мэнци – Ручей мечты / грез / из сна – и решил там обосноваться. С 1088 последние семь лет жизни провел в изоляции и написал три книги. «Лян фан» («Благие предписания / Искусные методы») о фармакологии впоследствии издавалась под назв. «Су Шэнь лян фан» («Благие предписания Су [Ши] и Шэнь [Ко]»), поскольку, видимо, была дополнена Су Ши (1037–1101). Не сохранившаяся «Мэнси ван хуай лу» («Записки о стремлениях, забытых у Ручья мечты / из сна») была посвящена наблюдениям над жизнью в горах и ведением там с.-х. работ. Самая важная и много раз переиздававшаяся «Мэнси би тань» («Беседы с кистью в Мэнси», «Разговоры кисти из Мэнси», «Записки из Мэнси», «Записи бесед в Мэнси», 1088–1095) представляет собой одно из наиболее замечательных произв. кит. культуры. В предисл. Шэнь Ко написал: «Поскольку я имел только мою кисть для письма и плитку туши, чтобы поболтать, я назвал свое соч. “Беседы с кистью” (Би тань)». Эта кн. – собр. ок. шести сотен воспоминаний и наблюдений объемом от одного до двух десятков предложений по вопросам философии, дипломатии, худ. и лит. критики, математики, естествознания и техники, оккультизма, лингвистики, археологии и т.д. Все это перемешано с дворцовыми анекдотами и тривиальными дидактизмами. Обсуждая науч. темы, автор использовал традиц. концепции – инь-ян, у син, ци [1] и др.
 
Шэнь Ко жил в решающий период развития трад. кит. науки, в частности математики. Его суждения в «Мэнси би тань» о потерянных математических методах и вышедших из употребления терминах сыграли важную роль в последующих попытках их интерпретировать. Шэнь Ко ясно и кратко объяснил осн. принципы музыкально-акустической теории и исправил ошибки, к-рые попали в канонические тексты из-за неправильного копирования чисел. Его кн. – также важный источник для изучения метрологии, денежной системы и др. предметов, связанных с вычислением. В математике Шэнь Ко поднялся до большей абстрактности, чем его предшественники. В «Мэнси би тань» приводена единственная в трад. математике задача на перестановки, правда, со ссылкой на И-сина. Рассмотрены перестановки фишек (цзы [1]) на игральной доске «облавных шашек» (вэй ци [1]), к-рая состоит из 19 продольных и 19 поперечных линий, дающих 361 пересечение, на каждом из которых возможны три положения (нет шашки, есть белая или черная шашка). Др. мат. задача – о груде предметов одинаковых размеров, пузатых бутылей (ин [4]) для вина. Решая ее суммированием рядов, Шэнь Ко рассмотрел усеченную пирамиду с прямоугольным основанием, разделенную на n слоев, в к-рые укладываются бутыли (см. Математика).
 
Занимаясь астрономией, он был должен преобразовывать экваториальные координаты в эклиптические, что требовало понимания, по крайней мере, нек-рых аспектов сферической геометрии и тригонометрии. Демонстрируя развитое пространственное мышление, Шэнь Ко дал приблизительную формулу длины дуги. Он попытался объяснить, почему видимое движение планет периодически вступает в фазу попятного хода. Др. астрономы стремились точно измерить позиции планет, а не понять реально наблюдаемое. В отличие от греч. астрономов, объяснявших все движения как совокупность идеальных круговых вращений, Шэнь Ко предложил модель движения планеты по траектории, подобной листу ивы, «катящемуся» по внеш. стороне круга, центром к-рого является Земля. Объясняя причины неравномерности видимого годового движения Солнца, он пришел к выводу, что эклиптика является не окружностью, а «овальностью» (то [3]), т.е. эллипсом. Т.о., оставаясь в рамках геоцентрической системы, на 500 лет предвосхитил открытие И. Кеплером эллиптичности траекторий планет.
 
Исследуя затмения, отмечал, что эклиптика и лунная траектория не лежат в одной и той же плоскости, а пересекаются, и затмение не произойдет, если Солнце и Луна не находятся на одной долготе и приблизительно одной широте, т.е. если их траектории не пересекаются, и от точности пересечения зависит, будет ли затмение полным или частичным. Не удовлетворяясь трад. солнечно-лунным календарем, предлагал ввести сугубо солнечный календарь, основанный вместо лунации на 12 подразделениях тропического года, составляющих в среднем 30,43697 дня. В гражданском календаре, т.о., чередовались бы месяцы из 30 и 31 дня и иногда, для високосной корректировки, более короткие.
 
В «Мэнси би тань» подробно описаны торнадо, падение метеорита и двойная радуга, кот-ю Шэнь Ко видел в 1070 и, как мн. ученые, считал отражением солнечного света от капель воды в воздухе. Он описал свои опыты с вогнутым зеркалом и камерой-обскурой, проведя аналогию между лучами света, проходящими через фокус (ай [1]), и веслом, вставленным в уключину. Если тянуть за его ручку в одну сторону, лопасть перемещается в др. Так же, если смещать объект в одну сторону, его перевернутое изображение в вогнутом зеркале движется в противоположную. Когда птица летит на восток, ее изображение в камере-обскуре движется на запад. Свет «собран» (шу [4]) в неподвижном фокусе зеркала и камеры-обскуры подобно «сужению» (яо [2]) движений весла в уключине. Шэнь Ко пытался понять действие «магических зеркал», в отражении от к-рых при определенных условиях можно увидеть то, что изображено на их обратной стороне (см. Оптика). У него было три таких зеркала, которые он считал древними, поскольку архаические иероглифы на них не поддавались прочтению. Шэнь Ко верно предположил наличие на их поверхности незаметных глазу микроскопических углублений, повторяющих контуры изображения на обороте, но ошибочно верил бытовавшему тогда объяснению, что они возникают при отливке из-за различия в охлаждении ровных и выступающих (соответственно изображению на обратной стороне) частей поверхности «магического зеркала».
 
В «Мэнси би тань» описан эффект магнитного склонения и предложено делать на компасе 24 деления вместо 8, применявшихся еще древними геомантами. Возможно, Шэнь Ко первым использовал компас в картографии, рассмотрев два его вида – чжи нань юй («указывающая юг рыбка») и чжи нань чжэнь («указывающая юг игла»). «Указывающая юг рыбка» вырезалась из тонкого листа железа и намагничивалась в магнитном поле Земли, разогреваясь докрасна и закаляясь. Чтобы показывать на юг, она помещалась на воду, и для плавучести, вероятно, делалась слегка вогнутой. «Указывающая юг игла» – намагниченная трением о магнетит игла, с к-рой Шэнь Ко провел четыре эксперимента: втыкал ее перпендикулярно в стебель камыша, пускаемый на воду; проводил балансировку на ногте и краю чашки; подвешивал на нити, стараясь исключить все побочные факторы, в частности, используя во избежание крутильного эффекта не пеньковую нить, скрученную из пряжи, а шелковую – несоставную и новую, что гарантировало ее равномерную эластичность (см. Магнетизм).
 
Инспектируя границу с киданями, Шэнь Ко «сделал впервые деревянную карту, на к-рой были изображены горы, реки и дороги». На местности он лепил их на деревянной доске из воска или мучного клея и древесных опилок, а, возвратившись из командировки, по данному эскизу вырезал рельефную карту из дерева, к-рую затем представил двору. Имп. приказал сделать подобные карты во всех пограничных обл. и передать в дворцовое хранилище.
 
Относительно геодезических методов в картографии в «Мэнси би тань» указано, что пошаговое измерение расстояний не м.б. точным из-за неровности и извилистости пути. Поэтому они должны измеряться геометрически, по линии, прямой, «как полет птицы».
 
Шэнь Ко поднял на новый уровень картографич. принципы Пэй Сю. Ему уже был известен скрещенный шест («шест Якова»)  – градуированный шест 1–2 м длины со скользящей перекладиной, только в 1321 описанный еврейским ученым из Прованса Леви бен Герсоном (1288–1344). Он позволял измерять прямое расстояние между двумя пунктами, не приближаясь к ним, а только нацеливаясь с двух разных позиций концом перекладины и считывая соответствующие значения на шесте. Согласно «Мэнси би тань», в XI в. картографы делали записи показаний компаса, как при совр. военно-топографических съемках.
 
Шэнь Ко касался эрозии гор, осадочного отложения и др. факторов, преобразующих поверхность Земли. По особенностям отд. пиков и утесов сделал вывод, что столетиями горные потоки мчались вниз, унося с собой мягкий грунт и оставляя нетронутыми твердые породы. Осадочное отложение происходит постоянно. Хуанхэ, Чжаншуй, Хуто, Чжошуй и Санцянь  – грязные, несущие ил реки, их грязевые потоки за годы создают новые участки суши. В сев. утесах горной цепи Тайханшань (пров. Хэбэй) в 1074 Шэнь Ко обнаружил «пояса» (страты), содержащие «раковины устриц и камни, подобные скорлупам птичьих яиц». Следовательно, это далекое от моря место было когда-то его дном, а континент (да лу) образовался из осадочных пород, к-рые когда-то находились ниже уровня воды. Шэнь Ко отметил окаменелые растения: ок. 1080 оползень на берегу большой реки в Юннингуани ок. Яньчжоу «обнаружил целый лес бамбуковых побегов – ок. сотни», к-рые целиком «с корнями и стволами были превращены в камень».
 
В «Мэнси би тань» есть строки о лю ша («перемещающиеся пески», т.е. зыбучие пески или плывуны): на реке Удин, к-рую можно перейти вброд на лошади, встречаются места с плывунами, где вязли люди и кони. Шэнь Ко писал о разных минералах, напр., селените, кот-й образуется в воде соляных болот в Сечжоу (ок. Юньчэна пров. Шаньси) и м.б. извлечен из земли со дна канав. Все его кристаллы цвета прозрачного изумруда имеют форму правильного шестиугольника, как на панцирях черепах. Они накладываются и висят друг на друге, подобно чешуе на ящере. При нагревании «чещуя» красиво распадается на тонкие белоснежные хлопья (см. Геология).
 
В 1080–1081 Шэнь Ко заметил, что нефтяная сажа пригодна для изготовления туши. Зная, что на Севере интенсивно вырубается лес, он основал производство туши из нефти вместо сжигания сосновой смолы. Назв., данное им нефти  – ши ю («каменное масло»), сохранилось до сих пор, а нефтяное месторождение в пров. Шэньси, к-рое он разрабатывал, все еще эксплуатируется.
 
В «Мэнси би тань» засвидетельствовано, что в период Цин-ли (1041–1048) ремесленник Би Шэн изобрел наборный шрифт. Его литеры (инь [5]  – «печати»)  – обожженные в печи глиняные брусочки с вырезанными на торцах рельефными иероглифами укладывались в железную форму с рамами для разделения строк. При наборе они закреплялись пастой из сосновой смолы, воска и бумажного пепла. Для выравнивания форму с литерами нагревали, а когда паста размягчалась, сверху клали гладкую доску. После получения на бумаге оттисков, обычно тушью, форму вновь нагревали и литеры рассыпали для следующего использования.
 
Шэнь Ко неоднократно подчеркивал неспособность нашего знания объяснить все природные явления, напр., магнитное склонение или причину того, почему ударяющая в дом молния плавит металл, но не сжигает дерево. По сравнению с возможностями познания природа слишком богата, многообразна и утонченна (вэй [3]), что не умаляет ценность экспериментальных или теоретических исслед., но показывает ограниченность рационализма. Много страниц «Мэнси би тань» уделено нумерологической методологии (сяншучжи-сюэ, спец. в разд. «Сян шу»  – «Символы и числа», цз. 7-8) и мантическому предсказанию, в особенности восходящему к «Чжоу и», или «И цзину» («Канон перемен», см. также Мантическая традиция и «Канон перемен»), кот-е также ограничено, но может дополнять рациональный подход.
 
Источники:
Мэнси би тань цзяо чжэн 夢溪筆談校證 («Мэнси би тань» с правкой и сверкой). Шанхай, 1985; Шэнь Ко. Записи бесед в Мэнси (фрагменты) // Нефритовая роса: Из китайских сборников бицзи X–XIII в. / Пер. и сост. И. Алимов. СПб., 2000, с. 167–186.
 
Литература:
Encyclopaedia of the History of Science, Technology, and Medicine in Non-western Cultures. Dordrecht; Boston; London, 1997; Holzman D. Shen Kua and his Meng-ch'i pi-t'an // TP. 1958. Vol. 46, livr. 3–5, p. 260–292; Needham J. Science and Civilisation in China. Vol. III. Cambridge, 1959; Vol. IV. Pt. 1, 1962; Sivin N. Shen Kua // Dictionary of Scientific Biography. Vol. XII. N. Y., 1975. p. 369–393.
 
Автор: Еремеев В.Е.
 
Источники:
Мэнси би тань (Записи бесед в Мэнси). Кн. 1–6. Чэнду, 1957; Мэнси би тань сюань чжу («Записи бесед в Мэнси»: избр. с коммент.). Шанхай, 1978; Мэнси би тань и чжу (цзыжань кэсюэ буфэнь) («Записи бесед в Мэнси» с пер. и коммент.: разд. естественных наук). Хэфэй, 1979; Мэнси ба тань и вэнь бу цзяо чжу («Записи бесед в Мэнси»: разд. искусства и лит-ры с правкой и коммент.) / Правка и коммент. Лю Ци-линь. Харбин, 1986; Мэнси би тань цзяо чжэн («Записи бесед в Мэнси» со сверкой и правкой) / Сверка и правка Ху Дао-цзин. Кн. 1, 2. Шанхай, 1987 (1-е изд. 1956); Мэнси би тань цюань и («Записи бесед в Мэнси» с полным пер.) / Пер., коммент. Ху Дао-цзин, Цзинь Лян-нянь, Ху Сяо-цзин. Гуйян, 1998; Мэнси би тань (Записи бесед в Мэнси) / Сверка и пунктуация Хоу Чжэнь-пин. Чанша, 2002; Мэнси би тань (Записи бесед в Мэнси) / Пер. и коммент. Тан Гуан-юн. Чунцин, 2007.
 
Литература:
Го цзинь-бинь, Кун Го-пин. Чжунго чуаньтун шусюэ сысян ши (История кит. трад. математической мысли). Пекин, 2005, с. 175–181; Дай Нянь-цзу, Лю Шу-юн. Чжунго улисюэ ши. Гудай цзюань (История кит. физики. Том о древности). Наньнин, 2006, с. 213–332; Ли Гуан-юй. Шэнь Ко. Пекин, 1983; Цянь Бао-цун. Шэнь Ко // Чжунго гудай кэсюэ-цзя (Др.-кит. ученые). Пекин, 1959, с. 111–121; Чжан Цзя-цзюй. Шэнь Ко. Шанхай, 1962; Subrenat J.-J. Shen Kua // Sung Biographies / Ed. by H.Franke. Bd 2. Wiesbaden, 1976, S. 857–863.
 
Сост. библ.: Кобзев А.И.
 
Ст. опубл. с некот. сокр.: Духовная культура Китая: энциклопедия: в 5 т. / гл. ред. М.Л. Титаренко; Ин-т Дальнего Востока. — М. : Вост. лит., 2006–. Т. 5. Наука, техническая и военная мысль, здравоохранение и образование / ред. М.Л. Титаренко и др. — 2009. — 1055 с. С. 960-964.

Автор:
 
© Copyright 2009-2019. Использование материалов по согласованию с администрацией сайта.