Синология.Ру

Синология.Ру

Тематический раздел


Хун Сю-цюань

Хун Жэнь-кунь, Хун Хо-сю. 1.1.1814, Фуюаньшуй уезда Хуасянь пров. Гуандун, — 1.7.1864. Гл. идеолог и вождь крестьянского движения тайпинов в Китае. Родился в крестьянской семье «хакка» (кэ цзя) — пришлых переселенцев. Был учителем и четырежды (1830, 1836, 1837, 1843) терпел неудачу при попытках сдать экзамены на низшую ученую степень сю цаи, открывавшую путь к чиновничьей карьере. Во время одной из поездок на экзамен в столицу провинции, портовый город Гуанчжоу (Кантон), он познакомился с христианскими миссионерами, к-рые обратили его в свою веру, а после связанного с болезнью визионерского опыта стал себя именовать братом Иисуса Христа. В 1843 он основал идейно направленное против офиц. конфуцианства, даосизма и буддизма Общество поклонения Богу (байшанди-хуй), в к-ром объединил своих родственников и земляков, склонившихся к принятию христианства. Одним из первых к нему примкнул его двоюродный брат Хун Жэнь-гань, впоследствии также ставший лидером движения тайпинов.

В кон. 1850 в пров. Гуандун общество начало мобилизацию своих сторонников на вооруженную борьбу с правившей маньчж. династией и создание «священных кладовых», т. е. обществ. хранилищ для их снабжения продовольствием и одеждой на основе уравнительных норм. 11 янв. 1851 было публично объявлено восстание, направленное на свержение царствующего дома Цин и установление Небесного государства великого равновесия (тай пин тянь го), давшего название всему движению тайпинов. 23 марта 1851 Хун Сю-цюань провозгласил себя его вождем — Небесным князем (Тянь-ван). 19 марта 1853 повстанцы захватили крупнейший город центр. части страны, южную столицу предшествующей эпохи Мин (1368–1644) — Нанкин, к-рый был объявлен центром Небесного государства и переименован в Небесную столицу (Тяньцзин).

В конце мая 1864, когда Нанкин был окружен правительств. войсками, Хун Сю-цюань выпустил манифест с извещением о том, что собирается вознестись в рай и прислать оттуда небесное воинство на помощь защитникам тайпинской столицы, после чего покончил с собой, приняв яд.

Его основные религиозно-утопич. идеи выражены в многочисленных небольших произведениях: «Поучение об обращении к истоку Пути и пробуждении мира» («Юань дао син ши сюнь», 1845), «Песнь об обращении к истоку Пути и спасении мира» («Юань дао цзю ши гэ», 1845), «Поучение об обращении к истоку Пути и познании мира» («Юань дао цзюэ ши сюнь», 1846), «Исправление порочного и возвращение правильного» («Гай се гуй чжэн», 1846) и др. В «Поучении об обращении к истоку Пути и пробуждении мира» автор связал христианскую идею надгос. единства человечества («града Божия») с ассимилированной конфуцианством и ассоциированной с историософским образом «Великого равновесия» (тай пин) древнекит. социально-космич. утопией «Великого единения» (да тун): «Если рассматривать наш совр. грешный мир как состоящий из отдельных частей, то он представляет собой множество различных гос-в. А если рассматривать его как единое целое, то он представляет собой одну семью. Всемогущий верховный владыка — отец всех людей на этой грешной земле. Он — господин и творец всего, что есть как в нашей стране, так и в чужеземных гос-вах. Он — защитник и хранитель всего живого как в чужеземных странах, так и в Китае. В Поднебесной все мужчины — братья, все женщины — сестры. Как же могут существовать между ними границы частного? Как же могут появляться у них мысли отнимать [вещи] друг у друга?»

Христианские догматы получили у Хун Сю-цюаня весьма своеобразную интерпретацию, во многом обусловленную традиц. верованиями и исторически сложившимися понятиями. В соответствии с бинарной оппозицией инь–ян Бог, именуемый «Верховным владыкой» (шан чжу) и «Августейшим верховным господином» (хуан шан ди), наделялся супругой. Признаваясь «единым корнем» (и бэнь) всего многообразия человеч. душ, из к-рого все они возникают и в к-рый возвращаются, он, в согласии с общепринятым мировоззрением, трактовался как носитель «первозданной пневмы» (и юань чжи ци; см. Ци [1]). Как и во всей классической кит. философии, у Хун Сю-цюаня «Небо и человек едины в пневме», а «небесный Путь» (тянь чжи дао), т.е. всеобщий закон, означает «обязательное обращение вещей в свою противоположность по достижении предела» (у цзи би фань). В этом круговращении явлений, предполагающем необходимую смену предельного хаоса порядком, человек представляет собой «[самое] ценное между небом и землей», «[самое] одухотворенное среди тьмы вещей», и такое место он занимает прежде всего благодаря своей созидательной деятельности.

Идею «Великого равновесия» как высшей стадии триадического раз¬вития об-ва, к-рой предшествуют периоды «Впадения в хаос» (шуай луань) и «Подъема к равновесию» (шэн пин), в конфуцианстве сформулировал Хэ Сю. Примерно в то же время она легла в основу учения, изложенного в классическом даос. трактате «Тай пин цзин» («Канон Великого равновесия»). Давший название этому тексту социальный идеал предполагал воспроизведение в об-ве природной гармонии, уравнительное распределение продуктов труда и равновесие человеч. интересов. Вместе с тем подобное благоденствие считалось зиждущимся на строгой социальной иерархии, воспроизводящей иерархию природных и сверхприродных сил. Данное учение составило идеологич. основу восстания Желтых повязок в 184.

Подобные эгалитаристско-утопич. воззрения нашли продолжение в опубликованном Хун Сю-цюанем в 1853 программном документе тайпинского гос-ва «Земельной системе Небесной династии» («Тянь чао тянь му чжи ду»). «Земельная система» гласила: «Все население Поднебесной — одна большая семья Небесного отца, господа Бога». Однако конкретизация такого идеала равенства и братства вылилась в мелочно регламентированную систему патриархальных общин, тотально охваченных военно-демократич. и теократизированной властью. Все жители Небесного гос-ва разбивались на пятидворки во главе с командиром. Пять пятидворок, т.е. 25 семейств, образовывали ячейку тайпинского об-ва с собств. церковью, возглавлял эту ячейку лянсыма — начальник, в круг обязанностей к-рого входило награждать усердных и наказывать ленивых, надзирать за полевыми работами, заведовать «священной кладовой», ведать учетом урожая и др. продуктов, выдачей средств на свадьбы, крестины и похороны, исполнять функции судьи и сельского пастыря, отправлять религ. церемонии, читать проповеди, обучать детей по текстам Ветхого и Нового Завета, священных обращений и указов Небесного князя, а также возглавлять борьбу подчиненных ему жителей с вражескими солдатами и организовывать облавы на бандитов.

25 дворов составляли взвод (ляп [3]), четыре взвода — роту, пять рот — бригаду, пять бригад — дивизию, пять дивизий — корпус. Во главе всей этой военно-гос. иерархии стоял Небесный князь, правивший от имени Бога. Подчинявшийся ему главнокомандующий армией — Восточный князь (Дун-ван) — возглавлял исполнительную (администр.) власть. В Небесном гос-ве сохранились наследственные ранги (ван [1], хоу [3] и др.). Выдвижение на чиновничьи должности 11 степеней осуществлялось ежегодно. Повышение и понижение предполагалось проводить раз в три года. Пределом должностного понижения являлось разжалование в крестьяне, помимо к-рых в народе по традиции выделялись служилые, ремесленники и торговцы. Др. тайпинскими документами засвидетельствована и возможность временного обращения виновных в рабов. Высшей мерой наказания была смертная казнь.

Важным позитивным нововведением тайпинов стало уравнение в правах с мужчинами женщин, к-рые получили возможность владеть земельным наделом, сдавать экзамены на ученые степени и соответственно занимать чиновничьи должности, служить в армии. При этом подверглись запрету проституция, браки по расчету, купля-продажа невест и бинтование ног. В Небесном гос-ве был установлен гласный суд и отменены пытки.

Важнейшее значение теоретич. построений Хун Сю-цюаня в том, что они образовали идейную основу первой в истории Китая широкомасштабной попытки практического внедрения фундаментальных зап. ценностей в жизнь кит. народа. Подобные попытки со все большим размахом повторялись в XX в., составляя единую линию развития от разрушения Хун Сю-цюанем семейного алтаря и объявления Конфуция демоном до антитрадиционалистских погромов «культурной революции» и «кампании критики Линь Бяо и Конфуция» при Мао Цзэ-дуне.

Источники:
Избранные произведения прогрессивных китайских мыслителей нового времени (1840–1898). М., 1961. С. 65–72.

Литература:
Илюшечкин В.П. Крестьянская война тайпинов. М., 1967. С. 44–55 и далее; История китайской философии. М., 1989. С. 447–456; Китайская философия: Энциклопедический словарь. М., 1994. С. 385; Кобзев А.И. Китай // История политических и правовых учений XIX в. М., 1993. С. 364–366; Он же. Философия китайского неоконфуцианства. М., 2002. С. 449–452; Новая история Китая. М., 1972, указатель; Тайпинское восстание: Сб. документов. М., 1960; Hanberg Т. Chinese Chief Hung-Siu-Tsuen, and the Origin of Insurrection. L., 1855; Shih V.Y.C. The Taiping Ideology. Its Sources, Interpretations, and Influences. Seattle; L., 1967; Wagner R.G. Reenacting the Heavenly Vision: The Role of Religion in the Taip-ing Rebellion. Berk., 1982.

Ст. опубл.: Духовная культура Китая: энциклопедия: в 5 т. / Гл. ред. М.Л.Титаренко; Ин-т Дальнего Востока. - М.: Вост. лит., 2006. Т. 1. Философия / ред. М.Л.Титаренко, А.И.Кобзев, А.Е.Лукьянов. - 2006. - 727 с. С. 504-506.



Автор:
 
© Copyright 2009-2019. Использование материалов по согласованию с администрацией сайта.