Синология.Ру

Синология.Ру

Тематический раздел


Шэ 4

«стрельба из лука». Категориальный термин, обозначающий иск-во стрельбы из лука и связанные с ним обрядовые и ритуально-церемониальные акции.
 
В кит. культуре, как и у мн. др. народов мира, стрельба из лука не только являлась одним из осн. видов боевого иск-ва, но и наделялась определенным магич., а затем и филос.-этич. смыслом (см. И). Гл. письменным источником по традиции шэ в древнекит. об-ве является трактат «Шэ и» («Истинная сущность стрельбы из лука»), входящий в состав гл. 46 «Ли цзи» («Книга ритуалов») — одного из конф. канонич. соч. (см. «Ши сань цзин»). В нем сообщается о неск. обрядовых и ритуально-церемониальных акциях, включавших стрельбу из лука. Прежде всего это обряд родин. Когда рождался мальчик, слева от дверного прохода вывешивался лук из тутового дерева, а через неск. дней после процедуры признания новорожденного главой семьи своим сыном отец выпускал из лука шесть стрел — в небо, землю и четыре стороны света, дабы оградить ребенка от злых сил: «В древности, когда рождался сын, [брали] лук из шелковицы и стрелы из растения пэн. Шесть стрел, чтобы стрелять в Небо, Землю и четыре стороны света — туда, где проходит деятельность человека». Обряд, описанный в «Ли цзи», обладает заметным типологич. сходством с тем, что принят у сибирских народов. Так, у якутов ритуальная стрельба из лука в этом обряде велась по спец. мишени, состоящей из изображений солнца, луны и фигурок животных. В послед. историч. эпохи данный обряд родин привел к возникновению культа божества Чжан-сяня — подателя и охранителя мужского потомства.
 
След. церемония — состязание в стрельбе из лука перед жертвоприношением Небу и Земле, о к-ром сообщается также в «Чжоу ли» («Чжоуские ритуалы», цз. 32). Из обоих текстов следует, что стрельба производилась по каменным глыбам, служившим алтарями Земле и воздвигавшимся посередине или вблизи заболоченной местности (цзэ, «болото»). Есть веские основания полагать, что цзэ обозначало не болото как таковое, а местности типа пойменных низин, считавшихся местом сосредоточения стихии почвы/земли (см. У син), оплодотворенной небесной влагой. Известно, что наряду с горами и реками цзэ входило в число элементов ландшафта, к-рым приносились спец. жертвоприношения (ван). Такое отношение к цзэ нашло отражение и в системе ба гуа («восемь черт», «восемь триграмм»; см. Гуа [2]), где триграмма Дуй (дуй [1]) (комбинация из верхней прерывистой линии и двух сплошных нижних) с «болотом» (в отеч. лит-ре цзэ в данном случае нередко переводится как «водоем»). О том, что алтари Земле воздвигались посередине цзэ, говорится в гл. 12 «Сяо-у-ди бэнь-цзи» («Основные записи о [деяниях императора] Сяо-у-ди») и в соч. Сыма Цяня (145?–86?) «Ши цзи» («Исторические записки»). По утверждению «Ли цзи», стрельба представляла собой состязание, практич. смысл к-рого состоял в том, что тот, кто попадал в цель, увеличивал, через получение новых земель, материальное благосостояние своего семейства (удельного владения). Это явно накладывалось на религ. семантику стрельбы из лука. Мифология стрелы, будучи рассмотренной через идеографич., а не функциональную призму, базируется на отождествлении стрельбы и соития. Т.е. исходно это был обряд, связанный с культом плодородия.
 
Такую же семантику имело, видимо, и состязание в стрельбе из лука, проводимое перед пиршественной церемонией (янь). Кроме «Ли цзи» описание этого мероприятия дается в оде «Бинь чжи чу янь» («Гости собираются на пир», «О вине») из разд. «Сяо я» («Малые оды») «Ши цзина» («Канон поэзии»). Из текста оды и коммент. к ней следует, что стрельба из лука проводилась после завершения всех осн. приготовлений к пиршественной трапезе (сбор гостей, расстановка утвари, приготовление музыкальных инструментов, совершение ритуала приветствия хозяином и гостями), но перед самим пиршеством. Гости попарно стреляли в мишень с изображением птицы, и попавший в цель получал кубок с вином, к-рый он передавал проигравшему. Смысл такой передачи состоял в магич. распределении обретенного блага (вино символизировало и богатство, и, как целебный напиток, здоровье) среди всех участников пира. Использование в качестве мишени изображения птицы связывает всю эту церемонию с ритуальной охотой и весенней календарной обрядностью. Сходное календарное состязание существовало в Корее. Оно также включало в себя награждение стрелка-победителя вином, к-рое ему преподносила девушка, — дар, символизировавший собой брачный ритуал.
 
Стрельба из лука в ее связи с пиршественной церемонией практиковалась и в послед. историч. эпохи. Наиболее отчетливо это традиция прослеживается для III–VI вв. Она зафиксирована не только в офиц. историографич. сочинениях — разд. «Ли чжи» («Трактаты [о] ритуалах») из «Сун шу» («Книга [об] эпохе Сун») Шэнь Юэ (441–513) и «Цзинь шу» («Книга [об] эпохе Цзинь», нач. VII в.), но и в поэтич. творчестве. Начи-ная с заключит. четверти III в. (эпоха Зап. Цзинь, 265–316) существовала особая группа церемониально-ритуальных песнопений — Янь шэ гэ цы («Песни [для исполнения во время] пиршественных церемоний и стрельбы из лука»), предназначенных, как это явствует из их назв., для исполнения во время такого типа придворных церемоний.
 
Уже в древнем Китае магико-религ. символика стрельбы из лука дополнилась ее философско-этич. осмыслением. Оно основывалось на уверенности в том, что для успешной стрельбы человек должен был обладать определенными природными способностями и воспитанными в нем качествами: зоркостью зрения, умением концентрироваться, правильно распределить свои силы, учитывать внешние условия (силу ветра, направление воздушного потока) и т.д. Все эти способности и качества входили в набор характеристик идеальной конф. личности (см. Конфуцианство) цзюнь цзы. Неудивительно, что стрельба из лука прочно вошла в список обязательных для цзюнь цзы видов интеллектуальных и творческих занятий — лю и («шесть [видов] искусств»).
 
Источники:
Ли цзи (Книга ритуалов) // Сы бу бэй яо. Т. 17. Шанхай. 1937; Чжоу ли чжу ши («Чжоуские ритуалы» с комментариями) // Ши Сань цзин чжан шу («Тринадцать канонов» со всеми комментариями). Т. 3. Пекин, 1957, с. 1156; Сун шу (Книга [об эпохе] Сун). Цз. 14–18 / Сост. Шэнь Юэ. Т. 2. Пекин, 1983; Цзинь шу (История [династии] Цзинь). Цз. 19–22 / Под ред. Фан Сюань-лина. Т. 3. Пекин, 1987; Сыма Цянь. Ши цзи (Исторические записки) // Эр ши у ши (25 династийных историй). Т. 1. Шанхай, 1988; Ши цзин (Канон поэзии) // Сы шу у цзин (Четверокнижие и пятиканоние). Т. 2. Тяньцзинь, 1989. Цз. 5, с. 110–111; Ши цзин (Книга песен и гимнов) / Пер. с кит. А. Штукина / Вступ. Н. Федоренко. М., 1987, с. 202–204; The She King, or the Book of Poetry / Tr. by J. Legg // The Chinese Classics. Vol. IV. Hong Kong, 1960, p. 395–400.
 
Литература:
Кравцова М.Е. Поэзия вечного просветления. Китайская лирика второй половины V — начала VI в. СПб., 2001, c. 168–171; Лескова С.Г. Стрельба из лука и управление колесницей в обрядовой песне Древнего Китая // Теоретические проблемы изучения литератур Дальнего Востока. М., 1974; Никитина М.И. Древнекорейская поэзия в связи с мифом и ритуалом. М., 1982, с. 181–198; Новик Е.С. Обряд и фольклор в сибирском шаманизме. М., 1984, с. 169–170.
 
Ст. опубл.: Духовная культура Китая: энциклопедия: в 5 т. / Гл. ред. М.Л.Титаренко; Ин-т Дальнего Востока. - М.: Вост. лит., 2006 – . Т. 2. Мифология. Религия / ред. М.Л.Титаренко, Б.Л.Рифтин, А.И.Кобзев, А.Е.Лукьянов, Д.Г.Главева, С.М.Аникеева. - 2007. - 869 с. С. 752-753.

Автор:
 

Новые публикации на Синологии.Ру

История основных историко-культурных зон Восточной Азии в Х–I тыс. до н.э. в первом томе «Истории Китая»: подходы и концепции
О статье Е.Ф. Баялиевой «Правовые аспекты обращения бумажных денег в юаньском Китае»
Частотный иероглифический словарь классических китайских текстов и его использование в тематическом и жанровом анализе
Дневники В.М. Алексеева в «Синологической картотеке» учёного
История перевода Нового Завета на китайский язык свт. Гурием Карповым


© Copyright 2009-2018. Использование материалов по согласованию с администрацией сайта.