Синология.Ру

Синология.Ру

Тематический раздел


Танская верительная бирка

для посланцев Тюргешского каганата.
 
В июле 2011 года авторы получили известие о находке неподалеку от городища Ак-Бешим (древний Суяб) в Киргизии бронзовой рыбки, несущей на себе выгравированную надпись на китайском языке. Информатор, пожелавший остаться анонимным, любезно предоставил для исследования фотографии и метрологию артефакта (рис. 1–3). Общая атрибуция данного объекта не составила труда – это верительная бирка[1] периода династии Тан (618–907 гг.). Несколько лет назад авторы детально рассматривали подобный артефакт[2], также обнаруженный в районе ак-бешимского городища и относящийся к периоду правления императрицы У Цзэтянь династии Тан.

Рис. 1. Верительная бирка, внутренняя и внешняя поверхности. Бронза, вес 18 г, длина 52 мм.Рис. 1. Верительная бирка, внутренняя и внешняя поверхности. Бронза, вес 18 г, длина 52 мм.Рис. 2. Гравированная надпись (突騎施國第三) на внутренней поверхности бирки.Рис. 2. Гравированная надпись (突騎施國第三) на внутренней поверхности бирки.Рис. 3. Гравированная надпись (合同) на боковой поверхности бирки (прорисовка).Рис. 3. Гравированная надпись (合同) на боковой поверхности бирки (прорисовка). В верхней части внутренней (плоской) стороны бирки имеется углубление в виде крупного иероглифа тун 同 ‘совпадение’, ‘соответствие’. В это углубление-ключ должен был войти выпуклый иероглиф тун с ответной части бирки при сопоставлении двух половинок. На боковой поверхности рыбки видны левые половинки от двух иероглифов хэ тун 合同 ‘удостоверено’ – эта надпись использовалась в качестве второго ключа, по которому определялась аутентичность бирки при совмещении её с ответной частью.
 
На внутренней стороне бирки ниже иероглифа тун выгравирована надпись[3]. Она представляет собой вертикальную строку[4] из прекрасно сохранившихся 6 иероглифов, чтение которых не вызывает сомнений:
 
ту-ци-ши-го ди-сань 突騎施國第三
 
Вся надпись переводится как «Тюргешское[5] [вассальное] княжество[6], третья [бирка][7]».
 
Здесь следует особо отметить, что основой китайской внешней политики на протяжении многих веков являлся китаецентризм, поэтому понятие го применительно к зарубежным государствам не подразумевало признания их суверенности, напротив, термин этот служил для обозначения вассальных зависимых княжеств, как показал тонкий знаток китайского языка и специалист по Центральной Азии раннесредневекового периода А.Г. Малявкин. Тем не менее, при воссоздании истории и исторической географии Центральной Азии на основе танских источников А.Г. Малявкин смотрел не на китайскую модель окружающего мира, а на реальное положение вещей, поэтому переводил термин го как «государство», т.е. «в полном соответствии со значением, которое он приобрёл в новое время», считая словарные значения го ‘княжество’, ‘удел’ неприемлемыми [9, с. 5–6]. Придерживаясь мнения А.Г.Малявкина, мы, однако, считаем, что в данном контексте при переводе надписи на верительной бирке следует переводить термин го именно как «[вассальное] княжество», поскольку такой перевод надписи на бирке наиболее полно отражает вложенный эмитентом в неё смысл. Более того, подобный перевод коррелирует с цитируемым ниже источником, в котором чётко прослеживается позиция Танского двора как сюзерена по отношению к вассальным владениям.
 
Пожалование Танским двором бирок в форме рыбок вассальным владениям – известный исторический факт, упоминание о котором есть в средневековых источниках. В этой связи уместно привести цитату из энциклопедии Тай-пин хуаньюй цзи [1, цз. 200, с. 3850] в переводе Н.В. Кюнера [7, c. 211]:
«Все сифаньские[8] владения установили сношения [с Китаем с помощью] послов. Танский двор решил приготовить медных рыб, – самцы и самки[9] соответствовали друг другу, – 12 пар, и на всех вырезано название того владения, которому предназначались. От первого до двенадцатого самцы были оставлены в Китае, самки же были переданы в надлежащую страну или владение. Если посол владения приезжал в первой луне, то отдавал первую рыбу; в остальные луны – соответственно этому. В добавочную луну отдавал, как в основную луну, и только. Когда при сравнении с самцом [оказывалось, что самка с ним] совпадает, то принимали с обычной церемонией; если обнаруживалась ошибка, то расследовали и докладывали для сведения императору. В 26 г. правления Кай-Юань (738), в 12-ю луну[10], хун-лу[11], согласно старым правилам, доложили: „Недавно по причине того, что туцзюэши (тургеши) возмутили [си]фаньские владения, медные рыбы большею частью потерялись. Почтительно ждём повеления надлежащему управлению вновь отлить [их]“. Повеление гласило: „Можно“».  
 
Таким образом, данная верительная бирка входила в комплект из двенадцати бирок, изготовленных для Тюргешского каганата и предназначенных для удостоверения полномочий тюргешского посланца, прибывшего в столицу. Порядковый номер бирки соответствовал календарному месяцу, в течение которого данная бирка действовала.
 
К сожалению, источники ничего не говорят об отличии между собой бирок-рыбок первого и второго выпусков. Тем не менее, анализ исторического фона даёт возможность не просто датировать данный артефакт периодом существования Тюргешского каганата (699–759 гг.), но и существенно сузить временные рамки возможного использования данных бирок.
 
Образованию Тюргешского каганата предшествовало восстание тюргешей против Тюркского каганата. В 699 г. вождь тюргешей Уч-Элиг вытеснил в Китай претендента на власть в Западном каганате Хосрова Бёри-шада, захватил Суяб и установил свою власть на территории от Чача до Турфана и Бешбалыка. Вместе с тем, известно, что в 705 г. были упразднены бирки-черепахи и повторно введены бирки в форме рыб[12]. Следовательно, рассматриваемая бирка не могла быть изготовлена ранее 705 года. Однако следует учесть, что с момента образования каганата тюргеши вели активную борьбу против тюрок и китайских наместничеств в Восточном Туркестане. Более того, на период 711–715 гг. Тюргешский каганат просто перестал существовать после поражения в сражении против восточнотюркского войска на р. Болучу в Джунгарии.
 
А.Г. Малявкин указывал, что в данном регионе к 717 г. сложились напряжённые отношения между Тюргешским каганатом и Танским государством [10, c. 137]. Для их нормализации Танский двор прибегал к различным мерам, в частности тюргешскому кагану Сулуку Чапиш-чур[13] высочайшим повелением были пожалованы почётные титулы[14] главнокомандующего левой армией юйлиньцзюнь[15], а также особо уполномоченного посла по военным и гражданским вопросам западных провинций[16]. Сулуку в дар была преподнесена грамота, заверенная печатью императора, о возведении его в ранг «верного и лояльного» хана[17]. И с этого момента, как пишут источники, тюргеши каждый год отправляли ко двору посольства с дарами. В жёны Сулуку была пожалована дочь Хана 10 родов Ашина Хуайдао, которая была произведена в ранг принцессы Цзяохэ[18].
 
Таким образом, нижняя граница времени изготовления бирки должна быть никак не ранее 717 г.
 
Последующие годы, несмотря на успешные дипломатические миссии, не были спокойными для тюргешей. Сулук последовательно пресекал попытки китайских наместников в Восточном Туркестане ограничить его суверенитет. Одно из последних нападений тюргешей на китайские наместничества происходит в конце 735 г. [4, «Основные анналы», цз. 8]. Не единожды тюргеши воевали с арабами в Согде – в 720–721 гг. и в 728–732 гг. В конечном итоге после поражения в Тохаристане от арабского наместника Асада б. Абдаллаха, Сулук был убит своим полководцем[19] в Невакете в 737 г. После этого бага-таркан попытался захватить власть, и началось двадцатилетнее противостояние между двумя ветвями тюргешей – «жёлтой» (сары) и «чёрной» (кара), что в итоге привело к гибели каганата к 759 г. С большой степенью вероятности можно считать, что указанные выше «возмущения», после которых потребовалось заново отлить верительные бирки – это события 735–737 гг.
 
В 748 году китайские войска под началом Ван Чжэнсяня разрушили город Суяб [3, «Биографии», цз. 146, ч. 2], а в 751 году на реке Талас произошло сражение Танской армии с войсками Аббасидского халифата [3, «Основные анналы», цз. 5][20]. Битва продолжалась пять дней, и закончилась победой арабов. После этого китайцы были изгнаны из Семиречья.
 
На основе вышесказанного мы приходим к мнению о том, что наиболее вероятной верхней временнóй границей использования бирок нужно считать 748 год – дату разрушения китайским войском столицы Тюргешского каганата. И совершенно очевидно, что после 751 года их использование было уже невозможно.
 
Таким образом, бирки-рыбки, выпущенные для Тюргешского каганата, могли использоваться в период 717–748 гг. Как отмечалось выше, на настоящий момент мы не имеем достаточных оснований для однозначного отнесения обнаруженной бирки к первому или второму выпуску, поэтому дальнейшее сужение временного диапазона, до периодов 717–738 гг. или 739–748 гг. соответственно, пока не представляется возможным.
 
В заключение следует сказать, что это единственный известный авторам сохранившийся экземпляр верительной бирки-рыбы, выданной соседям китайского государства для сношений с Танским двором. При этом важно отметить, что бирка полностью соответствует описанию, данному в источниках.
 
Основной целью написания настоящей заметки являлось введение в научный оборот находки, являющейся уникальным в своём роде эпиграфическим памятником внешней политики Танского двора.
 
Источники
1. Юэ Ши. Тай-пин хуаньюй цзи (Описание Вселенной [в годы правления] Тай-пин [син-го]). Пекин, 2007.
2. Ван Бо. Тан хуйяо (Свод сведений о важнейших событиях при [династии] Тан) // Электронная версия.
3. Оуян Сю. Синь Тан Шу (Новая хроника [династии] Тан) // Электронная версия.
4. Лю Сюй. Цзю Тан шу (Старая хроника [династии] Тан) // Электронная версия.
5. Ло Чжэньюй. Лидай фупай тулу (Иллюстрированный каталог старинных бирок и пайцз). Ок. 1914. Репринтное издание. Пекин, 1998.
 
Литература
6. Беляев В.А., Сидорович С.В. Об одной находке верительной бирки династии Тан с городища Ак-Бешим // Материалы и исследования по археологии Кыргызстана (МИАК). Вып. 3. Бишкек, 2008. С. 49–54.
7. Кюнер Н.В. Китайские известия о народах Южной Сибири, Центральной Азии и Дальнего Востока. М., 1961.
8. Малявкин А.Г. Историческая география Центральной Азии (материалы и исследования). Новосибирск, 1981.
9. Малявкин А.Г. Танские хроники о государствах Центральной Азии: тексты и исследования. Новосибирск, 1989.
10. Малявкин А.Г.. Борьба Тибета с Танским государством за Кашгарию. Новосибирск, 1992.
11. Рыбаков В.М. Танская бюрократия. Часть 1. Генезис и структура. СПб., 2009.
12. HuckerC.O. A Dictionary of Official Titles in Imperial China. Beijing, 2008.
13. Rotours R.d. Les insignes en deux parties (fou 符) sous la dynastie des T’ang (618–907) // T’oung Pao. Vol. XLI. 1952. Leiden. Pp. 1–148.
 
Ст. опубл.: Общество и государство в Китае: XLII научная конференция: Часть. 1 / Ин-т востоковедения РАН. - М.: Учреждение Российской академии наук Институт востоковедения (ИВ РАН), 2012. - 395 стр. - Ученые записки Отдела Китая ИВ РАН. Вып. 6. С. 282-287.


  1. О китайских верительных бирках см. [5; 13].
  2. Рассмотренная в статье [6] бирка имела форму черепахи.
  3. В отличие от надписи на другой бирке из Ак-Бешима (см. прим. 2), которая выполнена техникой чеканки [6, с. 50, рис. 2].
  4. Для удобства восприятия мы расположили текст в соответствии с современным порядком чтения, т.е. горизонтально и слева направо.
  5. Туциши 突騎施, один из вариантов китайской транскрипции этнонима «тюргеши». Иногда в источниках также встречается туцзюэши 突厥施.
  6. Го 國 – ‘государство’, ‘царство’, ‘княжество’, ‘удел’.
  7. Иероглиф ди 第 является служебным словом и указывает на порядковое значение следующего числительного, т.о. данная бирка являлась третьей по счёту.
  8. Сифань 西番 – букв. ‘западные варвары’ (иногда вместо иероглифа используются 藩 или 蕃). Здесь имеются в виду западные вассальные владения – фаньго 番國 [8, с. 241, комм. 442].
  9. Самцы и самки – бирки, у которых большой иероглиф тун 同 на внутренней поверхности сделан выпуклым или в виде углубления, соответственно.
  10. В переводе Кюнера написано «12-я луна», хотя в доступной авторам версии источника написано «11-я луна». 1-й день 11-й луны 26-го года правления под девизом кай-юань приходился на 16.12.738 г., а 1-й день 12-й луны – соответственно на 14.01.739 г. Поэтому, в любом случае новые бирки были отлиты не ранее 739 года.
  11. Хунлу 鴻臚, имеется в виду хунлуцин  鴻臚卿, церемониймейстер из Приказа придворного этикета (хунлусы  鴻臚寺), чиновник, приравненный к третьему рангу. Приказ занимался вопросами приёма при дворе иностранных сановников, государственным трауром и прочими важными ритуалами [12, с. 264, #2905–2906]. В.М. Рыбаков переводит название учреждения как Ритуальный приказ [11, с. 321–323].
  12. 22.02.705 г. после периода узурпаторского правления императрицы У Цзэтянь власть вернулась к семейству Ли. Были упразднены многие нововведения императрицы, в том числе верительным биркам была возвращена их «старая» форма – в виде рыбы [4, «Описания», цз. 25].
  13. Сулук, 4-й Тюргешский каган, правил с 715 по 737 год. В Китайских хрониках его имя транскрибируется как 蘇祿 (Сулу). По сообщениям источников Сулук был из тюркского отдельного племени Чапиш-чур, провозгласил себя ханом, собрал под собой около 200 000 человек и стал контролировать западные земли. Источники также отмечали, что Сулук был «лицемерным и коварным и не являлся верноподданным Тан, но Сын Неба обуздывал его…» [3, «Биографии», цз. 140, ч. 2]. Неясно, наносил ли на самом деле в 717 году Сулук визит ко двору в Чанъани, поскольку источники дают противоречивую информацию на этот счёт. Подробное рассмотрение этого вопроса выходит за рамки настоящей статьи.
  14. Указанное далее пожалование титулов Сулуку в источниках датируется по-разному: 3-м годом правления кай-юань (09.02.715–28.01.716) [4, «Биографии», цз. 144, ч. 2] или 5-м годом правления кай-юань (16.02.717–04.02.718) [3, «Биографии», цз. 140, ч. 2].
  15. Цзо юйлиньцзюнь дацзянцзюнь 左羽林軍大將軍, главнокомандующий левой армией юйлиньцзюнь. В переводе В.М. Рыбакова данное воинское соединение называется «Смертоносной, как оперённые стрелы, и бесчисленной, как деревья в лесу, армией» [11, с. 391]. Ни в коем случае не оспаривая правильность приведённого выше перевода, мы, тем не менее, не приводим его в тексте по причине громоздкости.
  16. Цзиньфандао цзинлюэ даши 金方道經略大使. Цзиньфанпоэт. ‘Запад’. Цзинлюэ имеет значение ‘осваивать (территорию)’; ‘управлять’. Фактически цзинлюэ являлись военными наместниками, в их ведении находились все вооружённые силы района, они пользовались значительной самостоятельностью [8, c. 122–123, комм. 109]. В.М. Рыбаков переводит должность цзинлюэши как «посланец, уполномоченный управлять и наводить порядок» [11, с. 439].
  17. Чжуншунь кэхань 中順可汗, букв. «верный и лояльный (покорный) хан».
  18. Имя принцессы, а также датировка пожалования её в жёны Сулуку в источниках указываются по-разному: 1) Цзяохэ交河, рассматриваемое событие датируется периодом правления кай-юань (713–741) [3, «Биографии», цз. 91]; 2) Цзиньхэ金河. Судя по тексту, рассматриваемое событие происходило после 3-го года правления кай-юань, см. [4, «Биографии», цз. 144, ч. 2]; 3) Энциклопедия Тан хуйяо в разделе «Принцессы, выданные замуж за варваров (фань)» сообщает, что Цзяохэ была пожалована в жёны Сулуку в 12-ю луну 5-го года правления кай-юань (06.01.–04.02.718) [2, цз. 6].
  19. Вождь сары-тюргешей, известный только по его титулу – бага-таркан.
  20. В тексте источника топоним Талас (даласы 怛邏斯) приведён с явной опечаткой: вместо иероглифа 怛 (да) написан визуально сходный с ним знак хэн 恒.

Авторы: ,
 

Новые публикации на Синологии.Ру

Транспортный комплекс КНР превратился в инструмент ускорения социально-экономического развития Китая
К вопросу о сотрудничестве между Китаем и Израилем в автомобильной промышленности
Российские исследователи о Чжоу Эньлае
Жизнь и поэзия Бо Цзюй-и
Россия и Китай: XI международная конференция в Казани


© Copyright 2009-2019. Использование материалов по согласованию с администрацией сайта.