Синология.Ру

Синология.Ру

Тематический раздел


Цю Чан-чунь

丘/邱, Чан-чунь-цзы, Цю Чу-цзи, Цю Тун-ми. 1148, Цися окр. Дэнчжоу (совр. уезд Пэнлай пров. Шаньдун) 登州棲霞今屬山東), – 7-й лунный месяц (авг.-сент.) 1227, Яньцзин (Пекин). Даосский патриарх и святой (чжэнь жэнь – «истинный человек»), добившийся наивысшего офиц. статуса для даосизма, алхимик, поэт и выдающийся путешественник, общавшийся с Чингис-ханом. Основатель направления цзинь-лянь («золотой лотос»), или лунмэнь (Врата дракона, от названия горы в уезде Баоцзи пров. Шэньси, где он пребывал) одной из крупнейших даосских школ - цюаньчжэнь-цзяо («учение совершенной истины»), включенный в седмицу ее «апостолов» (ци чжэнь жэнь – «семь истинных людей») – первых учеников основателя Ван Чун-яна (1113-1170). Осенью 1167 отправился к Ван Чун-яну, был принят в ученики и к 25 годам стал самым молодым из его ближайших сподвижников (ср. Сунь Бу-эр). После церемонии захоронения останков Ван Чун-яна у горы Чжуннаньшань (к югу от г. Сианя) в 1173/1174 как аскет и отшельник уединился близ Паньси, притока р. Вэйшуй, а затем перебрался к горе Лунмэньшань. В 1181 был призван в Яньцзин, столицу чжурчжэньского гос-ва Цзинь, ко двору имп. Ши-цзуна (правл. 1161-1188), но через шесть месяцев вернулся в район Чжуннаньшани, а в 1191 переселился на родину в Цися и стал окормлять ряд даосских общин на п-ве Шаньдун. В агиографии представлен автором множества произведений, в т.ч. нескольких тысяч стихотворений. В «Дао цзане» («Сокровищинца Пути-дао», № 1151 по Гарвард-Яньцзинскому индексу) содержится антология «Чан-чунь-цзы Паньси 石番 溪 цзи» («Собрание [произведений] Учителя Чан-чуня с [притока] Паньси») с предисловиями разных лиц от 1186, 1187, 1206, 1208 и датой последней редакции 1209. Здесь имеется поэтическое описание райской горы-острова Пэнлай, где днем и ночью звучит небесная музыка, и дидактическая серия семисложных четверостиший (цзюэ-цзюй) под общим названием «Сю дао» («Совершенствование Пути-дао»). Самая известная восьмерка четверостиший «Цин тянь гэ» («Песни синего неба») с комментариям и толкованиями (чжу ши 注释) Ван Цзе 王玠 (кон. XIII – нач. XIV в.) отдельно включена в «Дао цзан» (№ 137). Его алхимические взгляды изложены в посмертно (вероятно, между 1269 и 1310) составленном «Да дань чжи чжи» («Прямые указания о великой киновари», 2 цзюаня; «Дао цзан», № 244), где утверждается, что можно стать бессмертным, образовав в себе «великую киноварь» (да дань) путем совершенствования соединенных вместе «прежденебесной истинной пневмы» (сянь тянь чжэнь ци) и «посленебесной пневмы» (хоу тянь чжи ци; см. Ци [1]).
 
К 1219 Цю Чан-чунь завоевал такой авторитет, что разные политические силы стали стремиться привлечь его на свою сторону и сунский имп. Нин-цзун (правл. 1194-1224) призвал в свою столицу Ханчжоу. Вскоре в 5-м лунном месяце (июне-июле) 1219 телохранитель Чингис-хана Лю Чжун-лу 刘仲禄 доложил ему во время завоевательного похода в Среднюю Азию о знаменитом алхимике-долгожителе, перевалившем за 300 лет и владеющем «искусством сохранения и продления жизни» (см. Макробиотика). По поручению Чингис-хана, пожелавшего получить эликсир бессмертия (сянь [1]; см. Сянь-сюэ), в 12-м месяце, т.е. янв. 1220, Лю Чжун-лу прибыл с приглашением к Цю Чан-чуню в Обитель Безбрежного неба (Хао-тянь-гуань 昊天观) в Лайчжоу (к востоку от реки Цзяолайхэ в пров. Шаньдун), и тот в марте с 19 лучшими учениками и монгольским эскортом отправился в Яньцзин, где пробыл до кон. февраля - марта 1221, а затем, согласно ритуалу, направился на север в ханскую ставку у р. Керулен на северо-востоке Монголии. В следующем году первый раз встретился с Чингис-ханом в районе недавних боевых действий к югу от Гиндукуша, произвел весьма благоприятное впечатление, удостоился наименования «святой-бессмертный» (шэнь сянь) и потом неоднократно общался с ним. Отчет об их встрече «Сюань фэн цин хуй лу» 玄风庆贿录 («Запись о счастливом соединении таинственных ветров», 1 цзюань; «Дао цзан», № 176), согласно которому она произошла в сер. 10-го месяца, т.е. ок. 20 ноября 1222, датирован 1232 и приписывается киданю царского рода, сановнику при дворах Цзинь и Юань, конфуцианскому ученому и буддисту Елюй Чу-цаю 楚材 (1190-1244), который сам в 1228 написал «Си ю лу» («Записи о путешествии на Запад»). В движении на Запад к границам только что расширившейся до Амударьи и Афганистана монгольской империи Чу Чан-чунь достиг Самарканда и Балха и в 10-й день 3-го месяца (сер. апреля) 1223 отправился в обратный путь, сначала сопровождая Чингис-хана, затем отделившись от него, и весной 1224 вернулся в Яньцзин.
 
Четырехлетнее путешествие отражено во включенном в «Дао цзан» (№ 1418) трактате «Чан-чунь чжэнь жэнь си ю цзи» («Записки о путешествии на Запад истинного человека Чан-чуня», 2 цзюаня), составленном в 1228 Ли Чжи-чаном (1193-1256), одним из спутников Цю Чан-чуня, на основе путевого дневника. В предисловии дано краткое жизнеописание патриарха. Его официальная биография вошла в «Юань ши» («История [эпохи] Юань, цз. 202). Название «Си ю цзи» («Путешествие на Запад») в XVI в. повторил У Чэн-энь в заглавии знаменитого романа о предшественнике Цю Чан-чуня Сюань-цзане. Трактат, по значимости сопоставимый с трудами буддийских монахов Фа-сяня (337-422) «Фо го цзи» («Записки о буддийских странах») и Сюань-цзана (600/602-664) «Дай Тан си юй цзи» («Записки о западном крае, [составленные в эпоху] Великой Тан»), на 60 лет опередивший «Книгу» (1298) Марко Поло (ок. 1254-1324), переведен на рус. (П.И. Кафаров, 1866), англ. (E. Bretschneider, 1910 – не полностью; A. Waley, 1931) и фр. языки. В нем систематически описаны пройденные города и населенные пункты, реки, водоемы и горы, переправы и дороги, фауна и флора, климатические, географические, экономические, производственные, хозяйственные, бытовые и общекультурные особенности увиденных стран и народов. В частности, отмечены: в бесписьменной Монголии использование меток на дереве при заключении договоров, редкие тогда для Северного Китая виноделие из винограда в Алтае (Цзиньшань) и хлопководство в Средней Азии, древний водопровод в долине Аму-Дарьи и развитая водопроводная система в Самарканде. Существенно отличающийся от китайского, засушливый летом и влажный зимой, климат Средней Азии Цю Чан-чунь характеризовал с помощью категорий традиционной науки и философии как лишенный «правильного распределения [противоположных сил] инь-ян и времен года». Члены экспедиции регулярно производили астрономические наблюдения, измерили величину тени гномона при солнцестоянии в самой северной точке из достигнутых кит. астрономами. Во время продвижения мимо р. Керулен наблюдали затмение солнца, закрывшее 6/10 его диска, а переместившись на юго-запад к Алтаю, выяснили, что там закрывался на 7/10. В итоге Чю Чан-чунь уточнил положение Кун Ин-да (574-648) из комментария к канонической летописи «Чунь цю» («Весны и осени») о солнечном затмении, вызываемом тенью («отражением» - ин )луны, установив его различные фазы, заметные на земле через каждую тысячу ли. В трактате также содержатся ценные свидетельства о древних памятниках, ставших уже к XIII в. предметом археологии, и трагических результатах десятилетних войн Чингис-хана на этих огромных территориях.
 
В ответ на выраженные устно и письменно настойчивые пожелания Чингис-хана получить рецепт вечной жизни Цю Чан-чунь как приверженец «внутренней алхимии» (нэй дань; см. Алхимия китайская) заявлял, что существуют средства для продления жизни, но не для бессмертия, и проповедовал половое воздержание (см. Эротология), самосовершенствование и приобщение к Пути-дао. Парафразировав афоризм легендарного Пэн-цзу из «Шэнь сянь чжуань» («Жизнеописания святых-бессмертных») Гэ Хуна, указал, что одна ночь в одиночестве лучше тысячедневного приема лекарств и посоветовал оставить гарем, а сам отказался путешествовать вместе с ханскими наложницами. Выступал за очищение «сердца» (синь [1]) и искоренение «желаний/страстей» (юй [1]; см. Тянь ли жэнь юй): «нерождение ни одной мысли (нянь) – это свобода (цзы ю), отсутствие вещей/объектов (у [3]) в сердце и голове – это бессмертный и будда». Признавал равенство «трех учений» (сань цзяо): конфуцианства, буддизма и даосизма, но с доктриной возникновения буддизма как следствия «просвещения варваров» (хуа ху) проникшим в Индию Лао-цзы. Цю Чан-чунь добился от Чингис-хана не только привилегий для цюаньчжэнь-цзяо, но и указов о назначении его главой всех даосов Поднебесной (1223 и 1227) и по завершении путешествия (весной 1224) передачи ему с учениками основанного в 739 в честь Лао-цзы знаменитого даос. монастыря Тянь-чан-гуань 天長觀 (Обитель Небесного долголетия) в Яньцзине. Тогда после второго переименования в 1203 он назывался Тай-цзи-гун (Дворец Великого предела; см. Тай цзи), а с водворением туда Цю Чан-чуня, в 1227 удостоившегося титула Чан-чунь чжэнь жэнь (Вечной весны истинный человек), получил название Чан-чунь-гун (Дворец Чан-чуня /Вечной весны). Ставший настоятелем после смерти Цю Чан-чуня его ученик и спутник в путешествии Инь Чжи-пин 尹志平 (1169-1251) похоронил учителя в расположенной в восточном дворе Обители Белых облаков (Бай-юнь-гуань 白雲觀), название которой после восстановления в 1394 перешло на весь монастырь. Посмертно при монг. дин. Юань Цю Чан-чунь удостоился еще более пышных титулов: Чан-чунь янь дао чжу цзяо чжэнь жэнь (Вечной весны распространяющий Путь-дао и управляющий учением истинный человек) в 1269 и Чан-чунь цюань дэ шэнь хуа мин ин чжэнь цзюнь (Вечной весны полной благодати, духовного просвещения и просветленной реакции истинный государь) в 1310. Забытый трактат «Чан-чунь чжэнь жэнь си ю цзи» в 1795 обнаружили в «Дао цзане» Обители Таинственной сокровенности (Сюань-мяо-гуань 玄妙观) в Сучжоу (пров. Цзянсу) выдающиеся ученые и каноноведы Цянь Да-синь (1728-1804) и Дуань Юй-цзай (1735-1815). Современное прокомментированное издание подготовили Ван Го-вэй (1877-1927) и Чжан Син-лан 张星烺.
 
Источники:
Описание путешествия даосского монаха Чан-Чуня на запад (Си-ю-цзи, или Описание путешествия на Запад) / Пер. Палладия [П.И. Кафарова] // Труды членов Российской духовной миссии в Пекине. Т. IV. СПб., 1866, с. 259–434; Bretschneider E. Mediaeval Recsearches from Eastern Asiatic Sources. Vol. I. L., 1910; Waley A. Travels of an Alchemist: The Journey of the Taoist Ch’ang-ch’un from China to the Hindukush at the Summons of Chingiz Khan. L., 1931.
 
Литература:
Владимирцов Б.Я. Чингисхан. СПб., 2000, с. 106-108; Зайчиков В.Т. Путешественники древнего Китая и географические исследования в Китайской Народной Республике. М., 1955; Кучера С. Проблема преемственности китайской культурной традиции при династии Юань // Роль традиций в истории и культуре Китая. М., 1972, с. 281-282; Федчина В.Н. Китайский путешественник XIII в. Чан Чунь // Из истории науки и техники Китая. М., 1955, с. 172-181; Ван Чэн-цзу. Чжунго дилисюэ ши (История китайской географии). Пекин, 1988, с. 109-115; Кубо Норитада. Тёcюн синдзин то сонно сэйю (Путешествие на Запад истинного человека Чан-чуня) // Тоё бунка кэнкю киё. 1963. Т. 29, с. 68-82; Сюй Бо-ин, Юань Цзе-гуй. Чжунго сянь-сюэ (Китайское учение о бессмертии). Тайбэй, 1976; Чжоу Шао-сянь. Дао-цзяо цюань-чжэнь да-ши Чан-чунь (Великий наставник даосской [школы] совершенной истины Чан-чунь). Тайбэй, 1982; Янь И-пин. Дао-цзяо яньцзю чжиляо (Исследовательские материалы по даосизму). Т. 1, 2. Баньцяо (Тайвань), 1974, 1976; Boltz J.M. A Survey of Taoist Literature: Tenth to Seventeenth Centuries. Berkleley (Cal.), 1987, p. 157-160 et al.; Chavannes E. Inscriptions et pièces de chancellerie chinoises de l’epoque mongole // TP. 1904. Ser. II, vol. V ; Despeux C. Immortelles de la Chine ancienne: Taoïsme et alchimie féminine. Puiseaux, 1990; Eskildsen S. The Teaching’s and Practices of the Early Quanzhen Taoist Masters. N.Y., 2004; Pelliot P. [rev.:] Travels of an Alchemist / Tr. by A. Waley // TP. 1931. Vol. 28, p. 413-427; Wong E. Seven Taoist Masters: A Folk Novel of China. Boston, 1990.
 
Ст. опубл.: Духовная культура Китая: энциклопедия: в 5 т. / гл. ред. М.Л. Титаренко; Ин-т Дальнего Востока. — М. : Вост. лит., 2006–. Т. 5. Наука, техническая и военная мысль, здравоохранение и образование / ред. М.Л. Титаренко и др. — 2009. — 1055 с. С. 925-928.

Автор:
 
© Copyright 2009-2019. Использование материалов по согласованию с администрацией сайта.