Синология.Ру

Синология.Ру

Тематический раздел


Состояние и перспективы развития северо-восточного региона КНР

в условиях трансграничного взаимодействия с РФ[1]

Северо-восточный регион КНР, включающий провинции Хэйлунцзян, Цзилинь, Ляонин и восточную часть Автономного региона Внутренняя Монголия (городской округ Чифэн, аймак Хинган, городской округ Тунляо, аймак Шилингол и городской округ Хулунбуир)   один из приграничных регионов страны, так называемый «центр Северо-восточной Азии», граничащий с четырьмя иностранными государствами (Россией, Монголией, КНДР и Японией) и потенциально способный оказывать влияние на развитие межрегиональных связей и ситуацию, складывающуюся в трансграничной региональной системе.
 
Выбор в качестве объекта исследования Северо-восточного региона КНР не случаен и обусловлен все возрастающим влиянием китайских территорий на приграничные регионы Российской Федерации. Так, около 22% внешнеторгового оборота между Россией и Китаем приходится именно на Северо-восточные провинции. Влияние Северо-восточных территорий Китая на приграничные российские субъекты настолько велико (доля Китая во внешней торговле колеблется от 39% в Приморском крае до 96,1% в Забайкальском крае), что практически определяет их «экономическое будущее» и хозяйственную специализацию развития. Это ведет к «стиранию» границ с Китаем и всё большей зависимости от экономической воли «соседа» (см. [4]). В связи с этим отмечается необходимость более детального анализа стратегий развития Северо-восточного региона и оценки результатов их реализации сквозь призму вызовов и угроз для российских приграничных территорий в условиях интенсификации межрегионального взаимодействия РФ и КНР и реализации Программы сотрудничества между регионами Дальнего Востока и Восточной Сибири Российской Федерации и Северо-востока Китайской Народной Республики на 2009–2018 годы.
 
Политика реформ и открытости с курсом на социалистическую рыночную экономику, провозглашенная в 1978 г. на III пленуме КПК 11-го созыва и курс на сбалансированное развитие регионов, выдвинутый в 1995 году на 5-м пленуме ЦК КПК 14-го созыва предопределили курс развития регионов Китая, с которым они вошли в XXI век.
 
Результатом региональной политики точечного роста явилось интенсивное развитие центральных, приморских восточных и южных регионов страны и усиление дифференциации социально-экономического развития регионов в стране в целом. Для Северо-восточного региона КНР такое положение дел обернулось ухудшением его социально-экономического положения в сравнении с Восточными регионами страны, в частности в таких сферах как: транспортная инфраструктура, промышленность, торговля, инвестиционная и инновационная системы региона.
 
Ухудшившееся социально-экономическое положение, подпитываемое слабой инвестиционной привлекательностью Северо-восточного региона КНР, привели к значительному снижению доли производимой промышленной продукции. Вклад региона в промышленное производство КНР за годы реформ сократился с 17% в 1978 г. до 9% в 2002 г. (см. [8; 9]) Это во многом объясняется наследием централизованно-планируемой экономики и наличием здесь значительного числа государственных предприятий. В целом наблюдалось постоянное снижение доли ВРП Северо-восточного региона в ВВП КНР с 80-х гг. XX в. (для сравнения: 1956 г. – 19, 2 %; 1980 – 13,86 %; 1988 – 11,85%; 2002 – 10,44 %) (см. [4]).
 
Сложившиеся в середине XX в. отрасли специализации региона до настоящего времени играют ведущую роль в отраслевой структуре промышленного производства. Отрасли специализации региона представлены в основном тяжелыми производствами, требующими больших затрат энергии и сырья, что обуславливает возникновение следующих проблем: 1) энергодефицит – в районе производится 7,7% общекитайской электроэнергии, при этом потребление составляет 8,2% общекитайского. Расход энергии на единицу производимой промышленной продукции (стоимостью 10 000 юаней) в провинциях Северо-востока (Хэйлунцзян – 2,34; Цзилинь – 3,25; Ляонин – 3,11 кВт) гораздо выше, чем в приморских провинциях (Цзянсу – 1,67; Чжэцзян – 1,49; Фуцзян – 1,45 и Гуандун – 1,08 кВт) [4; 2], наблюдается нехватка некоторых видов сырья, в частности железной руды, глинозема, нефти и нефтепродуктов. Именно эти позиции фигурируют в импорте, осуществляется закупка не только первичного сырья, но и вторичного (изделия из черных и цветных металлов, лом металлов).
 
Для решения существующих проблем в регионе в ноябре 2002 г. после 16 съезда ЦК КПК руководством КНР была сформулирована Стратегия возрождения старопромышленных баз Северо-востока Китая (东北地区等老工业基地振兴战略). В октябре 2003 г. на 3-ем пленуме ЦК КПК 15-го созыва было принято решение о стимулировании развития провинций Северо-востока КНР и обнародован «План возрождения старых промышленных баз Северо-восточных провинций», в начале 2004 г. при Госсовете КНР учреждена Канцелярия руководящей группы по регулированию и возрождению старых промышленных баз на Северо-востоке Китая, а в 2007 г. был принят «План возрождения Северо-восточного Китая» (中国东北振兴计划), рассчитанный на 11-ю пятилетку (до 2010 г.). Тем самым политически и организованно оформилась идея, озвученная еще в 1980-х гг., относительно изменения механизмов хозяйствования в провинциях Северо-восточного региона КНР, образно рассматриваемого в Китае как «последний оплот плановой экономики» (см. [2]).
 
Реализуемый с 2003 г. правительством КНР «План возрождения Северо-восточного Китая» призван ускорить социально-экономическое развитие региона. При этом основные положения данного плана будут определять направления развития Северо-восточного региона КНР вплоть до 2020 г. Предусмотренные Планом мероприятия преследуют достаточно широкие цели. Первоначально речь шла о реконструкции и переоснащении современным оборудованием «старых промышленных баз», большинство предприятий которых были построены в 1950-е гг. XX в. при участии СССР. Таких объектов к началу реализации Плана в КНР насчитывалось 156, треть из них располагалась в провинции Хэйлунцзян, в том числе 25 предприятий – в Харбине. Однако к настоящему времени сам План стал составной частью механизма решения более общей задачи по всестороннему развитию региона и выравниванию уровня социально-экономического развития различных регионов Китая.
 
В качестве целевых установок возрождения региона в течение 11-й пятилетки провозглашены: модернизация «социальной рыночной экономики»; поддержание быстрого и устойчивого роста; реструктуризация государственного сектора; повышение степени открытости приграничных регионов; реструктуризация экономики на основе ускоренного развития сектора услуг; повышение конкурентноспособности предприятий Северо-востока КНР; развитие природоохранной деятельности и внедрение ресурсосберегающих технологий; развитие социальной сферы: образование, медицина, культура, спорт и т.д.
 
Согласно Плану к концу 11-й пятилетки планируется достижение следующих целей в области экономического и социального развития в Северо-восточном Китае:
 
– стремительный экономический рост, основанный на принципах «научного развития» и «экономики знаний»; структурная реорганизация экономики региона; повышение эффективности и общее снижение энергозатратности; удвоение ВРП на душу населения к 2010 г. по отношению к показателю 2002 г.;
 
– значительное увеличение доли региональной промышленности в ВВП страны; рост негосударственного сектора в ВРП; рост числа конкурентоспособных на международном уровне отечественных компаний с независимыми правами интеллектуальной собственности и известных брендов как часть инновационного потенциала региона;
 
– создание мощного потенциала устойчивого развития региона; улучшение эффективности использования ресурсов и снижение воздействия на окружающую среду; снижение уровня загрязнения воздуха и воды в районах, расположенных вдоль рек Ляо и Сунгари; охрана морской экологической среды;
 
– стимулирование социального развития путем улучшения качества государственных услуг в образовании, здравоохранении и социальном обеспечении; снижение числа бедного населения; улучшение ситуации в сфере общественной безопасности и охраны труда; стимулирование строительства новой социалистической деревни; рост среднедушевых доходов сельских жителей по отношению к доходам городского населения; сохранение уровня безработицы среди городского населения на уровне ниже 5%;
 
– продвижение политики реформ и открытости; развитие инновационной системы региона; завершение реформирования «старой промышленной базы»; повышение степени открытости прибрежных, приграничных районов и крупных городов региона; расширение внешней торговли; увеличение объемов иностранных инвестиций и повышение эффективности их использования.
 
Конкретные результаты реализации Плана концентрированно выражены в определенных индикаторах развития, распределенным по сферам деятельности и классифицированным по уровню возможности достижения (ожидаемые и обязательные для достижения) (см. [12]).
 
Предпринимаемые в отношении провинций Северо-востока Китая меры еще никогда не были столь масштабными. В рамках общего Плана каждой из административной единиц региона разработаны собственные, в целом схожие по стратегической направленности, программы регионального развития. Кроме того, локальные администрации более низкого уровня (городского и уездного) в рамках общих принципов, устанавливаемых планом, регулярно разрабатывают собственные указания и рекомендации хозяйствующим субъектам. Канцелярия руководящей группы по вопросам регулирования и возрождения старых промышленных баз на Северо-востоке Китая при Госсовете КНР, в свою очередь, стремиться скоординировать и оптимально объединить мощности и потенциалы отдельных административных единиц региона.
 
В рамках «Плана возрождения Северо-восточного Китая» также разрабатываются региональные программы, нацеленные на решение конкретных задач в различных сферах жизнедеятельности региона. Можно назвать ряд программ в области управления, культуры и туризма.
 
Одной из таких стратегических разработок в отношении Северо-восточного региона выступает эксперимент по созданию укрупненного региона. Правительство КНР столкнулось с необходимостью поиска новых политических решения, которые способствовали бы успешной реализации экономических задач освоения зарубежных рынков сбыта и источников сырья, решения внутренних проблем, и позволили бы наработать опыт по проведению политической реформы в масштабах всей страны.
 
Северо-восточный регион КНР стал первой экспериментальной базой по изучению и разработке новой системы территориальной организации. На Северо-востоке страны исследуется возможность создания региона, объединяющего провинции Ляонин, Цзилинь и Хэйлунцзян. Первым шагом стало подписание в июле 2008 г. народными правительствами провинций Ляонин, Цзилинь и Хэйлунцзяни рамочного Соглашения о законодательном сотрудничестве, которое призвано координировать разработку нормативных актов в трех этих провинциях Согласно рамочному соглашению, сотрудничество регионов будет строиться на 3 принципах: 1) единство в решении важнейших законодательных проблем в области управления и социальной сфере (образование единой рабочей группы); 2) тесное взаимодействие при решении законодательных проблем имеющих общую важность; 3) независимость при решении вопросов, не затрагивающих интересы трех провинций (см. [3]).
 
Создание на Северо-востоке укрупненного региона направлено на то, чтобы системы нормативных актов провинций были более скоординированы, не противоречивы, что должно повлечь за собой снижение экономико-социальных барьеров между провинциями, снижение конкуренции, снижение издержек и ускорение законотворческого процесса. Внутри страны этот шаг должен скомпенсировать процесс углубления рыночной реформы, сопровождающийся ослаблением контроля государства за субъектами экономики, на международной арене Северо-восток Китая должен стать регионом, выступающим единым фронтом в борьбе за ресурсы и рынки сбыта. Политический смысл эксперимента – поиск новых эффективных методов управления территориями в меняющихся экономических условиях.
 
Эксперимент по созданию системы законодательного сотрудничества, проводимый в рамках Плана возрождения Северо-восточных провинций стал первым в истории КНР примером создания «горизонтальной» региональной системы взаимодействия в политико-правовой сфере.
 
Приграничное положение Северо-восточного региона определило также специфику культурной политики КНР в отношении данной территории. Цель – подъем уровня культуры отсталых окраинных районов, приобретающих стратегически важное значение для развития отношений с соседними странами; осуществление всекитайской программы создания приграничного культурного коридора (ПКК).
 
Главными целями строительства ПКК были объявлены пропаганда культуры, развитие торгово-экономической деятельности, туризма, а также содействие укреплению национальной обороны. Формирование ПКК в Китае уже дало первые положительные результаты, и государство планирует продолжить осуществление этой программы. В начале XXI в. министерство культуры КНР совместно с другими ведомствами утвердило «План строительства всекитайского „культурного коридора приграничных территорий длиной в 10 тыс. ли“ на 2001-2010 гг.». Согласно плану КНР поставило задачу утвердить образ Северо-восточного Китая как культурного приграничного региона, поэтому пропаганда культуры становится первостепенной задачей. Убедительным свидетельством прогресса, достигнутого в приграничье, стал расцвет расположенных здесь городов Хэйхэ, Суйфэньхэ и Хуньчунь. Так, расположенный на площади в 460 кв. км город Суйфэньхэ, насчитывающий 150 тыс. жителей, сегодня считается одним из самых передовых в ПКК. Партком и правительство провинции Хэйлунцзян выступили с инициативой превратить его в «Северный Шэньчжэнь» (см. [7]).
 
Еще одним инновационным проектом, реализуемым в рамках «Плана возрождения Северо-восточного Китая», является «План развития туризма Северо-восточного региона» (东北地区旅游业发展规划), направленный на создание и продвижение туристского бренда «Большой Дунбэй» (“大东北旅游”品牌) (см. [13]). Разработка Плана осуществлена Национальным Бюро по туризму, по делам развития и реформ КНР. Официально документ был представлен 17 марта 2010 г. Организационно-правовые механизмы реализации Плана были обсуждены представителями региональных элит провинций Северо-востока на Форуме по туризму, прошедшем в г. Ичунь провинции Хэйлунцзян 5–6 августа 2010 г.
 
Реализация «Плана развития туризма Северо-восточного региона» в период 2010–2015 гг. призвана ускорить развитие туристской отрасли в регионе, в состав которого входят провинции Хэйлунцзян, Цзилин, Ляонин и восточная часть Автономного района Внутренняя Монголия. При этом основные положения данного плана будут определять направления развития отрасли вплоть до 2020 г.
 
Национальная туристская индустрия призвана занять значимое место в структуре китайской экономики в условиях процессов интеграции и глобализации. Новая модель массового туризма, разрабатываемая в Северо-восточном регионе, не требует таких затрат природных ресурсов как промышленность и способна создать необходимое количество рабочих мест для снижения уровня безработицы, таким образом может стать эффективным механизмом развития экономики региона. Кроме того Северо-восточный регион обладает уникальные преимущества в развитии туризма. Регион обладает богатыми туристическими ресурсами (около 155 видов); состояние окружающей среды в целом создает благоприятную базу для развития экотуризма; географическое положение региона, наличие сухопутных и морских границ с иностранными государствами, создают необходимые условия для развития межрегионального и международного туризма.
 
Согласно Плану к 2015 г. планируется достижение следующих целей в развитии туристической отрасли Северо-восточного региона КНР:
 
– обеспечение быстрого и устойчивого роста туризма: увеличение доли туристической отрасли в ВРП в 2 раза по отношению к показателю 2008 г.
 
– дальнейшая оптимизация туристических продуктов: улучшение туристской инфраструктуры городов; развитие 4 регионов зимнего туризма и отдыха мирового класса; создание 10 брендов экотуризма, формирование отличительных особенностей приграничного туризма, культурного туризма, туризма в прибрежных зонах; разработка специальных туристических продуктов в условиях увеличивающегося спроса на рынке туристических услуг для удовлетворения индивидуальных и разнообразных культурных потребностей массового туризма;
 
– более скоординированное развитие пространственной структуры туризма: развитие туристских кластеров на базе городов региона; укрепление кластерного развития «5 районов и 15 субрегионов» в приморской зоне Северо-востока; реализация модели строительства «4 горизонтальных и 4 вертикальных» осей развития регионального туризма.
 
– улучшение качества туристских услуг: модернизация гостиничной сети, увеличение пропускной способности транспорта для перевозки туристических потоков; усовершенствование мер по обеспечению безопасности туристических услуг;
 
– внедрение инноваций в институциональную организацию туристической системы региона;
 
– укрепление регионального и международного сотрудничества в сфере туризма.
 
Ключевые направления и цели «План развития туризма Северо-восточного региона» концентрированно выражены в индикаторах развития (см. [13]).
 
В целом «План развития туризма Северо-восточного региона» представляет собой детально разработанную стратегию развития отрасли, с обозначением основных направлений, целей, принципов и механизмов её реализации.
 
К настоящему времени с провозглашения курса на возрождение Северо-восточного региона КНР прошло уже более семи лет и в данном направлении достигнуты определенные результаты, представляющие собой заметное оживление динамики экономического развития региона. Анализ данных социально-экономического развития позволяет подвести некоторые промежуточные итоги реализации Плана и оценить эффективность предпринимаемых мер.
 
Следует также отметить, что, учитывая приграничное положение региона, китайские власти предусмотрели различные механизмы укрепления взаимодействия с соседними территориями сопредельных государств. Анализ «Плана возрождения Северо-восточного Китая», а также программ развития отдельных сфер экономики региона, разрабатываемых в её русле, свидетельствует о том, что указанные документы закрепляют видение китайской стороной взаимодействия с приграничными российскими территориями в качестве одного из ключевых инструментов стимулирования собственного социально-экономического развития. Особое место, как в общей Стратегии развития Северо-востока Китая, так и в региональных (провинциальных) планах, уделяется расширению сотрудничества с российскими Дальнем Востоком и Восточной Сибирью, как одними их ключевых партнеров КНР в регионе.
 
Российские приграничные регионы в руководящих документах Северо-восточного Китая рассматриваются, в первую очередь, в качестве рынков сбыта продукции китайского производства, а также поставщика товаров ресурсной группы. Кроме того, они активно используются в целях трудоустройства китайских рабочих и производства сельскохозяйственной продукции для последующей ее продажи на территории РФ. Российские ученые, занимающиеся исследованием стратегий современного регионального развития Северо-востока КНР (см. [1; 2; 5; 10]) часто делают вывод о том, что масштабные преобразования, осуществляемые в настоящее время в регионе, неизбежно отразятся на его межрегиональных отношениях с приграничными регионами РФ и будут в значительной мере определять внешние условия их регионального развития в обозримой перспективе.
 
В 2007 г. по инициативе китайской стороны была создана двусторонняя комиссия по подготовке межправительственного соглашения «по сопряжению Федеральной целевой программы экономического развития Дальнего Востока и Забайкалья с программой развития старых промышленных баз Северо-восточного Китая» (см. [12]). Основными приоритетами китайской стороны в данной области являются расширение импорта российского сырья; совместная разработка месторождений цветных металлов с последующим их вывозом; увеличение пропускной способности пограничных пунктов пропуска; развитие сети трансграничных автомобильных и железных дорог; увеличение количества пограничных торговых комплексов; привлечение в КНР большего числа российских туристов; экспорт в РФ китайской рабочей силы; участие китайской стороны в реализации мероприятий, предусмотренных ФЦП. Все это в полной мере нашло отражение в «Программе сотрудничества между регионами Дальнего Востока и Восточной Сибири Российской Федерации и Северо-востока Китайской Народной Республики на 2009–2018 гг.», одобренной 23 сентября 2009 г. Ху Цзиньтао и Дмитрием Медведевым [13], которая, по мнению большинства экспертов, не призвана полностью решить проблему сложившейся ассиметрии в развития приграничных территорий РФ и КНР. Более того, некоторые ученые придерживаются мнения о том, что двусторонняя программа сотрудничества – это четкое воспроизведение назначения Дальнего Востока и Восточной Сибири как сырьевой базы. На территории Российской Федерации будет происходить разработка целого ряда месторождений полезных ископаемых, природных ресурсов и создание инфраструктуры по экспорту этого сырья преимущественно в одном направлении – китайском. На китайской же территории, напротив, строятся промышленные предприятия, ориентированные на переработку добытых в России ресурсов.
 
В то же время нельзя однозначно заключить, что дальнейшее расширение межрегионального сотрудничества РФ и КНР будет иметь только негативные последствия для российской стороны. Лесные и энергетические ресурсы являются важнейшей статьей российского экспорта, китайская рабочая сила и инвестиционные потоки играют важную роль в развитии региона, а транзитное положение предоставляет возможности для развития транспортной инфраструктуры (см. [2]). От повышения уровня социально-экономического развития приграничных территории РФ и разработки региональными элитами эффективной региональной политики, способствующей экономическому развитию и культурному диалогу, во многом зависит реальная конфигурация трансграничного регионального пространства и превращение российско-китайского приграничного взаимодействия в потенциальный фактор развития для восточных регионов России.
 
Литература
  1. Иванов С.А. Корреляция программ развития Дальнего Востока России и возрождения Северо-востока Китая: проблемы и перспективы // Вестник ДВО РАН. 2009. № 5. С. 132–139.
  2. Изотов Д.А., Кучерявенко В.Е. Северо-восток Китая в условиях реализации плана возрождения экономики // Пространственная экономика. 2009. № 2. С. 140–158.
  3. Кучинская Т.Н. Инновационные тенденции в процессе внутренней регионализации КНР // Кулагинские чтения: материалы VIII Всероссийской науч.-практич. конференции. Чита: ЧитГУ, 2008. Ч. III. С. 206–210.
  4. Лукъянова Л.Е. Северо-восток Китая в системе общекитайского разделения труда: автореф. дисс….канд. георграф. наук. Иркутск, 2010. 18 с.
  5. Минакир П.А. Россия – Китай на Дальнем Востоке: мнимые страхи и реальные угрозы // Пространственная экономика. 2009. № 3. С. 9–17.
  6. Муромцева З.А. Стратегия подъема Северо-востока Китая // Обозреватель – Observer. 2004. № 8 (174). С. 68–73.
  7. Рябченко О.Н. Формирование приграничного культурного коридора на Северо-востоке КНР // Россия и АТР. 2007. №. 1. С. 166–200.
  8. Хузиятов Т.Д. Региональная экономическая политика Китая: стратегия возрождения Северо-восточных районов // Регион: экономика и социология. 2005. № 4. С. 200–207.
  9. Хутиязов Т.Д. Северо-восточный Китай: стратегия повышения конкурентоспособности // Проблемы современной экономики. 2004. № 12. С. 135–138.
  10. Дарбалаева Д.А. Перспективы сотрудничества российского и китайского приграничья // Стратегические направления устойчивого развития Байкальского региона: материалы Всеросс. Науч.-практич. Конференции с участием иностранных ученых и экспертов, 21–22 апреля 2010г., г. Иркутск.
  11. Программа сотрудничества между регионами Дальнего Востока и Восточной Сибири Российской Федерации и Северо-востока Китайской Народной Республики (2009–2018 годы).
  12. Plan of Revitalizing Northeast China = План возрождения Северо-восточного Китая.
  13. Дунбэй дицюй люйе фачжань гуйхуа / Чжэньсин дунбэй 东北地区旅游业发展规划 / 振兴东北 (План развития туризма Северо-восточного региона // Официальный сайт Северо-восточного региона КНР)
 
Ст. опубл.: Общество и государство в Китае: XLI научная конференция / Ин-т востоковедения РАН. - М.: Вост. лит., 2011. – 440 с. – (Ученые записки Отдела Китая ИВ РАН. Вып. 3 / редкол. А.А. Бокщанин (пред.) и др.). – ISBN 978-5-02-036461-5 (в обл.). С. 215-222.


  1. Статья подготовлена при финансовой поддержке Министерства образования и науки Российской Федерации в рамках Федеральной целевой программы «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России» на 2009–2013 годы (государственный контракт № 02.740.11.0363)

Автор:
 

Новые публикации на Синологии.Ру

Биография Бо Цзюй-и и её отражение в ста четверостишиях (цзюэ-цзюй) второй половины его жизни
Северная граница тангутского государства Си Ся по данным археологических и письменных источников
Император Китая в хакасской степи
К истории изучения чуских строф в советском китаеведении: 1950-1980-е годы
Тангутская империя на Шёлковом пути: из пучины забвения


© Copyright 2009-2020. Использование материалов по согласованию с администрацией сайта.