Синология.Ру

Синология.Ру

Тематический раздел


Сыма Цянь

司馬遷, Сыма ЦяньСыма ЦяньСыма Цзы-чжан. 145(?) до н.э., Сяян (к югу от совр. Ханьчэна пров. Шэньси), — 86(?) до н.э. Историк, литератор, мыслитель. Сын Сыма Таня, гл. историографа и астролога(тай ши лин) при дворе У-ди, императора дин. Зап. Хань (140–87 до н.э.). Сыма Цянь учился у Дун Чжун-шу и Кун Ань-го. В 20-летнем возрасте начал путешествовать по стране для сбора историч. сведений, преданий, изучения нар. обычаев. Начал службу при дворе в должности лань чжун (чин дворцовой охраны). В 108 до н.э., через три года после смерти отца, унаследовал его пост и получил доступ к имп. архивам. Вместе с Тан Ду, Ло Ся-хуном и др. учеными-сановниками руководил работой по усовершенствованию календаря, результатом к-рой стал «Тай-чу ли» («Календарь, [созданный в период правления под девизом] Тай-чу»), обнародованный в 104 до н.э.
 
В 99 до н.э. вступился за военачальника Ли Лина, потерпевшего поражение от сюнну (гуннов) и сдавшегося в плен, навлек на себя гнев императора, был заключен в тюрьму и подвергнут оскоплению. После освобождения занял должность гл. секретаря гос. канцелярии (чжун шу лин) и продолжил работу над первым в Китае историко-биографич. трудом, материалы для к-рого начал собирать его отец. Произв., получившее впоследствии назв. «Ши цзи» («Исторические записки») и ставшее канонич. для кит. историографии, было завершено в 92 до н.э.
 
Автор: Пань Фу-энь.
 
Философские взгляды Сыма Цяня складывались под воздействием идей разных школ: эклектич. конфуцианства, сильно повлиявшего на философию истории и лит. теорию Сыма Цяня; эклектич. даосизма и легизма (ветви Шэнь Бу-хая), определивших его общефилос., политич., социальные и экономич. взгляды; иньян-цзя, наложившей отпечаток на мысли Сыма Цяня о человеке, космосе и истории. Представления Сыма Цяня о задачах и приемах историографии во многом восходят к идеям школы Гунъяна (см. Цзин-сюэ), особенно в интерпретации Дун Чжун-шу. Так, Сыма Цянь считал, что добрая воля человека, если ей помешали претвориться в действие, может воплотиться в лит. произв., к-рое прославит своего автора. Моделью такой ситуации, с к-рой Сыма Цянь соотносил и создание своего историч. труда, было для него написание Конфуцием летописи «Чунь цю», явившей «путь истинного царя» (ван дао) и, т.о., нереализованные потенции самого Конфуция. По Сыма Цяню, эта летопись «исправляет» мир, как гномон придает прямизну тени, к-рую он отбрасывает: ее слова обладают магич. силой и устрашают нарушителей порядка. «Исправление» осуществляется посредством использования в «Чунь цю» особого языка. Так, по Сыма Цяню, называя двух правителей, присвоивших себе титул царя — вана [1], их княжескими титулами, летопись тем самым порицает их; она умалчивает о нек-рых историч. фактах, если они представляют собой нарушение ритуала; прибегая к умолчаниям, в неявной форме говорит о событиях, современных Конфуцию, и т.п. Так, согласно учению Гунъяна, образцовый историк не только добросовестно записывает факты, но и «исправляет» историю во имя утверждения идеала мироустроения.
 
Этот подход и особый язык школы Гунъяна повлияли на практику Сыма Цяня. Так, он «исправил» историч. материал, введя повествование о племенах сюнну в разд. «Биографии», куда входили рассказы о подданных Хань, хотя правители сюнну тогда возглавляли независимое гос-во. Но если Конфуция он считал творцом — создателем «Чунь цю», то сам претендовал лишь на роль его продолжателя, передающего дела прошлого и «упорядочивающего» предания. «Ши цзи» Сыма Цянь рассматривал как произведение теоретич. мысли, выясняющее закономерности истории, соотношение между ее важнейшими силами — Небом (тянь [1]) и людьми, а совр. ему Китай — как итог предшествующей истории. Отмечал влияние древних правителей, перемещений столиц и переселений групп людей на образ жизни, нравы и обычаи. Делил мир на два района — ян [1] (см. Инь–ян), где живут «этические люди», китайцы, и инь [1], где обитают воинственные, корыстные варвары и китайцы, отличающиеся воинственностью. Вслед за Дун Чжун-шу считал, что правление каждой из предыдущих древних династий имело определенную нравств. специфику, соответствующую ступеням трехчленного историч. цикла (см. Сань цзяо, разд. 2). Кроме того, Сыма Цянь усматривал действие в истории двухфазного цикла: «природной сущности» (чжи [4]) и «утонченной формы», или «культуры» (вэнь).
 
Необходимость чередования чжи [4] и вэнь Сыма Цянь обосновал идеей неотвратимости «расцвета и упадка вещей», восходящей к даос. и общекультурным представлениям о поочередном расцвете противоположностей (см. Инь–ян).
 
Считая человеч. «природу» (син [1]) и «чувства» (цин [2]) неизменными, он исходил из существования единых законов нравственности для всех времен. Хотя в основе желаний человека лежит корыстное «стремление к богатству», человек отличается от животных тем, что «лелеет в себе [природу, содержащую] пять неизменных добродетелей (у чан; см. Сань ган у чан)... таит в себе [чувства] любви и отвращения». Средства воспитания человека — «нормы поведения» (ли [2]) и ритуальная музыка. В целом разделяя мнение Дун Чжун-шу о «постоянстве» «пути истинного царя» (ван дао), Сыма Цянь делал акцент не на подражании «древности», а на учете изменчивости историч. обстоятельств и на современности. Так, он доказывал необходимость брать за образец не древних правителей, а государей «поздних времен» (идея Сюнь-цзы, IV–V вв. до н.э.).
 
Важным историч. фактором Сыма Цянь считал воздаяние за добродетельные или дурные поступки. Оно может последовать и при жизни человека, и через много поколений. Заслуга предка становится источником благ для рода, образует запас его благодати (дэ [1]), к-рая охраняет потомков, но этот запас постепенно иссякает. «Путь» (дао) правящей семьи вследствие этого может прийти в упадок, но мудрое и добродетельное правление способно восстановить благую силу дэ [1] (сю дэ). Однако воздаяние в истории совершается далеко не всегда: бывает, что дурные люди наслаждаются жизнью до глубокой старости. Закон воздаяния нормально проявляется в виде доброй или дурной славы, однако и это правило может не действовать, и долг историка — восстанавливать справедливость по отношению к людям прошлого.
 
Сыма Цянь придерживался взгляда на мир, наиболее отчетливо выраженного в построениях Дун Чжун-шу: Вселенная мыслилась как единый континуум, в к-ром мир людей и мир природы взаимосвязаны и подчинены всеобщим законам. Зависимость между миром небесных тел и об-вом, делами управления, поведением государя, подданных и т.п. выражается в системе соответствий, подчиняющейся схемам взаимодействия сил инь–ян и «пяти элементов» (у син). Этими соответствиями Сыма Цянь объяснял различия в принципах гадания, существовавших в разных районах, особенности рельефа, определяющие черты нац. характера разных народов (напр., воинственность), судьбы истории, личностей и династий. Движения планет могут влиять на урожай, определять судьбы войн: небесные знамения указывают, каким образом поступить правителю, и являются реакцией Неба на поступки людей, прежде всего самих правителей. Сыма Цянь приводит и комментирует слова Сыма Таняотом, что школа иньян-цзя предусматривает «великое [количество] предзнаменований», «множество табу и вещей, к-рых следует остерегаться», а это «заставляет людей чувствовать себя связанными и многого бояться». С др. стороны, она же формулирует «великие [правила], как [людям] следовать четырем временам года», чего «нельзя упустить». Эти «великие [правила]» выходят за рамки экономич. (аграрной) сферы и переносят законы природы, выраженные в универсальных системах соответствий, на об-во (см. Сяншучжи-сюэ). Представления о законе воздаяния и о знамениях строились на идее взаимного влечения объектов «того же рода» (тун лэй): так, хорошее поведение (или правление) вызывает «того же рода» отклик со стороны Неба — счастье, награду; дурное поведение влечет отрицательную реакцию Неба и т.п. Сыма Цянь признавал вмешательство Неба в дела людей, объясняя «повелением Неба» (или «небесным предопределением» — тянь мин; см. Мин [1]) то, что не мог объяснить исходя из своих представлений о закономерности, — смену династий, нарушения закона воздаяния, редкостное везение и т.п. Понятия «Небо» и «повеление Неба» у Сыма Цяня внутренне противоречивы. С одной стороны, «путь Неба» — законосообразная связь, к-рую необходимо учитывать людям, с другой — перед «повелением Неба» могут быть бесплодны всякие усилия человека.
 
При этом Сыма Цянь оставлял за человеком опред. сферу деятельности, в пределах к-рой необходимы сознательные усилия. Действия человека, прежде всего правителя, должны «удовлетворять» все вещи и существа мира, гибко приспосабливаться к переменам обстоятельств, развитие к-рых подчиняется всеобщим законам расцвета и увядания. Только так можно стать «повелителем всех вещей».
 
В целом филос. взгляды Сыма Цяня эклектичны и отражают различные идеологич. тенденции его эпохи.
 
Литература:
Алексеев В.М. Китайская народная картина. М., 1966, с. 227-232; Конрад Н.И. Полибий и Сыма Цянь // ВДИ. 1965, № 4; Кроль Ю.Л. Сыма Цянь — историк. М., 1970; он же. О влиянии «ассоциативного мышления» на «Записи историка» // Историко-филологические исследования. Сб. статей памяти акад. Н.И. Конрада. М., 1974; он же. Литературная теория и литературная практика Сыма Цяня («Ши цзи» и представления школы Гунъян о воле) // История и культура Китая. Сб. памяти акад. В.П. Васильева. М., 1974; он же. О любви Сыма Цяня к необычному // XIII НК ОГК. Ч. 1. М., 1982; он же. Некоторые наблюдения над нумерологическим аспектом ранних «образцовых историй» (чжэн ши) // ПП и ПИКНВ. Ч. 1. М., 1987; он же. К проблеме объективности древнекитайского. историка // ПП и ПИКНВ. Ч. 1. М., 1991; Ли Чан-чжи. Сыма Цянь чжи жэньгэ юй фэнгэ (Личность и художественный стиль Сыма Цяня). Шанхай, 1949; Ми Чжэнь-хуай. Сыма Цянь. Шанхай, 1955; Се Цзе-минь. Сыма Цянь. Пекин, 1959; Сыма Цянь: сюань цзы «Хань шу» (О Сыма Цяне: извлечения из «Истории [династии] Хань»). Пекин, 1985; Сяо Ли. Сыма Цянь пинчжуань (Критическая биография Сыма Цяня). Тунляо, 1986; Чжэн Хао-шэн. Сыма Цянь нянь у (Погодичная биография Сыма Цяня). Шанхай, 1956.
 
Автор: Кроль Ю.Л.
 
См. также лит-ру к ст. Ши цзи.
 
Ст. опубл.: Духовная культура Китая: энциклопедия: в 5 т. / Гл. ред. М.Л.Титаренко; Ин-т Дальнего Востока. - М.: Вост. лит., 2006. Т. 1. Философия / ред. М.Л.Титаренко, А.И.Кобзев, А.Е.Лукьянов. - 2006. - 727 с. С. 401-403.

Авторы: ,
 

Новые публикации на Синологии.Ру

История основных историко-культурных зон Восточной Азии в Х–I тыс. до н.э. в первом томе «Истории Китая»: подходы и концепции
О статье Е.Ф. Баялиевой «Правовые аспекты обращения бумажных денег в юаньском Китае»
Частотный иероглифический словарь классических китайских текстов и его использование в тематическом и жанровом анализе
Дневники В.М. Алексеева в «Синологической картотеке» учёного
История перевода Нового Завета на китайский язык свт. Гурием Карповым


© Copyright 2009-2018. Использование материалов по согласованию с администрацией сайта.