Синология.Ру

Синология.Ру

Тематический раздел


Современная литература

 
 
Многие китайские писатели с энтузиазмом приветствовали создание КНР в 1949 г. Со 2 по 19 июля того же года в Пекине прошел 1-й Всекитайский съезд работников литературы и искусства. Было признано необходимым воспринять все лучшее в национальном наследии и всемерно использовать опыт советской литературы. Проводниками культурной политики стали творческие союзы. Пи­сатели получили государственное материальное обеспечение.
 
Победа КПК не привела к широкой эмиграции литературных сил, как то было в советской России после 1917 г. Такие мастера, как Мао Дунь, Го Мо-жо, Ба Цзинь, Лао Шэ, Ся Янь, Тянь Хань, заняли почетное положение, их книги после редактуры переиздавались. Была выпущена «Библиотека народной литературы», куда вошло 177 «образцовых» произведений, созданных главным образом в Освобожденных районах в 40-е годы, в том числе романы 1948 г. «Баофэн чжоуюй» («Ураган») Чжоу Ли-бо и «Тайян чжао цзай Сангань хэшан» («Солнце над рекой Сангань») Дин Лин, повести и рассказы Чжао Шу-ли и Лю Бай-юя, поэмы Тянь Цзяня и Ли Цзи, пьеса Хэ Цзин-чжи и Дин И «Седая девушка».
 
Китайские писатели приходили в литературу КНР либо из Освобожденных районов, либо из городов гоминьдановского Китая. Это привело к образованию двух композиционно-стилевых течений в литературе, но, сосуществуя зачастую параллельно в творчестве одного и того же писателя, они редко бывают представлены в чистом виде. Первое течение отмечено влиянием фольклора и демократических жанров традиционной культуры — народных песен, сказов, тра­диционного приключенческого романа, что явственно ощущается в языке и композиционном членении произведений. Таково творчество Чжао Шу-ли, писателя из Освобожденных районов, широко применявшего сказовую манеру и богатство деревенского фольклора, а также Чжоу Ли­бо и Дин Лин с их романами о деревне Северо-Востока в годы аграрной реформы. При всей их открытой политической заданности, они отразили сознание китайского крестьянства. В романе Дин Лин «Солнце над рекой Сангань» старый крестьянин Го Цюань говорит приехавшему в деревню начальству: «Вы люди хорошие, раздали имущество богатых нам, беднякам... Так приказал вам ваш голова, председатель Мао... Он старается для нас, бедных. Он царь бедняков». Уравнительный передел имущества и вера в «доброго царя» Мао Цзэ-дуна — сугубо тради­ционные для китайского крестьянства мечтания об утопическом равенстве. Для литературы начала 50-х годов обязательны «непогрешимые» коммунисты-руководители и нуждающиеся в идеологическом перевоспитании «идейно ущербные» интеллигенты. Личная жизнь героев оказывалась на задворках такой литературы, что и состав­ляет специфику произведений того времени.
 
Второе течение, опирающееся на традиции прогрессивной городской литературы 20-х и 30-х годов, производит впе­чатление европеизированной прозы. Авторы таких произве­дений хорошо знакомы с зарубежной литературой, созна­тельно подражают иностранному, прежде всего советскому, литературному опыту. Литературу КНР невозможно пред­ставить себе без влияния советской литературы, произведе­ния которой были заново переизданы в переводах лучших китайских мастеров: Лу Синя, Цюй Цю-бо, Цао Цзин-хуа, Ба Цзиня, Гэн Цзи-чжи, Гэ Бао-цюаня. Правительство КНР выделило большие средства для подготовки китайских русистов. Были созданы институты русского языка в Пе­кине, Шанхае, Харбине, Шэньяне, Даляне и Чунцине, а во многих университетах открыты факультеты русского языка.
 
В 50-х годах на китайский язык с русского были переведены многие произведения советской литературы таких авторов, как М. Горький, В. Маяковский, А. Толстой, М. Шолохов, Н. Островский, К. Симонов, В. Панова. К началу 50-х годов в литературе преобладала военная тема. Тяготение китайского массового читателя к приключенческой литературе удовлет­ворялось пухлыми, подробными военно-революционными историче­скими романами. Пользовались популярностью такие произведения, как «Люйлян инсюн чжуань» («В горах Люйляна») Ма Фэна и Си Жуна (1946), «Синь эрнюй инсюн чжуань» («Повесть о новых героях») Кун Цзю-э и Юань Цзин (1949); они даже переводились на русский язык. Успех жанра породил поток однотипных, приспособленных к массовому вкусу произведений — с умными и смелыми партийцами, предателями-помещиками, темными, но прозревающими крестьянами, глупыми, но жестокими врагами. В жанре военно-партизанского романа были и произведения, напи­санные в европеизированной манере. Таковы романы Чэнь Дэн-кэ «Хо жэнь тан» («Могила живых людей», 1950) и «Хуайхэ бяньшан ды эрнюй» («Дети реки Хуайхэ», 1953), а также роман Ду Пэн-чэна «Баовэй Яньань» («Битва за Яньань», 1954). Последний в своей основе доку­ментален: рядом с колоритной фигурой бойца из народа Чжоу Да-юна действует и подлинное историческое лицо — знаменитый полководец Пэн Дэ-хуай, прославившийся в антияпонской, гражданской и корейской войнах. В 1959 г. Пэн Дэ-хуай был разжалован по политическим мотивам, а роман осужден. Война в Корее тоже была нивой для военно-приключенческой литературы, но не принесла заметных литературных удач.
 
Городская жизнь и тема рабочего класса, согласно официальным заявлениям и оценке критики, была самой слабой стороной китайской литературы 50-х годов.
 
В первые годы КНР различные стороны общественной и частной жизни получили отражение преимущественно в жанре короткого рассказа. Наибольшими тиражами выходили произве­дения Сунь Ли, Ли Чжуня, Ма Фэна, Жу Чжи-цзюань, Цзюнь Цина, Ван Юань-цзяня, Ван Вэнь-ши, Ай У. Для большинства из них характерна идеализация действительности.
 
Поэзия КНР не отвергла завоеваний предшествующей китайской поэзии. Сохранялись все фор­мальные особенности китайского классического стихосложения; они присущи и стихам Мао Цзэ-дуна, которые приобрели всенародную популярность не только в силу его исключительного общественного положения, но и благодаря поэтическому дару. В 50-е годы крупнейшими поэтами тогдашняя китайская критика признавала Ли Цзи, Тянь Цзяня, Ай Цина, Го Сяо-чуаня, Вэнь Цзе, Янь Чэня. Лирику печатали мало, преобладали пафосные декларативные стихи на социально-общественную тематику. Лозунговость часто подменяла собою образность.
 
С 1957 г. в КНР издавался журнал «Ши кань» («Поэтическая периодика»), посвященный совре­менной поэзии, в которой была широко представлена и советская тема. Переводилось очень много стихов советских поэтов, особенно В. Маяковского.
 
Параллельно в СССР в 1951—1959 гг. вышло восемь сбор­ников переводов поэзии КНР.
 
В драматургии КНР выделялось творчество Лао Шэ. Его пьеса «Лунсюйгоу» («Канава „Драконов ус“», 1950) принес­ла писателю звание народного художника, но уже в 1955 г. комедия Лао Шэ «Си ван Чанъань» («Гляжу на запад, на Чанъань») была сочтена очернительской.
 
В мае 1956 г. был провозглашен политический курс Бай хуа цифан, бай цзя чжэнмин («Пусть расцветают сто цветов, пусть соперничают сто школ»), призванный обеспечить расцвет и многообразие тем литературы и искусства в Китае, но его реализация была крайне непродолжительной и непоследова­тельной. Попытки китайских писателей воплотить в своем творчестве установки этого курса в скором времени привели к гонениям на литературу. Возникло было обращенное к жизни критическое направление, когда некоторые писа­тели начали постепенно отходить от сплошной идеализации действительности, однако в 1957-1958 гг. их объявили «пра­выми элементами», изгнали с литературной трибуны и они надолго замолкли. Дин Лин, Ло Фэн, Яо Сюэ-инь, Лю Бинь-янь, Лю Шао-тан, Ван Мэн, Дэн Ю-мэй и многие другие прождали реабилитации около 20 лет. Тематический диапазон китайской литературы резко сузился.
 
В 1958—1965 гг. выходило немало крупных романов на революционную и военно-историческую тему. Китайский читатель любит повествования большого масштаба, так что эти романы находили у него признание.
 
О борьбе против маньчжурской монархии написан роман Ли Лю-жу «Люши нянь ды бяньцзянь» («Перемены за 60 лет», 1957); о революционной борьбе в китайской деревне в 20-х годах — роман Лян Биня «Хунци пу» («История красного знамени», 1958; в рус. пер. «Четыре поколения»); о патриотическом движении 30-х годов — роман Ян Мо «Цинчуньчжи гэ» («Песня молодости», 1958); об антияпонской войне — романы Фэн Дэ-ина «Куцай хуа» («Цветы осота», 1958) и «Инчунь хуа» («Жасмин», 1959), Ли Ин-жу «Ехо чуньфэн доу гучэн» («Весенний ветер над древним городом», 1959); о заключенных в чунцинскую тюрьму подпольщиках в последний период гражданской войны — роман Ло Гуан-биня и Янь И-яня «Хун янь» («Красный утес», 1961); о кооперировании китайской деревни — роман Лю Цина «Чуанъе ши» («Начало», 1959). В драматургии были созданы интересные пьесы на исторические темы с политическим под­текстом, намекающим на острейшие проблемы современности: «Гуань Хань-цин» Тянь Ханя, «Чагуань» («Чайная») Лао Шэ (1957), «Хай Жуй багуань» («Разжалование Хай Жуя») У Ханя (1961). Большой общественный резонанс получили в КНР публицистические фельетоны Дэн То с едкой, хотя и иносказательной критикой общепринятых догматических предрассудков. В кон­це 1965 г. был опубликован роман «Оуян Хай чжи гэ» («Песня об Оуян Хае») Цзинь Цзин-мая, завершивший определенный период литературной жизни: в 1966 г. началась «культурная ре­волюция» (вэньхуа гэмин), прервавшая развитие литературы; многие из названных произве­дений подверглись уничтожающей критике.
 
Литературу первых 17 лет КНР периодически сотрясали идеологические кампании: «крайне левацкие» тенденции разрушали творческое начало, приводили к нивелированию творческой индивидуальности. Успех литературного произведения определялся его соответствием злобо­дневным политическим установкам. И писатели, и читатели привыкли к политическим лозун­гам как к неизбежной дани обстоятельствам. Издание книги определялось ее политическими качествами; популярность, тиражность, число переизданий обеспечивались средствами мас­совой информации; включение романа в программу обязательных политзанятий превращало его в обязательное чтение для десятков миллионов людей и гарантировало миллионный тираж. После начала «культурной революции», в 1967—1969 гг., в стране не было издано ни одного художественного произведения профессионального писа­теля, не ныходил ни один литературный журнал для широ­кой аудитории. Только в 1971 г. в печати вновь появляются имена профессиональных литераторов. В 1972 г. было издано или переиздано не менее 130 книг художественной литературы, для которой были типичны идеологическая заданность и полнейший отказ от правдивого воспроизве­дения действительности. Произведения 1972—1976 гг. на русский язык не переводились и скоро были преданы забве­нию в самом Китае.
 
Современную китайскую литературу принято именовать «литературой нового периода» (синь шици сяошо) и исчис­лять ее начало с 1979 г., хотя первое, бесспорно новое по духу произведение — рассказ Лю Синь-у «Бань чжужэнь» («Классный руководитель») — было опубликовано в 1977 г. и получило широкое признание в 1978-м. Возрождение литературного процесса начиналось с обличительной «лите­ратуры шрамов» (шанхэнь вэньсюэ), как она стала называть­ся по одноименному рассказу писателя Лу Синь-хуа. Она создавалась по горячим следам страшных событий и в конце
70-х — начале 80-х годов ХХ в. пользовалась небывалой в КНР популяр­ностью. Количественные показатели тоже впечатляют: в 1983 г. выходило свыше 500 литературных журналов. От инвективного обличения уродств «культурной революции» китайские писатели вскоре перешли к литера­туре «раскрепощения сознания» (сысян цзефан). В 80-х годах современная китайская литература в ее лучших образцах активно переводилась на русский язык, благодаря чему наш читатель познакомился с творчеством таких современных китайских писателей, как Ван Мэн, А Чэн, Ван Ань-и, Гао Сяо-шэн, Ли Чжунь, Лу Вэнь-фу, Лю Бинь-янь, Лю Синь-у, Фан Цзи-цай, Шэнь Жун и др.
 
Со временем воспоминания о «мрачном десятилетии» (1966—1976) стали уступать место злобо­дневной тематике, воплотившейся в «литературе реформ» (гайгэ вэньсюэ). В связи с политикой открытости и экономических реформ изменился образ жизни, произошел сдвиг в общественном сознании. С одной стороны, широко раскрылись двери для восприятия зарубежной культуры и творческого экспериментирования без каких-либо запретов, за исключением явной порногра­фии. Небывало увеличилось количество переводной советской и западной литературы, которая иногда по объему превосходила собственно китайскую, включая и переиздания классиков. Но, с другой стороны, литература утратила прежнее место в массовом сознании. Аудиовизуальные средства массовой коммуникации охватили значительную часть населения, снизился престиж литературной деятельности. Книжный рынок, переполненный колоссальным количеством литературы — как классической, так и современной, как китайской, так и иностранной, — стал оказывать определяющее влияние на судьбу китайского писателя. Писатели стали пробовать свои силы в разных жанрах, формах и направлениях, которые пришли в Китай. Шло разделение на «чистую литературу» (чунь вэньсюэ) и «популярную литературу» (тунсу вэньсюэ). Последняя является прибыльным бизнесом, и в ней господствующее положение занимают литераторы Тайваня и Сянгана. Это традиционный приключенческий «рыцарский» роман для подростков, истории «красавиц» для девочек и сентиментальная женская литература о счастливом заму­жестве. Несмотря на усиленное «политвоспитание» 1949—1979 гг., массовый читатель обратился к традиционным жанрам, что показало завидную стабильность национальных вкусов. Любов­ные романы и романы о боевых искусствах расходятся многомиллионными тиражами. Всего в Китае в среднем издается несколько сот романов в год.
 
В «чистой литературе» социально-обличительная тематика в конце 80-х годов перестала быть выигрышной. В 90-х значительное место заняли произведения психологического плана с явным влиянием европейского модернизма, с акцентированным анализом эмоции и с неонатуралистическим бытописатель­ством. Прежде весьма однородная, литература КНР пережи­вала зарождение литературных школ и групп. Господствую­щим направлением на рубеже ХХ—XXI вв. оставалось реалистическое, но социальная критика в нем становилась все слабее. Китайский модернизм и в поэзии, и в прозе стал заметен по своему влиянию и способствовал многообразию в литературе, хотя и пользовался вниманием лишь узкого слоя интеллигенции. Массовый читатель к нему безучас­тен. Своим лидером некоторые модернисты называли Ван Мэна, но он сам таковым себя не считал. В середине 80-х годов выдвинулось направление «литература поиска корней» (сюнь гэнь вэньсюэ), которое отворачивается от политики в сторону национального психологизма и склон­но бичевать недостатки национального характера китайцев. Наконец, неореализм (синь се ши), или, скорее, неонатура­лизм, сосредоточен на «примитивном бытии»: для этого на­правления характерна избыточная подробность описаний. Современная китайская литература сохранила прежнюю тематику, но в трансформированном виде, и обогатилась новыми темами и жанрами. Ее специфика определяется документальностью, укрепившей извечную китайскую любовь к отечественной истории.
 
Произведения историко-документального, мемуарного и биографическо­го характера отличаются от литературы прежних лет прежде всего подлин­ной, документальной базой: доступность архивов позволила писателям украшать свои произведения подлинными документами, воспроизводить их дословно. Если в 80-х появлялись биографии художников (Сюй Бэй-хун), композиторов (Хэ Лу-тин), военачальников (Пэн Дэ-хуай), то в 90-х в моду вошла тема жизнеописаний прави­телей — от маньчжурских императоров Кан-си, Шунь-чжи, последней китайской императрицы Лун Юй до главы гоминьдановского правительства. Так, на документальной основе были со­зданы следующие произведения: «Цзэн Го-фань» Тан Хао-мина (1992), «Кан-си дади» («Великий император Кан-си») и «Юн-чжэн хуанди» («Император Юн-чжэн») Эр Юэ-хэ (1993), «Лимин ды есэ» («Предрассветный мрак») Чжоу Эр-фу (1992) о Чан Кай-ши, повесть-инвектива против супруги Мао Цзе-дуна Цзян Цин «Сию цзоцзя чжуан чжун бечжуань» («Неофициальная история крупного писателя») Чэнь Мяо (1980).
Очерк и эссе занимают видное место в китайской литературе и традиционно имеют успех у интеллигенции. Среди них есть шедевры, например «Суйсян лу» («Каприччио воспомина­ний», в рус. пер. «Думы») Ба Цзиня — маститого писателя КНР. Тематика документалистики в КНР весьма широка, и в ней, в частности, с 90-х годов ХХ в. присутствует российская тема. Зарубежная тема вообще характерна для современной китайской литературы, став даже модной. Китаец за рубежом — ее сюжет. Начало теме положил Дэн Ю-мэй в «Цзай дунцзин-дэ сыгэ чжунгожэнь» («Четверо китайцев в Токио», 1985). Затем была повесть «Маньхэдунь ды чжунго нюйжэнь» («Китаянка на Манхэттене») Кэ Янь (1992). В эссеистической литературе это, напри­мер, «Элосы ды байхуалинь» («Березовые рощи России») — путевые впечатления китайских писателей о поездках в Россию (1997), «Юйли юйвай» («Вспоминаю среди портретов и пере­водов») Гао Мана — известного переводчика-русиста (1997).
 
Число любителей поэзии оказалось достаточным для издания центральных и местных поэ­тических журналов, публикации сборников, регулярных поэтических встреч и конференций. Наиболее популярна в Китае новая поэзия, постоянно идут поиски формы, возникают новые течения, проводятся модернистские эксперименты. Поэзия отмечена как творческими свер­шениями поэтов старшего поколения, так и небывалым обилием новых имен. Общекитай­ским событием стали антимаоистские стихотворения, написанные на площади Тяньаньмэнь в апреле 1976 г. и опубликованные открыто в 1978 г.
 
Крупнейший китайский поэт последних десятилетий ХХ в. Ай Цин писал: «Лишь пройдя страданий путь, // Я постиг в кровавой драме: // Нужно все перевернуть, // Что стояло вверх ногами». Стихи многих поэтов пере­ведены на русский язык (Ай Цин, Ли Ин, Ню Хань, Шу Тин, Янь И, Лю Ша-хэ, Бэй Дао, Гу Чэн, Гун Лю, Цзан Кэ-цзя). Китай и поныне сохраняет свои поэтические традиции.
 
Литература 90-х годов, переболев «детскими болезнями» рынка, устоялась и стала целостным, своеобразным явле­нием китайской культуры, отличающимся по качествен­ным характеристикам от «литературы шрамов» и «литера­туры реформ» 80-х. Рядом сосуществуют модернизм и реа­лизм, признана свобода творческого поиска, допущена в полном объеме иностранная литература, а сама китайская литература уже четко распалась на «популярную» и «чис­тую». Таким образом, единогласие сменилось многоголо­сием, и все стали единодушно признавать превосходство нынешнего плюрализма в литературе над прежней привыч­ной «монолитностью». Если раньше главными антиподами в литературе были реализм и модернизм, то в 90-х годах размежевание наблюдалось между литературами гуманистической и коммерциализированной. Опыт показывает, что, несмотря на огромные тиражи поп-литературы, «чистая», гуманистическая литература имеет твердую почву под ногами: выпускаются сотни литературных журналов, а ро­маны печатаются многотысячными тиражами. Особый успех в Китае имеют серийные выпуски; например, издательство «Чанцзян вэньи» с 1992 г. издает серию «На рубеже веков», в которой уже вышли книги 52 самых известных современных китайских писателей.
 
Исторически сложилось, что в Китае писатели подразделяются не столько по литературным школам, которые существуют в ярко выраженных формах, сколько по возрастным группам, в которых сохраняются творческие веяния времен их молодости. Критика выделяет пять таких поколений.
 
К старшей, уже очень немногочисленной группе относятся писатели, вошедшие в литературу в 30-40-х годах, еще до образования КНР. Их книги выходят эпизодически, они не являются ведущей силой в литературе, но пользуются признанием и почетом в литературной среде. Главной действующей силой сейчас признаются писатели, вступившие в литературу в 50-х годах, после образования КНР. Особой активностью среди них отличаются писатели 57-го года, которые в те времена были объявлены «правыми» и подверглись гонениям. У них богатый жизненный опыт, они сами пережили процесс «раскрепощения сознания» от прежних официально насаждавшихся догм и тяготеют к реализму, причем к реализму «открытому», т.е. не ограниченному запретами, и, несмотря на пожилой возраст, много пишут. К этой второй группе относятся Ван Мэн, Ли Го-вэнь, Лу Вэнь-фу, Чжан Сянь-лян, Цун Вэй-си, Гао Сяо-шэн и др.
 
Третью группу составляют писатели, вошедшие в литературу с началом ее нового периода. Среди них есть представители старшего поколения, начинавшие еще в 50-е годы, но получившие известность только в 70-х. Это Шэнь Жун, Чжан Цзе, Лю Синь-у, Лин Ли, Хо Да, Чэнь Чжун-ши и др. Сюда же относятся более молодые писатели из «грамотной молодежи», которые в 60-х годах прошли через ссылку в отдаленные районы и впервые проявили себя в литературе в 70-80-х. Творчество этой группы писателей порождено спецификой общественного развития Китая. Совместно с писателями 57-го года они определяют общую картину литературной жизни страны в 90-х, в тематике их произведений преобладает жизнь интеллигенции и мо­лодежи. Они поддерживают процесс открытости в отношении как исторического прошлого, так и действительности, тяготеют к реализму, но открытость для них даже еще важнее, чем для писателей 57-го года. Ими создано очень много произве­дений, и они часто оказывались в центре общественного внимания. Это такие писатели, как Чжан Чэн-чжи, Дэн Сянь, Лy Тянь-мин, Ли Жуй, Ван Ань-и, Ши Те-шэн, Хань Шао-гун и др.
 
Четвертую группу составляют молодые писатели, вступив­шие в литературу во второй половине 80-х годов, — «аван­гардисты» (сянъфэн-пай) и «неореалисты». Первых привле­кает модернизм, вторых — «бытовизм», жизненная факту­ра. Оба течения были в центре внимания литературной общественности в конце 80-х, но и впоследствии эти писа­тели не утратили творческой энергии и плодовитости.
 
К этой группе относятся Чжан Синь-синь, Лю Со-ла, Цань Сюэ, Мо Янь, Су Тун, Лю Хуань, Лю Чжэнь-юнь, Фан Фан, Чи Ли, Е Чжао-янь, Юй Хуа и др.
 
Пятая группа — самые молодые писатели, начавшие пуб­ликоваться в 90-х годах. Это поколение 30-летних, несхо­жее ни с одной из предыдущих групп. Их именуют в Китае по-разному, например «новое поколение» (синь дай), «позднее поколение» (хоу дай). Они свободны от бремени прошлого, от идеологических шор, они свободны и индивидуалистичны, не склонны оглядываться на историю, хорошо вписались в современную жизнь, стремятся к непосредственному самовыражению, не затрудняя себя литературными изысками и формальным поиском. Образная и эмоциональная выразительность их произведений лишена исторической глубины, их излюбленная тематика — жизнь большого города. Вокруг них ведутся споры, но само наличие подобной волны в литературе никто не отрицает. Наиболее известны в этой группе Чэнь Жань, Линь Бай, Хай Нань, Сюй Кунь, Цю Хуа-дун. Китайская литература полна талантами разных поколений, живет активной органичной жизнью, которая выдержала рыночное потрясение и уже нормализовалась.
 
Возникло такое явление, как литературная мода. Молодой писатель Ван Шо стал модным в 1988 г., когда на экраны вышли четыре кинофильма по его произведениям. Он пришел в литературу из телевидения, радио и кино. В 1993 г. творчество Ван Шо стало объектом ши­рокой дискуссии, носившей во многом эпатажный, коммерческий характер.
 
В 90-е годы на китайскую литературу стал оказывать сильное влияние комплекс идей постмо­дернизма, возникших под влиянием латиноамериканских писателей, и появилась собственная литература, которую называют постмодернистской. К ней китайские литературоведы относят творчество Ма Юаня, Юй Хуа, Гэ Фэя. В 1999 г. вышел эротический роман Вэй Хуй «Шанхай баобэй» («Шанхайская крошка»), который был переведен на английский язык и стал между­народным бестселлером. Литература постмодернизма сочетает в себе элитарные элементы и поп-культуру. С этого времени китайская литература все более определяется запросами общества потребления.
 
Одновременно литература КНР все больше осознается китайскими авторами как часть мировой литературы; они стремятся ни в чем не отставать от писателей развитых стран, заимствуя их творческий опыт. С годами все больше ощущается единство литературы КНР со всей распро­страненной в мире китаеязычной литературой, особенно Тайваня и Сянгана, ныне свободно допущенной на континент. Китайские писатели в эпоху открытости не только часто гостят за границей, но и живут там годами, как, например, Лю Бинь-янь и А Чэн. Наблюдается тенденция сближения литературы КНР с литературой зарубежных китайцев, главным образом тех, что проживают в США.
 
Литература Тайваня. Тайвань имеет давние литературные традиции. Первые известные нам книги, созданные и изданные на Тайване, относятся к XVII в., когда Шэнь Гуан-вэнь в 1685 г. создал поэтическое общество «Восточные напевы», выпустившее коллективный сборник сти­хов. Один из членов общества, Линь Цянь-гуан, опубли­ковал «Краткие записки о Тайване». В последующие два столетия книги выходили ежегодно, не выделяясь ни по форме, ни по содержанию среди других изданий. В 1895 г. Тайвань был оккупирован Японией, преподавание в школе стало вестись на японском языке.
 
В 1920-х годах под влиянием идей «движения 4 мая» (у сы юньдун) стали выходить литературные журналы на китайском и японском языках, но в 1937 г. колонизаторы запретили все издания на китайском языке. Начало новой литературы на общекитайском разговорном языке поло­жил Лэй Хэ (1894-1943), который в 1926 г. опубликовал свой первый рассказ «Доу жэнао» («Шумное празднество»). Кроме рассказов он написал множество стихов в старом и новом стилях, эссе и публицистических статей. Его реалистическое по манере творчество снискало Лэй Хэ славу «отца» современной тайваньской литературы. Вслед за ним из многочисленных новеллистов выделяют­ся Ян Куй (1905-1985), Ян Шоу-юй (1905-1959). Все эти писатели рассказывали о рядовых тружениках Тайваня, сельских и городских бедняках, о притеснениях и обидах, которые им приходилось сносить. Самое крупное литературное произведение колони­ального периода — роман У Чжо-лю (1900—1976) «Ячжоу ды гуэр» («Осиротевший сын Азии») — было опубликовано только после войны (1945).
 
После 1949 г. вместе с гоминьдановской администрацией и армией на Тайвань прибыли некоторые крупные фигуры китайской интеллектуальной элиты: Ху Ши, Лян Шу-мин, У Чжи-хуй, Лян Ши-цю и др. Среди прибывших было много молодых интеллигентов и учащихся, испытывавших тягу к литературе. Гоминьдановский режим старался использовать их в своих политических целях. В мае 1950 г. на Первом конгрессе Общегосударственного союза деятелей литературы и искусства была провозглашена линия на «изображение агонии гражданской войны и обличение коммунистической тирании». Из произведений этого направления наибольшее воздействие на читателей оказали «Янгэ» («Хоровод») и «Чиди чжи лянь» («Голая земля») шанхайской писательницы, покинувшей КНР в 1952 г., Чжан Ай-лин. В «Хороводе» рассказывается о судьбе интеллигента, который ждал от революции добра, но погиб во время первой же массовой политической кампании. Книги Чжан Ай-лин печатались в Гонконге и на Тайване, но сама писательница переехала в США.
 
В 50—60-е годы получила распространение и ностальгическая «литература воспоминаний». Облик страны и ее недавнего прошлого воссоздавался писателями и особенно писательница­ми с грустью и любовью, нередко идеализированно. Таковы повести начала 60-х «Чэн нань цзю ши» («Былые дни в южном предместье») Линь Хай-ин, «Мэн хуй Цинхэ» («Мечты возвра­щают в Цинхэ») Юй Ли-хуа, «Шицюй ды цзинлинцзы» («Затерявшийся колокольчик») Не Хуа-лин.
 
На Тайване популярен писатель Бай Сянь-юн (род. 1937), который с 1963 г. живет и работает в США. В 1961 г. он основал на Тайване журнал «Сяньдай вэньсюэ» («Современная литература»), ставший органом писателей, осваивавших литературный опыт Запада. В сборнике рассказов «Тайбэй жэнь» («Тайбэйцы», 1971) реалистическая манера письма сочетается с использованием изобразительных средств традиционного китайского романа. Уехав в США, он стал писать о жизни китайцев в Америке. В самом крупном своем произведении, романе «Нецзы» («Греш­ники», 1983), он вернулся к тайбэйской тематике. Роман был хорошо принят публикой, но скорее как «литература воспоминаний», на этот раз довольно мрачных.
 
В тайваньской поэзии на протяжении последних десятилетий ХХ в. господствуют три поэтические группы: «Современность» (Цзи Сянь, Чжэн Чоу-юй, Фан Сы), «Голубые звезды» (Юй Гуан-чжун, Сян Мин), «Эпоха» (Ло Фу, Чжан Мо, Я Сянь). Их свободные по форме стихи лишены рифм и четкой строфики, насыщены метафорами и ассоциациями. Эта поэзия требует от читателя работы мысли в сочетании со свободной ориентацией в мировой культуре. Многие признают Ло Фу крупнейшим современным китаеязычным поэтом.
 
В 70-е годы возникло течение «литература родных мест» (сянту вэньсюэ). Писатели этого направления пишут о «маленьких людях» хорошо знакомой им тайваньской глубинки. Таковы повести «Ло» («Гонг») Хуан Чун-мина и «Игэ няньцин-дэ сянся ишан» («Молодой врач в де­ревне») Ван То, роман Ван Чжэнь-хэ «Мэйжэньту» («Красавицы»). В 90-е появилось течение бэньтухуа (букв. «укоренение»). Его сторонники ратуют за «самобытную тайваньскую культуру», включающую в себя произведения уроженцев Тайваня китайской национальности, написанные на тайваньском диалекте. Это течение носит явно выраженный политический (сепаратистский) характер. Возникновение литературных течений с очевидной политической и социальной окраской стало возможным после произошедшей в начале 80-х демократизации общественной жизни на острове.
 
На Тайване создается и массовая литература. Любовная тема представлена в жанре «женского романа» известной и на континенте писательницей Цюн Яо. Фантастика приобрела по­пулярность в последнее десятилетие; в этом жанре пишут Хуан Фань, Чжан Да-чунь, Ли Ан. Как и в КНР, популярен исторический роман, особенно произведения плодовитого Гао Яна (1922—1992); самое крупное из них — это шеститомная романическая биография императрицы Цы-си. С 90-х годов критика отмечает падение престижа «чистой литературы», или «высокой литературы» (гаоя вэньсюэ).   
 
В настоящее время многие книги, созданные на Тайване, перепечатываются в КНР, и наоборот.        
 
Источники:
Сборник китайских рассказов. М., 1950; Цао Мин. Движущая сила. М., 1950; Китайские повести и рассказы. М., 1953; Поэты нового Китая. М., 1953; Сяо Сань. Избранное. М., 1954; Чэнь Дэн-кэ. Дети реки Хуайхэ. М., 1956; Ду Пэн-чэн. Битва за Яньань. М., 1957; Мао Цзэ-дун. Восемнадцать стихотворений. М., 1957; Тянь Хань. Гуань Ханьцин. М., 1959; Фэн Дэ-ин. Цветы осота. М., 1959; Лян Бинь. Четыре поколения. М., 1960; Фэн Дэ-ин. Жасмин. М., 1961; Дэн То. Вечерние беседы в Яньшани: Заметки публициста. М., 1974; Люди и оборотни. М., 1982; Трудны сычуаньские тропы: Из китайской поэзии 50-80-х годов. М., 1983; Чело­век и его тень. М., 1983; Современная китайская проза: Ван Мэн, Фэн Цзи-цай. М., 1984; Средний возраст: Современная китайская повесть. М., 1985; Гу Хуа. В долине лотосов. М., 1986; Встреча в Ланьчжоу: Китайские писатели о молодежи. М., 1987; Дай Хоутин. О человек, человек! М., 1988; Современная китайская проза. М., 1988; Совре­менная новелла Китая. М., 1988; Царь-дерево. М., 1989; Чжан Цзе. Тяжелые крылья. М., 1989; Современная китайская драма. М., 1990; Чжан Синь-синь, Сан Е. Дракон меняет облик. М., 1992; Из жизни красной императрицы. М., 1993; Взлетающий феникс. М., 1995; Китайские метаморфозы: современная китайская художественная проза и эссеистика: Пер. с кит. / Сост. Д.Н. Воскресенский. М., 2007.
 
Литература:
Вопросы культурной революции в КНР. М., 1960; Желоховцев А.Н. Литературная теория и поли­тическая борьба в КНР. М., 1979; Литература и искусство КНР 1976-1985. М., 1989; Литература и искусство КНР начала 90-х годов. М., 1995; Надеев И.М. «Культурная революция» и судьба китайской литературы. М., 1969; Судьбы культуры КНР (1949-1974). М., 1978; Федоренко Н.Т. Очерки современной китайской литературы. М., 1953; Эйдлин Л. О китайской литературе наших дней. М., 1955; Ван Хуа-цзао и др. Чжунго дандай вэньсюэ цзянь ши (Краткая история современной китайской лите­ратуры). Чанша, 1985; Ван Яо. Чжунго синь вэньсюэ шиган (Очерк истории новой китайской литературы). Т. 1-2. Пекин, 1954; Лю Дэн-хань и др. Тайвань вэньсюэ ши (История тайваньской литературы). Т. 1-2. Фучжоу, 1997; Чжу Цзянь, Чжан Цзюн. Дандай вэньсюэ синьчао (Новая волна в современной китайской литературе). Пекин, 1997; Чжунго цзоцзя да цыдянь (Большой словарь китайских писателей) / Под ред. Чжао Чуна, Гао Хун-бо. Пекин, 1999; Ян Го-хань, Мэн Фань-хуа. Гунхэго вэньсюэ 50 нянь (50 лет литературы Республики). Пекин, 1999.
 
Ст. опубл.: Духовная культура Китая: энциклопедия: в 5 т. / Гл. ред. М.Л.Титаренко; Ин-т Дальнего Востока. - М.: Вост. лит., 2006 – . Т. 3. Литература. Язык и письменность / ред. М.Л.Титаренко и др. – 2008. – 855 с. С. 167-175.

Автор:
 
© Copyright 2009-2019. Использование материалов по согласованию с администрацией сайта.