Синология.Ру

Синология.Ру

Тематический раздел


Чжи - син

знание — действие. Терминологич. оппозиция, выражающая соотношение двух специфич. категорий кит. философии: чжи [2] — [действенное] знание (сознание, познание, разумность, мудрость, понимание, видение) и син [3] — [сознательное] действие (деятельность, активность, поступок, осуществлять, идти).

Чжи [2] как филос. категория подразумевает, с одной стороны, чистые формы познания, с другой — целесообразные сознательные действия, практический опыт (ср. ведать чем-либо, отведать, изведать). Праксиологич. истолкование «знания» выражено уже в «Лунь юе» (V в. до н.э.): «Должную справедливость (и [1]) в обращении с народом и почтительно-осторожную удаленность от навей и духов можно назвать знанием»; «Знающий действенно-подвижен» (дун; см. Дун-цзин); «знание» — это «знание людей», позволяющее приводить их к повиновению.

Представление о «деятельном» характере знания отражают неоконфуцианские (см. Неоконфуцианство) трактовки тезиса «Да сюэ» (IV–II вв. до н.э.): «Доведение знания до конца (чжи чжи) состоит в выверении вещей (гэ у)», где чжи чжи и гэ у — взаимообусловленные требования к управлению Поднебесной. Чжу Си (XII в.) интерпретировал гэ у как «исчерпание принципов (ли [1]) вещей и дел (ши у; см. У [3])», подразумевая под «вещами и делами» проблемы морали, политики и т.п.; Ван Ян-мин (кон. XV — нач. XVI в.) определил гэ как «исправлять» (чжэн [1]; см. Чжэн мин), а у [3] — как «дела» (ши [3]), к-рые могут быть «выверены» только «в собственном сердце». В даосизме «знание» сопряжено с деятельным аспектом гл. обр. через отрицательную связь: «бездействуя, знать» («Дао дэ цзин», V–IV вв. до н.э.), где «бездействие» (бу син) — синоним «недеяния» (у вэй), т.е. отсутствия произвольной деятельности, несогласной с миропорядком (дао). Концепции «деятельного» знания в конфуцианстве и «недеятельного» (но действенного) в даосизме синтезированы в неоконфуцианстве через опосредование их учением о врожденном знании и конф. интерпретациями даос. (гл. обр. восходящих к Чжуан-цзы, IV–III вв. до н.э.) взглядов о возможности развития способности к интуитивному постижению истины.

Специфика категории син [3] определяется: 1) возможностью выражения ею не только физич., но и психич. действия-процесса (напр., любви и ненависти у Ван Ян-мина); 2) ее корреляцией с понятиями вэй [1] (деяние, дело, действие), ши [3] (дело, служение), и [1] (должная справедливость). Понятие вэй [1] является родовым для ши [3] и син [3]. Определение обоих терминов, аналогичные трактовки к-рых представлены в «Лунь юе», «Цзо чжуани», «Гуань-цзы», «Мэн-цзы» (см. Мэн-цзы) и др. памятниках V–III вв. до н.э., дано в Сюнь-цзы (IV–III вв. до н.э.): «Действовать (вэй [1]), сверяясь с пользой/выгодой — это называется делом (ши [3]); действовать, сверяясь с должной справедливостью, — это называется действием (син [3])». В «Лунь юе» син [3] выступает как один из принципов, на основе к-рых «учил» Конфуций, наряду с «культурностью» (вэнь), «преданностью» («верностью» — чжун [2]; см. Чжун шу) и «благонадежностью» (синь [2]). Легисты (см. Легизм) противопоставили конф. трактовке син [3] сопряженность этого понятия с «пользой/выгодой»: «Если, действуя (син [3]), [люди] не обогащаются, то рождаются смуты» («Шан цзюнь шу», IV–III вв. до н.э.).

Содержание и данного тезиса, и конф. трактовки «действия» обусловлено таким аспектом син [3], как практическая завершенность. Другой его аспект — плановая разумность (сознательность) вытекает из семантического поля коррелятивного термина и [1] (помимо «должной справедливости» включающего «смысл», «значение»), что явлено пассажами «Лунь юя» о непременном согласовании син [3] с «размышлением» (сы [2]), «рассуждением» (люй [2]) и «обдумыванием» (моу). Исходное значение иероглифа син [3] — «идти» и его филос. смысл как осуществление онтологически обусловленных жизненных (социально-этич.) принципов слились в терминологич. словосочетании син дао («идти Путем», «осуществлять Учение»), восходящем к Мэн-цзы. Предпосылки этого мыслеобраза содержатся также в наличии у иероглифа син [3] (в чтении «хан») смыслов «ряд», «шеренга» и обозначении им классификационных рядов/фаз/элементов в схеме «пяти элементов» (у син), взаимодействие к-рых выступает выражением важнейших закономерностей мирового процесса — Пути-дао.

Проблема соотношения «знания» с собственно «действием» имела три основных варианта решения: 1) «знание легко, действие трудно» (чжи и син нань); 2) «знание и действие совпадают в единстве» (чжи син хэ и); 3) «знание трудно, действие легко» (чжи нань син и). Первый тезис вытекал из конф. подхода к «знанию» как набору социально-этич. предписаний, поэтому достижение истины понималось как гл. обр. научение ей (ср. положение Ян Сюна, I в. до н.э — I в. н.э.: «Заниматься изучением — хуже, чем заниматься поиском наставника», и «Шу цзина», XI–VI вв. до н.э.: «Неверно, что знание трудно, трудно именно действие»). Тезис «Знание легко, действие трудно», к-рый, как утверждал в нач. ХХ в. Сунь Ят-сен, «за прошедшие несколько тысячелетий глубоко проник в сердца обитателей Срединного гос-ва и уже стал совершенно несокрушимым», означал также, что «знание» предшествует «действию» (ср. «Сюнь-цзы»: «Учение доходит до предела и завершается в действии»). Нормативную формулу их соотношения дал Чжу Си: «Если говорить о предшествующем и последующем, то знание — это предшествующее. Если говорить о малозначительном и важном, то действие — это важное». Ван Ян-мин, акцентируя понимание познавательных функций как действий, или «движений», и моральное содержание знания, выдвинул положение о «совпадающем единстве знания и действия» как с психо-функциональной, так и с этич. точки зрения. Ван Тин-сян (XV — нач. XVI в.) подверг критике взгляды и Чжу Си, и Ван Ян-мина, выдвинув тезис об «истинном знании» (чжэнь чжи), при к-ром «осуществление (син [3]) дела» тождественно его «знанию» (чжи [2]). Ван Фу-чжи (XVII в.), назвав положение «Шу-цзина» «неизменными словами вновь возникавших совершенномудрых» и усилив его критику, отверг первичность «знания» по отношению к «действию», отметив в последнем наличие «движущей силы стремления к знанию»; и хотя «знание и действие помогают друг другу в применении» (юн [2], см. Ти–юн), «действие может охватывать знание, но знание не может охватывать действие», т.е. практическое «действие» как обусловливает «знание» («познание»), так и воплощает его в себе. Вдохновленный успехами зап. науки, идеолог реформ Тань Сы-тун (XIX в.), напротив, сформулировал тезис о приоритетности «знания»: «Я ценю знание и не ценю действие; знание — это дело духовных (лин [1]) горних душ-хунь, действие — это дело телесных (ти [1]) дольних душ-по», - и подтвердил мысль Ван Тин-сяна: «Истинное знание не может не быть действенным». Чжан Бин-линь (XIX–XX вв.) вновь вернулся к апологии действия, утверждая, что «разум (чжи хуй; см. Чжи [1]) человеч. сердца рождается в результате соперничества», а для «раскрытия» народного разума требуется революция как воплощение необходимого действия.

Сунь Ят-сен, сначала приняв концепцию Ван Ян-мина, впоследствии выработал собственную — «действие легко, знание трудно», вытекавшую из его знакомства с зап. культурой: «Если [мы] сможем руководствоваться научными принципами в достижении истинного знания, то быстрое претворение [его] в жизнь будет нетрудным делом». Тем не менее «действие — предшествующее, знание — последующее», поскольку «действие определяет стремление к знанию, к-рое в свою очередь определяет осуществление действия». Сунь Ят-сен выделил три формы соотношения знания и действия, реализовавшиеся на трех этапах развития человечества: «не знать и действовать» — период движения к цивилизации; «действовать и затем знать» — период зарождения цивилизации и ее первоначального развития; «знать и затем действовать» — период, начавшийся после науч. открытий.

Источники:
Древнекитайская философия. Т. 1–2. М., 1972–1973, указатель («Знание», «Действие»); Сунь Ятсен. Избр. произв. М., 1985, с. 145 – 284; Древнекитайская философия. Эпоха Хань. М., 1990, указатель.

Литература:
Буров В.Г. Мировоззрение китайского мыслителя XVII века Ван Чуань-шаня. М., 1976, с. 117–120; Китайская философия. Энциклопедический словарь. М., 1994, указатель; Кобзев А.И. Учение Ван Янмина и классическая китайская философия. М., 1983, с. 184–198; он же. Философия китайского неоконфуцианства. М., 2002, с. 332–380, указатель; Титаренко М.Л. Древнекитайский философ Мо Ди, его школа и учение. М., 1985 (указатель); Феоктистов В.Ф. Философские и общественно-политические взгляды Сюнь-цзы. М., 1976, с. 91–107; Гэ Жун-цзинь. Чжунго чжэсюэ фаньчоу ши (История категорий китайской философии). Харбин, 1987, с. 239 – 265; Чжан Ли-вэнь. Чжунго чжэсюэ лоцзи цзегоу лунь (О логической структуре китайской философии). [Пекин], 1989, с. 248 – 260; Юй Тун. Чжунго чжэсюэ даган (Основы китайской философии). Пекин, 1958. Кн. 2, с. 495 – 523; Cua A.S. The Unity of Knowledge and Action. A Study in Wang Yang-ming’s Moral Philosophy. Honolulu, 1982; Nivi-son D.S. The Problem of «Knowledge» and «Action» in Chinese Thought since Wang Yan-ming // Studies in Chinese Thought. Chic., 1953; Tu Wei-ming. The Unity of Knowing and Acting: From a Neo-Confucian Perspective // Philosophy: Theory and Practice. Madras, 1970.

Ст. опубл.: Духовная культура Китая: энциклопедия: в 5 т. / Гл. ред. М.Л.Титаренко; Ин-т Дальнего Востока. - М.: Вост. лит., 2006. Т. 1. Философия / ред. М.Л.Титаренко, А.И.Кобзев, А.Е.Лукьянов. - 2006. - 727 с. С. 575-577.

Автор:
 

Новые публикации на Синологии.Ру

К истории изучения чуских строф в советском китаеведении: 1950-1980-е годы
Тангутская империя на Шёлковом пути: из пучины забвения
Герои и сокровища нехоженых троп Восточного Туркестана
Ли Сюэ-цинь
Транспортный комплекс КНР превратился в инструмент ускорения социально-экономического развития Китая


© Copyright 2009-2019. Использование материалов по согласованию с администрацией сайта.