Синология.Ру

Синология.Ру

Тематический раздел


Форуму китайско-арабского сотрудничества 10 лет

 
краткий очерк истории и структуры

Анализ внешнеполитического взаимодействия Китайской Народной Республики с Арабским Востоком является актуальной научной задачей. Арабский Восток (АВ) рассматривается для целей настоящей статьи как синоним понятия «арабские страны Западной Азии и Северной Африки». АВ не входил в зону исторического влияния КНР и оказался в поле её внешнеполитических интересов сравнительно недавно – в середине XX в.
 
В 2014 г. исполняется 10 лет с момента образования Форума китайско-арабского сотрудничества (см. [9]). На пороге этой даты представляется интересным рассмотреть его структуру, а также динамику и механизмы сотрудничества в рамках Форума.
 
Основой для создания Форума китайско-арабского сотрудничества явились отношения Китая со странами Лиги арабских государств (ЛАГ).
 
ЛАГ – одна из ключевых организаций на Ближнем Востоке. История ЛАГ насчитывает более полувека с момента её создания в 1945 г. В ЛАГ входят 22 страны (однако в 2011 г. было приостановлено членство Ливии и Сирии), включая признанную арабскими странами Палестину. Общее количество населения ЛАГ составляет 300 млн. чел., общая площадь – 13,6 млн. кв. км. (см. [4]).
 
Арабские страны ЛАГ вступили во вторую половину XX в. с огромным количеством нерешённых проблем, ряд из которых остаются актуальными до сих пор. Ситуацию в регионе усугубляла борьба старых колониальных метрополий с новыми мировыми державами за передел влияния в регионе.
 
Перипетии исторического развития арабских стран во второй половине ХХ в. не только не решили множество существовавших проблем, но и добавили к ним новые.
 
Среди основных особенностей Арабского Востока, негативно влияющих на его развитие и внешнеполитические связи представляется возможным выделить: 1) сложную этно-конфессиональную структуру; 2) диспропорции в социальном и экономическом развитии стран, во многом вызванные разницей в географических характеристиках той или иной страны, в том числе наличием природных ресурсов; 3) внутриполитическую нестабильность в ряде государств региона; 4) борьбу крупных региональных держав за лидирующее положение.
 
С этими особенностями приходится считаться руководству КНР при формировании политики на АВ.
 
Известно, что на АВ сосредоточены политические и экономические интересы всех крупных мировых акторов. Это объясняется рядом факторов. 1) географическое расположение на путях морских перевозок; 2) богатство региона природными ресурсами; 3) опасение за бесконтрольное разрастание нестабильности ситуации в регионе до мировых масштабов.
 
В структуре ЛАГ можно выделить два крупных центра влияния – Египет и Саудовская Аравия. Две страны – два политических, экономических и, что немаловажно, духовных центра арабского мира.
 
Значение диалога с Египтом в китайско-арабских отношениях сложно переоценить. Египет стал первой арабской страной, установившей отношения с КНР в 1955 г. Это знаковое событие повлияло на усиление китайской дипломатии по трём векторам:
 
1) отношения с арабскими странами;
2) отношения со странами Африки;
3) отношения КНР со всем исламским миром. Имеется в виду важнейшая идеологическая роль, сложившаяся ввиду значимости университета Аль-Азхар.
 
Связи с Египтом не прерывались даже во время «культурной революции» в КНР, когда из региона были отозваны все послы кроме посла в Египте. Отметим, что штаб квартира ЛАГ находится именно в Каире. Решение о создании форума китайско-арабского сотрудничества, также было принято в Каире, при активном содействии египетской стороны.
 
Дипломатические отношения между Королевством Саудовская Аравия и КНР пока непродолжительны по времени – они были установлены в 1990 г. Однако они прошли за этот срок заметную эволюцию и ряд важных этапов в своём развитии. Значение СА в китайско-арабском диалоге велико:
 
1) саудовско-китайские отношения влияют на развитие диалога КНР с АВ в целом;
2) отношения с СА влияют на взаимодействие КНР с исламским миром;
3) с 2011 г. СА стала ключевым поставщиком энергоресурсов в Китай;
4) СА – один из важнейших партнёров США в регионе;
5) отношения с СА приобретают для Китая особую актуальность и ввиду событий «арабской весны». В связи с ослаблением других ведущих государств для СА создаются предпосылки по закреплению её ведущего положения.
 
Дело в том, что пост генерального секретаря ЛАГ традиционно занимает представитель Египта. Этот устоявшийся порядок оказался под угрозой во время так называемой «арабской весны», когда появился второй претендент на данную должность – премьер-министр Катара Шейх Хамад Бен Джасем Аль Тани. В итоге он отозвал свою кандидатуру, заявив, что: «его страна пошла на этот шаг из уважения к роли Египта, особенно в свете последних событий, которые привели к смене власти в этой стране. Теперь египетский кандидат – это и катарский кандидат, кандидат от всех арабов…». В июле 2011 г. секретарём ЛАГ всё же вновь стал египетский дипломат Набиль аль-Араби, выступавший против режима Хосни Мубарака (см. [2]).
 
Сотрудничество между КНР и ЛАГ как субъектами международных отношений, становление которых приходится на середину XX в., прошло несколько стадий развития.
 
С 1949 по 1955 гг. у КНР не было дипломатических отношений ни с одной из стран ЛАГ. Суть резолюции, принятой ЛАГ в августе 1950 г. состояла в непризнании КНР [см. (3)].
 
Для периода с 1955 по 1998 гг.былохарактерно постепенное развитие сотрудничества с отдельными странами АВ, но не политическое взаимодействие с самой ЛАГ. Подобный подход со стороны стран-участниц ЛАГ был закреплён Резолюцией ЛАГ от 17 сентября 1961 г. (см. [1]). Вероятно, это произошло в связи с тем, что к 1961 г. резко активизировались отношения КНР с Египтом, а вслед за этим с Сирией, Ираком, Йеменом и другими странами. Усилилось и участие КНР в делах региона. Создавались предпосылки для укрепления политического диалога с ЛАГ. В 1971 г. в соответствии с резолюцией № 2758 (29 сессия ООН) КНР стала действительным членом ООН. За выступили: Египет, Иран, Ирак, Израиль, Кувейт, Йемен, Сирия, Турция. Против: Саудовская Аравия. Воздержались, Иордания, Ливан, Катар. Это событие, наряду со значительными изменениями во внешнеполитических подходах КНР, произошедшими на рубеже 70–80-х гг., значительно повысили уровень её политического влияния на Ближнем Востоке. 26 июля 1987 г. было подписано «Соглашение о сотрудничестве в области культуры между Организацией ЛАГ по вопросам образования, культуры и науки и Пекинским институтом иностранных языков». К началу 1990-х годов были установлены отношения сотрудничества с остальными арабскими странами – членами ЛАГ, что создало основу для полноценного сотрудничества. А к 1996 году двусторонний товарооборот между Китаем и странами ЛАГ достиг 7 млрд. долл. (см. [8]). В 1996 г. состоялось подписание «Меморандума о взаимопонимании в области развития сельского хозяйства между Организацией по развитию сельского хозяйства ЛАГ и Министерством сельского хозяйства КНР» (см. [6]).
 
На новой стадии отношений (1998–2004) взаимодействие вошло в фазу активного развития. 110 Сессия ЛАГ (18 сентября 1998 г.) приняла резолюцию № 5809, направленную на развитие связей с Китаем (см. [7]), за ней в 1999 г. последовало подписание «Меморандума о взаимопонимании между Секретариатом ЛАГ и МИД КНР» (см. [5]).
 
Отправным пунктом следующей стадии отношений (2004–2010) стало провозглашение «Принципов китайско-арабского партнёрства нового типа» и создание постоянно действующего Форума китайско-арабского сотрудничества (далее – Форум).
 
Современный этап отношений (с 2010 г.) перевёл взаимодействие на более высокий уровень «отношений стратегического и всестороннего сотрудничества, а также совместного развития» (2010 г.).
 
Анализ документов позволил установить структуру Форума: Участниками Форума являются 22 страны ЛАГ и КНР. Высшим органом управления Форума является Встреча на уровне министров стран-участниц. Исполнительный орган Форума – Заседание комитета высших должностных лиц. Важными составляющими структуры являются Китайско-арабский совет предпринимателей, Научно-дискуссионный форум по китайско-арабским отношениям и цивилизационному взаимодействию, Китайско-арабский совет дружбы, Китайско-арабский совет по сотрудничеству в области ресурсов, Китайско-арабский новостной форум, Китайско-арабский комитет по сотрудничеству в области культуры.
 
Рассмотрим динамику и механизмы координации и сотрудничества в рамках Форума. Сотрудничество ведётся в соответствии с «Коммюнике о создании форума китайско-арабского сотрудничества» «Декларацией Форума сотрудничества Китай – арабские страны», помимо неё стороны принимают «Планы действий Форума Китай – арабские страны». Встреча на уровне министров проходит раз в два года. Предусмотрена возможность внеочередного заседания. Заседания Форума проводятся поочерёдно в каждой из стран (см. [10]). За реализацию решений Встречи на уровне министров отвечает Заседание комитета высших должностных лиц – собирается раз в год. Секретариат китайской стороны находится в Департаменте стран Западной Азии и Северной Африки МИД КНР. Связь с арабской стороной осуществляет специальная группа в посольстве КНР в Египте. Помимо этого, арабскую сторону в Китае представляют специальный Комитет и Представительство ЛАГ.
 
Основные сферы деятельности Форумакрайне разнообразны. Сотрудничество: торгово-экономическое, научно-техническое, информационное, межцивилизационное взаимодействие и культурный обмен. Напомним, что главной отличительной особенностью партнёрства с арабскими странами стало понятие «всестороннего партнёрства».
 
На основании вышеизложенного видно, что создание Форума как мощного, сложноорганизованного, направленного на разнообразные сферы взаимодействия института создало условия для реализации идей «отношений стратегического и всестороннего сотрудничества, а также совместного развития» в качестве одного из инструментов китайской дипломатии на Арабском Востоке.
 
Литература
1. Декларация глав государств или правительств неприсоединившихся стран // Движение неприсоединения в документах и материалах. Под ред. Р.А. Тузмухамедова. М.: Восточная литература, 1975.
2. Министр иностранных дел Египта избран новым генсеком Лиги арабских государств // ПОЛИТ.РУ (15.05.2011).
3. Pan Zhenqian.  China and the Middle East // China’s Growing Role in the Middle East: Implications for the Region and Beyong. Gulf Research Center.  Dubai, United Arab Emirates and  The Nixon Center. Washington, DC. 2010. Pp. 73–78.
4. Profile: Arab League // ВВС.
5. Алабо гоцзя ляньмэн мишучжан Мацзидэ боши цзай ди сань цзе чжун-а вэньхуа яньтаохуэйшан дэ цзянхуа 阿拉伯国家联盟秘书长马吉德博士在第三届中阿文化研讨会上的讲话 (Речь Генерального секретаря ЛАГ на третьем Китайско-арабском форуме по вопросам изучения культуры) // (11.11.1996).
6. Алабо гоцзя ляньмэн нунъе фачжань цзучжи юй Чжунхуа жэньминь гунхэго нунъебу гуаньюй нунъе хэцзо дэ лянцзебэй ванлу 阿拉伯国家联盟农业发展组织与中华人民共和国农业部关于农业合作的谅解备忘录 («Меморандум о взаимопонимании в области развития сельского хозяйства между Организацией по развитию сельского хозяйства ЛАГ и Министерством сельского хозяйства КНР»).
7. А-мэн лишихуэй ди 110 цы хуэйи баньбу ди 5809 хао цзюэи 阿盟理事会第110次会议颁布第5809号决议 (Резолюция № 5809, принятая по итогам 110 сессии ЛАГ).
8. Алабо гоцзя ляньмэн мишучу хэ Чжунхуа жэньминь гунхэго вайцзяобу лянцзебэй ванлу 阿拉伯国家联盟秘书处和中华人民共和国外交部谅解备忘录 («Меморандумом о взаимопонимании между Секретариатом ЛАГ и МИД КНР») // (04.01.1999).
9. السعودية تشارك في منتدى التعاون العربي ـ الصيني في تونس – سلطان عبدالله  (Султан Абдалла. Участие Саудовской Аравии в форуме китайско-арабского сотрудничества в Тунисе).
10. خلفية : منتدى التعاون الصيني العربي الخامس (Справка по итогам пятого Форума китайско-арабского сотрудничества) // (31.05.2012).

Ст. опубл.: Общество и государство в Китае. Т. XLIV, ч. 1 / Редколл.: Кобзев А.И. и др. – М.: Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт востоковедения Российской академии наук  (ИВ РАН), 2014. – 594 стр. – (Ученые записки ИВ РАН. Отдела Китая. Вып. 14 / Редколл.: А.И. Кобзев и др.). С. 294-299.

Автор:
 

Новые публикации на Синологии.Ру

Биография Бо Цзюй-и и её отражение в ста четверостишиях (цзюэ-цзюй) второй половины его жизни
Северная граница тангутского государства Си Ся по данным археологических и письменных источников
Император Китая в хакасской степи
К истории изучения чуских строф в советском китаеведении: 1950-1980-е годы
Тангутская империя на Шёлковом пути: из пучины забвения


© Copyright 2009-2020. Использование материалов по согласованию с администрацией сайта.