Синология.Ру

Синология.Ру

Тематический раздел


Цзин-сюэ

經學 каноноведение (букв. «учение о канонах»). Обобщающее назв. традиции комментирования конф. канонич. (цзин [1], см. Цзин–вэй) книг. Ее основателями, согласно принятой в конфуцианстве версии, были ученик Конфуция Цзы Ся (V  в. до н.э.) и Сюнь-цзы (IV–III до н.э.). Фактически становление цзинь-сюэ связано с обретением конфуцианством при императоре У-ди (140–87 до н.э.) дин. Зап. Хань статуса офиц. идеологии. Каноноведение вошло в идеологич. инструментарий империи, в к-рой конф. каноны составили основу системы образования и подготовки администрат. кадров, а лит. памятники и даже офиц. документы оценивались с т. зр. сообразности канонам и по содержанию, и по форме. Цзинь-сюэ отражало процессы изменения идеологич. доктрин, связанные с социально-политич. состоянием об-ва, ход эволюции филос. и общественно-политич. мысли.
 
В самом начале своего становления цзинь-сюэ было поставлено на службу укрепления централизованной власти. Реформирование конф. идеологии, завершенное Дун Чжун-шу (II в. до н.э.), позволило интегрировать в нее положения др. идейных течений, прежде всего легизма. Сторонники этого направления разработали систему практич. мер по упрочению власти монарха, но не располагали методами обеспечения ее устойчивости, так как игнорировали стабилизирующую роль культурной традиции и поддерживающих ее социальных институтов. Воплощением этой традиции как некоего учения «совершенномудрых» (шэн [1]) правителей древности стали считаться «Пять канонов» (У цзин) — пять наиболее почитаемых конфуцианцами книг: «Ши цзин» («Канон стихов»), «Шу цзин» («Канон [исторических] писаний», «Ли цзи» («Записки о правилах благопристойности»), «Чжоу и» («Чжоуские перемены») и «Чунь цю» («Вёсны и осени»).
 
Уже на рубеже династий Цинь и Хань (кон. III в. до н.э.) были известны каноноведческие учения ци-сюэ (учение [людей из государства] Ци, циская школа) и лу-сюэ (учение [людей из государства] Лу, луская школа). Осн. канонич. книгами ци-сюэ считались «Ци ши» («[Канон] стихов в циской [версии]», см. «Ши цзин») и «Ци лунь» («Суждения [и беседы] в циской [версии]»; см. «Лунь юй»); ее гл. представителями были Юаньгу-шэн и Гунъян Шоу, выходцы из гос-ва Ци. Гунъян Шоу известен как потомок  Гунъян Гао в четвертом поколении, записавший устный комментарий своего предка к «Чунь цю», который получил название  «Гунъян чжуань» («Предание/Комментарий Гунъяна»). Работа Гунъян Шоу отразила ориентацию циской школы на практич. проблемы управления. Предполагается, что в русле традиции ци-сюэ составлен комментарий Дун Чжун-шу к «Гунъян чжуань» с привлечением понятийного аппарата «Чжоу и» и учения о полярных космич. силах инь–ян (см. Иньян-цзя). Лускую школу представляли Шэнь Пэй, автор комментария к «Ши цзину», и Гао Тан-шэн, автор комментария к «Ли цзи»; ее осн. тексты — «Лу ши» («[Канон] стихов в луской [версии]») и «Лу лунь» («Суждения [и беседы] в луской [версии]»).
 
Первоначально в рамках цзин-сюэ возобладала «школа канонов в современных знаках» (цзиньвэньцзин-сюэ), основывавшаяся на устно переданных текстах канонов, записанных во II в. до н.э. «уставным письмом» (ли шу) — «современными знаками» (цзинь вэнь), введенными в результате реформы письменности в период правления Цинь Ши-хуана: напр., «Шу цзин» в версии Фу Шэна, «Ли цзи» — Гаотан-шэна, «Чунь цю» — Гунъян Гао и Хуму-шэна. Эта школа приписывала авторство «Шести канонов» — «Лю цзин» («Пять канонов» и утраченный «Юэ цзин» — «Канон музыки») Конфуцию. При императоре У-ди было принято предложение Дун Чжун-шу и Гунсунь Хуна о присвоении звания бо ши («доктор», «главный эрудит») за знание канонов в современных знаках. Особое значение для этого направления цзин-сюэ приобрела «Гунъян чжуань», акцентирующая «великий смысл» (да и) изложенных в летописи «Чунь цю» событий с т. зр. конф. этико-политич. доктрины и «сокровенное [значение] слов» (вэй янь), т.е. скрытый, аллегорич. смысл текста. «Школа канонов в современных знаках» широко пользовалась «апокрифическими книгами» (вэй шу), приспособленными для гадания по канонам.
 
В I в. до н.э. возникла конкурирующая «школа канонов в древних знаках» (гувэньцзин-сюэ). Она основывалась на текстах, написанных дореформенным стилем. Согласно «Хань шу» (I в.), эти тексты якобы были обнаружены Гун-ваном, правителем уезда Лу, в стене дома, принадлежавшего Конфуцию («древние письмена из стены [дома] Конфуция» — кун би гу вэнь, или «каноны из стены» — би цзин), в их числе «Шу цзин», а также «Ли цзи», «Лунь юй», «Сяо цзин». Книги были переданы Кун Ань-го — потомку Конфуция, к-рый настаивал на их канонизации, но получил отказ. Гл. внимание «школа канонов в древних знаках» уделяла толкованию «Гувэнь Шан шу» («”Книга преданий” в древних знаках»), т.е. «Шу цзина», «Чжоу ли» и «Цзо чжуани». Каноны в современных знаках объявлялись ненадежными и неполными. В свою очередь их сторонники обвиняли оппонентов в фальсификации. После падения династии Зап. Хань в 8 г. н.э. Ван Ман, узурпировавший трон, по предложению историографа и знатока канонов Лю Синя учредил звание бо ши за знание канонов в древних знаках и прекратил его присвоение знатокам канонов в современных знаках, с чего началось ожесточенное соперничество этих школ. Их тексты различались составом, разбивкой на разделы и главы, объемом и даже содержанием (в них имелись разные фрагменты, по-разному интерпретировались исторические события, деяния исторических, легендарных и полумифических персонажей и т.п.). «Школа канонов в древних знаках» числила своим основоположником Чжоу-гуна (XI в. до н.э.), одного из основателей династии Чжоу (XI–III вв. до н.э.), а Конфуция — продолжателем его дела и гл. обр. историком. Они, как считалось, добросовестно передавали древнюю мудрость, не внося ничего от себя. «Шесть канонов» рассматривались как упорядоченные Конфуцием древние исторические материалы. Школа отличалась повышенным вниманием к толкованию отд. слов и выражений, склонностью к буквальному пониманию текста, историко-филол. разысканиям, использованию зачаточных форм лексико-грамматич. анализа, неприятием гадательных приложений к канонам. В ее рамках были созданы первые толковые словари, предназначенные гл. обр. для комментаторских целей, — «Эр я» («Приближение к классике», II в. до н.э.) и «Шо вэнь цзе цзы» («Изъяснение знаков и анализ иероглифов») Сюй Шэня (I – II вв.). Это комментаторское направление, впоследствии получившее название хань сюэ («ханьское учение», «ханьская школа»), достигло расцвета в эпоху Вост. Хань (25–220). После падения династии Зап. Хань Ван Ман пытался опереться на толкования этой школой памятника «Чжоу ли» в качестве руководства при проведении политико-экономич. реформ (в частности, для возрождения идеализированной древней системы землепользования цзин тянь«колодезных полей»); в XI в. ее влияние испытал реформатор Ван Ань-ши. Эта школа имела определяющее воздействие на каноноведческое учение Чжэн Сюаня, считавшееся в III–X вв. наиболее авторитетным и представлявшее собой попытку объединения двух основных каноноведческих школ – современных и древних знаков.
 
В эпоху Нань-бэй-чао (Южн. и Сев. династий, V–VI вв.) конкуренция развернулась между сев. школой (бэй сюэ) и южн. (нань сюэ). Обе они опирались на толкования и исследовательские принципы Чжэн Сюаня, однако сев. школа (Сюй Цзунь-мин, Сюн Ань-шэн и др.) основывалась также на трудах Фу Цяня, Хэ Сю (II в.) и в целом отличалась консерватизмом, доверием к толкованиям каноноведов I–III вв., тяготела к грамматико-синтаксич. методам анализа, тогда как южн. школа (Хуан Кань, Фэй Хань и др.) отдавала приоритет работам Кун Ань-го, Ван Би и Ду Юя (III в.), конф. и даос. (см. Даосизм) преданиям, мистико-мантич. традиции, испытала влияние буддизма и была склонна к расширительному толкованию канонических тезисов. Южн. школа оказала наибольшее воздействие на формирование неоконфуцианства. Важный этап в развитии синтетич. традиции цзин-сюэ, учитывающей достижения сев. и южн. школ, знаменовало появление сводного труда «У цзин чжэн и» («Правильные толкования „Пяти канонов“»), ставшего основным пособием для проведения экзаменов на право замещения чиновничьих должностей. Свод был создан Кун Ин-да (574–648) и др. по императорскому указу. В XIII в. при монгольской династии Юань за основу гос. экзаменационного курса были приняты каноноведческие толкования неоконф. (см. Неоконфуцианство) школы братьев Чэн (см. Чэн И; Чэн Хао) — Чжу Си.
 
В XVII–XIX вв., при маньчж. династии Цин, вновь вспыхнуло соперничество каноноведческих школ современных и древних знаков. В XVII в. Гу Янь-у, выдвинув тезис «освободить каноноведение от учения о принципе (ли-сюэ)», выступил за возрождение традиции древних знаков  и ханьского учения (хань сюэ). Он имел в виду освобождение каноноведения от схоластич. философствования, присущего неоконфуцианским школам учения о принципе (ли-сюэ) и учения о сердце (синь-сюэ), необходимость эмпирич. обоснованности и практич. применимости извлекаемого из канонов знания. Каноноведческое учение Гу Янь-у было развито «школой [периода правления] Цянь-[луна и] Цзя-[цина]» (цяньцзя-сюэпай, XVIII — нач. XIX в.), делавшей упор на собственно филологич. методы исследования. Основными направлениями этой школы были «школа [ученых из уезда] У» (у-пай), или Усяньское направление, и «школа [ученых из уезда] Вань[нань]» (вань-пай), или Ваньнаньское направление. Учение у-пай было создано Хуй Чжоу-ти (XVII в.) и Хуй Дуном (XVIII в.), его последователями были Юй Су-кэ, Цзян Шэн, Цянь Да-синь, Ван Мин-шэн, Цзян Фань и др. Гл. своей задачей они считали сбор и обобщение каноноведческих толкований эпохи Хань и составление к ним комментариев. Учение вань-пай было создано Цзян Юном (кон. XVII — XVIII в.) и Дай Чжэнем (XVIII в.), продолжено Чэн Яо-тянем, Дуань Юй-цаем, Ван Нянь-сунем, Ван Инь-чжи и др. Они выступали за выявление сокровенного «великого смысла» канонов посредством детальной лексико-грамматич. проработки текста. Эта школа отличалась антиавторитаризмом, допускала критику ханьских каноноведов и выдвижение собственных концепций.
 
Возрождение традиции канонов в современных знаков поставила целью чанчжоуская школа каноноведения (Чжуан Цунь-юй, XVIII в.; Лю Фэн-лу, XVIII — нач. XIX в., и др.), стремившаяся к восстановлению, в частности, традиции толкования «Гунъян чжуани» с ее ориентацией на проблемы управления об-вом. В эпоху Цин историко-филол. исследования подтвердили обоснованность сомнений ряда ученых прежних лет в подлинности канонов в древних знаках: Вань Сы-да доказал возможность подделки «древнего» текста «Чжоу и», Лю Фэн-лу — «Цзо чжуани», Шао И-чэнь — «И ли», Вэй Юань — «Мао Ши» (т.е. «Ши цзин») и «Гу вэнь Шан шу», Хун Цзы-чжэнь — т.н. древних книг из дворцовой б-ки императоров династии Хань. Впоследствии критика канонов в современных знаках позволила Кан Ю-вэю дать традиционалистское обоснование своим реформаторским идеям. Традиц. каноноведение как культурно-идеологич. ин-т фактически прекратило существование в первой половине ХХ в.
 
Литература:
Карапетьянц А.М. Формирование системы канонов в Китае // Этническая история народов Восточной и Юго-Восточной Азии в древности и средние века. М., 1981; Кобзев А.И. Каноны как учебники и учебники как каноны в традиционной культуре Китая // Проблемы школьного учебника. Сб. статей. Вып. 19. История школьных учебных книг. М., 1990; Крюков М.В., Переломов Л.С., Софронов М.В., Чебоксаров Н.Н. Древние китайцы в эпоху централизованных империй. М., 1983, с. 302–320; Хонда Нариюки. Чжунго цзин сюэ ши (История каноноведения в Китае). Пер. с яп. Шанхай, 1935; Цянь Цзи-бо. Цзин сюэ тун чжи (Общее описание каноноведения). Шанхай, 1935; Чжоу Юй-тун. Цзинь гу вэнь сюэ (Учения о [канонах в] современных и древних знаках). Пекин, 1957; Чжу Вэй-чжэн (ред.). Чжоу Юй-тун цзин сюэ ши лунь чжу сюаньцзи (Избранные произведения Чжоу Юй-туна по истории каноноведения). Шанхай, 1983; Henderson J.B. Scripture, Canon and Commentary: A Comparison of Confucian and Western Exegesis. Princ., 1991.
 
Ст. опубл.: Духовная культура Китая: энциклопедия: в 5 т. / Гл. ред. М.Л.Титаренко; Ин-т Дальнего Востока. - М.: Вост. лит., 2006. Т. 1. Философия / ред. М.Л.Титаренко, А.И.Кобзев, А.Е.Лукьянов. - 2006. - 727 с. С.529-532.

Автор:
 
© Copyright 2009-2019. Использование материалов по согласованию с администрацией сайта.