Синология.Ру

Синология.Ру

Тематический раздел


Стекло

бо-ли 玻璃.
 
Стекло в виде легкоплавкой глазури в керамике раньше всего (ок. 3800 до н.э.) появилось в Египте, а в качестве самостоятельного ремесленного материала — в Месопотамии (примерно в 2500 до н.э.). В основе стекольного производства лежит технология плавления, которая предполагает нагревание и доведение до состояния кристаллизации с последующим охлаждением специально приготовленного состава, включающего силикатный кварц, кремний (в виде кварцевого песка — кремнезема), известняк (в качестве извести либо ила), щелочи (соду, золу растений) и малые дозы некоторых металлов (свинца, бария, натрия). Стеклянную массу окрашивают теми же окислами металлов, которые используются для получения цветных перегородчатых и выемчатых эмалей (см. Художественные эмали). В живописи по стеклу (а также по фарфору и металлу) применяют силикатные (стеклянные) краски — цветные сплавы, получаемые в процессе стекловарения, прерванного на ранней стадии (силикатообразования).
 
Происхождение китайского стекольного производства (наиболее ранние письменные упоминания о нем датируются II в. до н.э.) долгое время дискутировалось в науке по разным причинам, в том числе по  причине смысловой неоднозначности терминов бо-ли  и лю-ли 琉璃, которые употреблялись в китайском языке для обозначения стеклянных вещей. Вместе с тем, оба термина могли иметь и другие значения. Так, бином лю-ли, являясь неточной транскрипцией санскритского названия берилла (vaidarya), в старых китайских текстах мог подразумевать как берилл, так и другие минералы, характеризующиеся сочетанием матовой поверхности с прожилками, например ляпис-лазурь и некоторые сорта нефрита (юй ). Термином бо-ли нередко обозначали биотит, горный хрусталь и прозрачный нефрит.
 
Еще в 1960-х гг. считалось, что первые китайские вещи, использующие стекло (в виде декоративного покрытия-глазури или материала для инкрустации металлических предметов) относятся к V–III вв. до н.э., т.е. к периоду Сражающихся царств (Чжань-го 戰國, 475–221), который завершал эпоху Чжоу (XI–III вв. до н.э.). Только благодаря археологическим находкам заключительной четверти прошлого века выяснилось, что свинцовое стекло, которое и стало в дальнейшем называться лю-ли, выплавляли уже в самом начале чжоуской эпохи, о чем свидетельствуют находки небольших стеклянных изделий, например, пары датируемых XI в. до н.э. бусин из молочно-белого стекла, найденных вблизи г. Лоян (пров. Хэнань). Хотя сохранившиеся ранние вещи из стекла в целом единичны, и атрибуция их часто бывает проблематична, в настоящее время преобладает точка зрения, что возникновение китайского стекольного производства можно считать результатом независимого технологического открытия, сделанного на протяжении I тыс. до н.э.  Предполагают, что стекольное производство отделилось от хорошо развитой древнекитайской металлургии; согласно другому мнению (выраженному в частности известным китайским ученым Ян Бо-да), стекло могло быть случайно открыто в процессе изготовления керамики. Сегодня известны многочисленные примеры использования полихромного стекла (светло-зеленого, красно-коричневого и синего цветов) в производстве  древних китайских бус, лучшие из них были выполнены в период Сражающихся царств. В основном бусины отличаются большими размерами (длина ок. 5 см) и, как правило, декорированы неодинаковыми по величине изображениями глаза со зрачком, расположенным в центре. Китайские «глазчатые» бусы имеют большое сходство с прототипами — предметами египетского экспорта. Аналогичные им бусины обнаружены к западу от китайской территории среди вещей меото-скифского периода (IV в. до н.э.). О широкой популярности подобных бус среди населения Китая свидетельствуют находки, сделанные на обширной территории — от Синьцзяна на западе до Шаньдуна на востоке, а по оси север–юг — от пров. Хэнань до Гуандуна. «Глазчатые» бусы были распространены и в бассейне р. Янцзы, на терр. древнего царства Чу (Чу-го 楚國, XI–III в. до н.э.). Для выполнения бусин в конце эпохи Чжоу и позднее кроме литья применялась техника резьбы по стеклянной заготовке, что было легче, чем вырезать бусины из камня. Но большинство древних бусин выполнено в технике скручивания горячего стекла при помощи проволоки (сердечника). Чтобы вынуть сердечник, использовали разные средства, в том числе каолин, уже известный в китайском ремесле. Кроме вставок в бронзовых украшениях (подвесках, поясных пряжках) и в гардах мечей, из стекла лю-ли делали самостоятельные предметы, прежде всего ритуального назначения, такие как диски-би , обычно исполнявшиеся из нефрита (юй). В этом случае использовали иное по колориту стекло — белое и зеленое молочное, либо же т.н. «глушеное», выплавленное с применением веществ-глушителей — свинца или олова, делающих стекло матовым или полупрозрачным. Свинцовое стекло продолжали применять в качестве заместителя минералов и в китайском ювелирном деле последующих исторических эпох. Так, в течение эпохи  Хань (206 до н.э. – 220 н.э.) производство стеклянных бус, ориентирующееся на экспортные образцы,  в том числе «глазчатых», сохранилось, но  качество стекла и сделанных из него вещей ухудшилось. Новый тип бусин, появившихся в эпоху Хань и сохранившихся в китайском стеклоделии до эпохи Цин (1644–1911), представляет собой сферическую или сплющенную округлую форму, разделенную продольными каннелюрами.
 
Наибольшее же число стеклянных или отделанных стеклянными вставками украшений сохранилось от эпохи Тан. Как считают некоторые исследователи (например, А. Шефер), именно для обозначения матового цветного (в современной терминологии — «ювелирного») стекла, имитирующего лазурит (цин-цзинь-ши 青金石), бирюзу (люй-сун-ши 祿松石 люй с ключом «шелк»), и берилл (люй-чжу-ши 祿柱石 люй с ключом «шелк»), применялся термин лю-ли 琉璃. В танское время из такого стекла, ценившегося наравне с камнем, создавались личные украшения (подвески, браслеты), представленные, к примеру, в Сёсоине — хранилище буддийского храма в старой японской столице г. Нара. Диск-би из стекла, имитирующего нефрит, и небольшие стеклянные вещи, схожие с сердоликовыми, из собрания Художественного музея Толедо (Toledo Museum of Art) в настоящее время опубликованы как произведения VII–X вв.
 
Раннее китайское стекло содержит сравнительно много не только свинца, но и бария — металлов, видимо, находившихся в сырье. Концентрация в нем свинца (5% и более) обеспечивала наилучшее сплавление ингредиентов и хорошие качества готового продукта — блеск и податливость в обработке (резьбе), но делала стекло хрупким. Барий практически исчез из состава стекла после эпохи Тан. Но содержание свинца, видимо, сокращаясь в стекле, созданном в эпохи Юань (1271–1368) и Мин (1368–1644), тем не менее, сохранялось вплоть до XVII в., вопреки высказывавшейся в прошлом (например, Дж. Нидэмом и А. Шеффером), убежденности в том, что, начиная приблизительно с танского времени, свинцовое стекло постепенно было полностью вытеснено натриевым. Примечательно, что к XVII в. свинцовое стекло, по-видимому, уже не создавалось никем, кроме китайцев. «Изношенность» поверхности стеклянных изделий, созданных в эпоху Цин, по мнению некоторых исследователей (например, P. Hardie), связана с чрезмерным количеством кальция (извести), применяемого тогда для улучшения качества обжига.
 
Термин бо-ли, согласно современной точке зрения, изначально употребляли для обозначения прозрачного (натриевого) стекла, изделия из которого попали в Китай в эпоху Хань из Центральной Азии или Ближнего Востока (по маршруту Великого Шелкового пути). Производство китайского натриевого стекла было налажено предположительно в эпоху Шести династий (Лю-чао 六朝, III–VI вв.) в районах бассейна р. Хуанхэ, попавших с IV в. под владычество иноземных правящих домов. Местные власти охотно приглашали чужеземных мастеров, которые, видимо, и основали в Китае производство этого вида стекла. Древнейшими китайскими стеклянными изделиями такого рода сегодня признаны обнаруженные в погребениях царства Северное/Тоба Вэй (Бэй Вэй 北魏/拓跋魏, 386–534) крохотные сосуды (высота от 4 до 7 см) из стекла зелено-голубого цвета с пурпурными, желтыми и красными вкраплениями, орнаментированные по внешней поверхности рельефным узором из переплетенных полос.  В эпоху Суй(589–816) производство натриевого стекла вступило в качественно новую стадию развития, о чем свидетельствуют относящиеся к этому времени сосуды из прозрачного стекла зеленого и голубого цветов, копирующие монохромную керамику. В эпоху Тан ассортимент стеклянных вещей такого рода намного расширился — от украшений (наиболее часто выполнялись браслеты из стекла зеленовато-белого и янтарного цвета, имитирующие нефрит и янтарь соответственно) до различных категорий столовой посуды. К числу лучших изделий этой эпохи относятся, например, кувшин из зеленовато-желтого стекла, снабженный изогнутой ручкой и носиком в форме птичьего клюва; чаша из зеленого стекла в виде цветка, контуры которого плавно переходят на тулове в грани, повторяя форму и орнаментацию ранних фарфоровых изделий.
 
Несмотря на достижения местного стекольного производства, в эпоху Тан ажиотажным спросом пользовались привозные вещи из разноцветного натриевого стекла, во множестве  доставлявшиеся из Ферганы, Тохаристана (Бактрии), Рима и Византии. Привозное прозрачное цветное стекло (бо-ли), уступая местному стеклу в яркости цвета, значительно превосходило его в прочности. Это обстоятельство побуждало китайцев неоднократно на протяжении веков обращаться к помощи западных мастеров, что, видимо, и  породило распространенное заблуждение об отсутствии в Китае своего стекла. Бытовало даже мнение, что китайцы вообще не были знакомы с производством цветного прозрачного стекла прежде, чем его наладили европейцы в цинскую эпоху. Археологические находки ХХ в. позволили предположить вероятность существования, начиная с эпохи Южная Сун (1127–1279) ряда крупных центров стекольного производства, находившихся в местах расположения современных Сучжоу (пров. Цзянсу) и Ханчжоу (пров. Чжэнцзян). В период правления в Китае династии Цин мастерские по производству стекла функционировали  в Гуанчжоу (пров. Гуандун), Бошань (пров. Шаньдун) и Пекин (пров. Хэбэй), причем, согласно археологическим данным, производство стекла в Бошане было налажено уже в период правления монгольской династии Юань. Примечательно, что  сопровождавший в Китае посла Великобритании лорда Макартни один из английских специалистов (Hugh Gillan) писал в 1793–1794 гг., что в данное время в Китае бытует лишь импортное стекло, причем находятся в запустении даже основанные европейцами мастерские г. Гуанчжоу. Последнее замечание, возможно, было справедливым, но, по-видимому, запустение носило  временный характер, т.к., по сообщению западных авторов (в т.ч. S.W. Williams), во второй половине XIX в. Гуанчжоу считался в Китае лидером по производству стекла.
 
Приблизительно с X–XI вв. увлечение  цветным стеклом в Китае пошло на спад (по сравнению с танской эпохой), однако технология местного стекольного производства продолжала совершенствоваться: так, в эпоху Мин производились вещи, отделанные гравировкой, резьбой, литыми деталями, и из раскрашенного («камейного») стекла. При этом господствующее положение продолжала занимать техника литья, хотя уже в эпоху Тан мастера освоили способ производства выдувного стекла.
 
Самое резкое изменение стекольное производство претерпело на рубеже XVII–XVIII вв., когда в 1696 г. император Кан-си (1662–1722) учредил в Пекине придворную мастерскую, отвечавшую за производство стекла и относящуюся к ведомству Цзаобаньчу (造辦處). Результатом явилась «революция», связанная восприятием европейского опыта, привитого китайским мастерам западными миссионерами-иезуитами, которые, подобно Килиану Штумпфу (1655–1720, в Китае — с 1694 г.) выступали кураторами дворцовых стекольных мастерских. До середины XVIII в. при дворе выпускались только мелкие стеклянные предметы (например, табакерки бияньху 鼻煙壺), количество которых было весьма ограниченным. Так, в пекинском музее Гугун хранится лишь одна вещь из стекла с маркой Кан-си, двенадцать — с марками правления Юн-чжэн (1723–1735) и сотни стеклянных изделий с марками Цянь-лун (1736–1795). По содержанию и композиции марки на стекле близки маркам на современных им эмалях на металле и фарфоре. Императорские марки, как правило, включающие девиз правления, состоят из четырех или шести иероглифов, сгруппированных внутри квадратной рамки или записанных в одну строку разработанными в каллиграфии почерками — уставом кайшу 楷書, реже — почерком печатей чжуаньшу 篆書. Известно, что в годы Цяньлун производство стекла в Китае достигло небывалых ранее высот, хотя, по мнению специалистов, лишь около 60 маркированных вещей этого правления не вызывает сомнений в подлинности.  Среди стеклянных изделий бытового и ритуального назначения (чаш, тарелок, а также ваз, курильниц и подсвечников, входивших в алтарные наборы), преобладали произведения из многослойного цветного стекла с рельефной резьбой, либо вещи из матового или прозрачного монохромного стекла (янтарно-желтого, синего, бирюзового или зеленого цвета оттенка селадон). В многослойном цветном стекле был распространен высокий рельеф, тогда как в монохромном — применялся очень низкий («теневой») рельеф и тонкая гравировка, которая в этот период могла быть выполнена специальным колесным резцом или алмазной иглой. В западных исследованиях цинские вещи из многослойного стекла фигурируют под названием «cameo-carved», т. е. изделий, украшенных резьбой, подобной декору камей (античных и более поздних подражающих им западных резных камней). В двухслойном стекле используются сочетания молочно-белого и красного; розового и зеленого или голубого; белого и синего; красного и оранжевого; желтого и зеленого цветов; в трехслойном — часто применяется комбинация розового, желтого и зеленого цвета палевого оттенка. В большинстве случаев более светлое стекло используется как фон. Художественное стекло периода Цянь-лун — это плавленые, выдутые в печи и формованные сосуды, которые независимо от толщины стенок представляются монолитными; их ножки  обычно плотно соединены с телом сосуда, выступая частью единой формы. На изделиях, подражающих древней бронзе (например, курильницах в виде треножников-дин ), варьируются почерпнутые из того же источника стилизованные зооморфно-геометрические изображения (часто — маска тао-те 饕餮); на монохромах  используется каллиграфия (например, строки из поэм, автором которых выступает император Цянь-лун).
 
Период расцвета придворных мастерских прекратился к началу эры Цзя-цин (1796–1820), и уже в XIX в. большинство декоративно-прикладных изделий из стекла лучшего качества было создано в частных пекинских мастерских. Это относится и к производству табакерок бияньху, составлявших особую группу прикладных вещей маньчжурского периода, появление которой в Китае было обусловлено европейским влиянием. Сразу же ставшие предметами коллекционирования, цинские табакерки хранятся сегодня во многих музеях (в том числе пекинском Гугуне, лондонском Музее Виктории и Альберта, петербургском Государственном Эрмитаже) и в собраниях частных коллекционеров всего мира. Бияньху представляют собой небольшие флаконы (высота 5–8 см) с пробкой и прикрепленной к ней миниатюрной ложечкой — инструментом для извлечения нюхательного табака, который завезли  в Европу из Нового света португальские моряки, а из Европы доставили в Китай европейские послы и миссионеры. Табакерки занимали особое место среди образцов цинского художественного стекла, поскольку ассоциировались с культурными нововведениями маньчжурской династии. Способы создания и отделки стеклянных табакерок были разнообразны. Часто применялась техника литья, при которой, желая получить многослойное стекло, в одну и ту же форму двумя или тремя слоями заливали сплав определенного цвета. В некоторых табакерках окрашенное матовое стекло создает иллюзию фарфора или камня (нефрита, сердолика, мрамора). Имитирующий мрамор и, возможно, подражающий в этом отношении венецианскому стеклу флакон, согласно атрибуции Т.Б. Араповой, сделанный в Пекине в XVIII в., сохранился в собрании Государственного Эрмитажа (Петербург). Некоторые стеклянные табакерки украшены росписью золотом или сложной в техническом отношении полихромной живописью эмалевыми красками в гамме «зеленого семейства» или «розового семейства», применяемой также в отделке фарфора и эмалей на металле. В начале XIX в. флаконы из прозрачного стекла, бесцветного или окрашенного в светлые тона, стали украшать тонкой кистевой росписью, нанесенной изнутри. Сюжетами служили пейзажи, жанровые сцены из популярных литературных произведений и театральных пьес, изображения восьми даосских бессмертных ба сянь, цветов и птиц, символико-благопожелательные композиции. Производство стеклянных табакерок сохранилось в Китае и сегодня.
 
Однако в целом к XIX в. стекло превратилось в Китае в поделочный материал для производства дешевой бижутерии и утилитарной продукции (зеркал, оконных и ламповых стекол).
 
Литература:
Арапова Т.Б. Китайские флаконы для нюхательного табака (каталог временной выставки). СПб., 1993; Кравцова М.Е. История искусства Китая. СПб., 2004;  Крюков М.В., Малявин В.В., Софронов М.В. Китайский этнос на пороге средних веков. М., 1979; Моран А. де. История декоративно-прикладного искусства. М., 1982; Неглинская М.А. Китайские ювелирные украшения периода Цин (XVII – начало ХХ вв.). История, семантика, эстетика. М., 1999; Шефер Э. Золотые персики Самарканда. Книга о чужеземных диковинах в империи Тан / Пер. с англ. М., 1981; Цзинь инь боли фалан ци (Золотые, серебряные, стеклянные и эмалевые изделия) // Чжунго ишу цюаньцзи (Полное собрание произведений китайского искусства). Т. 10. Пекин, 1979; Чжунго гунъи мэйшу цыдянь (Словарь китайского декоративно-прикладного искусства) / Под ред. У Шаня. Тайбэй, 1991; Ян Бо-да. Гуань юй у го боли ши яньцзю цзигэ вэньти (Несколько вопросов, касающихся изучения древнего стекла нашей страны) // ВУ. 1979, № 5; A Chorus of Colors. Chinese Glass from Three American Collections. San Francisco, 1995; Arts of China. Vol. 1.Tokyo, 1968; Brill R.H, Martin J.H. Scientific Research in Early Chinese Glass. N.Y., 1991; Francis P. Glass Beads of China // Arts of Asia. Sept.-Oct., 1990; Harada Y. Chinese Dress and Personal Ornaments in the T’ang Dynasty. Tokyo, 1970; Hardie P. Chinese Glass: the Qianlong Conundrum // Oriental Art. Vol. XLIV, No 2, 1998; Kleiner R. Bob C. Stevens’ Collection of Chinese Snuff Bottles // Arts of Asia. Jan.–Feb., 1982; Lawton Th. Chinese Art of the Warring States Period. Change and Continuity. Wash., 1982; Moss H. By Imperial Command. An Introduction to C’hing Imperial Painted Tnamels. Hong-Kong, 1976; Needham J., Wang Ling, Robinson K.G. Science and Civilization in China. Vol. 4. Cambr., 1962; Singer P. Early Chinese Gold and Silver. N.Y., 1971; Scott H. The Golden Age of Chinese Art. The Lively T’ang Dynasty. Tokyo. 1970; Stevens B.C. Chinese Painting as Seen Through Snuff Bottles // Arts of Asia. Jan.–Feb., 1982; Wan Go Wen / Yang Boda.The Palace Museum Peking Treasures of the Forbidden City. N.Y., 1985; Williams W.S. The Middle Kingdom. Vol. 1. N.Y., 1883.
 
Ст. опубл.: Духовная культура Китая: энциклопедия: в 5 т. / гл. ред. М.Л. Титаренко; Ин-т Дальнего Востока. — М.: Вост. лит., 2006–. Т. 6 (дополнительный). Искусство / ред. М.Л. Титаренко и др. — 2010. — 1031 с. С. 312-315.

Авторы: ,
 

Новые публикации на Синологии.Ру

История основных историко-культурных зон Восточной Азии в Х–I тыс. до н.э. в первом томе «Истории Китая»: подходы и концепции
О статье Е.Ф. Баялиевой «Правовые аспекты обращения бумажных денег в юаньском Китае»
Частотный иероглифический словарь классических китайских текстов и его использование в тематическом и жанровом анализе
Дневники В.М. Алексеева в «Синологической картотеке» учёного
История перевода Нового Завета на китайский язык свт. Гурием Карповым


© Copyright 2009-2018. Использование материалов по согласованию с администрацией сайта.
Подробности playfortunaonline.net здесь. . ремонт санузла в Пушкино - цены Вас удивят.