Синология.Ру

Синология.Ру

Тематический раздел


Хо Цюй-бин му

霍去病墓, погребение Хо Цюй-бина - один из важнейших памятников древнекитайского изобразительного искусства.
 
Погребение Хо Цюй-бина 霍去病 (140-117 гг. до н.э.) находится в 1 км к северо-востоку от усыпальницы императора Хань У-ди 武帝 (прав. 140-84 гг. до н.э.; см. также Лю Чэ) династии Ранняя/Западная Хань (Цянь/Си Хань 前/西漢, 206 г. до н.э. – 8 г. н.э.), входя в общий с ней погребальный комплекс Маолин 茂陵 (см. Лин цинь). Такое его местоположение объясняется происхождением и воинскими заслугами Хо Цюй-бина. Племянник любимой наложницы и матери первенца У-ди - госпожи Вэй (Вэй-фужэнь 衛夫人, II в. до н.э.), он, несмотря на молодость, снискал себе славу выдающегося военачальника, нанеся несколько сокрушительных поражений войскам сюнну 匈奴 (гуннов) в ходе войны 121-123 гг. до н.э. По сообщению письменных источников, У-ди горько оплакивал преждевременную (в 24 года) смерть своего любимца и, чтобы увековечить память о нем, приказал создать над его могилой невиданный ранее мемориал. По замыслу императора, мемориал должен был напоминать о горе Циляньшань 祁連山, входящей в отрог Тяньшаня 天山 на севере  совр. пров. Ганьсу, возле которой молодой генерал одержал одну из самых громких своих побед или (по другой версии легенд о нем) скончался во время боевых действий от ран или болезни. Надземную часть погребения Хо Цюй-бина, действительно, образует курган, но его дополняют каменные изваяния, о которых не упоминается в письменных источниках. Известны 16 статуй, семь из них были обнаружены и извлечены из земли относительно недавно, в 1950-х гг. Высеченные из гранитных глыб железными и стальными инструментами, они подразделяются по манере исполнения на три основные группы. К одной относятся валуны, на поверхности которых намечены очертания фигур живых существ - жабы (дл. 154 см, выс. 74 см), лягушки (дл. 285 см) и рыбы (длина 110,5 см, ширина 41, высота 70 см). В изваянии жабы примечательно соответствие фактуры и цвета камня особенностям внешности натуры: подобран валун темно-зеленого цвета, испещренный прожилками. Другую группу образуют изваяния фигур лежащих животных - быка (160х260 см), тигра (84х200 см), коня (62х163 см) и слона (ширина 58х189 см, высота 58 см). Во всех случаях тщательно (насколько позволила твердость материала) проработаны детали голов персонажей - уши, глаза, ноздри; а в статуе тигра – оскаленная пасть. Наиболее выразительной представляется статуя слона: гладкая фактура и темно-серый цвет камня придают ей естественность, а спускающийся на передние ноги хобот – настроение беззащитности, поэтому она обычно считается изображением не взрослого животного, а слоненка.
 
К последней группе принято относить изваяния, характеризующиеся определенной сложностью художественного замысла и динамичностью. Таковыми являются, во-первых, скульптура (выс. 274, шир. 280 см) чудовища – существа с приземистым туловищем, длинными ногами и головой, увенчанной парой рогов, которое держит в пасти овцу. Во-вторых, скульптурная композиция (выс. 277 см, шир. 172 см) борющихся медведя и обезьяны, похожей на гигантскую гориллу, но с опоясанным торсом. Несмотря на условность изображений, впечатляюще передан кульминационный момент схватки: обезьяна могучими лапами сжимает пытающегося вырваться медведя. В третьем изваянии (114х260 см), прозванном «конь, топчущий варвара», мастерски воспроизведено яростное напряжение животного и охваченное ужасом лицо гунна, корчащегося под его копытами.
 
Среди изваяний присутствует также статуя (выс. 222 см) стоящего в полный рост человека с массивной головой, непропорционально большой по сравнению с естественным строением человеческого тела. На лице статуи отчетливо видны огромные круглые, словно широко распахнутые, глаза и большой, как бы растянутый в улыбке рот. Перечисленные детали позволяют усматривать в этой статуе изображение духа или божества. Еще несколько изваяний сохранились настолько плохо, что их невозможно распознать.
 
Мемориал генерала Хо Цюй-бина стал известен европейской науке в начале XX в. в результате проведения нескольких экспедиций, члены которых, в первую очередь французские ученые (V. Segalen, J. Lartique), побывавшие в Китае в 1914 г., дали подробное описание увиденных ими изваяний. С тех пор не утихают дискуссии по поводу истинных причин создания такого погребального памятника, его возможной семантики и трактовок отдельных изваяний. Открытыми остаются вопросы, где именно - на склонах могильного холма или перед ним, изначально были поставлены статуи, и о том, существуют ли какие-то семиотические принципы организации этого ансамбля. Особое внимание чаще всего уделяется статуе «конь, топчущий варвара». Согласно одной точке зрения (А. Pulidan), она находилась к юго-востоку от аллеи, ведущей к могильному холму, и как бы прикрывала холм с юга, т.е. играла роль художественно-семиотической доминанты памятника. Главным аргументом в пользу данной версии служат особенности исполнения статуи: все ее детали открываются только человеку, подходящему к погребению с севера. Бытует также мнение (K.C.Chang), что изваяние является аллегорией противоборства женского (инь) и мужского (ян; см. Инь - ян) мировых начал, а не изображает батальную сцену, напоминающую о воинских подвигах Хо Цюй-бина. Загадочность мемориала усугубляется и тем обстоятельством, что, судя по имеющимся археологическим материалам, в предшествовавшей ему древнекитайской погребальной обрядности отсутствовала практика исполнения надземной каменной скульптуры, и, следовательно, при создании данного ансамбля могли быть использованы чужеземные по происхождению художественные и культовые традиции.
 
Вместе с тем, изваяниям погребального комплекса Хо Цюй-бина единодушно отводят особое место в истории китайского изобразительного искусства. Являющиеся первыми образцами местной каменной скульптуры такого рода, они одновременно открывают традицию «дороги духов» (шэнь-лу 神路) - специфических скульптурных ансамблей, которые, начиная со II в. (за исключением отдельных исторических периодов), стали обязательным компонентом надземной части императорских усыпальниц.
 
Литература:
Кравцова М.Е. История искусства Китая. СПб, 2004; Она же.О генерале Хо Цюйбине и истории возникновения в Китае традиции каменной монументальной скульптуры // Религиоведение и востоковедение. Материалы научной конференции. СПб., 2004; Материалы по истории сюнну/ Пред, пер., коммент. В. С. Таскина. М., 1968. Ван Жэнь-бо, Чжань Янь-хао, Ло Чжун-минь, Ли Си-син. Цинь Хань вэньхуа (Культура эпох Цинь и Хань). Шанхай, 2001; Сиань миншэн гуи (Достопримечательности и памятники древности Сианя). Гонконг, 1989; Сиань миншэн гуцзи (Исторические достопримечательности Сианя). Шэньси, 1986; Чжунго и хай (Море китайского искусства). Шанхай, 1994; Чжунго мэйшу да цыдянь (Энциклопедический словарь искусства Китая) / Под ред. Шэнь Цзянь-цая, Шао Ло-яна. Шанхай, 2002; Chang K. C. Art, Myth and Ritual: The Path to Political Authority in Ancient China. Harvard, 1983; Lartique J. Au Tombeau de Huo K’iu-Ping // Atribus Asie. 2 (1927); Luo Zhewen. China’s Imperial Tombs and Mausoleums. Beijing, 1993; Paludan A. The Chinese Spirit Road. The Classical Tradition of Stone Tomb Statuary. New Haven-L., 1991; Segalen V. China: La Grand Statuaire. Paris, 1972; он же. Les origins de la statuaire de Chine / Ed. By A. Joly-Segalen. Paris, 1976; Segalen V., Voisin G.de, Lartique J. Mission Archeologique en Chine (1914). L’Art Funeraire a l’Epoque des Han. Paris, 1935; Sickman L., Soper A. The Art and Architecture of China. Harmondsworth, 1956; Xi’an – Legacies of Ancient Chinese Civilization. Beijing, 1992; Xian: Places of Historical Interest. Memories of Chang’an. Xian, 2000; Wu Hong. Monumentality in Early Chinese Art and Architecture. Stanford. 1995.
 
Ст. опубл.: Духовная культура Китая: энциклопедия: в 5 т. / гл. ред. М.Л. Титаренко; Ин-т Дальнего Востока. — М.: Вост. лит., 2006–. Т. 6 (дополнительный). Искусство / ред. М.Л. Титаренко и др. — 2010. — 1031 с. С. 746-747.

Автор:
 

Новые публикации на Синологии.Ру

Россия и Китай: XI международная конференция в Казани
Ян Цзиннянь и современный перевод «Богатства народов» на китайский язык
О первом томе 10-томной «Истории Китая»
История основных историко-культурных зон Восточной Азии в Х–I тыс. до н.э. в первом томе «Истории Китая»: подходы и концепции
О статье Е.Ф. Баялиевой «Правовые аспекты обращения бумажных денег в юаньском Китае»


© Copyright 2009-2018. Использование материалов по согласованию с администрацией сайта.