Синология.Ру

Синология.Ру

Тематический раздел


Чунь хуа

春画 («весенняя картина»), синонимы:  чунь цэ 春册 («весенний альбом»), чунь гун 春宫 («весенний дворец»), чунь гун хуа  春宫画 («картина весеннего дворца»), чунь гун ту 春宫图 («изображение весеннего дворца»), ми/би си ту 秘戏图 («изображение тайной забавы»)[1], – воплощенные практически во всех  жанрах, техниках и материалах традиционного изобразительного искусства эротические изображения в диапазоне от представляющих полуобнаженную и обнаженную (ню) натуру до откровенной порнографии. Видимо, прежде всего благодаря знакомству с западной культурой, в XX в. эротически или порнографически ориентированные чунь хуа стали принципиально отличаться от научных или художественных изображений обнаженной натуры, что, в частности, отразил Лу Синь в эссе «Дуйюй пипинцзя ды сиван» 对於批评家的希望 («Об упованиях критиков», 1922), вошедшем в его сборник «Жэ фэн» («Горячий ветер», 1925).
 
 Значение «чувственный, любовный, страстный» иероглиф чунь («весна/весенний») имел уже в древнейших литературных памятниках, в частности в «Каноне поэзии/стихов/песен» («Ши цзин», I, II, 12, 1), с сер. I тыс. н.э. стал употребляться и в значении «эротика, похоть, непристойность», а еще через тысячелетие, в эпоху Мин (1368-1644) образовал терминологический бином чунь хуа. С сер. I тыс. до н.э. эротический смысл приобрел и иероглиф гун («дворец»), ставший обозначать женские покои, гинекей («Чжоу ли» - «Чжоуская/Всеохватная благопристойность», I, 46) и матку (гун или цзы гун 子宫 – буквально: «детский дворец»), а в эпоху Сун (960-1279) появились эротические альбомы под названием «Чунь гун ми/би си ту» 春宫秘戏图 («Изображения тайных забав весеннего дворца»), поскольку соответствующая тематика соотносилась прежде всего с образом жизни обитателей дворцов.
 
Литератор, библиофил и знаток древностей Лан Ин (1487 – ок. 1566) в специальном подразделе «Чунь хуа инь цзюй» 春画淫具 («Весенние картины и непристойные средства») своего самого известного и весьма обширного (51 цз.) энциклопедического произведения «Ци сю лэй гао» 七修类稿 («Семь компиляций классифицированных очерков», ч. 4 «Бянь чжэн» 辨证 - «Свидетельства в спорах», разд. 7) отметил появление в эпоху Хань при имп. Чэн-ди (правл. 33-7 до н.э.) первой чунь хуа, изображавшей последнего правителя династии Шан-Инь развратного Чжоу-синя с красавицей Да-цзи 妲己. Столетием позже писатель и ученый со степенью цзюй жэнь (1618) Шэнь Дэ-фу (1578-1642) в пространном (30 цз., доп. 4 цз.) собрании эссе «Вань-ли е хо бянь» 万历野获编 («Сочинение о своевольных приобретениях [в период] Вань-ли [1573-1619]», 1606/1619), также в специальном подразделе «Чунь хуа» раздела «Вань цзюй» 玩具 («Развлекательные средства») удревнил истоки чунь хуа, связав их с правлением  гуанчуаньских князей (Гуанчуань-ван 广川王), начавшемся с образованием при Хань в 155 до н.э. удела Гуанчуань (в совр. пров. Хубэй). Высказывание Шэнь Дэ-фу представляет собой парафраз пассажа из «Хань шу» («Книга [об эпохе] Хань», цз. 53) Бань Гу (32-92), описывающего разврат, которому предавались отпрыски императора  Цзин-ди (правл. 157-141 до н.э.) – гуанчуаньские князья отец и сын Лю Цюй 流去 и Лю Хай-ян 刘海阳. Последний намеренно демонстрировал домочадцам в своих покоях настенные изображения сношающихся мужчин и женщин. Происходившие в «заднем дворце» (хоу гун 后宫), т.е. гинекее, самого Цзин-ди развратные действия с участием его фаворита Чжоу Жэня 周仁 Сыма Цянь в «Ши цзи» («Исторические записки», цз. 103, жизнеописание  Чжоу Жэня; ок. 100 до н.э.) определил бином ми/би си 祕戏 («тайные забавы»). Производный от него термин ми/би си ту вместе с синонимичными чунь хуа и чунь гун вошли в обиход в эпоху Мин, хотя уже выдающемуся живописцу эпохи Тан (618-907) Чжоу Фану 周昉 приписываются эротические рисунки «Чунь сяо ми/би си ту» 春宵秘戏图 («Изображения тайных забав весенних ночей»), а в одноименном разделе своего труда «И линь фа шань» 艺林伐山 («Покоряющий горы лес искусств») крупный минский ученый Ян Шэнь 杨慎 (1488-1559) отнес появление данного обозначения к  эпохе Сун.
 
Однако до недавнего времени об эротическом искусстве времен, предшествовавших эпохе Мин, было известно очень мало. Ситуация кардинально изменилась в конце XX в. благодаря выдающимся археологическим открытиям в КНР и активной исследовательской, собирательской и публикаторской деятельности шанхайского социолога проф. Лю Да-линя, прозванного «китайским доктором Кинзи» (Чжунго ды Цзиньсай боши  中国的金赛博士). Он, в частности, издал роскошно оформленный двухтомный альбом «Иллюстрированный обзор истории секса в Китае» (2000) с 600 цветными иллюстрациями, за которым последовала целая серия аналогичных публикаций, сам собрал обширную коллекцию китайских предметов сексуальной культуры и произведений эротического искусства от неолита до XX в., с 1993 начал их экспонировать и в 1995 основал в Шанхае первый в стране Музей китайской сексуальной культуры (Чжун-хуа син вэньхуа боугуань), в котором при содействии доктора медицины Ху Хун-ся через десятилетие число экспонатов достигло 1600 экз., а коллекция превысила 4000 предметов. В 2004 главная экспозиция переместилась в старинную усадьбу в расположенном в 100 км от Шанхая древнем городке-заповеднике Тунли (пров. Цзянсу). Еще пять филиалов открыты в Китае (Шанхай, Ухань, Цзюцзян, Тунлу и Даньсяшань в пров. Гуандун) и один в Южной Америке.
 
В древности натуралистические изображения человеческого тела и сексуальных сцен в основном носили функциональный, бытовой или религиозно-ритуальный характер, служили визуальным пособием в медицинской и сексологической литературе. В лечебной практике также использовались вырезанные из кости фигурки обнаженных женщин. Другим полюсом этого культурного пласта было буддийское эротическое искусство, в предельно откровенных и весьма разнообразных формах (танки - танка, настенная живопись, ритуальные, в основном бронзовые, фигуры) представлявшее лэ кун шуан юнь 乐空双运 («парное вращение в радостной пустоте»), или нань нюй шуан сю 男女双修 («парное совершенствование мужчин и женщин»), т.е. совокупления «спокойных» (вэнь-цзин 文静) и «грозных» (вэй-мэн 威猛) божественных пар – «радостных будд» (хуань-си фо 欢喜佛, мандикешвара), или «парнотелых будд» (шуан шэнь фо 双身佛, тиб. yab-yum-lhan-skyes), символизирующих соединение «женской» (инь [1]; см. Инь – ян) «ловкости / искусности в средствах» (фан бянь, упая[-каушалья]) с мужской (ян [1]; см. Инь – ян) «мудростью» (чжи хуй  智慧, праджня, джняна).
 
В традиционном Китае, по справедливому заключению первого на Западе исследователя кит. эротической культуры Р. ван Гулика (1910-1967), «эротические рисунки служили не только для сексуального обучения или развлечений, но и выполняли роль амулетов. Поскольку половой акт предполагает, что сила ян [1], источник всякой жизни, достигает в нем вершины, считалось, что картинки с изображениями совокупления должны устранять пагубные влияния силы инь [1]» (пер. А.М. Кабанова). О бытовом проявлении этой символики, продолжавшей оставаться реально действующим культурным фактором и в XX в., оставил опубликованную в 1966 дневниковую запись В.М. Алексеев (1981-1951): «Путешествуя в 1907 г. по Северному Китаю, я нередко видел в харчевнях порнографические лубки, висящие над очагом рядом с иконой кухонного бога Цзао-вана. На мой недоуменный вопрос мне отвечали: «для дождя». Считается, что акт, который по-китайски называется «туча и дождь» [юнь юй] (ибо отношения двух полов напоминают отношения неба (тянь [1]) – мужского начала – к земле – женскому началу, т.е. дождь), должен предупреждать пожар, и поэтому картинки наклеиваются над очагом, где чаще всего возникают пожары. Замечу, кстати, что китайские скабрезные картинки в отличие от японских, например, лишены каких-либо непристойных надписей». Подобные же обереги использовались и в книжных магазинах, благодаря чему возник термин би хо ту 避火图 («изображения, препятствующие огню / спасающие от пожара»).
 
В отличие от научно-рационалистического подхода китайских эротологических трактатов периода от Хань до Тан (кон. I тыс. до н.э. – сер. I тыс. н.э.), в эротической прозе конца эпохи Мин возобладал религиозно-моралистический взгляд на предмет, предполагавший осуждение необузданной похоти после пристального рассмотрения всех ее проявлений, включая в обозрение самое наглядное – изобразительное искусство. В самых знаменитых эротических романах того времени – анонимном «Цзинь пин мэй» / «Цзинь, Пин, Мэй» («Цветы сливы в золотой вазе» / «Цзинь[-лянь], Пин[-эр], [Чунь-]мэй», XVI в.; рус. пер.: В.С. Манухин, 1969/1977/1994) и «Жоу пу туань» («Подстилка из плоти»; рус. пер.: Д.Н. Воскресенский, 1995) Ли Юя (1611-1679/1680) содержатся свидетельства широкого хождения тогда эротических и порнографических рисунков, составлявших целые серии до нескольких дюжин и использовавшихся в любовных играх. Например, в гл. 13 «Цзинь пин мэй» такому свитку с 12 картинками, попавшему к главному герою романа из императорского дворца и использовавшемуся им для возбуждения своих жен, посвящено стихотворение:
 
Работы мастеров придворных:
 чехол атласный, пестроцветный;
Вот стержень из слоновой кости,
 парчовый шнур, весьма приметный;
Отменной белизны бумага,
 по ней искусное тисненье,
Зеленая кайма вдоль свитка
 и золотое обрамленье.
Две дюжины игривых сценок…
 и в каждой молодая пара
Нашла пленительную позу
 в пылу любовного угара.
Волшебницу Горы шаманов
 красой затмили чаровницы;
Мужчины все под стать Сун Юю…
 Как тут страстям не распалиться! (Пер.: Г.Б. Ярославцева)
 
Более подробно, прозой и даже с указанием названия – «Хань гун и чжао» 汉宫遗照 («Отражения, оставленные Ханьским дворцом») и имени автора – Чжао Цзы-ана 赵子昂 (Чжао Мэн-фу 赵盟頫, 1254-1322), знаменитого художника эпохи Юань и потомка в одиннадцатом поколении основателя династии Сун, Тай-цзу (правл. 960-976), описан аналогичный альбом из 36 рисунков в гл. 3 «Жоу пу туань», где главный герой использует его для возбуждения своей жены.
 
Согласно Р. ван Гулику,  еще в эпоху Тан «эротические изображения стали отделяться от “пособий по сексу”, первоначальные иллюстрации к которым были утрачены примерно в то же самое время. С той поры эротические картинки перестали использовать исключительно для наставлений, они превратились также в источник развлечения» (пер. А.М. Кабанова). При династии Мин изготовление изобразительной продукции эротической направленности приобрело самостоятельный характер и индустриальный масштаб, чему во многом способствовало развитие производства соответствующих гравюр. На Западе их пионерское иcследование предпринял Р. ван Гулик, издавший в 1951 в Токио частным образом в количестве 50 экземпляров, т.е. только для университетов, научных центров и музеев, иллюстрированный и включающий антологию на китайском языке «Ми/би шу ши чжун» («Десять тайных книг») трехтомник «Эротические цветные гравюры периода Мин, Очерк китайской сексуальной жизни от династии Хань до династии Цин, 206 до н.э. – 1644 н.э.». Основные результаты данного исследования он опубликовал также в заключительной 10-й гл. своей самой знаменитой книги «Сексуальная жизнь в древнем Китае» (1961), переведенной на все основные языки, включая китайский (Хуашань, 1994) и русский (частично: А.Д. Дикарев, 1993; А.И. Кобзев, 1993-1994; полностью: А.М. Кабанов, 2000; Н.Г. Касьянова, 2003). Отметив, что в эпоху Юань на этом поприще прославился Чжао Мэн-фу, высшего развития эротическая гравюра достигла в альбомах. созданных примерно между 1570 и 1650, а наибольший вклад в это внесли южные (наньцзянские) художники, прежде всего Тан Инь (1470-1523), Цю Ин (ок. 1506 – ок. 1555) и Ху Чжэн-янь (ок.1582-1671/1672), Р. ван Гулик пришел к заключению: «эротические цветные гравюры конца эпохи Мин благодаря своим высоким художественным достоинствам оказали огромное влияние на эротическое искусство и в самом Китае, и за его пределами» (пер. А.М. Кабанова).
 
В том же кругу раскрепощенных интеллектуалов юга сложилась и традиция эротической беллетристики, начало которой положил такой шедевр, как «Цзинь пин мэй» – самый оригинальный, загадочный и скандально знаменитый из великих романов средневекового Китая, вероятно, первый полностью созданный в XVI в. одним автором, скрывшимся под нераскрытым до сих пор псевдонимом Ланьлинский Насмешник (Ланьлин Сяо-сяо-шэн 兰陵笑笑生), и потому более трехсот лет носящий дополнительное или  альтернативное название «Ди и ци шу» 第一奇书 - «Первая удивительная книга». В статье «Весенние картины – обсуждение картин весенних дворцов на основе образов “Цзинь пин мэй”», впервые опубликованной в 1939 и переизданной в 1990, Се У-чжи 谢五知 представил эту «непристойную книгу» (инь шу 淫书) одним из важнейших факторов в развитии изобразительного искусства эротической и порнографической направленности, так как «только при наличии непристойных книг появляются весенние картины».
 
После исследований Нагасава Кикуя (1948) и Сунь Кай-ди (1957) сохранившиеся 15 изданий XVII в., включая одну рукописную копию,  принято делить на три группы, первая из которых содержит самую раннюю и пространную версию романа, а вторая и третья – более позднюю, сокращенную и тщательнее отредактированную. Первую группу составляют три издания, относящиеся к категории цы-хуа - «повествование со стихами [под музыку] / романсами». Древнейшее из них, почти полное в 10 цзюанях и 20 книгах, датируемое 1617/1618, было обнаружено в пров. Шаньси в 1931/1932 и в 1933  фотолитографически воспроизведено для подписчиков в количестве 100/120 экз. Обществом по изданию древней утраченной/фривольной литературы  (Гу и сяошо каньсин хуй 古佚小说刊行会)   с восполнением трехстраничной утраты из гл. 52 и приложением 200 иллюстраций из другого издания. В Пекине эта публикация была повторена в 1957  двухтысячным тиражом и так же факсимильно и малотиражно в 1989. Вторая, значительно отличающаяся и доминировавшая до 1933, версия представлена наиболее многочисленной группой изданий, обобщенно датируемых периодом Чун-чжэнь (1628–1644). Для них характерны членение на 20 цзюаней, присутствие в заглавии самоопределения «новопечатное» (синь-кэ 新刻), ряд текстуальных особенностей и приложение «роскошных иллюстраций» (сю-сян 绣象). Предположительно составителем этой сокращенной версии был Ли Юй., что, в частности, подтверждается его псевдонимом Хуй-дао-жэнь 回道人 (Человек Возвратного Пути), стоящим под стихотворением/романсом-цы, заключающим вводный том из 101 иллюстрации (по одной к 99 главам и две к последней) в 20-томном издании «Синь-кэ сю-сян пи-пин Цзинь пин мэй» («Новоизданный роскошно иллюстрированный с критическими примечаниями “Цзинь пин мэй”»), хранящемся в Столичной библиотеке Пекина. Наиболее известное издание второй группы – 36-томное с 200 иллюстрациями (по две к каждой главе) из коллекции Ма Ляня 马廉, хранящееся в библиотеке Пекинского университета и факсимильно переизданное его издательством в 1989. С ним Чжэн Чжэнь-до (1898-1958) в 1935–1936 сопоставил первые 33 главы новонайденного «Цы-хуа». Третью группу составляют издания, основанные на краткой версии второй группы в редакции и с обширными примечаниями, комментариями и дюжиной  вводных статей (всего более 100 тыс. иероглифов) Чжан Чжу-по (Чжан Дао-шэнь, 1670–1698), опровергавшего трактовку романа как «непристойной книги» и усматривавшего в нем сложную символическую конструкцию, отражающую буддийскую концепцию страданий (ку, санскр. дукха) в мире иллюзорных (хуань, санскр. майя) превращений (хуа) и конфуцианскую концепцию противостоящей этому сыновней почтительности (сяо).  Первое подобное издание с наименованием «Первая удивительная книга» («Ди и ци шу») и без деления на цзюани увидело свет в 1695. Выпущенное «Печатней Главной резиденции» («Бэнь я цан бань» 本衙藏板) 36-томное издание этого типа с 200 иллюстрациями было переиздано в 1987 «Ци-луским книжным обществом» наборным способом и с сокращениями.
 
С самого начала в публикациях краткой версии существенную роль стали играть специально отмечаемые в заглавиях иллюстрации, по одной или по две соотносимые с каждой главой и разнесенные по тексту или сведенные в отдельный том. В первом же современном издании «Цы-хуа» 1933 к древнейшему тексту был присоединен древнейший, созданный в конце эпохи Мин и присутствующий в изданиях второй группы,  набор из 200 высокохудожественных, в значительной мере (до четверти всего количества) откровенно эротических, графических иллюстраций, на Западе полностью воспроизведенный в издании 1988 немецкого перевода Ф. Куна (F. Kuhn, 1884-1961) с комментарием Б.Л. Рифтина и французского перевода А. Леви (A.Lévy) 1985, а также частично в сокращенном русском переводе В.С. Манухина (1926-1974), впервые опубликованном в 1977, и его переизданиях 1986 и 1993. Этот набор кратко описал Го Вэй-цюй в «Очерке истории гравюры» (1962) и более подробно Б.Л. Рифтин (1988). На 19 гравюрах (к гл. 1, 2, 4, 7, 22, 30, 31, 35, 37, 38, 41, 44, 46, 47, 48, 59, 64, 82, 83) запечатлены имена пяти художников-граверов из хуйчжоуской школы книжной иллюстрации, сложившейся во второй половине XVI в. в окр. Хуйчжоу (уезде Шэсянь пров. Аньхуй)  близ города Хуйчжоу: Хуан Цзы-ли 黄子立 (Хуан Цзянь-чжун 黄建中; гл. 2, 4, 35)и Хуан Жу-яо 黄汝耀 (31, 48) из знаменитого рода мастеров-иллюстраторов Хуан, Лю Ци-сянь 刘启先 (гл. 7, 22, 46, 47, 59, 64, 83), Лю Ин-цзу 刘应祖 (гл. 1) и Хун Го-лян 洪国良 (30, 37, 38, 41, 44, 82).
 
Самый художественно изощренный, изначально, по-видимому, многоцветный и столь же эротически откровенный набор из 200 иллюстраций предположительно был создан сучжоуским художником Гу Цзянь-луном (1606-1687?) в период работы при дворе в 1660-1680 для императора Шэн-цзу (Кан-си, правл. 1662-1722).  Данный набор, помеченный печатью императора Гао-цзуна (Цянь-лун, правл. 1735-1796) и хранившийся при цинском дворе до конца империи, а затем утраченный, получил известность под названием «Двести прекрасных картин из драгоценностей Цинского дворца» («Цин гун чжэнь бао би мэй хуа»).  Ныне полный комплект сохранился в черно-белой фотолитографической копии нач. ХХ в.  и был воспроизведен в издании «Цзинь пин мэй» 1935 под редакцией Ши Чжэ-цуня 施蛰存 (1905-2003), а также частично (с купюрами эротических изображений) в специальном издании 1993 в КНР. Российскому читателю большая часть этих иллюстраций (126 к 63 главам) без каких-либо изъятий, но в графической прорисовке  доступна в начатом в 1994 и остановившемся на т. 3, незаконченном (отсюда неполнота воспроизведения)  издании полного перевода романа в версии «Цы-хуа», а небольшая сугубо эротическая их подборка (11 штук) в максимально близком к исходным фотолитографиям виде  сопровождает публикацию двух (51 и 52) его полных глав (впервые без цензурных купюр) в тематическом сборнике «Китайский эрос»  (1993).
 
Незавершенным (дошедшим до начала гл. 36) осталось и «полное собрание» блестящих графических иллюстраций к нему Цао Хань-мэя (Чжан Мэй-юй, 1902–1975), впервые опубликованных в Шанхае в 1934-1942 и ныне неоднократно переизданных (2002, 2003).
 
Высокохудожественная эротическая гравюра эпохи Мин нашла достойное продолжение в творчестве  крупнейших японских художников XVIII-XIX вв., создавших в этом жанре (сюнга – яп. чтение термина чунь хуа), возможно, лучшие в мире образцы. Напротив, в Китае эпохи Цин (1644-1911), видимо, из-за соответствующих цензурных ограничений и общей репрессивно-пуристской атмосферы произошло «снижение жанра» и широко распространились значительно упрощенные по технике исполнения и эстетическому качеству, но обладающие собственным фольклорным колоритом и злободневностью  народные картинки (нянь-хуа).
 
 В силу своего низового происхождения, подпольного распространения и хрупкости материала они в настоящее время чрезвычайно редки и в России впервые были опубликованы А.И. Кобзевым в  «Китайском эросе», где представлены и другие эксклюзивные предметы эротического искусства из спецхранов Гос. Эрмитажа, Гос. Музея искусств народов Востока (Москва), Института восточных рукописей РАН (СПб.) и частной коллекции, а также три статьи о нем (Е.В. Завадской-Байчжи и О.М. Городецкой).  Через десятилетие А.И. Кобзев издал монографию «Эрос за Китайской стеной» (2002), исполненную в виде альбома с большим числом цветных иллюстраций, отражающих классику эротической живописи и графики, в ж. «Восточная коллекция» (2003, № 1) описал часть собрания китайского эротического искусства (18 изображений) из спецхрана Российской гос. библиотеки, в ж. «Мулен руж» (2003, № 2) опубликовал оригинальные произведения из частной коллекции, а в ст. «“Весенняя монета” - эротонумерологическая загадка» (2002) впервые в отечественной синологии исследовал специфический феномен прикладного искусства – «весенние монеты» (чунь цянь) – аналоги традиционных медных денег с изображениями совокупляющихся пар в разных позах. Произведения эротического искусства в качестве иллюстраций содержатся также в увидевших свет в России книгах: Ч. Хьюманы и Ван У «Тайны китайского секса» (1995), О.М. Городецкой «Китайская любовная лирика» (2000); Линь Ляо И «Дао любви» (2007) и статье В.Н. Усова «Куртизанки Поднебесной» (2003).
 
Источники:
Цзинь пин мэй цы-хуа («Цзинь пин мэй» в повествовании со стихами) / Ред. Ши Чжэ-цунь. Шанхай, 1935; Цзинь пин мэй цы-хуа («Цзинь пин мэй» в повествовании со стихами) / Ред. Шэнь Я-гун. Кн. 1 – 6. Шанхай, 1935. Кн. 1; Цзинь пин мэй цы-хуа («Цзинь пин мэй» в повествовании со стихами). Пекин, 1957, 1989. Кн. 1; Синь-кэ сю-сян пи-пин Цзинь пин мэй (Новоизданный с прекрасными иллюстрациями и критическими замечаниями «Цзинь пин мэй»). Пекин, 1989; Цзинань, 1989; Цин гун чжэнь бао би мэй хуа (Двести прекрасных картин из драгоценностей Цинского дворца). Тайюань, 1993; Цветы сливы в золотой вазе, или Цзинь, Пин, Мэй / Пер. В.С. Манухина. М., 1993; Цзинь, Пин, Мэй, или Цветы сливы в золотой вазе / Пер. В.С. Манухина и др., сост. А.И. Кобзев. Т. 1 – 3. Иркутск, 1994; Ли Юй. Полуночник Вэйян, или Подстилка из плоти… / Пер. Д.Н. Воскресенского. М., 1995, с. 47-55; Китайская любовная лирика. Стихи из запретного романа XVI в. «Цветы сливы в золотой вазе», или «Цзинь, Пин, Мэй» / Пер. О.М. Городецкой. СПб. – М., 2000; Kin Ping Meh oder Die abentenerliche Geschichte von His Men und seinen sechs Frauen / Übertr. von F. Kuhn. Bd 1, 2. Leipzig, Weimar, 1988; Fleur en Fiole d`Or (Jin Ping Mei cihua) / Tr. par. A. Lévy. Vol. 1, 2. P., 1985.   
 
Литература:
Алексеев В.М. Китайская народная картина. Духовная жизнь старого Китая в народных изображениях.  М., 1966, с. 24, примеч. 17; Городецкая О.М. Искусство «весеннего дворца» //  Китайский эрос / Сост. А.И.Кобзев. М., 1993, с. 62-100; она же. Несколько слов об иллюстрациях к роману «Цзинь, Пин, Мэй» // там же, с. 450-458; Гулик Р. ван. Сексуальная жизнь в древнем Китае / Пер. А.М. Кабанова. СПб., 2000; он же. Искусство секса в Древнем Китае / Пер. Н.Г. Касьяновой. М., 2003. Китайский эрос / Сост. А.И.Кобзев. М., 1993, с. 435 – 498; Завадская-Байчжи Е.В. Сексуальность как особый колорит китайской традиционной живописи // там же, с. 52 – 61; Иконография Ваджраяны. Альбом / Сост. Ц.-Б. Бадмажапов. М., 2003; Исаева Л.И. Жизнь среди символов. М., 2006, с. 252-253; Кобзев А.И. Удивительная судьба «Первой удивительной книги» китайской литературы // Восток (Oriens). № 2, 2008, с. 32–45; он же. Иллюстрации к «Первой удивительной книги» китайской литературы // XL НК ОГК. М, 2010; Хьюмана Ч., Ван У. Тайны китайского секса. Взгляд за ширму. М., 1995; Го Вэй-цюй. Бань хуа ши люэ (Очерк истории гравюры). Пекин, 1962, с. 78; Лю Да-линь. Чжунго син ши ту цзянь (Иллюстрированный обзор истории секса в Китае). Чанчунь, 2000; он же. Чжунго син ши ту цзянь (Иллюстрированный обзор истории секса в Китае). Пекин, 2003; он же. Чжунго цинсэ вэньхуа ши (История китайской эротической культуры). Кн. 1, 2. Пекин, 2004; Лю Да-линь, Ху Хун-ся. Чжунхуа син вэньхуа боугуань гуаньцзан цзин-пинь ту-лу (Иллюстрированный каталог избранных экспонатов из собрания Музея китайской сексуальной культуры). Сянган, 2005; Сунь Кай-ди. Чжунго тунсу сяошо шуму (Каталог китайской простонародной прозы). Пекин, 1957; Цао Хань-мэй. Цзинь пин мэй цюань ту (Все иллюстрации к «Цзинь пин мэй»). Кн. 1-5. Ханчжоу, 2002; он же. Цзинь пин мэй хуа цзи (Собрание иллюстраций к «Цзинь пин мэй»). Кн. 1, 2. Шанхай, 2003; Се У-чжи Чунь хуа – ю «Цзинь пин мэй» тусян таньдао чунь гун хуа (Весенние картины – обсуждение картин весенних дворцов на основе образов “Цзинь пин мэй”) // Цзинь пин мэй цзыляо сюй бянь (1919 – 1949) (Продолжение собрания материалов о «Цзинь пин мэй»: 1919 – 1949) / Сост. Чжоу Цзюнь-тао. Пекин, 1990, с. 197-199; Цзи Бу. Танка ды гуши – Танка ды нань нюй шуан сю (Сюжеты танок - Парное совершенствование мужчин и женщин на танках). Сиань, 2005; Beurdley A. et al. The Clouds and the Rain. The Art of Love in China. Fribourg-London, 1969; Byron J. Portrait of a Chinese Paradise: Erotica and Sexual Customs of the Late Qing Period. L., 1987; Chinese Erotism. Fribourg- Genève, 1981; Chou E. The Dragon and the Phoenix: Love, Sex and the Chinese. L., 1971; Denis A. The Perfect Union: the Chinese Methods. Hertfordshire, Fribourg, 1984; Dreams of Spring: Erotic Art in China. Amsterdam,  1997; Eberhard W. Lexikon chinesischer Symbole. Cologne, 1983; idem. A Dictionary of Chi­nese Symbols / tr. by G.L. Cambell. L.-N. Y., 1986; Erotic Art of China. N.Y., 1977; Étiemble. Yun yu. Essai sur l`érotisme et l`amour dans la Chine ancienne. Genève-Paris-Munich, 1969;Gulik R.H. van. Erotic Colour Prints of the Ming Period, with an Essay on Chinese Sex Life from the Han to the Ch`ing Dynasty, B.C. 206 – A.D. 1644. Tokyo, 1951; idem. Sexual Life in Ancient China. Leiden, 1961; idem. La vie sexuelle dans la Chine ancienne / Tr. par L.Évard. P., 1977; L`Art d`Aimer en Chine. Genève-Paris, 1993; Le Palais du printemps. Peintures érotiques de Chine. P., 2006; Lévy A. De lérotisme dans la civilization chinoise // ibid., p. 11-42; Rawson P. The Art of Tantra. L., 1988; Rawson P., Legeza L. Tao: The Chinese Philosophy of Time and Change. L., 1973; Riftin B. Über die chinesische Buchgraphik und die Illustrationen zum ‘Djin Ping Meh’ // Kin Ping Meh / Übertr. von F. Kuhn. Leipzig, Weimar, 1988. Bd 2, S. 507-522.

Ст. опубл.: Духовная культура Китая: энциклопедия: в 5 т. / гл. ред. М.Л. Титаренко; Ин-т Дальнего Востока. — М.: Вост. лит., 2006–. Т. 6 (дополнительный). Искусство / ред. М.Л. Титаренко и др. — 2010. — 1031 с. С.846-851.


  1. Исследование осуществлено при финансовой поддержке РГНФ, проект № 09-04-00179а.

Автор:
 
© Copyright 2009-2019. Использование материалов по согласованию с администрацией сайта.