Синология.Ру

Синология.Ру

Тематический раздел


Чжэн Гуань-ин

Чжэн Гуань-ин (с другим иероглифом гуань в омофоничном имени Гуань-ин), Чжэн Чжэн-сян, Чжэн Тао-чжай, прозвище Ци-ю-шэн (Господин, Ожидающий Падения Неба на Землю), Му-юн-шань-жэнь (Отшельник, Приверженный Согласию), Чжи-хэ (Дай-хэ)-шань-жэнь (Отшельник, Обращенный к Бессмертным). 1842, уезд Сяншань (совр. Чжуншань) пров. Гуандун, — 1922, Макао. Кит. мыслитель, один из первых идеологов реформаторства, гос. деятель и компрадор. Род. в семье школьного учителя, но сам после неудачи на экзамене в 1858 предпочел классич. образованию изучение англ. языка и торгового дела, для чего отправился в вестернизированный и коммерциализированный Шанхай. Там познакомился со знаменитым миссионером англичанином Дж. Фрайером, к-рый, прибыв в Китай в 1861 и занимаясь пропагандой зап. научных идей и переводом соответствующей лит-ры, имел связи с кит. реформаторами, впоследствии в частности, с Тань Сы-туном. В Шанхае Чжэн Гуань-ин служил в англ. торговой фирме «Дэнк и К°» (1860–1867), в пароходной компании «Тай гу» (1873–1881), занимался предпринимательской деятельностью.

В 1879 г. с помощью пожертвований в связи со стихийными бедствиями Чжэн Гуань-ин получил ранг правителя округа. С начала 1880 благодаря покровительству крупного сановника и идеолога обновленческого «движения за [усвоение] заморских дел» (ян у юнь дун) Ли Хун-чжана Чжэн Гуань-ин руководил Шанхайским машинно-ткацким управлением, Кит. коммерческим пароходным об-вом, Шанхайским телеграфом, Ханьянским металлургическим заводом, Австрийско-китайской железнодорожной компанией и др. Он принимал участие в Кит.-франц. войне (1884–1885), приобретая в Гонконге оружие для кит. армии и ведя переговоры с правителями Аннама и Сиама с целью удержать их от поддержки Франции.

В 1904–1905 Чжэн Гуань-ин стал одним из организаторов антиамер. бойкота. Он активно занимался публицистикой и, редактируя первые статьи Сунь Ят-сена, содействовал их публикации в шанхайских газетах.

Чжэн Гуань-ин оставил обширное по объeму и разнообразное по тематике лит. наследие. В 1862 он издал сб. своих газетных статей под названием «Цзю ши цзе яо» («Раскрытие главного для спасения мира»), к-рый был переиздан в Японии. В 1871 эта книга вновь увидела свет в Гонконге уже под новым названием «И янь» («Слова перемен») и получила широкое распространение также в Японии и Корее. После дальнейшего пополнения и редактирования она была опубликована в 1893 под третьим названием «Шэн ши вэй янь» («Слова об опасности в век процветания»). Издание этой гл. книги Чжэн Гуань-ина было санкционировано двором, и приказом императора Гуан-сюя (правил в 1875–1908) чиновникам предписывалось ее обязательное чтение, но вместе с тем ею зачитывался будущий революционер Мао Цзэ-дун. В качестве приложений в нее были включены различные материалы о ведущих зап. странах и статьи таких известных идеологов «движения за [усвоение] западных дел», как Чжан Чжи-дун, Сюэ Фу-чэн и др. В дальнейшем увидело свет и продолжение этой книги («Шэн ши вэй янь хоу бянь»).

Ее теоретич. ядро составляет раздел «Дао ци» («Путь и орудийные предметы»), в к-ром с помощью цитат из конф. и даос. классики утверждается, что «вещи (у [3]) рождаются из пневмы (ци [1]), а орудийные предметы (ци [2]) происходят из дао», к-рое в свою очередь основывается на «пустотном отсутствии/небытии» (сюй у; см. Сюй, Ю—у). Соответственно для каждой вещи дао представляет собой «корень» (бэнь [1]) и «начало» (ши [10]), а орудийный предмет — «верхушку» (мо [1]) и «завершение» (чжун [4]). Взаимосвязь того и другого носит диалектич. характер, обобщенно выраженный категорией «середина» (чжун [1]), что было изложено в конф. канонах, прежде всего в двух главах «Ли цзи» («Записки о благопристойности», IV–I вв. до н.э.) — «Да сюэ» («Великое учение»), «Чжун юн» («Срединное и неизменное») и разделе «Чжоу и» («Чжоуские перемены», VIII–IV вв. до н.э.) — «Си цы чжуань» («Предание привязанных афоризмов»).

Эта духовная традиция «Великого дао», идущая от «совершенномудрых» правителей мифич. древности, была зафиксирована Конфуцием для тьмы грядущих поколений. Но в рубежные века н.э. при династиях Цинь и Хань (III в. до н.э. — III в. н.э.) начался процесс искажения и утраты древней мудрости, в особенности из-за расщепления духовного единства «тремя учениями», т.е. конфуцианством, даосизмом и буддизмом, уже не ведавшими, что такое «середина». На Западе «Великое дао» было неведомо, хотя приближением к нему явилась проповедь Иисуса Христа, также искаженная и по-разному перетолкованная его последователями, во что свою лепту внесли опять-таки буддизм, даосизм, ламаизм и мусульманство.

Вместе с тем на Запад проникло и древнее кит. «учение об именах и вещах, символах и числах» (см. Сяншучжи-сюэ). И пока Китай занимался изучением «корня», «принципов» (ли [1]), «пустоты» (сюй), Запад сконцентрировал внимание на «верхушке», «материи» (чжи [4]) и «реальности» (ши [2]), что позволило ему в развитии техники опередить Китай.

Зап. путь познания с помощью естественных наук — «расширяющий» (бо [2]) и осуществляющийся в сфере орудийных предметов, кит. путь «проникновения» (тун [2]) в «основы неба и человека» (тянь жэнь чжи гу), в «истоки [индивидуальной] природы и предопределения» (син мин чжи юань; см. Син [1], Мин [1]) — «стягивающий» (юэ [4]) и осуществляющийся в сфере дао. Однако то и другое взаимосвязано: «в пустоте содержится реальность, которая есть дао, а в реальности содержится пустота, которая есть орудийный предмет». Поскольку же «орудийные предметы могут изменяться, а дао неизменно», ныне Запад начал «возвращение от внешнего к срединному», «от расширения к стягиванию», что обусловило стремление всех стран к Китаю как мировому центру — Срединной земле (чжун ту). Результатом подобного «единения» (тун [1]; см. Да тун) должна стать гармония корня и верхушки, пустоты и реальности, принципа и числа, вещи и принципа. А через несколько сотен лет вообще исчезнет многообразие вер и учений и вновь восторжествует правильная линия, намеченная Конфуцием и Мэн-цзы, что позволит довести методолого-нумерологич. «учение о символах и числах» (сяншучжи-сюэ) до такой утонченности, к-рая даст возможность проникать в основы «[индивидуальной] природы и предопределения», предсказывая судьбу.

В социальном плане Чжэн Гуань-ин, критиковавший ранее принятую политику «самоусиления», предполагавшую заимствование у Запада только технич. и военных достижений, утверждал, что «торговая борьба является главенствующей, а военная — второстепенной», и призывал изучать не только прикладные (юн [2]) аспекты зап. цивилизации, но и такие ее сущностные (ти [1]; см. Ти—юн) установления, как парламентаризм и демократия, для чего начиная с уездного уровня следует учредить специальные заведения для изучения зап. наук. Он доказывал изменяемость законов (фа [1]), ратуя за социально-политич. реформы и введение конституционной монархии по англ. образцу с двухпалатным, избираемым всеобщим голосованием парламентом. Необходимость учреждения парламента Чжэн Гуань-ин стал обосновывать первым среди кит. реформаторов, посвятив этой проблеме специальную главу «Парламент» в «Шэн ши вэй янь», где писал, что «без парламента между правителем и народом существует много преград, из-за к-рых воля первого и желания второго получают превратное направление, власть дробится и мощь ослабевает, и хотя [гос-во] входит в систему гос-в, связанных международным правом, его справедливые [действия] не считаются справедливыми, законные [действия] не считаются законными и оно подвергается всеобщим нападкам». Поэтому изучение политико-правовых законов — вторая по значимости задача после изучения канонич. лит-ры. Третья задача — изучение «стратагем» как принципов человеч. поведения, четвертая — изучение медицины. В реформированное образование, избавленное от архаич. формализма экзаменационной системы (кэ цзюй), должны быть включены женщины, а также инвалиды и малолетние преступники.

В сочетании с сохранением обществ. устоев, унаследованных от древних совершенномудрых правителей, реализация этой программы должна была привести к торжеству принципа «господства справедливого государя над деспотом», «возвращению гуманности (жэнь [2]) на [территорию меж] четырех морей» и «великому единству» (да и тун) в мире под эгидой правящего из центра земли наделенного «небесной мудростью» кит. императора.

Источники:
Чжэн Гуань-ин цзи (Собрание [сочинений] Чжэн Гуань-ина) / Сост. Ся Дун-юань. Кн. 1, 2. Шанхай, 1982, 1988; Избранные произведения прогрессивных китайских мыслителей нового времени (1840–1898). М., 1961.

Литература:
Китайская философия. Энциклопедический словарь. М., 1994, с. 470; Кобзев А.И. Философия китайского неоконфуцианства. М., 2002, с. 457–459; Самойлов Н.А. Борьба тенденций в общественно-политической мысли Китая в период политики «самоусиления» // Всемирная история и Восток. М., 1989; он же. Чжэн Гуаньин и зарождение буржуазной реформаторской идеологии в Китае 60–80-х годов XIX в. // XIII НК ОГК. Ч. З. М., 1982; Хижинская О.А. О педагогических воззрениях Чжэн Гуань-ина // XXXV НК ОГК. М., 2005, с. 230–233.

Ст. опубл.: Духовная культура Китая: энциклопедия: в 5 т. / Гл. ред. М.Л.Титаренко; Ин-т Дальнего Востока. - М.: Вост. лит., 2006. Т. 1. Философия / ред. М.Л.Титаренко, А.И.Кобзев, А.Е.Лукьянов. - 2006. - 727 с. С. 596-598.

Автор:
 

Новые публикации на Синологии.Ру

К истории изучения чуских строф в советском китаеведении: 1950-1980-е годы
Тангутская империя на Шёлковом пути: из пучины забвения
Герои и сокровища нехоженых троп Восточного Туркестана
Ли Сюэ-цинь
Транспортный комплекс КНР превратился в инструмент ускорения социально-экономического развития Китая


© Copyright 2009-2019. Использование материалов по согласованию с администрацией сайта.