Синология.Ру

Синология.Ру

Тематический раздел


Чуньцю Цзочжуань как источник по истории периода Чуньцю

 

Исследование Чуньцю Цзочжуань показывает, что массив сообщений памятника — это не подбор случайных упоминаний тех или иных фактов прошлого, а результат целенаправленного отбора исторических событий. Поэтому их анализ позволяет выделять и описывать исторические процессы, связанные с внутри- и внешнеполитической историей царств Восточной Азии периода Чуньцю. Повторяемость некоторых ключевых аспектов их протекания позволяет судить о том, что составителями Чуньцю Цзочжуань были подмечены и осмыслены некоторые исторические закономерности, поэтому следующие поколения ценили памятник как копилку социального опыта и брали его за образец при написании исторических сочинений.
 
1. Во внешнеполитической истории большинство описанных в Цзочжуань событий связаны с различными формами межгосударственных контактов (съезды, союзы, войны, обмены послами, браки и т.п.). При этом отбор сведений во многом определялся тем, что в период Чуньцю в царствах хуася (сино-тибетцев) бассейна Хуанхэ протекал распад западночжоуской системы политического устройства (чжоуский ван утрачивал не только властные полномочия, но и свое сакральное положение), и одновременно шло становление института «гегемонии» как новой формы политического взаимодействия между царствами и с иноэтническими соседями (дальними, объединенными под названием ди, близкими — жун, а также с царствами бассейна Средней Янцзы — Чу, Дэн и др.).
 
2. Описания событий внутриполитической истории царств в Цзочжуань позволяют выделять и описывать различные «исторические процессы» в политической, социальной, экономической истории и истории духовной культуры. Эти процессы могут быть разной временной протяженности[1]. В сфере политической истории можно говорить о «политических процессах» ряда царств (прежде всего Лу, Ци, Цзинь, Цинь, Чжэн, Вэй, Сун, для отдельных периодов — Чу), которые переданы в наиболее полной форме. Благодаря этому появляется возможность реконструировать «политические процессы» в их протекании, и, выделяя в них временные границы, разбивать на периоды и порой — подпериоды.
 
3. Основным содержанием «политического процесса» является борьба за высшую власть, точнее, борьба правителя царства и его сторонников с представителями ряда знатных родов за обретение, удержание, возможность реализации и передачи власти, что, как правило, четко фиксируется в памятнике (по крайней мере, в описании наиболее значимых для своих царств правлений). Более того, отмечаются начальные и финальные «точки»[2], а также всегда четко обозначается расстановка политических сил в лице ее основных участников. Все это и позволяет описывать «событийную историю» этих царств в сравнительно целостном виде.
 
4. Борьба за возможность реализации высшей власти монархом наиболее сложна для изучения, поскольку сведения о ней распределены в источнике неравномерно. Она вытекает из двойственной природы высшей власти, которая предполагает власть «реальную» - возможность совершать властные действия (управлять) и «сакральную» - необходимость соблюдать установленные ритуалами нормы поведения и участвовать в отправлении основных культовых церемоний в качестве посредника (медиатора) между миром людей и миром божеств, от чего зависит внутригосударственное благополучие. Если очевидный пафос Шицзи Сыма Цяня, на наш взгляд, в том, что реальная власть должны быть сосредоточена в руках «мудрых советников», а правитель в нее вмешиваться не должен, то в Цзочжуань этого нет, напротив, в тексте тщательно фиксируются обсуждения государственных дел, механизмы принятия решений (правителем единолично или в результате дискуссии) и их последствия. Одновременно подробно описываются ситуации, когда представители знати стремились вытеснить правителя из сферы управления, и меры, которые предпринимались правителем, чтобы это не допустить.
 
5. Кульминацией борьбы за власть является борьба за передачу власти. Детализация текста повышается в том случае, если борьба была связана с конфликтами и перерастала в «кризис наследования», закономерности протекания которого и зафиксированы в памятнике в виде набора стандартных ситуаций (например, когда правитель стремился провести к власти сына от младшей жены и т.п.). В таком случае борьба неминуемо была сопряжена с насилием — от оговора (дискредитации) до убийства участников этого этапа борьбы (правителя, наследника и их сторонников). А это уже добавляет драматические тона, которые приводят к тому, что сухая «хроника» событий перерастает в содержательную «летопись», ярко повествующую об историческом прошлом.
 
Опубл.: Ульянов М.Ю. Чуньцю Цзочжуань (« “Вёсны и осени” с комментарием Цзо») как источник по истории периода Чуньцю (771-453 гг.до н.э.): к проблеме выделения «исторических процессов» // Ломоносовские чтения. Востоковедение. Тезисы докладов научной конференции (Москва, 14 ноября 2011 г.). М., 2011, с. 84-86.


  1. Некоторые из них выходят за пределы периода Чуньцю и связаны как с более ранним, так и с более поздним временем. Например, в случае, если их начало лежит до начала повествования Чуньцю Цзочжаунь (722 г.), при первом упоминании дается краткая ретроспектива событий (см. повествование 710 г. о зарождении кризиса в царстве Цзинь). В Цзочжуань также отмечается момент появления на политической арене тех знатных родов, представители которых будут править в сильнейших царствах периода Чжаньго (453-221) — например, рода потомков Би Ваня в царстве Вэй 魏, которое возникнет в 453 г. до н.э. на Великой равнине в результате развала Цзинь.
  2. Так в сообщении Цзочжуань за 710 г. читаем: «На 24-й год [правления луского] Хуй-[гуна] (745 г.) в Цзинь началась смута, в результате которой выделили Хуань-шу удел в Цюйво», см. Ян Бо-цзюнь. Чуньцю Цзочжуань чжу. П., 2000, т. 1, с. 93. Здесь сказано о создании владения боковой линии правящего рода, представитель которой через некоторое время захватит власть во всем царстве.

Автор:
 

Новые публикации на Синологии.Ру

Сценарии развития Китая до 2050 г.
Проблемы социальной истории Тюркского каганата в работах китайских учёных: опыт историографического обзора
Мифология Китая. Час истины. Выпуск 769
Об особенностях интерпретации в идентификации исторических персонажей в истории ойратов XV в.
Лев Толстой и Лао-цзы


© Copyright 2009-2017. Использование материалов по согласованию с администрацией сайта.