Синология.Ру

Синология.Ру

Тематический раздел


Шелк

Шелковые ткани не только занимают ведущее место в китайском текстиле, но и в течение многих веков служат одним из культурных символов Китая.
 
Технология шелкоткачества. Шелкоткацкое производство состоит из трех масштабных операций, производимых в рамках относительно самостоятельных промыслов и ремесленных занятий. Это: шелководство, обработка нитей и ткачество.
 
Шелководство включает в себя разведение тутовника и бабочек шелкопряда, выращивание гусениц, получение коконов и нитей, а также их первичную обработку. Все эти процедуры сложились еще во второй половине I тыс. до н.э. и вплоть до ХХ в. осуществлялись в специализировавшихся на них крестьянских хозяйствах. Получение будущего шелка (сы  ) начинается со сбора грены — яичек бабочки тутового шелкопряда. Жизненный цикл гусеницы длится приблизительно 40 дней, в течение которых она  превращается из крохотного создания в полупрозрачного червя телесного цвета длиной в 7–8 см, и толщиной с мизинец взрослого мужчины. Уход за гусеницами — чрезвычайно трудоемкое и хлопотное занятие. Они подвержены массовым заболеваниям (известно немало исторических примеров тому, что подобные эпидемии охватывали целые уезды, приводя к разорению крестьянских хозяйств). Кроме того, черви шелкопряда исключительно чутко реагируют на любые раздражители: колебания температуры, сквозняки, запахи и звуки — все это приводит к ухудшению их самочувствия и сказывается на качестве будущих нитей. Столь же привередливы гусеницы и в еде. Листья, которыми они питаются, следует собирать в предназначенное для этого время суток, с определенных участков деревьев (верхних, нижних ветвей) и специальным же образом нарезать: не слишком мелко и не слишком крупно. От сорта листьев зависит натуральный цвет нитей. Если гусениц кормить исключительно листьями садовой тутовой шелковицы, то нити приобретают почти идеальный белый цвет. Кормление гусениц листьями дикого (горного) тутовника (в течение первых двадцати дней) и листьями садовой шелковицы (во второй период их жизненного цикла) обеспечивает желтый цвет нитей. Существует также «дикий шелк», получаемый в результате кормления гусениц листьями особой породы дуба, растущего в горах северо-восточных районов Китая (на территории Ляодунского полуострова). Это — нити коричневого цвета, с трудом поддающиеся отбеливанию, грубые на ощупь и легко рвущиеся.
 
Период витья коконов занимает трое-четверо суток, во время которых соблюдаются все те же меры предосторожности, что и в период выращивания гусениц (поддержание температурного режима, ограждение их от сквозняка, запахов, шума). Готовые коконы сортируют, оставляя лучшие для получения нового поколения бабочек. Размотка коконов может осуществляться несколькими способами. В древности коконы обдавали кипятком, затем в практику вошло их распаривание в горячей воде. Для этого употребляются специальные приспособления, состоящие из котла (который обычно соединен с жаровней, что помогает поддерживать необходимую температуру воды) и мотовила.
 
Станок для размотки коконов (с книжной гравюры)Станок для размотки коконов (с книжной гравюры)
 
Мотовило — деревянная конструкция из рамы с мотовильным барабаном и ножным приводом. У каждого кокона освобождается кончик волокна, и, поскольку природные волокна микроскопически тонки, они сразу же соединяются в пучок (от 4 до 18 коконов), который через направляющий крючок и кольцо (как правило, из нефрита) выводится на мотовило. Последние слои кокона, близкие к гусенице, не поддаются размотке и идут на изготовление шелковой ваты. Самые же непригодные для ремесленного использования остатки употребляются для удобрения полей. Длина нити, получаемой из одного кокона, колеблется, в зависимости от породы бабочек, условий кормления гусениц, от 350 до 1000 м. Для получения 1 кг нитей (шелка-сырца) требуется 18 кг коконов, а их совокупная длина составляет 300–900 км. Употребление горячей воды при размотке коконов обусловлено необходимостью удаления с натуральных волокон сирицина — природного вещества, склеивающего их в кокон. В холодной воде сирицин тоже растворяется, но очень медленно. Однако при таком способе размотки нити получаются более крепкими и упругими, чем при употреблении кипятка или горячей воды. Размотка коконов в холодной воде еще недавно (до внедрения синтетических волокон) применялась в китайском промышленном производстве для получения особо прочных нитей, которые, использовались в военно-технических целях, например, для изготовления парашютного шелка.
 
Полученные нити перематываются на мелкие бамбуковые мотовила и, в случае надобности, повторно утолщаются или скручиваются, хотя их качество позволяет обходиться без скручивания. Теперь это — «полуфабрикат», поступающий в другие специализированные хозяйства и ремесленные центры, где из нитей делают собственно шелковую пряжу, для чего требуется их дополнительная обработка и крашение. Нити промывают, удаляя остатки сирицина и возможных загрязнений, вываривают, отбеливают и, в зависимости от красителя, подвергают определенному режиму травления. Для окраски употребляют красители на основе растительных и минеральных пигментов. Древнейшими растительными пигментами являлись трава лань (местная разновидность произрастающего на Ближнем Востоке и в Юго-Восточной Азии растения индиго, из которого получается краситель синего цвета), корень морены (дает красный цвет), плоды гардении (чжи-цзы  梔子, желтый краситель), желуди китайского дуба (содержат черный пигмент). Во II–I вв. до н.э. в качестве сырья для красного красителя стали выращивать сафлор (кит. хун-хуа 紅花 — «красный цветок») — растение, попавшее в Китай по Великому шелковому пути и быстро адаптированное к местным условиям. Из минеральных пигментов употреблялись киноварь дань , дающая красный цвет, охра чжэ-ши  赭石 (из которой получаются красители красного, желтого и коричневого тонов), свинцовые соединения. Уже древнекитайские мастера-красильщики в совершенстве владели техникой многослойного окрашивания, умели добиваться нужных оттенков путем комбинирования красок. Так, для получения нитей светло-багрового цвета их окрашивали три раза, используя попеременно красные и синие (или красные и черные) пигменты  в разных пропорциональных соотношениях. В VII–VIII вв. набор красителей значительно расширился, в основном в результате экспортных поставок и заимствований технологического опыта других народов. В красильном деле стали активно применять малахит (кит. кунцюэ-ши 孔雀石, «павлиний камень», шилюй  石綠 «каменная зелень») синий азурит (ланьтун 藍銅, «лазурная медь», шицин 石青, «каменная синева»), аурипигмент (кит. цыхуан  雌黃, самородный сульфид мышьяка, дающий желтый цвет), а из растительных пигментов — гуммигут (затвердевший сок одной из индокитайских древесных пород, родственных мангостану, из которого получается высококачественный золотисто-желтый пигмент), сапан (из сока этого дерева получают красители красного цвета), персидский индиго. Среди привозных красителей встречались и весьма экзотические, например, «пурпурный минерал» — вещество, выделяемое «лаковыми насекомыми» (шеллак), которые специально для этого разводились в лесах Юго-Восточной Азии.
 

Шелковая ткань кэ-сы с изображениями птиц и цветов. Эпоха ЮаньШелковая ткань кэ-сы с изображениями птиц и цветов. Эпоха ЮаньТкани могут изготавливать из необработанных нитей (шелка-сырца) с последующей обработкой уже в готовом отрезе. Такие ткани обычно использовались в качестве основы для станковой живописи, хотя и живописный шелк иногда подвергался специальной обработке. Так, в эпоху Тан (618–960) — времени первого расцвета китайской станковой живописи, шелковое полотно погружали в кипящую воду с добавленным в нее порошком крахмала и затем отбивали деревянными валиками. В результате шелк приобретал гладкую и блестящую поверхность. Однако многие художники, предпочитали работать по шелку-сырцу, справедливо полагая, что он лучше впитывает краску и тушь.
 

Шелковая ткань кэ-сы с зооморфным и цветочным декором. XI-XII вв.Шелковая ткань кэ-сы с зооморфным и цветочным декором. XI-XII вв.Процесс ткачества начинается с натягивания сновки (основы) и приготовления шпулей для утка. Сновка формируется на специальном станке из нитей, плотно пригнанных друг к другу в горизонтальном направлении. Для наматывания нитей утòчных шпулей в истории шелкоткацкого производства употреблялись различные по конструкции шелкокрутильные приспособления. Например, еще в XIV в. это было мотовило, приводящееся в движении рукой. Наиболее существенные изменения в шелкокрутильной технике произошли в XVIII в., когда появились станки с колесом, приводимые в движение обеими ногами, что резко повысило производительность труда.
 
 Ткацкие станки тоже постоянно совершенствовались. Приблизительно до VI–V вв. до н.э. использовались достаточно простые по конструкции станки: без подножек, с двумя навоями, бердом и приспособлениями для ручного зевообразования. Уже к началу н.э. такой тип станка, пройдя через значительную модификацию, превратился в инструмент с деревянной рамой и двумя крутящимися (передним и задним) барабанами-навоями. Кроме того, станок теперь имел две подножки, при помощи которых осуществлялось механическое разделение основы для образования зева. Так как руки ткача оставались свободными, он мог сам, без привлечения помощников, продевать челнок с утком и гребнем и протягивать утки. Опытный ткач (или, чаще, ткачиха, т.к. в Китае ткачеством обычно занимались женщины) мог изготовить на таком станке за день работы до 3 м гладкой ткани. Аналогичные по конструкции ткацкие станки были изобретены в Европе только VI в. н.э., и  вошли в широкое употребление лишь к XIII в. По мере усложнения техники шелкоткачества появлялись все более сложные конструктивные варианты станков. Особенно совершенные в техническом отношении станки требовались для изготовления узорчатых и полихромных шелков (подробно см. далее). Уже во второй половине I тыс. до н.э. узорчатые ткани исполнялись, видимо, на станках, снабженных рейками или планками, разделявшими нити основы соответственно рисунку, и педалями для образования зевов. Судя по сложности узоров дошедших до нас образцов, станки должны были иметь до 4 подножек и более 300 планок. Наиболее сложным устройством обладали станки, предназначенные для крупноузорного и многоцветного тканья, изобретенные, предположительно, в конце эпохи Тан. Впервые европейский аналог станков такого конструктивного типа (способный, однако, ткать только узкие ленты), появился в Германии в XVI в., при этом узорное ткачество как таковое утвердилось в Европе лишь в XVIII в., с изобретением приспособления для механического подъема нитей основы. Китайский станок для крупноузорного многоцветного тканья, окончательно доработанный в XVI–XVII вв., представляет собой настоящее инженерное сооружение. Он включал в себя горизонтальный навой и ремизный аппарат с педальным механизмом и обслуживался двумя лицами. Ткач работал внизу, у основы, а его помощник находился наверху, у вертикальной рамы. Изготовление многоцветной ткани начиналось с создания специальной заготовки (тяо-хуа 挑花, «протянутые цветы»). Намечая рисунок будущей ткани, наиболее опытные мастера наносили на заготовку едва заметную сетку, по которой раппорт (повторяющаяся часть узора) сплетался из тонких шнуров. Их расположение точно соответствовало контурам и основным линиям рисунка — так получалась тяо-хуа. Затем заготовка укреплялась в верхней части вертикальной рамы, а концы шнуров прикреплялись к веревочному передаточному приспособлению, соединенному с бурами ремизным аппаратом. Помощник ткача тянул то одну, то другую группу шнуров, изменяя расположение нитей основы, а ткач пропускал челнок через определенное число нитей.
 
Процесс создания ткани завершался их окончательной подправкой (у окрашенных и многоцветных), разрезанием двойных волокон (у бархата), либо, в случае их исполнения из шелка-сырца, окраской и лощением.
 
Основные этапы истории развития шелкоткачества. Принято считать, что все основные операции китайского шелкоткачества окончательно сложились во второй половине I тысячелетия до н.э. Однако его история восходит к значительно более древним временам, напоминания о чем сохранились в китайских легендах, в которых происхождение шелкоткачества, как правило, связывается с образом богини Лэй-цзу 雷祖, супруги Хуан-ди 黃帝 — Желтого императора, мифического родоначальника китайского этноса и основоположника китайской государственности. Известно, что культ Лэй-цзу как покровительницы шелкоткачества действительно существовал в Древнем Китае. Прослеживаемый со второй половины эпохи Чжоу (XI–III в. до н.э.), т.е. приблизительно с середины I тыс. до н.э., он входил в круг официальных культов и сопровождался специальными жертвоприношениями, которые исполнялись лично государынями.
 
Новейшие археологические материалы доказали, что шелкоткачество зародилось еще в эпоху неолита в районах нижнего течения р. Янцзы в VI–V тыс. до н.э. Самыми ранними находками, подтверждающими факт его существования, являются деревянные валики для наматывания готовой ткани, ножи для обрезания основы и насечки для зевообразования. Все эти артефакты были обнаружены (1975, 1978) на территории археологических памятников, относящихся к неолитической культуре Хэмуду (Хэмуду-вэньхуа母渡文化 5000/4500–3400 до н.э., юго-восток Китая, северная часть совр. пров. Чжэцзян). Первыми известными сегодня образцами китайских шелковых тканей выступают крохотные фрагменты (2,4 х 1 см), обнаруженные в материальном наследии более поздней юго-восточной культуры — Лянчжу (Лянчжу-вэньхуа 良渚文化, 3200–2200 до н.э.). Датируемые на основании радиокарбонного анализа 2750 г. до н.э., они имеют плотность 40 нитей основы на 48 нитей утка на 1 см(т.е. представляют собой ткань типа тафты) и были выполнены, согласно данным химической экспертизы, из нитей одомашненной шелковичной гусеницы. Следовательно, неолитические мастера владели не только навыками шелкоткачества, но и умением культивировать бабочек и гусениц тутового шелкопряда.
 
Следующий этап в истории шелкоткачества соотносится с эпохой существования древнейшего китайского государства Шан-Инь 商殷 (XVII–XI вв. до н.э.) и первой половиной эпохи Чжоу. Хотя эта эпоха не оставила подлинных образцов шелковых тканей, имеются косвенные материальные свидетельства — отпечатки шелка на бронзовых и нефритовых изделиях, уцелевшие благодаря обычаю обертывать предметы погребального инвентаря кусками ткани. Прежде, чем истлеть, ткани (при определенных благоприятных для этого условиях), оставляли следы на металлической и нефритовой утвари, причем, настолько четкие, что по ним удается восстановить тип, фактуру ткани и даже наличие на ней вышивки. Оказалось, что иньские мастера умели производить гладкие и полихромные шелка. Среди находок, датируемых XI–V вв. до н.э., имеются дошедшие в небольших фрагментах подлинные образцы шелковых тканей, которые в целом совпадают с реконструированными иньскими шелками.
 
Качественно новый этап в эволюции шелкоткачества связан со второй половиной чжоуской эпохи, точнее, с периодом Сражающихся царств (Чжань-го 戰國, V–III вв.), от которого впервые во множестве сохранились куски тканей и даже предметы шелковой одежды. Наиболее часто они встречаются в богатых захоронениях аристократии царства Чу (Чу-го 楚國, XI–III вв. до н.э.), располагавшихся в районах среднего и нижнего течения р. Янцзы. Например, только в одном женском погребении (340–378 до н.э., открыто в 1982) обнаружено 452 рулона шелковых тканей. Тело усопшей было облачено в 13 слоев одежд, состоявших в общей сложности из 31 предмета, включая 8 халатов на шелковой вате, 3 легких халата, 1 кофту и 2 юбки. Сверху тело было покрыто тремя шелковыми покрывалами и саваном. Установлено, что в течение указанного периода и эпохи Хань (III в. до н.э. — III в. н.э.) не только окончательно оформились все основные производственные операции китайского шелкоткачества, но и сложился базовый набор типов тканей, а также определилась география главных шелковопроизводящих центров, которые находились как на юге и юго-востоке страны (терр. царства Чу), так и на востоке (совр. пров. Шаньдун), северо-востоке (пров. Хэбэй), севере (пров. Шаньси) и юго-западе (пров. Сычуань).
 
Важный  этап в истории китайского шелкоткацкого производства, знаменовавший  подлинно революционные изменения, соотносится с эпохой Тан, когда китайские мастера, наследуя опыт тюркских народов, освоили ранее неизвестную им ткацкую технику — саммит. Благодаря этой технике, занявшей господствующее положение в местном шелкоткачестве к середине VIII в., способы тканья и репертуар типов тканей решительно обновились. Не менее важно и то, что танское шелкоткачество надежно представлено материальными объектами. В японской императорской коллекции Сёсоин (кит. Чжэнцанъюань 正倉院, г. Нара), сохранилось 1 700 000 образцов тканей и сделанных из них предметов (одежды, входившей в ансамбль парадного костюма императоров и буддийских иерархов, вотивных знамен, книжных футляров и т. д.).  В последующие исторические эпохи происходила дальнейшая эволюция шелкоткацкого производства, достигшего совершенства в XVI–XVIII вв., хотя в это время китайское шелкоткачество уже не претерпевало столь радикальных изменений, как в танскую эпоху.
 
Основные типы шелковых тканей. Существует огромное число разновидностей шелковых тканей, которые различаются, во-первых, по толщине нитей и их средней плотности пересечения нитей основы и утка на 1 см2. Во-вторых, по характеру плетения горизонтальных (оснòвных) и продольных (утòчных) нитей, исходя из которого шелка подразделяются на оснòвные и утòчные (к последней категории относится самит). В-третьих, ткани отличают по цветовой гамме (позволяющей подразделять их на монохромные и полихромные) и орнаментам. Монохромные (однотонные) ткани распадаются на гладкие (среди них — газ, репс, тафта, атлас, бархат) и узорчатые (это — газовые и камчатые ткани, в которых рисунки образуются путем определенного  переплетения нитей). Среди полихромных шелков выделяются малоцветные (не менее двух цветов), многоцветные, мелкоузорные, крупноузорные и ткани с рельефным узором.
 
Базовый репертуар древних шелков включал в себя, во-первых, гладкие ткани, называемые мань , которые подразделялись на несколько типов. В их числе шелк-лянь ,  вываренный посредством кипячения; шелк-цзюань   с плотными редкими нитями;  шелк цзянь-  с двойными нитями и, наконец, белый блестящий шелк-су . В дальнейшем термином су стали обозначать шелк-сырец и сделанную из него ткань, имеющую натуральный цвет. Все типы древнекитайского гладкого шелка сводятся к тафте и оснòвному репсу, характеризуясь при этом плотностью 60–90 нитей основы и 30–50 нитей утка на 1 см2. Лучшей гладкой тканью письменные источники называют шелк-ва , судя по его литературным описаниям, представлявший собой тонкую белую блестящую ткань, которую в европейских изданиях обычно именуют «ледяной (глянцевитой) тафтой». Говорится, что такая ткань производилась в I–II в. н.э. на п-ове Шаньдун, затем секрет изготовления был утрачен, но упоминания о «ледяной тафте» сохранились в легендах. Рассказывалось, например, что шелк-ва производился из нитей коконов волшебных шелкопрядов — огромных червей, с чешуйчатым телом и рогами, обитавших где-то в чудесных горах, вдали от мира людей, и вивших многоцветные коконы под снежным покровом. Ткань, полученная из их нитей, как будто имела чудесные свойства: она не намокала в воде и не горела в огне.
 
Другие типы древнекитайских шелков — это чжоу , ша и ци . Чжоу —  шелковый креп (его синонимом иногда выступает прочная конопляная ткань высокого качества), изготовленный из нитей слабой или сильной скрутки (в последнем случае плотность нитей основы и утка равнялась соответственно 40–60 и 40–50 на 1 см2). Ша — газовые ткани, представленные гладкими и узорчатыми шелками-ху . К данному типу изначально примыкал и шелк-ло , который, согласно объяснениям в древних текстах, являл особую разновидностью узорчатой газовой ткани. Впоследствии знак ло приобрел в китайском языке максимально широкое значение — «шелковая ткань». Все древнекитайские газовые ткани характеризуются употреблением двух разных видов основы — «фоновой» и «работающей» (или «газовой»), и наличием «глазков», расположенных в шахматном порядке. Они имеют «просветы», разделяющие в полотняном переплетении группы трех уточных и четырех основных нитей  (среди последних — две «работающие» и две, образующие фон, их соединяет одна нить утка).
 
Техника переплетения узорчатых тканей обладает некоторым отличием: здесь ряды «просветов» образованы единственным утком, благодаря чему наиболее характерным украшением таких материй сделался  орнамент в виде соединенных ромбов. Ци — камчатые ткани, среди которых письменные источники выделяют особый тип шелка-лин , украшенный орнаментом, напоминающим ледяные узоры. Все древнекитайские камчатые ткани выполнялись  двумя способами. Первый из них, восходящий к шанскому времени, задействует нити основы и утка в пропорции 3:1 (т. е. основные нити, проходя над тремя нитями утка, опускались на одну нить). Во втором способе основы, образующие узор на полотняном фоне, чередовались с основами, работающими в полотняном плетении.
 
В древнем ткачестве производились и полихромные ткани — цзинь (в дальнейшем так обозначалась парча), выполнявшиеся в технике, производной от полотняного плетения. При этом узор образовывался сменой основ и в процессе их прохождения над тремя, пятью или семью нитями утка. Такая техника, продержавшаяся в китайском шелковом производстве до рубежа VII–VIII вв., позволяла исполнять достаточно сложные тканые узоры, например, геометрический орнамент из различных ромбовидных, S-образных, шестиконечных и других геометрических фигур.
 
На протяжении III–VI вв. (эпоха Шести династий, Лю-чао) указанный репертуар тканей не претерпел значительных изменений, последовавших лишь в эпоху Тан, когда китайскими мастерами были освоены технологии производства таких тканей, как атлас (дуаньцзы 緞子), бархат (сыжун 絲絨), парча и «резаный шелк» (кэсы 刻絲).  Атлас и бархат сближаются между собой в том, что оба они — это оснòвная саржа (или полотно), в которой большое число тонких оснòвных нитей полностью перекрывают уток. Вместе с тем, обе ткани значительно разнятся между собой в технологическом и эстетическом отношениях. Бархат — мягкая ткань, поверхность которой покрыта ворсом из разрезанных петель. Эффект атласа основан на сочетании блестящих и матовых участков, за счет фактурного контраста полотняного и саржевого плетения нитей. В парчовом тканье использовались шелковые нити, на которые накручивались тонкие полосы золотой и серебряной фольги. Не исключено, что такой тип тканей, но выполненный в технике полотняного плетения был освоен уже в древнем ткачестве. Об этом свидетельствуют многочисленные находки шелков с орнаментом в виде облаков и животных в погребениях гуннской знати конца I в. до н.э. — начала I в. н.э., расположеных в районе Ноин-Улы в Монголии, которые прекрасно сохранились в условиях вечной мерзлоты. В таком случае главной новацией танского шелкоткацкого производства стал переход в тканье парчи на технику саммит, которая, видимо, повысила качество ткани и расширила ее орнаментальный потенциал.
 
Существенные изменения претерпел и характер орнаментации всех полихромных шелков. На смену традиционным (восходящим к древнему шелкоткачеству) узорам и мотивам пришли орнаменты чужеземного происхождения — «ячеистый», «клеточный», «жемчужные цепи». «Ячеистый» орнамент имеет ближневосточные истоки и состоит из ритмичных кривых, образующих ячейки с помещенными в них растительными и зооморфными фигурами, реже — антропоморфными изображениями фронтально стоящих «человечков». «Клеточный» орнамент, восходящий к сасанидскому искусству, образован сеткой из горизонтальных и вертикальных линий с размещенными в прямоугольных полях вертикально ориентированными изображениями буйволов, львов, слонов. «Жемчужные цепи» — орнамент средиземноморского происхождения, состоящий из круглых или овальных медальонов, обрамленных кружками-«перлами» и включающих фигуры людей, животных и птиц (павлинов, фениксов, «небесных коней»).
Пик популярности полихромных шелков с заимствованными орнаментами пришелся на VII — начало VIII в., затем их удельный вес стал снижаться в пользу тканей с растительным орнаментом, что означало возвращение шелкоткачества к национальным художественным традициям.
 
Основной центр изготовления парчовых и полихромных тканей, получивших образное название Шу-цзинь 蜀錦 («парча из Шу») сложился на юго-западе (совр. пров. Сычуань) танской империи. Известно, что налаженное в нем производство находилось на очень высоком технологическом уровне. Там, например, употреблялись станки для перемотки шелка (дафан-чэ 大紡車), позволявшие осуществлять эту операцию одновременно на 12 веретенах.
 
«Резаный шелк» — гладкая полихромная ткань с рисунком, близкая к европейскому безворсовому ковру-гобелену, техника которой была воспринята от уйгуров, а термин кэсы, возможно, восходит к арабо-персидскому слову «газ». Такие ткани исполняли на маленьком ручном станке из шелка-сырца в основе и окрашенных нитей в утке. Основа закреплялась на деревянных штырях, после чего на нее наносили контуры будущего узора. Шелковая пряжа вручную прокладывалась нить за нитью с помощью миниатюрных бамбуковых челноков и затем плотно пригонялась деревянной щеткой. В соответствии с рисунком, уток создает на границах цветовых участков просветы, и в результате получается своеобразный «орнамент» из отверстий, определивший, как это принято считать, китайское название техники («резаный шелк»). Изготовление кэсы требовало много труда и времени, например, производство ткани для пошива только одного женского халата занимало около месяца работы. В эпоху Тан исполнялись кэсы, орнаментированные преимущественно геометрическими узорами и растительными завитками. Но уже в XI–XIII вв. на них стали воспроизводить причудливые цветочные композиции и даже полноценные пейзажные и сюжетные сцены.
 
Типы тканей, освоенные в эпоху Тан, прочно утвердились в китайском шелкоткачестве последующих исторических эпох. А вот его география существенно изменилась после частичного завоевания Китая чжурчжэнями (XII в.) и установления владычества монгольской династии (эпоха Юань, 1271–1368). В ходе военных действий многие прежние производственные центры были полностью разрушены или пришли в упадок, как это случилось с юго-западным шелкоткачеством. Лидерство перешло к новым центрам, сосредоточенным на юго-востоке страны, в г. Нанкин (Наньцзин 南京, пров. Цзянсу), Сучжоу 蘇州 (пров. Цзянсу) и Ханчжоу 杭州 (пров. Чжэцзян), которые и сегодня играют первостепенную роль в китайском промышленном и ремесленном шелкоткачестве. Мастерские Нанкина исходно специализировались на выпуске атласных, бархатных и парчовых тканей, славившихся яркостью красок, преобладанием золотисто-желтого, красного и глубокого голубого тонов, четкостью рисунка и обилием золотого и серебряного тканья. Особенно знаменита нанкинская «облачная парча» (юньцзинь 雲錦). Сучжоу превратился в главный центр производства прозрачных газовых, однотонных и мелкоузорных тканей, в орнаменте которых превалирует мелкий геометрический рисунок, состоящий из медальонов, соединенных сложной сетью ломаных линий. Традиционные ханчжоуские ткани близки по характеру к сучжоуским, но отличаются преобладанием более светлых тонов и растительных мотивов. Сейчас в Ханчжоу производятся практически все типы тканей, считающиеся в самом Китае лучшими образцами национальных шелков.
 
Литература:
Виноградова Н. А. и др. Традиционное искусство Китая. Терминологический словарь. М.,1997; Лубо-Лесниченко Е. Древние китайские ткани и вышивки (V в. до н.э. – III в. н.э.) в собрании Государственного Эрмитажа. Л., 1961; он же. Китай на Шелковом пути. М., 1994; Кравцова М.Е. История искусства Китая. СПб., 2004; Моран А. де. История декоративно-прикладного искусства. М., 1982; Стужина Э. П. Китайское ремесло в XVII–XVIII вв. М., 1970. Шелковый путь. 5000 лет искусства шелка. СПб., 2007; Шефер Э. Золотые персики Самарканда. Книга о чужеземных диковинах в империи Тан (Пер. с англ.), М., 1981; Сычжоу чжи лу Хань Тан чжиу (Шелковый путь. Ткани [эпох] Хань и Тан. Пекин, 1972; Чжунго гунъи мэйшу цыдянь (Словарь китайского декоративно-прикладного искусства)/Под ред. У Шаня. Тайбэй, 1991; Scott H. The Golden Age of Chinese Art. The Lively T’ang Dynasty. Tokyo. 1970; Textiles in the Shoso-in. Vol. 1–2. Tokyo. 1963; Watson G. C. Y., Wardwell A.E. When Silk was Gold: Central Asian and Chinese Textiles. N.Y., 1997.
 
Ст. опубл.: Духовная культура Китая: энциклопедия: в 5 т. / гл. ред. М.Л. Титаренко; Ин-т Дальнего Востока. — М.: Вост. лит., 2006–. Т. 6 (дополнительный). Искусство / ред. М.Л. Титаренко и др. — 2010. — 1031 с. С. 282-288.

Автор:
 

Новые публикации на Синологии.Ру

История основных историко-культурных зон Восточной Азии в Х–I тыс. до н.э. в первом томе «Истории Китая»: подходы и концепции
О статье Е.Ф. Баялиевой «Правовые аспекты обращения бумажных денег в юаньском Китае»
Частотный иероглифический словарь классических китайских текстов и его использование в тематическом и жанровом анализе
Дневники В.М. Алексеева в «Синологической картотеке» учёного
История перевода Нового Завета на китайский язык свт. Гурием Карповым


© Copyright 2009-2018. Использование материалов по согласованию с администрацией сайта.