Синология.Ру

Синология.Ру

Тематический раздел


Сочинения цинских авторов XIX в. в Корее

 
 
АННОТАЦИЯ: Приводимые в статье сведения свидетельствуют о том внимании к сочинениям китайских учёных-сановников Вэй Юаня, Сюй Цзиюя и др., которое было отмечено в корейском обществе во второй половине XIX в. Произведения цинских авторов стали своего рода справочными пособиями, из которых черпались сведения, необходимые для укрепления государства. В то же время эти сочинения выходили за рамки только географических описаний, они стали отправными точками на пути постижения внешнего мира, самопознания и модернизации.
 
*********************
История Кореи насыщена многими драматическими эпизодами и событиями, связанными с необходимостью защищать свою землю от притязаний со стороны могущественных соседей и далёких держав. В результате сформировалась политика взаимоотношений с внешним миром и определённое видение своего места в окружающем мире. Одним из аспектов внешней политики стала изоляция от внешнего мира, проводившаяся с первой трети XVII в., при сохранении традиционной ориентации на Китайскую империю, с которой Корея стремилась поддерживать дружественные отношения и культурный обмен.
 
Корея с давних времён сохраняла и укрепляла разнообразные контакты с Китаем, в результате корейским обществом были усвоены различные аспекты китайской культуры. Влияние соседнего государства определяло экономическое, социальное и культурное развитие Кореи, при этом односторон лишала страну возможности культурного и научно-технического взаимодействия с мировым сообществом.
 
Помимо Китая корейское правительство сохраняло связи с Японией. Японцам разрешено было создать небольшое поселение там, где впоследствии вырос город Пусан. Деятельность жителей поселения, получившего название Вегван, строго контролировалась корейскими властями. Японцам было позволено проживать только на территории торговой фактории, они ни под каким видом не могли удаляться от неё. Самим корейцам частные поездки в Японию, да и вообще за границу, были в те времена категорически запрещены, а нарушитель запрета рисковал головой.
 
Изоляционистская политика, проводимая правительством, препятствовала распространению европейских знаний в Корее. Власти не только запрещали ввоз европейской литературы, но и распространение сочинений на китайском языке, касавшихся европейской науки и религии. Подобные книги, если они появлялись в Корее, уничтожались правительственными цензорами или отправлялись обратно в Китай. Тем не менее, отдельные сочинения китайских учёных, составленные по переведённым произведениям западных авторов, посвящённым практическим сферам знаний по астрономии, медицине, географии, физике, ботанике, другим областям культуры стали постепенно проникать на полуостров.
 
Маньчжурское завоевание Китая в середине XVII в. означало, что оплот конфуцианства попал в зависимость от «варваров», что нарушало традиционные представления о культурном центре конфуцианской вселенной. Великая империя сдавала свои позиции и в безуспешном противостоянии колонизаторам, проигрывая в сражениях «опиумных» войн XIX в. Уважительное отношение к «новому» Китаю изменилось, его авторитет снизился, Корея и Япония стали постепенно отходить от слепого преклонения перед всем китайским.
 
ХIХ столетие в Китае, Японии и Корее было отмечено углублением социально-экономического кризиса на фоне усиливавшейся колониальной экспансии западных держав. В этих условиях стали очевидными несостоятельность политики самоизоляции государства и необходимость преобразования общества.
 
К середине XIX в. в Корее наблюдалась непростая социально-политическая обстановка. Государственная власть оказалась ослабленной, казна испытывала острый финансовый дефицит, постоянные наводнения, неурожаи вызывали голод и эпидемии, крестьяне массово разорялись. После боевых успехов в Китае и Японии западные державы, приступив к активной колонизации восточной Азии, обратили своё внимание и на Корею. Систематический характер приняли экспедиции военных кораблей, целью которых было «открытие» корейского рынка. Первые попытки иностранцев не увенчались успехом. Может быть, этому способствовал малый интерес к наделённому небогатыми природными ресурсами полуостровному государству. Тем не менее, военные приготовления в стране были усилены, что потребовало введения новых налогов для населения. Правительственные поборы, а также притеснения местных чиновников и помещиков, вызвали ряд народных выступлений.
 
Сохранявшаяся возможность поддержания традиционных связей с Китайской империей, несмотря на проводившуюся политику самоизоляции, позволяла получать из Китая ограниченную информацию об окружающем мире. Этому способствовали ежегодные посольские миссии в Пекин, направлявшиеся в соответствии с правилами отношений садэ, одновременно знакомили с достижениями западной цивилизации. Корейские учёные, входившие в состав дипломатических миссий, привозили из столицы соседнего государства наиболее привлекавшие их внимание, переведённые с европейских языков на китайский, книги по астрономии, географии, математике, физике.
 
Приходившая из Китая ограниченная информация о странах Запада распространялась среди конфуциански образованной правящей элиты корейского общества, она стимулировала интерес к жизни зарубежных стран у образованной части населения.
 
Между тем, в цинском Китае, понимая, что противнику — Западу с его колониальной экспансией невозможно противостоять, не зная его, передовые учёные, государственные деятели Линь Цзэсюй 林則徐 (1785–1850), Вэй Юань 魏源 (1794–1856), Сюй Цзиюй 徐継審 (1795–1873) и другие начали собирать все доступные сведения о внешнем мире. Постепенное расширение горизонтов познания привело их к пониманию необходимости учиться у «варваров», перенимать достижения западной науки. «Описание четырёх материков» [6], «Основные сведения о Российском государстве» [7] Линь Цзэсюя, «Описание заморских стран [с приложением] карт» Вэй Юаня [2], «Очерк всемирной географии» Сюй Цзиюя [9] и др. стали первыми серьёзными географическими сочинениями, дававшими глобальное представление об окружающем мире. В то же время эти сочинения выходили за рамки только географических описаний, они стали отправными точками на пути постижения внешнего мира, самопознания и модернизации.
 
Особенное влияние на общественную мысль Японии, Кореи оказало сочинение Вэй Юаня «Описание заморских стран [с приложением] карт» (далее — «Описание»). И хотя цель использования достижений западной науки и техники была обозначена Вэй Юанем достаточно ясно — «править варварами»[1], тем не менее концепция «усвоения заморских дел» существенно повлияла на последующее развитие стран Азии, в частности, Китая, Японии, Кореи. Она предполагала наряду с познанием и усвоением достижений Запада возможность противодействия распространению западного влияния на Азиатском континенте.
 
В Корее книга Вэй Юаня, вместе с сочинением Сюй Цзиюя «Очерк всемирной географии» и некоторыми другими работами видных китайских учёных-сановников первой половины XIX в., внесла, по мнению современных исследователей, существенный вклад в расширение познаний о западном мире и его культуре среди сторонников движения за просвещение и открытие страны [5, p. 566].
 
Появление сочинения Вэй Юаня и других работ цинских авторов в Корее было связано, как было отмечено выше, с установившейся практикой взаимоотношений между двумя соседними странами. Принятая система китайско-корейских отношений предполагала ежегодное направление даннических посольств в столицу Поднебесной империи для выражения соболезнования в связи со смертью цинского императора или его близких родственников, сообщения о восхождении на престол или смерти корейского правителя, информации о действиях японских пиратов или появлении иноземных кораблей у корейских берегов и проч. К XIX в. количество корейских посольств сократилось, они прибывали в Пекин преимущественно к периоду декабрьского зимнего солнцестояния 冬至, чтобы выразить верность солнечному светилу, а, следовательно, и цинскому императору — Сыну Неба [11, p. 90–111]. В столице соседнего государства корейцы знакомились с достижениями западной цивилизации. По возвращении посольства представляли двору подробный отчёт о встречах, которые имели место в цинской столице, о виденном и услышанном там, привозили с собой предметы материальной культуры, в том числе произведения литературы и искусства. Среди них была европейская научно-техническая, религиозная литература, переведённая на китайский язык и представленная в произведениях цинских авторов.
 
Очередное «зимнее» посольство, которое было направлено в Пекин 26 числа 10 месяца 10 года правления короля Хончжона 憲宗 (1844), возглавил придворный сановник Квон Тэ Гын 權大肯. Именно он по возвращении весной следующего 1845 г. привёз в Корею первое издание (50 разделов) «Описания заморских стран [с приложением] карт» Вэй Юаня. Об этом событии сообщил учёный-сановник Хо Чжон 許傳 (1797–1886):
 
«50 разделов (пянь 篇) „Описания заморских стран“, составил секретарь Государственной канцелярии Вэй Юань… Можно сказать, что в этой книге содержатся планы 慮 на многие века, для многих поколений Поднебесной… Министр 尚书 Квон Тэ Гын был направлен послом в Яньцзин (Пекин), [там] приобрёл эту книгу и привёз [в Корею]. Правитель Хон [Чжон 憲宗] узнал о ней и приказал принести для прочтения» [Хо Чжон 許傳. «Послесловие к „Описанию заморских стран“» Хайго тучжи ба 海國圖志跋 // Сончжечип 性斎集. Мирян, 1903. 44 цз, 22 тома. Цз. 16. Цит. по: 3, с. 5].
 
Обратим внимание на тот факт, что не прошло и года после издания сочинения Вэй Юаня в Китае, как оно появилось в Корее. Экземпляры «Описания» приобретались и привозились в Корею и в дальнейшем, следующими посольствами. В результате многие государственные деятели и учёные, став счастливыми обладателями этого произведения, познакомились с его содержанием.
 
Известный сановник Ли Гю Гён 李圭景 (1788–1856) в произведении «Обсуждение недавно изданных в Китае выдающихся сочинений» написал об опубликованной к середине XIX в. в Китае и привезённой в Корею литературе [4, цз. 19]. В списке названы несколько десятков изданий «Описания» Вэй Юаня, около десяти изданий произведения Сюй Цзиюя «Очерк всемирной географии». Там же указано, в чьих частных коллекциях хранились эти работы, при этом были упомянуты имена премьер-министра страны Чо Ин Ёна 趙寅永 (1782–1850) и его старшего брата Чо Ман Ёна 趙萬永 (1776–1846), влиятельных сановников при дворе правителей Хончжона и Чхольчжона. Чо Ин Ён, неоднократный участник и руководитель посольств в Китай, привозил оттуда издания «Описания». Исследователи предполагают, что это были не только экземпляры первого издания 1844 г., но и второго (60 цз.), изданного в 1847 г.[2] Вполне вероятно, что и третье издание (100 цз.) было привезено в Корею вскоре после его опубликования в 1852 г. в Китае.
 
Сочинение Вэй Юаня не только привозили из Китая, но и частями переиздавали в Корее. О том, что была издана не полная, а сокращённая 略抄 версия, указано в «Послесловии к „Описанию заморских стран с картами“» 海國圖志跋, опубликованном в сочинении Хо Чжона Сончжечип 性斎集.
 
Известно, что сочинения Вэй Юаня и Сюй Цзиюя были использованы выдающимся корейским учёным, знатоком математики, астрономии, географии, медицины, философии Чхве Хан Ги 崔漢绮 (1803–1879) при написании им 13-томного произведения Дицю дянь-яо 地球典要 («Основные сведения по странам мира», 1857 г.), в котором была представлена разнообразная информация по географии, культуре, государственному устройству, промышленности различных стран, о чём автор уведомил в предисловии к сочинению [8].
 
Таким образом «Описание заморских стран» Вэй Юаня, «Очерк всемирной географии» Сюй Цзиюя и прочие сочинения китайских авторов первой половины XIX в., проникнув в Корею, стали объектом интереса со стороны политиков и учёных, что привело не только к появлению сокращённых версий этих книг, но и опубликованию созданных в Корее и основанных на них трудов по мировой географии.
 
В 70-е гг. XIX в. корейские интеллектуалы обратили внимание на представленные в сочинениях китайских авторов сведения о странах Запада. Об этом, правда, уже писал в 50-е гг. Чхве Хан Ги, но тогда мало кто это заметил. Вторжение в Корею американской эскадры в 1871 г. вызвало повышенный интерес к Америке. Об Америке 彌利堅 и «расположенной поблизости» Англии 英吉利 сообщал правителю страны, основываясь на информации, изложенной в «Описании», посол Ким Пён Хак 金炳学. Выслушав доклад, король вынес суждение: «Не отличаются от морских разбойников浪賊ланцзэй» [10, 8 год правления Коджона (1871), 20 день 4 месяца].
 
Вернувшееся в 1875 г. из Китая посольство представило королю отчёт, в котором содержались сведения о Бирме (Мяньдянь), Вьетнаме (Аннам), островах Рюкю, почерпнутые, как свидетельствует Сынчжонвон ильги, из сочинений Вэй Юаня и Сюй Цзиюя [10. 12 год правления Коджона (1875), 29 день 11 месяца].
 
По возвращении корейского посольства из Японии, направленного в 1876 г. по случаю подписания Канхвасского договора, посол Ким Ги Су 金绮秀, отчитываясь перед королем, отвечал на поставленные вопросы, в том числе и о России:
 
«Правитель спросил: „Лусия 魯西亚 — что за земля такая?“ Посол ответил: „Это страна Элосы 俄羅斯“. Правитель спросил: „Тогда почему называют Лусия?“ Посол ответил: „Лусия и Элосы — название одного [государства России]“. Король спросил: „Имеется ли [упоминание о России] в „Очерке“ [Сюй Цзиюя] и „Описании“ [Вэй Юаня]? Посол ответил: „Да, имеется“» [10, 13 год правления Коджона (1876), 1 день 6 месяца][3].
 
Приведённые отрывки из королевских хроник свидетельствуют о том внимании к произведениям китайских авторов, «Описанию заморских стран» Вэй Юаня, «Очеркам всемирной географии» Сюй Цзиюя и проч., которое было отмечено в корейском обществе во второй половине XIX в. Эти сочинения стали своего рода справочными пособиями, из которых черпались сведения, необходимые для строительства боевых судов, артиллерийских орудий, перевооружения армии, укрепления государства. По ним изучали внешний мир, оценивали его и определяли своё новое положение в нём. Если раньше пределы Поднебесной ограничивались преимущественно регионом Восточной Азии, в нынешних условиях границы расширились, и необходимо было собирать сведения о странах и народах, его населяющих. Этому в 60–70-е гг. XIX в. способствовали сочинения китайских учёных-сановников Вэй Юаня, Сюй Цзиюя, Линь Цзэсюя и др.
 
Литература
1. Вон Чжэ Ён 원재연. <해국도지 수용 전후의 어양론과 서양인식 – 이규경(1788–1856)과 윤종의(1805–1886)를 중심으로> «Хэгук точжи» суёнг чонху оянгронгва соянгинсик – Ли Гю Гён (1788–1856) ква Юн Чон Ый (1805–1886) рыл чунгсимыро (Формирование теории «Защиты от иностранцев» и восприятие Запада до и после появления [в Корее] «Хайго тучжи» в [сочинениях] Ли Гю Гёна (1788–1856) и Юн Чон Ый (1805–1886)) // Хангук сасан сахак 한국사상사학 (Изучение общественной мысли в Корее), № 17. 서울Сеул, 2001. С. 395–433.
2. Вэй Юань 魏源. Хайго тучжи 海國圖誌 (Описание заморских стран [с приложением] карт). 1-е изд. 50 цз. Б.м., 1844; 2-е изд. 60 цз. Б.м., 1847; 3-е изд. 100 цз. Янчжоу, 1852 (ксилограф).
3. Ли Гван Нин. 이광린. "Хэ гук то чжи" ый хангуг чоннэва кы ёнхян "해국도지"의 한국전래와 그 영향 (Ознакомление и влияние «Хайго тучжи» в Корее) // Хангуг кэхваса ёнгу 한국개화사연구 (Исследование истории просвещения в Корее). Сеул: Ильчогак, 1974. С. 2–18.
4. Ли Гю Гён李圭景。Чжунъюань синь чубань цишу бяньчжэн шо 中原新出版奇书辨證说 (Обсуждение недавно изданных в Китае выдающихся сочинений) // Учжоу яньвэнь чанцзянь саньгао 五洲衍文長箋散稿 (Полный разбор комментариев и толкований текстов рукописей, собранных Учжоу). 60 цз. Seoul: Tongguk munhwa-sa 東國文化社, 1959. Seoul: Myŏngmun-dang 明文堂, 1982.
5. Ли Сюаньгэнь 李瑄根. Hanguo shi zuijin shipian 韩国史 (История Кореи), Тайбэй, 1967. 708 с.
6. Линь Цзэсюй 林則徐。Сы чжоу чжи 四洲志 (Описание четырёх материков) [Б.м., б.г.] // Сяофанху чжай юйди цунчао цзай пубянь 小方壺齋輿地 叢鈔再補編 (Дополнение к собранию географических материалов из кабинета Сяофанху). Шанхай: Чжу и тан инь син 著易堂印行, 1877–1897. Т. 82.
7. Линь Цзэсюй 林則徐。Элосы го цзияо 俄羅斯國記要 (Основные сведения о Российском государстве) // Элосы цзияо 俄羅斯記要 (Основные сведения о России). Б.м. Б.г. Предисловие 1882 г. Шанхай (Ксилограф).
8. Пак Чон Хон 朴钟鴻. 崔漢绮의经验主义Эмпиризм Чхве Хан Ги // Асиа Ёнгу 亚细亚研究 («Вестник исследований Азии»), 高丽大学校亚细亚问题研究所 (НИИ Азии университета Корё), 1965. Вып. 8, № 4.
9. Сюй Цзиюй 徐継審. Инхуань чжилюэ 瀛環誌略 (Очерк всемирной географии). 10 цз. Б.м., 1850.
10. Сынчжонвон ильги 承政院日记 («Хроники Сынчжонвон»). 国史编纂 委员会 Кукса пхёнчхан вивонхве (Комитет по составлению истории государства). Сеул: Тэхан мисул чонпханса 大韩美术精版社, 1967. 3243 цэ.
11. Hae-jong Chun, “Sino-Korean Tributary Relations in the Ch'ing Period” // John King Fairbank (ed.), The Chinese World Order: Traditional China's Foreign Relations. Cambridge, Mass: Harvard University Press, 1968. P. 90–111.
 
S.Yu. Vradiy
 
Qing Scholar Papers in XIX Century Korea
 
ABSTRACT
This paper studies the attention paid to the works of Chinese scholars (Wei Yuan, Xu Jiyu etc.) by Korean society in the second half of XIX century. Qing author’s papers have become a sort of reference manuals, which provided information required for to strengthen the state. At the same time, these works went beyond simple geographical descriptions: they became the starting point on the path of comprehension of the outside world, self-understanding and modernization.
 
Ст. опубл.: Общество и государство в Китае. Т. XLV, ч. 1 / Редколл.: А.И. Кобзев и др. – М.: Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт востоковедения Российской академии наук (ИВ РАН), 2015. – [718] стр. (Ученые записки ИВ РАН. Отдела Китая. Вып. 17 / Редколл.: А.И.Кобзев и др.). С. 429-436.


 


  1. Основную цель сочинения «Описание заморских стран [с приложением] карт» Вэй Юань определил так: «…Создавалось  с тем, чтобы (показать, как), используя (одних) варваров, нападать на (других) варваров; как заставить (одних) варваров умиротворять (других) варваров; как, изучив сильные стороны варваров, править ими» [2, Предисловие, c. 1].
  2. Известно, что Чо Ин Ён в 1839 году подал двору петицию с требованием искоренить распространение католичества в стране, после чего был повышен в должности. Вплоть до своей смерти в 1850 г. он неоднократно занимал пост премьер-министра. «Записи отдела переводов» свидетельствуют, что в период между первым изданием в Китае произведения Вэй Юаня  в 1844 году и смертью Чо Ин Ена в конце 1850 г., он ездил в Китай девять раз, привозя по возвращении в Корею экземпляры «Описания» [通文館志 «Записи отдела переводов», цз. 11. Цит. по: 1, стр. 409].
  3. Правитель, правда, перепутал наименование работы Сюй Цзиюя, вместо 瀛環誌略 назвал 瀛海環地略.

Автор:
 

Новые публикации на Синологии.Ру

«Духовной жаждою томим…» (К 80-летию З.Г. Лапиной)
Сценарии развития Китая до 2050 г.
Проблемы социальной истории Тюркского каганата в работах китайских учёных: опыт историографического обзора
Мифология Китая. Час истины. Выпуск 769
Об особенностях интерпретации в идентификации исторических персонажей в истории ойратов XV в.


© Copyright 2009-2017. Использование материалов по согласованию с администрацией сайта.