Синология.Ру

Синология.Ру

Тематический раздел


Хэ Синь-инь

настоящее имя Лян Жу-юань, прозвище Фу-шань. 1517, Юн-фэн (совр. пров. Цзянси), — 1579, Учан. Кит. философ-неоконфуцианец (см. Неоконфуцианство), представитель Тайчжоуской школы (одно из направлений сторонников Ван Ян-мина; см. Ван Ян-мина школа), развивший эгалитаристскую антропологию ее основателя Ван Гэня в социально-космич. утопию, к-рую попытался реализовать на практике.

В 1546 он блестяще сдал гос. экзамен на вторую ученую степень цзюй жэнь, но из-за критич. отношения к разлагавшейся власти отказался от открывшегося пути к служебной карьере. Под влиянием янминиста-эгалитариста Ван Цзюня присоединившись к Тайчжоуской школе, Лян Жу-юань попытался провести в жизнь ее идеи по модели «Великого учения» («Да сюэ») от семьи — к гос-ву и в 1553 организовал в своем клане своеобразную коммуну «Зал единения в гармонии» (цзюй хэ тан; см. Хэ [1]), где решались вопросы, связанные с образованием, свадебными, похоронными и пр. ритуалами, выплатой налогов, обществ. работами, вспомоществованием старым и бедным. Все молодые, не состоящие в браке, члены клана жили, питались и учились вместе и одинаково. Такая клановая централизация выплаты налогов лишала коррупционных возможностей местную бюрократию и вызывала с ее стороны противодействие. В результате разгоревшегося конфликта с применением войск в 1559 социальный эксперимент был насильственно прекращен, а его руководитель взят под стражу.

Избежав репрессий с помощью влиятельных друзей, Лян Жу-юань перебрался в Пекин. В сев. столице через близких ему сторонников Тай-чжоуской школы Ло Жу-фана, братьев Гэн Дин-ли и Гэн Дин-сяна, последний из к-рых был высокопоставленным чиновником, а впоследствии стал гл. цензором и министром, он установил контакты с нек-рыми важными офиц. лицами, прежде всего с одним из руководителей Гос. академии (Го цзы цзянь сы е), будущим канцлером и знаменитым реформатором Чжан Цзюй-чжэном. С др. стороны, там же он организовал «клуб» (хуй гуань), членами к-рого стали представители обществ. низов и маргинальных профессий (маги, знахари и т. д.).

В 1561, оказавшись замешанным в политич. интриге, Лян Жу-юань был вынужден изменить имя на Хэ Синь-инь, под к-рым в дальнейшем и получил известность. Ему также пришлось покинуть Пекин и, начав жизнь странствующего лектора, «посетить половину Поднебесной». Тогда же он познакомился с самым последовательным теоретиком синтеза «трех учений» (сань цзяо) — конфуцианства, даосизма и буддизмаЛинь Чжао-энем.

В 1567 в Чунцине произошло восстание буд. секты Белого лотоса (байлянь-цзяо), и Хэ Синь-инь, гостивший у правителя округа, принял участие в его подавлении. Однако в 1576 генерал-губернатор Хугуана (провинции Хунань и Хубэй) его самого обвинил в бандитизме и приказал арестовать, но Хэ Синь-инь сумел вовремя уехать в Тайчжоу. Скрываясь от властей, в 1577 он отправился на родину, однако в конце концов был схвачен в Цимэне (пров. Аньхуй) в 1579. Широкая кампания в его защиту, проведенная друзьями и учениками, не возымела успеха. Находившийся еще у власти Чжан Цзюй-чжэн обвинил Хэ Синь-иня в неблагодарной критике в свой адрес, а Гэн Дин-сян устранился от помощи, что впоследствии стало одним из поводов разрыва с ним наиболее оригинального последователя Ван Ян-мина и Хэ Синь-иня — Ли Чжи. В итоге Хэ Синь-инь был препровожден сначала в столицу провинции Цзянси — Наньчан, поскольку его арестовал военный чин из Цзянси, а затем в адм. центр Хугуа-на — Учан, где при не вполне ясных обстоятельствах подвергся жестокой порке, приведшей к летальному исходу.

Эта трагич. гибель вызвала сочувствие даже у такого критика Тай-чжоуской школы, как Гу Сянь-чэн. А в 1585 Ли Чжи написал апологию «Хэ Синь-инь лунь» («Суждения о Хэ Синь-ине») и включил ее в опубликованную в 1590 «Книгу для сожжения» («Фэнь шу»), к-рая действительно после смерти автора была осуждена имп. указом на сожжение. Во многом благодаря этому сочинению имя Хэ Синь-иня избежало забвения. В нем Ли Чжи заявил, что «в совр. мире нет истинных философов (букв.: истолкователей Пути-дао — тань дао), поэтому со смертью господина [Хэ Синь-иня] канула и эта культура (вэнь), [идущая от Конфуция]. Разве его смерть не величественна? Разве она не величественнее даже Великой горы [Тайшань]?» Столь высокая оценка означала, что в самой гибели Хэ Синь-иня Ли Чжи видел филос. акт отрицания окружающей действительности, в свою очередь подтверждавший, что «Путь-дао находится в человеч. сердце» (синь [1]).

Этот янминистский тезис лежал в основе идеологии Хэ Синь-иня, к-рый утверждал, что «без человека нет ни неба (тянь [1]), ни земли, а без гуманности (жэнь [2]) нет человека». «Неимение» (бу ю) им тут понималось не как онтологич. небытие, а как функциональная неданность, поскольку его «мерило» (цзюй) — «отсутствие вещи» (у у), к-рая в свою очередь тождественна «принципу» (ли [1]) и «делу» (ши [3]; см. Вэй [1]). В рамках такого прагматизированного и антропологизированного мировоззрения «человек — это сердце (синь [1]) неба и земли, а гуманность — это сердце человека, сердце есть Великий предел (тай цзи), к-рый порождает два образца (лян и) (инь–ян)». Исходя из этой общей теории, Хэ Синь-инь в противоположность ортодоксальным неоконфуцианцам «школы Чэн ИЧжу Си», утверждавшим возвышенность «небесных принципов» (тянь ли) и низменность «человеческих страстей» (жэнь юй) (см. Тянь ли жэнь юй), отстаивал мысль о естественности последних, поскольку «вкус и цвет, звук и блаженство суть природа (син [1])». Однако он подчеркивал также необходимость «сокращения страстей» (гуа юй) и их «воспитания» (юй юй) с помощью гуманности, для к-рой «нет ничего неродственного». «Учение» (сюэ) и «преподавание» (цзян) при этом должны носить практич. характер и быть неотделимы от «дела».

Из гл. видов социальных отношений, к-рых традиционно насчитывалось пять (у чан, у лунь; см. Сань ган у чан): между правителем и подданным, отцом и сыном, мужем и женой, старшим братом и младшим, другом и товарищем, Хэ Синь-инь выделял наиболее эгалитарный — последний вид.

Лит. наследие Хэ Синь-иня весьма невелико, поскольку он был прежде всего практиком, а не кабинетным ученым. В 1625 Чжан Су выпустил в свет собрание его сочинений в четырех цзюанях «Цуань тун цзи» («Сборник, [подобный] цитре, изготовленной из обгоревшего тунгового полена»). На его основе с прибавлением неопубликованного «Посмертного собрания [сочинений] Лян Фу-шаня» («Лянь Фу-шань и цзи») и сопутствующих материалов в 1960 в Пекине было напечатано составленное Жун Чжао-цзу «Собрание [сочинений] Хэ Синь-иня» («Хэ Синь-инь цзи»), в к-рое входит его наиболее пространное филос. эссе «Юань сюэ юань цзян» («Обращение к началу учения, обращение к началу преподавания»). В зап. синологии творчество Хэ Синь-иня специально исследовал Р. Димберг (R.G. Dimberg), написавший о нем диссертацию (1970) и опубликовавший монографию (1974).

Литература:
Китайская философия: Энциклопедический словарь. М., 1994. С. 398; Кобзев А.И. Философия китайского неоконфуцианства. М., 2002, указатель; Хоу Вайлу. Социальные утопии древнего и средневекового Китая // Вопросы философии. 1958. № 9; Dimberg R.G. The Sage and Society: The Life and Thought of Ho Hsin-yin. Honolulu, 1974; Dictionary of Ming Biography. Vol. I. N.Y.; L., 1976. Р. 513–515.

Ст. опубл.: Духовная культура Китая: энциклопедия: в 5 т. / Гл. ред. М.Л.Титаренко; Ин-т Дальнего Востока. - М.: Вост. лит., 2006. Т. 1. Философия / ред. М.Л.Титаренко, А.И.Кобзев, А.Е.Лукьянов. - 2006. - 727 с. С. 515-517.

Автор:
 

Новые публикации на Синологии.Ру

К истории изучения чуских строф в советском китаеведении: 1950-1980-е годы
Тангутская империя на Шёлковом пути: из пучины забвения
Герои и сокровища нехоженых троп Восточного Туркестана
Ли Сюэ-цинь
Транспортный комплекс КНР превратился в инструмент ускорения социально-экономического развития Китая


© Copyright 2009-2019. Использование материалов по согласованию с администрацией сайта.