Синология.Ру

Синология.Ру

Тематический раздел


Структура текста как характерная особенность авторского стиля

в контексте извлечения исторической информации из древнекитайского трактата Шан цзюнь шу («Книга правителя области Шан»)[1]
 
1. Введение
Цель данной работы – разработать и описать способ извлечения из текста письменного источника исторической информации по определённой эпохе. Рассмотрим Шан цзюнь шу («Книга правителя области Шан», далее — ШЦШ) как источник по истории правления Сяо-гуна (361–338 гг. до н.э.) в восточночжоуском царстве Цинь.
 
1.1. История памятника
Первое упоминание ШЦШ встречается в трактате Хань Фэй-цзы (ок. 228–223 гг. до н.э.) [Книга, 1993, с. 14]. Самая ранняя имеющаяся на сегодняшний день в распоряжении учёных редакция памятника относится к периоду Юань (1271–1368) [Loewe, 1993, с. 371]. В ШЦШ было двадцать шесть глав, но сохранились двадцать четыре; две, 16-я и 21-я, известны только по названию.
 
Предполагаемый автор ШЦШ — Гунсунь Ян (390–338 гг. до н.э.), известный также как Шан Ян, то есть шанский Ян, правитель области Шан в царстве Цинь. Сочинение, связанное с его именем, получила известность приблизительно через сто лет после его смерти, уже в III в. до н.э. [Книга, 1993, с. 14]. Оно не попало под указ императора Цинь Шихуана 213 г. о сожжении гуманитарных сочинений, хранившихся в частных собраниях, поскольку в царстве Цинь идеи Шан Яна весьма почитались. Следующее упоминание о памятнике встречается у Сыма Цяня в «Исторических записках», где упомянуто о том, что он читал две книги правителя области Шан — Кай сай («Открытые и закрытые [пути]») и Гэн чжань («Пахота и война»). В современной версии ШЦШ Кай сай — название главы 8. В памятнике также есть глава, которая называется Нун чжань («Земледелие и война»).
 
В конце I в. до н. э. — в начале новой эры ханьские текстологи Лю Сян (80–9 гг. до н. э.) и его сын Лю Синь (ок. 46г. до н.э. – 23 г.н.э.) отредактировали большое число восточнокитайских и раннеханьских текстов, в том числе и Шан-цзюньшу [Книга, 1993, с. 16]. Однако о характере и результатах работы этих текстологов информации не сохранилось. Известно лишь, что в то время памятник насчитывал 29 глав. В Хань Шу 汉书 («История [государства Западная] Хань») в главе И вэнь чжи 艺文志 («Описания [произведений конфуцианской] классики и [остальной] литературы») в рубрике «школа фа (школа закона)» сообщается: «Шан-цзюнь в 29 главах» (商君二十九篇). Но в той же главе в рубрике военных трактатов приводится наименование еще одной книги, приписываемой Шан Яну — «[Книга] Гунсунь Яна в 27 главах».
 
Впервые полное название памятника встречается в сочинении Чжугэ Лян цзи 诸葛亮记 («Записки Чжугэ Ляна»), где сказано о том, что Лю Бэй, первый правитель царства Шу, завещал своему сыну перечитывать на ночь Шан-цзюнь шу [Loewe, 1993, с. 370]. То есть это обиходное название, которое закрепилось в начале III в. до н. э. за данным сочинением. Это же наименование встречается и в Суй шу 隋书 («История Суй»). Но в официальных историях ничего не говорится о количестве глав.
 
В сборнике Цюнь шу чжи яо群書治要 («Разные книги о сути управления»), составленном Вэй Чэном в 631 г., сообщается об утраченной ныне главе ШЦШ Лю фа 六法 («Шесть законов»), которая предшествовала главе «Установление власти». В эпоху Юань (1271–1368) были утрачены главы 16 и 21. Так что в конечном счёте до нас дошли только 24 главы из 29. При этом нельзя исключить, что в этот текст попали части из упоминавшейся другой книги Шан Яна, посвященной военному делу [Книга, 1993, с. 17].
 
1.2. О времени и авторе
Правление циньского Сяо-гуна было длительным, он правил двадцать три года, и в политическом отношении стабильным, поскольку он получил власть от отца — Сянь-гуна (384–362 гг. до н.э.) и передал её своему сыну Хуй Вэнь-цзюню (337–311 гг. до н.э.). Его правление также можно охарактеризовать как время усиления Цинь и преодоления структурного кризиса власти [Целуйко, 2005, с. 150–151]. Шан Ян был советником правителя Сяо-гуна и провёл в Цинь преобразования, которые обеспечили значительное усиление царства. Сам Шан Ян происходил из царства Вэй 魏, восточного соседа Цинь. В царстве Вэй он подвергся преследованиям, а в царстве Цинь его идеи были приняты [The Book, 1974, с. 11–12].
 
Преодоление структурного кризиса, характерного как для Цинь, так и для многих царств того времени, в условиях прихода богатых и могущественных кланов на смену легитимным династиям, и связывается с преобразованиями Шан Яна, которые он проводил в Цинь в середине IV в. до н. э. в соответствии со своими воззрениями на государственное устройство. Эти воззрения и описаны в ШЦШ.
 
В отечественной исторической науке бытует мнение о том, что суть этих преобразований уже ясна и предельно понятна [Васильев Л.С., 1973]. Однако мы считаем возможным провести более глубокое исследование памятника, чтобы выяснить, всё ли из того, что описывается в нем, предполагаемый автор (Шан Ян) действительно стремился воплотить в царстве Цинь, а если нет, то как отделить его практические предложения от идеологии и как эту идеологию понимать.
 
ШЦШ, как исторический источник, отличается от многих других памятников общественной мысли периода Восточное Чжоу, например, Лунь юя («Беседы и суждения») и Мэн-цзы, автор которого Мэн Кэ жил в IV в. до н. э. и являлся современником Шан Яна. Лунь юй и Мэн-цзы не только описывают учение, но и содержат исторические сведения о том, с кем и где данный философ встречался и др. [Проказина, 2005, с. 107]. Эту информацию можно анализировать, не вдаваясь в подробности излагаемого в данных текстах учения.
 
В ШЦШ же почти нет сведений о самом Шан Яне и не упомянуты никакие исторические события. В первой главе ШЦШ, которая называется «Изменение законов», имеются некоторые данные, касающиеся обстоятельств проведения преобразований Шан Яна, но эта глава — единственная, которая написана не как монолог, а как беседа. Отличие ее структуры от остальных глав настолько велико, что она едва ли может считаться аутентичной. К тому же информация об этих обстоятельствах полностью совпадает с данными Сыма Цяня.
 
Такое содержательное отличие ШЦШ определяет характер нашего исследования. На наш взгляд, в ШЦШ можно выделить два основных источника исторической информации. Во-первых, это структура текста в той мере, в какой она может прояснить обстоятельства написания глав. Ее анализ как одного из источников исторической информации позволит выделить наиболее существенное для автора [Ролан Барт, 1989, с. 131–132]. Во-вторых, это отношение Шан Яна к реалиям своей эпохи, точнее, те изменения, которые он предлагал произвести над ними. В тексте это проявляется в виде дефиниций, которые автор даёт явлениям, а также в виде тех действий, которые автор предлагает совершить.
 
2. Анализ памятника
 
2.1. О методе анализа памятника
Задача извлечения исторической информации предполагает проведение анализа структуры текста и разработку подходов к системному анализу содержания взглядов автора.
 
Без структурного анализа нельзя подойти к решению второй задачи — анализу содержания. Ведь в ШЦШ встречаются реалии более поздней эпохи, это люди и события, современником которых предполагаемый автор текста быть не мог. Действительно, установлено, что отдельные главы были написаны после смерти Шан Яна. Майкл Лёве относит к их числу главы 1, 9, 15, 20 и 26 [Loewe, 1993, с. 369–370]. Данное обстоятельство и заставило разработать метод различения текста предполагаемого автора.
 
Мы попытаемся отделить главы, которые могут быть использованы в качестве исторического источника по данной эпохе, от тех глав, которые в качестве исторического источника по данной эпохе ничего не дают (это не означает, что они не могут быть использованы как источник информации по другой эпохе). Такая задача возвращает нас к необходимости поиска отличий в структуре разных глав памятника и выделения индивидуальных стилистических особенностей в них.
 
Анализ структуры текста важен и для понимания заложенных в памятнике идей. Мы будем исходить из того, что иероглифы и сочетания иероглифов употребляются в ШЦШ в качестве терминов, значение которых можно определить точно, если рассматривать их в контексте всех элементов структуры текста.
 
Говоря о методе анализа структуры текста памятника важно упомянуть, что он подразумевает выделение основных составляющих его элементов и установления способов связи между ними. Этот метод, основанный на выделении параллелизмов, был с некоторыми коррективами заимствован из работы В.С. Спирина «Построение древнекитайских текстов» [Спирин, 1976], а рамочные конструкции выделены по методу, выработанному А.М. Карапетьянцем [Карапетьянц, 1978]. Согласно ему, в тексте могут быть выделены отдельные неделимые элементы структуры (сочетания иероглифов), содержащие одну идею. Одна такая единица структуры далее называется «синтаксическое целое». Ниже опишем процесс их выделения.
 
Самое большое структурное целое это собственно памятник. Памятник делится на цзюани (их всего 5), а цзюани делятся на главы (их всего 26). Но цзюани для нас не важны. Для выделения структурных единиц ценность представляют только последние, так как текст внутри глав является единым целым, а связь между главами внутри цзюаня не очевидна. Итак, основным объектом анализа будет структура текста одной главы.
 
2.2 Выбор эталона
Сначала выберем главу с очевидной структурой, содержание которой было бы наиболее абстрактным, т.е. не содержала бы имён собственных, примеров, с максимально широким полем обобщения — все царство Цинь. Кроме того, эта глава не должна содержать сведений, которыми Шан Ян заведомо обладать не мог.
 
Исходя из вышесказанного, за эталон было решено принять главу вторую Кэнь лин 垦令(«Указ об обработке [пустующих] земель»). Она чётко структурирована — содержит 20 очевидных «частей». Критерий выделения части — повторяющаяся 20 раз фраза цзэцао би кэнь и 则草必垦矣 («Пустующие земли будут непременно обработаны», пер. Л.С. Переломова). Судя по названию, эта глава должна быть крайне специализированной. Однако на деле в ней об обработке пустующих земель ничего не сказано. Повторяющаяся фраза является своего рода маркером отношения автора и окончания части текста. А содержание главы касается именно царства Цинь в целом. Кроме того, глава не содержит никакой информации о событиях, лицах или явлениях, которых Шан Ян не мог знать.
 
Рассмотрим структуру этой главы.
 
2.3 Выделение базовых структурных элементов внутри второй главы
Назовем «частями» выделяемые нами структурные элементы главы второй. Ее текст в целом делится на части, части делятся на строки, строки делятся на микрочасти, микрочасти содержат «синтаксические целые». Синтаксические целые могут по большей части совпадать с микрочастью, а могут не совпадать. В качестве образца рассмотрим первую из «частей».
 
Текст оригинала таков:
 
Начальная фраза: 无宿治
Строка 1邪官私利百官相稽
Строка 2 百官相稽 农有余日
Строка 3 邪官私利
Строка 4 农有余日 草必垦矣
 
Приведем перевод и выделим в каждой строке первые (1) и вторые (2) «микрочасти».
 
Начальная фраза: Если бы не давний [порядок] управления
Строка 1:
1. То порочные чиновники не смогли бы оказывать народу [услуги] ради частной выгоды
2. И у чиновников дела [официальные и частные] не взаимно замедлялись бы
Строка 2:
1. Если бы у чиновников дела [официальные и частные] не взаимно замедлялись,
2. То у земледельцев появились бы свободные дни
Строка 3:
1. Если порочные чиновники не смогут оказывать народу [услуги] ради частной выгоды
2. То земледельцы не разорялись бы
Строка 4:
1. А если земледельцы не разоряются и ещё имеют свободные дни
2. Пустующие земли будут непременно обработаны — это фраза типового окончания[2].
 
Как видим, внутри «части» содержится ряд элементов, между которыми есть очевидный параллелизм. Это значит, что есть ряд элементов, которые практически полностью повторяют друг друга, а, кроме того, есть повторяющиеся из части в часть грамматические элементы — они выделены жирным в китайском тексте. На этом явлении — явлении параллелизма — основано разделение уже самой части на строки. В отечественной китаистике этим явлением в философских текстах занимался В.С. Спирин [Спирин, 1976]. Он выделял большое количество видов параллелизмов вплоть до числового параллелизма, когда параллельность конструкций признаётся уже потому, что в них одинаковое число иероглифов.
 
В данной работе под параллелизмом понимается употребление в разных частях одинаковых иероглифов или групп иероглифов и употребление одинаковых рамочных конструкций. В приведённой части первые три иероглифа у су чжи 无宿治 («если бы не давний [порядок] управления») ничему не параллельны, поэтому их мы оставляем вне строчной структуры. Однако остальной текст чётко делится на параллельные строки. Внутри строк тоже присутствуют параллельные элементы. Их мы и называем «микрочастями».
 
Данная часть состоит из одной начальной фразы, четырёх строк, каждая из которых делится на две микрочасти. Первая микрочасть в строке не параллельна второй микрочасти той же строки. Она параллельна первой микрочасти другой строки. Так же и вторая микрочасть строки параллельна второй микрочасти другой строки. Таким образом, данная часть состоит из начальной фразы, четырёх строк, делящихся на восемь микрочастей. Последняя микрочасть является «ритуальной», завершающей часть, фразой. Она может быть, как включена в строчную структуру параллелизма, то есть быть параллельной какой-либо микрочасти, как мы наблюдаем в нижеприведенном примере; так и стоять особняком, как начальная фраза.
 
Если таким же образом проанализировать вторую часть данной главы, то обнаружатся некоторые отличия. Отличия внешние заключаются в том, что теперь начальная фраза включена в строчную структуру и в строке появляется третья микрочасть. Ясно, что и во второй части, и в первой основной синтаксической единицей является не иероглиф, и не сочетание иероглифов, а весь иероглифический состав микрочасти, которая повторяется целиком, там, где этого требует ход мысли. Исключение составляет первая микрочасть четвёртой строки, где соединяются две микрочасти, две вторые микрочасти второй и третьей строки, соответственно. Это верно и для второй части.
 
В некоторых строках части двух повторяющихся целых не совпадают с микрочастями, в которых находятся. Микрочасти этих строк состоят из нескольких групп повторяющихся иероглифов. Таким образом, выделяется ещё одна структурная единица, меньшая, чем микрочасть, но в большинстве случаев отличная от единичного иероглифа. Эта часть является наименьшей частью рассматриваемой структуры, отличной от иероглифа. Однако выделенные нами сочетания иероглифов свойственны только данному тексту, а потому являются характерным признаком его структуры, то есть стилистическим признаком автора именно этого текста. Назовём эту выделенную нами единицу «синтаксическим целым».
 
Синтаксические целые связаны между собой. В этой главе они связаны как тема и рема. Изначально даётся некое синтаксическое целое, которое мы для данной главы назовём «абсолютная тема», так как это целое нигде раньше не упоминалось, но не подносится как новое. Для первой части этой абсолютной темой и является начальная фраза у су чжи 无宿治. Об абсолютной теме сообщается некая информация, то есть даётся что-то новое — рема. Для первой части рема вводится иероглифами 则 цзэ — «следовательно», а также иероглифом 而 эр, который в данном случае является показателем однородности. То есть первая микрочасть первой строки (вводится через 则 цзэ), также как и вторая микрочасть первой строки (вводится через 而 эр) являются в равной степени двумя разными ремами к теме у су чжи无宿治, которая является начальной фразой первой части. Далее уже эти две разные ремы повторяются. То есть они сами становятся темами, к которым уже даётся специальная рема.
 
Схематически данную структуру можно представить следующим образом: «А» тема — «Б» рема. «Б» тема — «В» рема. «В» тема — «Г» рема и так далее. То есть одно и тоже синтаксическое целое сначала является ремой, сообщением о другом синтаксическом целом, а потом само становится темой, то есть уже о нем что-то сообщается. Назовём такой переход из ремы в тему, как и саму особенность этой структуры, тема-рематическим переходом.
 
Эта структура характерна для всей второй главы.
 
2.4. Описание структуры второй главы
На основе выделенной базовой структуры проведём структурный анализ второй главы.
 
Как уже было сказано, части выделяются довольно просто. В конце каждой стоит фраза цзэ цао би кэнь и  则草必垦矣 («Пустующие земли будут непременно обработаны»), в начале — либо предложение в утвердительной форме (о том, что надо делать), либо в отрицательной форме (о том, что надо упразднить), используя наречие у无, видимо в сослагательном наклонении, как форма пожелания «если бы этого не было». Последних видов начала (негативных предложений) ровно десять, в то время как всего частей — двадцать, таким образом, десять частей приходится на позитивные предложения.
 
Первая часть — абстрактное введение — посвящена основной проблеме. Понятие, которым можно описать наибольшее целое из приведённых в главе, понятие чжи治«порядок» или «управление», которому дан атрибут су 宿 «давний», сопоставляется с одной из проблем, рассматриваемых в тексте — се гуань 邪官 — порочные чиновники. Все основные тема-рематические пункты связаны между собой.
 
Если представить структуру этой части графически, то наблюдаются две линии, исходящие из одной точки, идущие параллельно и сходящиеся в одной точке, которая может продолжаться линией из ещё нескольких пунктов, или завершиться, став её последней точкой части (см. Приложение, Таблица № 1. «Модель первой части второй главы»). Этой последней точкой была как раз упомянутая выше завершающая «ритуальная» фраза части. Такая система в целом характерна и для остальных частей второй главы.
 
Первой точкой является состояние, которое необходимо достигнуть, параллельно идущие линии текста — те последствия, которые, в конечном счете, приводят к «ритуальной» фразе. Таким образом, в этой конструкции та часть текста, которая относится непосредственно к завершающей фразе, не будучи параллельна другой, относится к полемической части, а та часть, которая начинает текст — является практическим предложением автора. Текст, идущий параллельно — реальным желаемым состоянием, логически следующим из реализации практического предложения. В изучаемом памятнике частей, которые строятся по такой модели 17 из 20, все, кроме частей 9, 19 и 20.
 
Далее выделим для рассматриваемой главы один вид абсолютной темы: «предложение» (либо позитивную, либо негативную начальную фразу). Также имеется один вид абсолютной ремы, который никогда не становится темой: завершающая фраза. То, что заключено в линиях текста, параллельных друг другу, как и то, что следует после смыкания линий, но до завершающей фразы, назовём «простейшими тема-рематическими логическими единицами».
 
Текст, идущий двумя параллельными линиями, назовем «реально желаемое» (это «реальные цели»). Текст, идущий от смыкания двух линий и до завершающей фразы, назовем «полемические единицы». Такое название мы выбрали потому, что они хотя и не связаны с реально желаемым напрямую, однако показывают государственную пользу от реально желаемого и, соответственно, связаны скорее с идеологией, чем с практикой.
 
По всем частям текста составлена таблица, ее образец приведен в приложении (см. Таблицу № 1. «Модель первой части второй главы»). Возможность передать движение мысли автора графически предоставляет нам инструмент анализа авторских идей путём разделения текста.
 
С точки зрения выделения исторической информации для нас важна та часть, которая названа «предложение», а также та часть, которая названа «реально желаемое». Часть, поименованная «полемическое», которая с точки зрения структуры текста слабо связана с предыдущим текстом, может быть важна для выяснения государственной идеологии Цинь того периода. Часть, названная «реально желаемое», представляет интерес, поскольку, видимо, является описанием того государственного состояния, которого Шан Ян хотел достичь.
 
Основной практический вывод делается автором в конце «реально желаемого», а «полемическое» логически и структурно связано не с основным текстом, а с фразой, завершающей каждую часть. Поэтому бессмысленно искать в «полемическом» предложения, равно как и бессмысленно искать там описания того состояния, которое надо было достичь. Однако части подобного типа вполне могут дать представление о том, чего жаждали правящие круги в царстве Цинь.
 
Метод отделения практики от идеологии описан, теперь попробуем найти подход к решению второй задачи — системному изложению взглядов автора памятника.
 
3. Анализ содержания второй главы
Далее, исходя из уже проведённого структурного анализа содержания, опишем ход анализа. Для начала проанализируем колонку «реально желаемое». Именно в микрочастях, относящихся к данной колонке, даются объекты тех предложений, которые, соответственно, помещены в колонке «предложения». Таким образом, именно из колонки «реально желаемое» выясняется, на какие группы населения направлены те изменения, которые предлагались автором реформ.
 
Выясняется, что этих групп всего три: чиновники, народ (иногда «земледельцы») и торговцы. Анализ списка показывает, что общим объектом «предложений» становятся не отдельные группы населения, а отношения между ними.
 
Соответственно обозначив чиновников цифрой 1, земледельцев 2, а торговцев 3, составим краткий список объектов для второй главы с краткими пояснениями (см. Приложение, таблица № 2 «Структура содержания»). В ней также показано процентное соотношение количества иероглифов каждой части ко всему тексту второй главы, который насчитывает 1199 иероглифов.
 
Зачастую, даже если вторая группа не указывается, её можно восстановить из текста главы. Так в пункте, где поставлена только цифра 2 и дан комментарий «Народ — не странствовать», можно восстановить ещё один объект — чиновников, поскольку в другом пункте, четырнадцатом, чиновникам тоже запрещается странствовать. Иначе говоря, странствующий народ попадает в зависимость от чиновников, а это необходимо предотвратить.
 
Такой способ анализа содержания даёт нам возможность вывести некую общую идею всей второй главы.
 
Большинство частей построены по одной модели. В колонке «предложение» описывается суть воздействия, в колонке «реально желаемое» описывается объект воздействия — отношение двух или трёх социальных групп. Лишь в частях 11 и 12 объектом воздействия становятся не отдельные группы народа, а народ в целом. В них говорится об отношениях внутри народа, но не социальных групп, а индивидов и власти. В 11 части объектом являются отношения преступления и ответственности, а в 12 части объект — собственно помыслы народа, то есть те добровольные связи, которыми индивиды себя связывают. И в части 11, и в части 12 понятие «народ» близко понятию «земледельцы», поэтому, хоть они и обозначаются разными иероглифами, мы обозначим оба понятия цифрой 2.
 
Кроме объекта воздействия в колонке «реально желаемое» описывается будущий результат воздействия, то есть модификация социальных отношений. Практически в каждом пункте, где объектом «предложения» является отношение одной группы населения с другой, сущность предлагаемых изменений — либо полное прерывание этих отношений, либо изменение их таким образом, чтобы каждая из сторон занималась только одним, своим делом. Это можно свести к следующим трем предложениям:
 
1) народ не шёл бы в торговлю;
2) чиновники не брали бы на себя дополнительные функции по управлению народом путём приема его в свои «зависимые»;
3) торговцы становились бы крупнее, а количеством меньше, то есть опять-таки, торговля не была бы «общенародным» делом. В этом и состоит суть предложений Шан Яна в этой главе.
 
В начале главы, в первой части даётся описание «старого порядка» взаимодействия чиновников и народа, а во второй части — новый метод, которым можно изменить старое отношение. Он обозначается иероглифом и 壹. Название этого метода переведено Л.С. Переломовым как «Единое».
 
Данная глава и проясняет сущность этого «Единого». Она заключается не просто в том, что весь народ занимается одним и тем же делом, а в том, что своим делом занимаются представители каждой социальной группой. Таким образом, на наш взгляд, термин «Единое» имеет отношение к социальному разделению труда.
 
Что касается трех выделенных групп, то они встречаются в таком составе и в других главах.
 
Кроме этого удалось выделить «группы частей». Части группируются по тому отношению, которое в них рассматривается. Удалось выделить пять групп:
 
  • группа отношения 1:2 (чиновники : народ), самая значительная, в неё входит 11 частей и 57,0% текста;
  • группа отношения 1:3 (чиновники: торговцы), в неё входят две части и 10,0% текста;
  • группа отношения 2:3 (народ : торговцы), в неё входят четыре части и 17,0% текста;
  • группа отношений 2 (внутри народа), две части и 8,0% текста;
  • группа отношений 1:2:3 (между чиновниками, народом и торговцами) в части 10, которая составляет 6,0% текста.
 
Легко заметить, что приоритетом автора этой главы были отношения между чиновниками и народом.
 
Таким образом, сформулирован подход к изучению содержания текста, основанный на анализе его структуры. Он предполагает рассмотрение участников ситуации и их отношений в микрочастях текста. Это также позволяет определить общую идею текста.
 
4. Применение методов структурного анализа для определения однородности текста
Теперь, когда методы анализа структуры и содержания разработаны, необходимо разработать метод выявления однородности текста внутри одной главы, ведь за этим может стоять наличие более поздних вставок, то есть наличие у одной части нескольких авторов. Это, конечно, не может не отразиться на структуре как на основном признаке стиля.
 
Данная цель ставит перед нами две проблемы. Во-первых, надо определить, являются ли фрагменты, содержащие факты более позднего времени, органической частью всего текста главы, или они были добавлены в более поздний период.
 
Эта проблема решается путём определения того, вписываются ли имена и события более позднего времени в часть главы органично или нет. Во-вторых, если упомянутые события, произошедшие после смерти предполагаемого автора, органически вписываются в часть главы, необходимо определить, вписывается ли в свою очередь эта часть органически в структуру главы. Если такая часть в структуру главы не вписывается, будем считать ее более поздней вставкой.
 
Для решения этих задач был избран метод сравнения стилистических черт отдельных частей на примере главы 20 Жо минь 弱民 («Как ослабить народ», пер. Л.С. Переломова). В этой главе содержится информация о сань гуань 三官 (по Л.С. Переломову — «трех функциях государства»). Аналогичная часть главы встречается и в главе 4, но они не воспроизводят друг друга дословно. Нам важно знать, относится ли написание главы 20 к рассматриваемой эпохе.
 
В главе 20 могут быть выделены четыре части. Все факты, относящиеся ко времени после смерти предполагаемого автора находятся в последней, четвёртой части (270 иероглифов). В перевода Л.С. Переломова она начинается со слов «Умный правитель, повелевая своим подданным».
 
Здесь содержится упоминание о событиях, которые произошли после смерти Шан Яна — захват армией царства Цинь городов царства Чу: Янь (279 г. до н.э.) и Ин (278 г. до н.э.). Кроме того, в ней встречается имя некоего У Хо, который жил в Цинь в правление У-вана (310–307 гг. до н.э.). Из сообщения «Исторических записок» Сыма Цяня, в котором упомянуто его имя мы можем сделать вывод о том, что он никак не мог быть известен Шан Яну [Исторические записки, т.2, 2003 c. 44].
 
Поскольку имена и события органически вписываются в параллелизмы данной части, можно предположить, что либо вся часть, либо вся глава написаны после смерти Шан Яна (после 278 г. до н.э.). Необходимо определить, является ли эта часть органической частью структуры всей главы, или нет.
 
Сначала сравним число иероглифов, входящих в параллельные конструкции всех четырех частей главы 20. В первых трех частях всего 566 иероглифов. Было установлено, сколько из них входит в параллельные или тема-рематические конструкции, и сколько не входит. Внутри всех видов рамочных конструкций оказалось 500 иероглифов, или 88,4% текста тех частей глав, где никаких фактов более позднего времени не содержится. Вне конструкций осталось 66 иероглифов или 11,6% текста этих частей. В тексте же четвертой части в рамочные конструкции входят только 38,2% текста или 103 иероглифа, а вне рамочных конструкций любого рода находится 61,8% текста или 167 иероглифов.
 
Таким образом, структура последней части принципиально отличается от структуры остальных частей текста, поскольку рамочные конструкции (параллелизм или тема-рематический переход) являются структурообразующими элементами текста. Раз структура текста в рамках одной главы столь неоднородна, можно рассматривать всю эту часть главы как позднюю вставку. Факты и имена, которые Шан Ян знать не мог, органично входят в структуру последней части, но сама эта последняя часть по структуре принципиально отличается от трёх предыдущих частей главы, следовательно, нет препятствий для использования в качестве исторического источника всех частей этой главы, кроме последней.
 
5. Итоги
В данной статье рассмотрена структура и содержание второй главы Шан-цзюнь шу, описаны различные методы ее анализа, а на примере главы 20 описан метод определения однородности текста.
 
Можно сделать вывод о том, что вторая глава ШЦШ является чётко структурированным текстом. Это система, в которой части являются ее элементами, но и каждая часть сама по себе представляет систему, где элементами являются микрочасти. Выделяя принцип, по которому связаны между собой микрочасти, можно составить типологию микрочастей внутри частей и выявить модель части; разделить информацию, содержащуюся в разных микрочастях, по критериям принадлежности к полемике или практике. Разделив информацию на практическую и полемическую, можно выделить реальные объекты частей.
 
На основе выделения связей между объектами и того, как предлагается эти связи трансформировать, удалось получить историческую информацию: каких преобразований желал автор данной главы.
 
Выявление в тексте термина и 壹 (Единое), который соответствует предметной области, позволило понять его значение. Предметная область, на которой он интерпретируется — основные социальные группы, а его смысл — социальное разделение труда между этими группами. Это в основном соответствует понятию «специализация», хотя предметная область понятия «специализация» несколько шире. Сказанное важно и само по себе, поскольку термин и 壹 (Единое) встречается почти во всех главах ШЦШ и играет в авторской концепции важную роль. Интерпретация элементов концептуальной системы автора — первый шаг к пониманию самой концепции, которая, в свою очередь, представляет интерес с точки зрения извлечения исторической информации.
 
Данные количественного анализа выделенных частей второй главы показывают, что приоритетом, были отношения между чиновниками и народом, то есть между управленческой элитой и управляемым ею населением.
 
Кроме того, применив методы структурного анализа, удалось установить, что последняя часть главы 20, вероятнее всего, является более поздней вставкой, в то время как предыдущие части этой главы, скорее всего, аутентичны.
 
В результате описан весь арсенал методов, которые в дальнейшем будут применены для полного анализа всего текста памятника.
 
Тезаурус
Абсолютная тема— микрочасть, с которой начинается часть, состоящая из одной темы, ранее не встречавшейся в тексте.
Базовые части текставсе уровни таксономии структуры текста.
Микрочасть — фрагмент текста; из фрагментов состоит часть текста. Представляет собой короткое высказывание, содержащее одну рамочную конструкцию, может содержать в себе один фрагмент параллелизма (то есть фрагмент, параллельный фрагменту другой микрочасти). Содержит одну тему и одну рему к ней.
Параллелизм — такой характер отношений фрагментов текста между собой, при котором между ними появляется либо синтаксическая, либо лексическая общность, что выражается в употреблении одних и тех же грамматических конструкций, одинаковой структуре фрагментов, либо в употреблении одинаковых иероглифов.
Полемическоемикрочасти, текст которых более связан с финальной фразой, нежели с практическими предложениями. Возможно, отражает идеологию целевых читателей текста.
Предложениевид абсолютной темы, с которой начинаются части текста второй главы. В них излагаются мероприятия, которые надо осуществить, или явления, которые надо уничтожить.
Рамочная конструкция — грамматическая конструкция, ограничивающая текст.
Реально желаемое— микрочасти текста, текст которых структурно связан между собой и с абсолютной темой, то есть более с предложением, чем с финальной фразой. Содержит описание того состояния, которое нужно достигнуть.
Синтаксическое целое— устойчиво повторяющаяся группа иероглифов.
Строка — такой способ расположения микрочастей, при котором видны параллелизмы и структура части текста.
Темарематический переходпревращение ремы в тему.
Финальная фраза — фраза окончания — квазиритуальная фраза — абсолютная рема – микрочасть, которой заканчивается часть тексты, никогда не становится темой.
Часть текста — максимальный фрагмент текста, из совокупности частей состоит глава. Представляет собой законченную мысль.
 
Библиография
на русском языке
Васильев, 1973 — Васильев Л.С. Реформы в Китае: цели и объективные результаты. — Общество и государство в Китае. М., 1973.
Деопик и др., 2004 — Деопик Д.В., Таркина А.И., Ульянов М.Ю. Метод выделения и краткой характеристики периодов в истории одного государственного образования Восточной Азии: на примере Цзинь (период Восточное Чжоу VIII–III вв. до н.э.) — Научная конференция «Ломоносовские чтения». Книга 1. М., 2004.
Исторические записки, т.2, 2003 — Сыма Цянь. Исторические записки (Ши цзи). Пер. с кит. Вяткина Р.В. и Таскина В.С., под общей редакцией Вяткина Р.В. Т. 2. М., 2003.
Карапетьянц, 1978 — Карапетьянц А.М. О редакциях древнекитайских текстов. — Общество и государство в Китае, 1978. М., 1978.
Карапетьянц, 2001 — Карапетьянц А.М., Тань Аошуан. Учебник классического китайского языка вэньянь. Краткий очерк особенностей грамматики вэньяня. М., 2001.
Книга, 1993 — Книга правителя области Шан (Шан Цзюнь Шу). Перевод с китайского, вступительная статья, комментарий и послесловие Л.С. Переломова. М., 1993.
Проказина, 2005 — Проказина А.В. Мэн-цзы как исторический источник: анализ персоналий. — История Китая: материалы китаеведческой конференции ИСАА при МГУ (май 2004). М., 2005.
Радаев и др. — Радаев А.М., Сорокин Ю.А. Глубинные структуры в текстах Кунцзы и Мэнцзы. — Общество и государство в Китае. М., 1980
Барт, 2000 — Барт Ролан. Введение в структурный анализ повествовательных текстов. От структурализма к постструктурализму. — Французская семиотика. М., 2000.
Спирин, 1976 — Спирин В.С. Построение древнекитайских текстов. М., 1976.
Спирин, 1977 — Спирин В.С. Числовые комплексы из «Сицы Чжуани». — Общество и государство в Китае. М., 1977.
Спирин, 1982 — Спирин В.С. Формальное построение Сицы Чжуани. — Письменный памятники Востока, 1975. М., 1982.
Целуйко — Целуйко М.С. Политическая история царства Цинь (VIII-III вв. до н.э.): основные периоды и их характеристика. — История Китая. Материалы китаеведческой конференции ИСАА при МГУ (май 2004 г.). М., 2005.
 
на английском языке
The book, 1974 — The book of Lord Shang, tr-d by Duyvendak J. J.-L. San Francisco, 1974.
Loewe, 1993 — Loewe M. Early Chinese Texts: «A Bibliographical Guide». The society for the study of Early China and the institute of East Asian studies, university of California, Berkley, 1993.
 
Приложение
Таблица № 1. «Модель первой части главы 2»
Часть Предло-
жение
Реально желаемое Полемическое Структура
1 无宿治
Если бы не давний порядок
 
则邪官不及为私利于民
而百官之情不相稽
百官之情不相稽
 则农有余日
邪官不及为私利于民
则农不敗
То порочные чиновники не смогли бы оказывать народу [услуги] ради частной выгоды
И у чиновников дела [официальное и частное] не взаимно замедлялись бы
Если бы у чиновников дела [официальное и частное] не взаимно замедлялись,
То у земледельцев появились бы свободные дни
Если порочные чиновники не смогут оказывать народу [услуги] ради частной выгоды
То земледельцы не разорялись бы
А если земледельцы не разоряются и ещё имеют свободные дни
Пустующие земли будут непременно обработаны
农不敗而有余日
则草必垦矣
А если земледельцы не разоряются и ещё имеют свободные дни,
Пустующие земли будут непременно обработаны -
 
 Рис.1Рис.1
 
Таблица № 2. «Структура содержания второй главы»
 
1. Чиновники (любая элита)
2. Народ (в основном — земледельцы)
3. Торговля (видимо, ростовщики тоже подпадают под это понятие)
(Курсивом даны наши замечания по структуре)
отношение Комментарий
 
% текста
1 1 : 2 старые отношения между чиновниками и народом 4,8
2 1 : 2 каким способом можно преобразовать эти отношения 7,5
3 2 : 1 связи между народом и чиновниками из других царств 5,0
4 2 : 1 неофициальные связи между народом и чиновниками данного царства 4,0
5 2 : 3 отношения выгоды между земледельцами и торговцами 5,5
6 2 : 1 не обращать внимания на музыку и одеяния (атрибуты чиновников) 3,6
7 1 : 2 уничтожить большие семьи элиты, разорвать связь этих кланов с зависимыми 5,8
8 2 : (1) народ – не странствовать 2,7
9 2 : (3) народ – «и» горы и водоёмы : частная выгода (атрибут торговли)
выделены объекты не по колонке «реально желаемое», а общий объект данной части, поскольку эта часть не структурирована по описанному образцу. Она целиком может относиться либо к идеологии, либо к практике.
2,4
10 1 : 2 : 3 цены на вино и мясо – народ – торговцы – сановники (земледелие, торговля, управление) 6,2
11 2 народ – наказания и ответственность 4,4
12 2 народ – единые помыслы 4,0
13 1 : 2 не давать высшим чиновникам принимать у себя слишком много зависимых и таким образом ослабить их связь с народом 4,7
14 2 : 1 разделить народ и странствующих учёных - чиновников 7,0
15 1 : 3 прекратить связи между военными чиновниками на местах и торговцами путем запрета ведения совместной коммерческой деятельности 7,1
16 1 : 2 уничтожить связь между чиновниками и теми, кто нарушает законы, чтобы вторые не становились в личную зависимость от первых 7,8
17 2 : 3 сократить зависимость земледельцев от рынка и сократить возможности торговцев по навязыванию им своих цен 2,1
18 2 : 3 разорвать связи между торговцами и их зависимыми 6,9
19 1 : 3 разорвать связь между чиновниками, занимающимися перевозкой государственного зерна и торговцами, т.е. чтобы первые не продавали это зерно последним, или, возможно, не давали в рост
то же, что и часть 9.
3,2
20 1 : 2 фактически то же, что и в первой части: уничтожить личные неофициальные отношения между чиновниками и народом, которые возникают, как только кто-то из народа совершит какой-либо проступок или просто попадёт в сферу деятельности чиновников
то же, что и часть 9.
4,4
 


 
Ст. опубл.: ИСТОРИЯ КИТАЯ. Материалы китаеведческих конференций ИСАА при МГУ (Сб. ст.) (май 2005 г., май 2006 г.) / Моск. Гос. Ун-т им. М.В. Ломоносова. Ин-т стран Азии и Африки; [ред.-сост. М.Ю. Ульянов]. — М.: Гуманитарий, 2007. - ISBN 978-5-91367-034.  C.67-84.


  1. Данная статья написана в рамках научного проекта Кафедры истории Китая ИСАА при МГУ «Исследование периода Восточное Чжоу (VIII–III вв. до н.э.)».
  2. Перевод Л. С. Переломова таков: «Если не медлить с наведением порядка [в государстве], то алчные чиновники не смогут поступать корыстно и наживаться за счёт народа. А если многочисленные чиновники не смогут совместно оттягивать [выполнение казенных дел], то у земледельцев появятся свободные дни. Если алчные чиновники не смогут поступать своекорыстно и наживаться за счёт народа, то земледельцы не будут разоряться. А если земледельцы не разоряются и ещё имеют свободные дни, пустующие земли будут непременно обработаны» [Книга, 1993, с. 141–142].
    Новый перевод необходим, поскольку в прежнем были опущены повторяющиеся части и не учитываются существенные для стиля древнекитайского памятника параллелизмы.

Автор:
 

Новые публикации на Синологии.Ру

Политическая модернизация Китая
Власть, бизнес и коррупция в Китае
Сочинения цинских авторов XIX в. в Корее
Скрытые смыслы Шу-цзина: разговор Цзу И с Чжоу-синем в главе Си-бо кань Ли
Исследование, перевод и комментарий «Предисловий к записям» (Шу-сюй)


Вы можете приобрести книгу от авторов сайта:

Реклама:

ФАКУЛЬТЕТ ПСИХОЛОГИИ ГУ-ВШЭ, магистерская программа "Исследование, консультирование и психотерапия личности"
© Copyright 2009-2017. Использование материалов по согласованию с администрацией сайта.