Синология.Ру

Синология.Ру

Тематический раздел


Чан Кайши и его немецкие советники

 
 
Подписание Версальского договора не принесло спокойствия Европе, между державами по-прежнему сохранялись разногласия, имелись территориальные споры. У Китая наиболее благоприятно складывались отношения с Германией, которая уже в период Северного похода оказы­вала помощь Чан Кайши и его сторонникам. Новые китайские лидеры вслед за Сунь Ятсеном рассматривали Германию как образец для прове­дения модернизации и как потенциальный источник получения большой экономической и военной помощи, которая была им крайне необходима для выполнения своей главной задачи – построения экономически силь­ного и политически независимого Китая.
 
Контакты нанкинского правительства с Германией развивались на иной основе чем, например, с США и Англией, поскольку после окончания Первой мировой войны Германия была лишена всех привилегий, которыми пользовались в Китае другие государства, в том числе правами экстерри­ториальности. Гоминьдановское правительство, отмечает современный ки­тайский историк Сунь Года, считало, что Германия имела «равный статус с Китаем» и занимала ту же «антиимпериалистическую позицию».
 
Уже в июне 1927 г. имели место китайско-германские переговоры, на которых обсуждались вопросы промышленного развития Китая, в том чис­ле возможности использования германских советников в различных об­ластях, включая экономику, правовую сферу и систему социального обес­печения. Некоторые представители промышленных кругов предложили Чан Кайши обратиться к полковнику В. Бауэру (ученику Людендорфа) с просьбой о помощи в создании современной армии.
 
Чан Кайши намеревался в течение 15 лет создать в Китае такую армию и такой флот, которые по своим качествам будут равны любой армии и любому флоту в мире. Хотя правительство Германии было не прочь оказать военную поддержку нанкинскому режиму, оно проявляло в этом вопросе большую осторожность, так как Версальский договор запрещал Германии оказывать военную помощь какому-либо государству.
 
Поэтому в первые годы после установления дипломатических отно­шений между Германией и Китаем германские правящие круги избегали официального оформления военного сотрудничества с Китаем и полага­лись в этом вопросе на частные торговые фирмы и отставных армейских офицеров, которым предлагалось действовать на свой страх и риск.
 
Бауэр прибыл в Шанхай в декабре 1927 г. и был представлен Чан Кайши. После занявших неделю регулярных встреч Чан Кайши предложил Бауэру пост главного военного советника. Весной 1928 г. Бауэр отправился в Герма­нию в сопровождении двух китайских официальных миссий, возглавляв­шихся генералами Чэнь И и Чжан Чжичжуном. В их задачи входило изуче­ние системы военного образования, установление контактов с крупнейшими германскими фирмами с целью их привлечения к реконструкции китайской экономики, а также формирование группы советников, которая будет посто­янно работать при правительстве Чан Кайши. Несмотря на трудности, с кото­рыми пришлось столкнуться в Германии членам китайских миссий (в частно­сти германские фирмы в связи с нестабильностью обстановки в Китае, опасались заключать контракты), этот визит не был безрезультатным. Уда­лось заключить соглашения с фирмами Круппа, Сименса и др. о поставках оборудования для строительства арсеналов и об участии в строительстве железных дорог, а также подписать контракты на поставки оружия и военного снаряжения на небольшую сумму (1 млрд. марок) [3, с. 122].
 
Кроме того, по одобренному Чан Кайши предложению Бауэра, при китайском дипломатическом представительстве в Берлине под вывеской Торговой палаты было создано специальное учреждение, занимавшееся закупкой современного оружия и воинского снаряжения для Китая. Эта организация не только ведала вопросами централизации военных поставок, но и осуществляла надзор за поставками оружия: оно должно было посту­пать только центральному правительству, а попытки продажи оружия про­винциальным властям следовало пресекать. Деятельность Торговой палаты напрямую контролировалась Военной национальной комиссией, возглав­лявшейся Чан Кайши.
 
В ноябре 1928 г. Бауэр с группой советников прибыл в Китай, где сразу же приступил к выполнению программы по обучению китайских офицеров и формированию образцовых дивизий. Центральная военная академия под началом Чжан Чжичжуна была переведена из Вампу в Нанкин. В академии, как и в колледже Армейского штаба в Бэйпине, занятия вели немецкие инструкторы. Были созданы специальные школы для обучения штабных офицеров, офицеров-артиллеристов и танкистов, преподавание в которых вели германские советники. Не совсем удачными оказались попытки Бауэ­ра помочь в создании авиации – не было квалифицированных кадров.
 
Бауэр представил Чан Кайши подробные меморандумы по реорга­низации военной системы, планированию развития тяжёлой промышлен­ности и сельского хозяйства и ряд других, которые, как он утверждал, составлены на основе рекомендаций представителей промышленных кру­гов Германии. Бауэр не сомневался в огромных потенциальных возмож­ностях развития Китая и убедил Чан Кайши, что сможет привлечь герман­ских экспертов для выполнения различных задач в соответствии с планами реконструкции китайской экономики. Бауэр сыграл важную роль в достиже­нии многих военных успехов армии Чан Кайши в борьбе с милитаристами, в частности, в победе над Ли Цзунжэнем. Чан Кайши был высокого мнения о работе Бауэра и был согласен с многими из его предложений.
 
Западный исследователь Кирби отмечает два важных результата деятельности Бауэра: формирование миссии военных советников в Китае и создание при китайском представительстве в Берлине Торговой палаты, что стало первым шагом на пути монополизации экономических отноше­ний между Китаем и Германией, с одной стороны, в руках правительства Чан Кайши, с другой стороны, в руках представителей немецких промы­шленных кругов [5, с. 55, 56].
 
После смерти Бауэра в мае 1929 г. на его место был назначен полковник Крибель, пребывание которого в Нанкине было непродолжительным. Ему не хватало дипломатического искусства, которым отличался Бауэр [4, с. 506]. Не сложились у Крибеля отношения и с Торговой палатой в Берлине, которая тогда была главным звеном в налаживании военных контактов между двумя странами. Крибель вызывал недовольство китайских офицеров высокого ран­га своей грубостью. Чан Кайши, со своей стороны, выражал неудовлетво­рённость тем, что Крибель в основном уделял внимание тактическим дейст­виям, а не проведению реформ в армии. Он потребовал от Крибеля обучить к апрелю 1930 г. войска для проведения операций против милитаристов Янь Сишаня и Фэн Юйсяна, но это распоряжение так и не было выполнено.
 
Германия проявляла интерес и к расширению внешнеторговых связей, стремилась к всестороннему проникновению в китайскую экономику. Для этого в марте 1930 г. в Китай была направлена делегация, в которую вошли видные представители и специалисты определённых отраслей промышлен­ности. Её целью было изучение возможностей для установления более тесного сотрудничества. Делегация планировала не заключение каких-либо соглашений, а получение из первых рук сведений о состоянии экономики Китая и установление личных контактов с китайскими лидерами [1, с. 83]. По возвращении делегация представила оптимистический отчёт о возмож­ностях развития сотрудничества с Китаем в будущем.
 
Чан Кайши был разочарован работой немецких советников. Он ставил перед Крибелем задачу обучить китайские войска для борьбы с Янь Сишанем и Фэн Юйсяном, однако войска не были обучены к апрелю 1930 г., когда Крибель ушёл в отставку. В мае 1930 г. Крибеля заменил генерал Г. Ветцель, который пробыл в Китае до 1934 г. Он занимался исключительно вопросами военного обучения и тактики на поле боя. В мае 1930 г. с разре­шения Чан Кайши Ветцель увеличил число школ по подготовке военных специалистов и сконцентрировал их в районе Нанкина. Экономическими вопросами он не занимался. Вейцель также не смог соответствовать ожида­ниям Чан Кайши на посту главы миссии военных советников. Лян Сихуй (Hsi-huey Liang, 1929-2004. – Ред.) писал, что Ветцель не подходил для этой деликатной роли, тем более в тот период, когда Нанкину пришлось вести борьбу с милитаристами. Чан Кайши был недоволен, что Ветцель вме­сто того, чтобы помогать китайцам в их боевых операциях, как это делал М. Бауэр, ограничил работу миссии созданием теоретических инструкций и техническим обучением. Кроме того, Ветцель не скрывал своего пренебре­жения к китайцам и высказывался довольно пессимистически относительно будущего Китая и его правительства. Немецкий посол в Китае О. Траутман докладывал в Берлин, что Ветцель оскорблял китайских офицеров и в ос­новном занимался бизнесом. Эти негативные моменты привели к столкно­вению Ветцеля с Чан Кайши и едва не послужили причиной роспуска всей миссии. Однако несмотря на неудачи в работе Ветцеля, его пребывание в Китае оказало большое влияние на китайско-германские отношения. Ему удалось добиться установления официальных связей между министерством обороны Германии и миссией советников в Нанкине. К 1931 г. под руко­водством Ветцеля проходили обучение уже три китайские дивизии (прибли­зительно 30 тыс. офицеров и солдат).
 
4 февраля 1933 г. Ветцель передал Чан Кайши докладную записку, в которой он предлагал нанкинскому правительству за короткий период обу­чить и оснастить ещё две китайские дивизии – 86-ю и 87-ю по образцу 88-й, подготовленной ранее [9, с. 32]. По инициативе Г. Ветцеля в Китае были созданы военные школы по подготовке офицеров высшего и среднего ранга. Занятия в этих школах проводил сам Ветцель и приглашённые из Германии опытные инструкторы [3, с. 91]. В беседах с Чан Кайши Ветцель подчёр­кивал, что создание таких школ даёт возможность Китаю иметь в будущем квалифицированные военные кадры. Кроме того, по предложению Ветцеля и с согласия Чан Кайши были созданы специальные школы для подготовки связистов, строителей, водителей и т.д. По совету Ветцеля и при активной помощи германских военных советников нанкинское правительство сформи­ровало в своей армии первые артиллерийские подразделения, причём к концу 1933 г. их насчитывалось уже десять. Ветцель также разработал план военных действий на случай войны с Японией.
 
Однако Ветцель так и не сумел установить хорошие рабочие отношения с Чан Кайши и другими высокопоставленными китайскими военными. Чан Кайши стал искать ему замену ещё в 1932 г. после возвращения из отставки. Его выбор остановился на генерале Секте, который имел связи с Гоминьда­ном ещё в 20-е годы. 8 мая 1933 г. Г. Сект прибыл в Китай как гость Чан Кайши. Ветцель дипломатично отбыл на Север. Сект был очень тепло и тор­жественно принят в Китае, встречался с видными китайскими деятелями – Чан Кайши, Ван Цзинвэем, Дай Цзитао и др., инспектировал китайскую армию. Сект произвёл такое большое впечатление на Чан Кайши, что пос­ледний предложил ему пост «главного советника» по политическим, воен­ным и экономическим вопросам, который одновременно контролировал бы и работу германских советников [1, с. 92]. Сект отказался, но после поездки по Китаю (Шаньдун, Хэбэй) выразил согласие давать советы по отдельным вопросам. 30 июня он направил Чан Кайши меморандум, в котором дал оценку военно-политической обстановке в Китае и высказал своё мнение по поводу модернизации китайской военной системы. В меморандуме подчёр­кивались два момента: необходимость централизовать военную систему под абсолютным руководством Чан Кайши и гарантировать почти безграничное влияние Германии в планах реорганизации и развития китайской промыш­ленности. Чан Кайши проявил интерес к меморандуму и дал указание приступить к реализации его основных положений.
 
В октябре 1933 г. Чан Кайши пригласил Секта приехать в Китай, чтобы проверить выполнение его рекомендаций и занять пост главы германских военных советников. При этом Чан Кайши проявил большую настой­чивость вплоть до угроз предоставить этот пост французскому маршалу Петэну [1, с. 124]. Просьбу Чан Кайши поддержал дипломатический представитель Германии в Китае Траутман, считавший, что приезд Секта будет способствовать укреплению положения германских советников.
 
Перспектива обращения Чан Кайши к Франции и замены германских военных советников французскими грозила потерей позиций Германии в Китае. Министерство обороны настояло на том, чтобы Сект дал согласие занять предложенный пост. Таким образом, усилия Чан Кайши увенчались успехом. В апреле 1934 г. Сект приехал в Китай вместе со своим помощни­ком генералом А. Фалькенхаузеном и сразу же был подключён к решению важных проблем, которые стояли перед китайским руководством в связи с возможностью дальнейшего развития японской агрессии в Северном Китае.
 
С 28 апреля по 4 мая Чан Кайши и другие государственные деятели Китая, а также Сект провели в Лушане ряд совещаний, на которых обсуждалось, как противостоять расширению японской агрессии в Северном Китае. Чан Кайши обратился к Секту с просьбой разработать два плана: один краткосрочный, на случай «чрезвычайных обстоятельств» предусматрива­лось строительство оборонительных сооружений в долине Янцзы; и второй долгосрочный – организацию национальной обороны на случай войны с Японией [3, с. 93]. В соответствии с планом реорганизации китайской армии, Сект предложил создать из новых дивизий элитную армию численнос­тью в 100 тыс. человек для мирного и 300 тыс. для военного времени. На со­вещаниях был единодушно принят план создания военной промышленности, включая строительство арсеналов, металлургических и сталелитейных комп­лексов, машиностроительного завода и т.д. По результатам проведён­ных со­вещаний Сект стал не только генеральным советником национального прави­тельства, но и доверенным лицом Председателя Военного Совета. Эти звания были официально присвоены ему через неделю после завершения встреч с Чан Кайши и представителями военных кругов.
 
На тех важных встречах Чан Кайши обсуждал с Сектом вопросы реализации идей Секта в Китае и особенно его меморандумы. Чан Кайши хотел разработать два плана, и при разработке первого из двух вышеназ­ванных планов (краткосрочного) между Чан Кайши и Сектом возникли некоторые разногласия, тогда как при разработке второго наблюдалось единство мнений, несмотря на возражения некоторых лидеров военных кругов Китая. По вопросу экстренных планов в случае нападения Японии Чан Кайши дал понять Секту своё намерение пожертвовать Северным Ки­таем и направить почти все свои ресурсы на оборону долины Янцзы. Чан Кайши сказал Секту, что только 16% предполагаемых военных расходов на будущий год должны быть истрачены на оборону к северу от Янцзы Северного Китая [5, с. 203]. Однако даже это должно было иметь место после окончания антикоммунистических кампаний в пров. Цзянси.
 
В первой половине июня Сект как заместитель Чан Кайши провёл ряд встреч с министром обороны Хэ Инцинем, начальником Генераль­ного штаба Чжу Пэйдэ, заместителем начальника Генерального штаба Хэ Яоцзу и другими, в ходе которых был обсуждён процесс выполнения решений, принятых на совещании в Лушане, связанных с организацией обороны Северного Китая [3, с. 9].
 
Сект занимался вопросами развёртывания китайской армии, боеприпаса­ми, подготовкой военных кадров. Он внёс на рассмотрение Чан Кайши пред­ложение об отправке китайских офицеров на учёбу в военную академию и училища в Германию. В целях улучшения работы группы военных совет­ников Сект провёл её реорганизацию, установив строгую дисциплину. Советники подчинялись Чан Кайши, а контроль над их ежедневной работой был поручен генералу Фалькенхаузену. Помимо обучения 20 новых дивизий китайской армии, советники (их насчитывалось 61 человек) занимались планированием строительства укреплений в долине Янцзы [2, с. 130].
 
Кроме чисто военных проблем Сект уделял внимание развитию промыш­ленности в Китае. При Секте Германия стала играть руководящую роль в расширении существующих военных заводов в долине р. Янцзы и в строи­тельстве новых предприятий по производству военной амуниции и т.д. Чан Кайши выражал большое удовлетворение работой Секта и дал указание Комиссии по планированию национальной обороны и Управлению по снабжению китайской армии согласовывать все свои действия с Сектом.
 
Стали более формальными и военные отношения Германии и Китая. Если до 1933 г. Министерство обороны и МИД Германии не несли никакой ответственности за работу советников и деятельность германских фирм в Китае, то согласно секретному документу от 9 марта 1934 г. под названием «Директивы для связи с делами группы военных советников в Китае» на отдел внешних сношений Министерства обороны была возложена работа с группой военных советников в Китае. МИД взял в свои руки решение во­проса о назначении членов группы и за контроль над их работой, что, по мнению Лян Сихуя, можно рассматривать как официальное одобрение пра­вительством Германии оказания военной помощи Чан Кайши. МИД и ми­нистерство обороны выразили поддержку проекту создания современ­ной системы обороны в Китае, разработанному представителями промышлен­ных кругов Германии. В январе 1934 г. было создано формально частное «Общество по торговле промышленными продуктами» (Handelsgesellschaft für industrielle Produkte, HAPRO), целью которого было консолидирование германских торгово-промышленных интересов в Германии. Коммерческий характер HAPRO был средством избежать противодействия стран-победи­телей. 23 августа 1934 г. в результате активных переговоров в Лушане между Чан Кайши и главой частной компании HAPRO Г. Клейном был подписан «Договор по обмену китайских сырья и с/х продукции на германскую про­мышленную и другую продукцию», как следует из названия, регулировав­ший поставки в Германию стратегически важного сырья в обмен на промыш­ленную продукцию и помощь в развитии. Масштабы и характер предлагае­мого обмена, по словам западного исследователя Кирби, были беспреце­дентны. Заключая это соглашение, нанкинское правительство впервые вы­ступало на международном рынке как равный партнёр.
 
Китай рассчитывал с немецкой помощью создать собственную оборон­ную промышленность, чтобы в будущем не зависеть от поставок оружия из-за рубежа. Взаимовыгодность этого договора для обеих сторон трудно пере­оценить. Китай мог обойти проблему дефицита бюджета в связи с непомер­ными военными расходами и отсутствием финансовых поступлений из-за рубежа. Германия получила относительно стабильный источник дефицитных материалов. В соглашении указывались равные права обеих сторон и заинте­ресованность в обмене. На данном этапе имело место совпадение интересов двух стран. Нанкин в соответствии с планом организации национальной обороны крайне нуждался в получении от Германии в большом количестве оружия, снаряжения, а также оборудования для развития собственной воен­ной промышленности Что же касается Германии, то политика её перевоору­жения, проводимая после прихода к власти Гитлера в январе 1933 г., вызвала рост потребностей в строительном сырье и рынках сбыта военной продук­ции. На протяжении второй половины 1933 г. и 1934 г. проходили активные переговоры нанкинского правительства с представителями немецких фирм (например, фирма «Отто Вольер»). Сект был заменён на генерала Александра фон Фалькенхаузена и в марте 1935 г. вернулся в Германию.
 
С приходом к власти Гитлера отношения с Китаем стали укрепляться, расширялись контакты в политической области, но длилось это недолго – на отношения Китая и Германии серьёзно повлияла японская агрессия, которая была поддержана Германией. Гитлер отозвал из Китая советников и прекра­тил поставки, хотя Германия продолжала нуждаться в стратегическом сырье.
 
Литература
1. Вюнше П. Проникновение германских монополий в Китай в период японо-китайской войны 1931–1933 гг. // Вопросы истории, 1963, № 3.
2. Терентьев С. Противоречия дальневосточной политики США // Тихий океан, 1935, № 3.
3. Сунь Года. Гоминьдан чжэнфу чжунды Дэго цзюньши гу шулунь (К вопросу о миссии  военных германских советников при правительстве Гоминьдана) // Цзиньдай ши яньцзю, 1988, № 4.
4. Botjer J. A Short History of Nationalist of China. 1919–1949. N. Y., 1979.
5. Kirby W. Y. German and Republican China. Stanford, 1981.
6. Liang H. The China-German Connection. Oxford, 1978.
7. Wulbur W. China-Japan Сontroversy and League of Nations. [S.l.], 1935.
8. Walsh B.K. The Germany Military Mission in China. 1928–1938 // Modern History, Vol. 46, № 3 (Sep. 1974), pp. 502–513.
 
Ст. опубл.: Общество и государство в Китае: Т. XLII, ч. 3 / Редколл.: А.И. Кобзев и др. – М.: Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт востоковедения Российской академии наук (ИВ РАН), 2012. – 484 стр. –  (Ученые записки ИВ РАН. Отдела Китая. Вып. 7 / Редколл.: А.И.Кобзев и др.). С. 183-189.

Автор:
 

Новые публикации на Синологии.Ру

К истории изучения чуских строф в советском китаеведении: 1950-1980-е годы
Тангутская империя на Шёлковом пути: из пучины забвения
Герои и сокровища нехоженых троп Восточного Туркестана
Ли Сюэ-цинь
Транспортный комплекс КНР превратился в инструмент ускорения социально-экономического развития Китая


© Copyright 2009-2019. Использование материалов по согласованию с администрацией сайта.