Синология.Ру

Синология.Ру

Тематический раздел


Хань Юй

韓愈, Хань Туй-чжи, Хань Чан-ли. Хань ЮйХань Юй768, Хэян (зап. часть совр. уезда Мэнсянь пров. Хэнань), — 824. Мыслитель-конфуцианец (см. Конфуцианство), литератор, поэт. Один из предшественников неоконфуцианства. Рано осиротел, занимался самообразованием. В 792 получил ученую степень цзинь ши. Занимал должность государственного цензора. За антибуддийский доклад императору Сянь-цзуну «О кости Будды» («Лунь Фо гу бяо», 819; рус. пер.: И.И.Соколова, 1979) был приговорен к казни, позже замененной на ссылку в Чаочжоу (пров. Гуандун) на должность начальника округа. После амнистии получил степень го цзы бо ши (доктора академии Гоцзысюэ), занимал должность помощника министра наказаний, помощника министра чинов и другие посты.
 
Вместе со своим другом Лю Цзун-юанем выступал против вычурности модной в то время ритмизованной прозы. Стал инициатором движения  за «возвращение к древности» (фу гу), в рамках к-рого разрабатывал лит. стиль гу вэнь, бравший за основу подчеркнутую простоту и смысловую прозрачность доциньской и раннеханьской прозы. Считался ведущим из «восьми великих литераторов эпох Тан и Сун». Основные его произведения — «Юань дао» («Изначальное дао»; англ. пер.: Chan Wing-tsit, 1963; рус. пер.: Н.И.Конрад, 1957; В.Ф.Гусаров, 1977), «Юань син» («Изначальное природы»; англ. пер.: Chan Wing-tsit, 1963; рус. пер.: В.Ф.Гусаров, 1977; И.И.Соколова, 1979), «Юань хуй» («Изначальное клеветы»; рус. пер.: В.Ф.Гусаров, 1977), «Юань жэнь» («Изначальное человека»; рус. пер.: В.Ф.Гусаров, 1977), «Юань гуй» («Изначальное духов»; рус. пер.: В.Ф.Гусаров, 1977; И.И.Соколова, 1979), «Дуй Юй вэнь» («Ответ на вопросы о Юе»; рус. пер.: В.Ф.Гусаров, 1977; И.И.Соколова, 1979), «Ши шо» («Речи учителя») — сведены в сб. «Чан-ли сяньшэн цзи» («Собрание [произведений] господина Чан-ли»).
 
Хань Юй был активным апологетом конфуцианства в период засилья буддизма и чрезвычайной популярности даосизма. Осн. составляющими конфуцианской морали он считал жэнь [2] (человечность, гуманность), а также и [1] (долг/справедливость). Жэнь [2] он определял как «любовь ко всем», и [1] — как действия, соответствующие жэнь [2]. В противовес учению «Дао дэ цзина» о том, что «человечность» и «долг/справедли­вость» появляются лишь при деградации миропорядка — ухода из Поднебесной дао и дэ [1], Хань Юй заявлял, что дао и дэ [1] возможны лишь при обретении жэнь [2] и и [1]. Конф. понимание категорий дао и дэ [1] как включающих в себя «человечность» и «долг/справедливость» Хань Юй называл «общим для Поднебесной», тогда как толкование Лао-цзы полагал исключением. Возможность появления различных трактовок дао и дэ [1] он объяснял тем, что эти категории суть «пустые позиции» (сюй вэй), принимающие различные значения в зависимости от интерпретации.
 
В противовес буд. учению о «передаче дхармы» он разработал концепцию трансляции истинного учения от «совершенномудрых» (шэн [1]) древности, впоследствии получившую название дао тун («передача Пути»). Цепочка передачи дао у Хань Юя выглядит следующим образом: ЯоШуньЮй (основатель династии Ся) — Чэн Тан (основатель династии Шан-Инь) — Вэнь-ван, У-ван и Чжоу-гун (основатели династии Чжоу) — КонфуцийМэн-цзы. По мнению Хань Юя, хотя учения Сюнь-цзы и Ян Сюна близки к дао, они все же имеют отклонения от него. Говоря об изложении дао-учения в конфуцианских канонах, Хань Юй в первую очередь упоминал «Ши цзин» («Канон стихов»), «Шу цзин» («Канон [документальных] писаний»), «Чунь цю» («Вёсны и осени»), «Чжоу и» («Чжоуские перемены»). Прекращение передачи дао после III в. до н.э. Хань Юй связывал с пагубным процессом распространения буддизма и даосизма. Не обращался он и к творчеству конфуцианцев эпохи Хань (II в. до н.э. — II в. н.э.), считая их подверженными даосско-буд. влияниям.
 
Подвергая критике даосизм, Хань Юй указывал, что заботившиеся о благе людей «совершенномудрые» ничего не говорили о достижении бессмертия. Аскетизм и пропагадируемый даосами «отказ от пяти злаков» (т.е. от потребления грубой пищи, к-рое должно быть заменено питанием непосредственно энергетической субстанцией ци [1]) не только не способствует достижению бессмертия, но и создает угрозу для жизни.
 
Яростно нападая на буддизм, Хань Юй не затрагивал его теоретич. основ, а делал акцент на неприемлемости внеш. проявлений буд. религиозности, отрицающих принципы конф. мировоззрения. Буд. призыв к отрешенности от мирских треволнений и нирване он рассматривал как побуждение к пренебрежению устоями конфуцианства (прежде всего должными отношениями между государем и подданным, отцом и сыном), что приводит к разрушению мировоззрения, завещанного «совершенномудрыми». Ссылаясь на «Да сюэ» («Великое учение», глава канона «Ли цзи» — «Записок о правилах благопристойности»), Хань Юй подчеркивал, что в традиции «совершенномудрых» результатом самосовершенствования является не пренебрежение гос-вом и вызов общ. устоям, как в буддизме, а «порядок в семье» и «спокойствие Поднебесной».
 
Обращаясь к традиц. для китайцев мировоззренческим установкам, Хань Юй делал акцент на некит., «варварском» происхождении Будды и его учения. С развитием и ростом популярности буддизма он связывал возникновение хаоса в обществ. жизни. Так, в обращении императоров к буддизму начиная с династии Хань он усматривал причину частой смены «небесного мандата» (тянь мин; см. Тянь [1], Мин [1]) на правление, приводившей к постоянным смутам. Хань Юй призывал закрыть монастыри, возвратить монахов в мир, сжечь буд. лит-ру, считая, что только после этого станет возможным возвращение к истинному «пути совершенномудрых».
 
Рассматривая человеч. «природу» (син [1]), Хань Юй, в целом игнорировавший ханьских мыслителей, интерпретирует это понятие с помощью введенной Дун Чжун-шу модели «пяти постоянств» (у чан; см. Сань ган у чан) — «человечность» (жэнь [2]), «благопристойность» (ли [2]), «доверие» (синь [2]), «долг/справедливость» (и [1]), «разумность» (чжи [1]). Однако в отличие от др. конфуцианцев, считавших «природу» всех людей единой или рассматривавших ее в оппозиции к «чувствам» (цин; см. Син [1]), Хань Юй подразделял «природу» на три категории — высшую (добрую), среднюю и низшую (злую). Высшей категории присуща полнота проявления жэнь [2] и остальных высоких моральных качеств; в средней наличествует как «человечность»-жэнь [2], так и ее противоположность, остальные качества смешаны; в низшей наличествует лишь противоположность «человечности».
 
Полагая вслед за Сюнь-цзы, что чувства возникают от соприкосновения с вещами, Хань Юй выделял семь их видов — радость, гнев, печаль, страх, любовь, отвращение, желание — и соотносил их с категориями человеческой «природы». В высшей категории чувства уравновешены; в средней категории они могут быть сильнее или слабее, чем необходимо; в низшей категории чувства или чрезмерно сильны, или слабы.
 
В духе традиц. концепции «трех сущностей» («трех начал» — сань цай) Хань Юй определил сферы компетенции Неба, Земли и человека, отведя последнему (т.е. правителю Поднебесной как репрезентанту культурного человечества) «управление варварами, животными и птицами». Осуществлять эту функцию необходимо, опираясь на «человечность» (жэнь [2]). Отклонения от этого принципа могут повлечь за собой нарушение «Пути» (дао) человека, что отзовется и на подвластной ему сфере.
 
В противоположность «вещам» (в т.ч. человеку), духи не имеют «[телесной] формы» (син [2]) и не могут непосредственно воздействовать на чувства. Но они реагируют на неправильное поведение людей, к-рое оказывает влияние на состояние всеобщей субстанции — «пневмы» (ци [1]). Эта реакция проявляется в форме предзнаменований.
 
Жизнь социума, по Хань Юю, организовали «совершенномудрые» правители-ваны древности, и в дальнейшем поддержание социального порядка стало задачей любого правителя. У Хань Юю «совершенномудрые» выступают обладателями традиц. набора функций культурных героев — им народ обязан избавлением от опасных животных и птиц, обучением способам добычи пищи и строительства жилищ, созданием ремесел, торговли, медицины, гос. устройства, а также основ конф. практики, прежде всего ритуала (ли [2]) и музыки. Правитель должен исполнять свои функции, следуя примеру «совершенномудрых», а сановники призваны передавать его повеления народу. Неисполнение государем своих обязанностей приводит к утрате им «небесного мандата» (тянь мин) на правление.
 
Источники:
Хань Юй. Хань Чан-ли цзи (Собрание сочинений Хань Чан-ли). Пекин, 1958; Хань Чан-ли вэнь цзи цзяо чжу (Выверенное и прокомментированное собрание сочинение Хань Чан-ли). Шанхай, 1986; Тун Ди-дэ. Хань Юй цзяо цюань ([Произведения]  Хань Юя, выверенные и растолкованные). Пекин, 1986; Хань Юй, Лю Цзун-юань. Избранное / Пер. И. Соко­ловой. М., 1979; Гусаров В.Ф. Некоторые положения теории пути Хань Юя // Письменные памятники Востока 1972. М., 1977, c. 197 – 223; Chan Wing-tsit (tr.). A Source Book in Chinese Philosophy. Prinс., L., 1963 (L., 1969), р. 450 – 456.
 
Литература:
Конрад Н.И. Запад и Восток. М., 1972, с. 103–131; Мартынов А.С. Конфуцианская утопия в древности и средневековье // Китайские социальные утопии. М., 1987; Моу Чжун-цзянь. Цун жу фо гуаньси кань Хань Юй, Лю Цзун-юань юй Ли Ао (Хань Юй, Лю Цзун-юань и Ли Ао с точки зрения отношений между конфуцианством и буддизмом) // Юаньгуан фосюэ сюэбао. 1993, № 1, с. 203–220; Hartman Ch. Han Yü and the T'ang Search for Unity. Princ., 1986; McMullen D.L. Han Yü: An Alternative Picture / HJOAS. Vol. 49, № 2 (1989), p. 603 – 657; Owen S. The Poetry of Meng Chiao and Han Yü. L., 1975; Pulleyblank E.G. Neo-Confucianism and Neo-Legalism in T`ang Intellectual Life, 755 – 805 // The Confucian Persuasion / Ed. A. Wright. Stanford, 1960.
 
Ст. опубл.: Духовная культура Китая: энциклопедия: в 5 т. / Гл. ред. М.Л.Титаренко; Ин-т Дальнего Востока. - М.: Вост. лит., 2006. Т. 1. Философия / ред. М.Л.Титаренко, А.И.Кобзев, А.Е.Лукьянов. - 2006. - 727 с. С. 479-481.

Автор:
 
© Copyright 2009-2019. Использование материалов по согласованию с администрацией сайта.