Синология.Ру

Синология.Ру

Тематический раздел


Совершенствование системы социального управления в КНР

 
 
В настоящее время Китай демонстрирует беспрецедентные темпы экономического развития, немалых успехов достиг он и в сфере социального управления. Но вместе с тем в Китае остается нерешенным ряд серьезных проблем (дисбаланс в социально-экономическом развитии города и деревни, отсутствие эффективной системы социального обеспечения, демографическая проблема и т.д.), способных замедлить социально-политическое развитие государства и нарушить его внутриполитическую стабильность. Данный факт обуславливает актуальность исследования современной модели социального управления в КНР.
 
В рамках исследования системы социального управления необходимо конкретизировать содержание термина «управление», выявить различия его понимания в западной и восточной научных традициях.
 
На заре возникновения социологии управления как науки в начале ХХ в. основой западного уклада, его ценностных ориентаций стал рационализм. Он представляет собой такое понимание общественных процессов, при котором все события реальной действительности можно описать как совокупность рациональных действий, преследующих определенную цель при наличии определенных средств. Основоположником управленческой теории стал Ф. Тейлор, в 1911 г. написавший книгу «Принципы научного менеджмента». Впоследствии теория менеджмента выросла в отдельную науку – социологию управления, в основе которой осталась рационалистическая система управления, основной целью при этом является повышение эффективности при минимуме затрат, четкое понимание субъекта и объекта управления, как двух взаимосвязанных подсистем, подчиненных вышеуказанной цели (механистический рационализм) [6, с. 4].
 
Подходы китайских ученых к теории управления имеют совершенно иной вектор. При всей близости китайскому менталитету понятия «рационализм», в основе жизненного уклада китайцев по-прежнему лежит традиционализм, сутью которого является такое понимание действительности, при котором первостепенное значение при выборе альтернативы принадлежит не рациональному, разумному, а установленному, традиционному [1, с. 213]. Однако при этом нельзя противопоставлять западный рационализм и китайский традиционализм, их следует расценивать, как разнонаправленные приоритеты развития.
 
В Китае принято рассматривать явления в их целостной связи, поэтому китайский опыт управления берет за научную основу западную социологию управления, обобщившую теоретический и практический опыт западного управления. При это сравнительный анализ подходов к пониманию управленческой деятельности показывает основополагающую разницу в осуществлении управленческого процесса на Западе и в Китае.
 
Во-первых, имеет место разница в направленности принципов управления. Западная традиция в достижении эффективности работы системы управления делает ставку на верно выстроенный внутренний механизм управленческой деятельности. При этом подразумевается, что внешняя сторона будет успешной, если учтены все внутренние ошибки [3, с. 174]. Китайские же подходы тяготеют к комплексности и, придавая большое значения внутренним процессам, в равной степени уделяют внимание стратегии и тактике взаимодействия с внешней средой, что в свою очередь во многом способствует реализации политического курса на построение гармоничного социалистического общества.
 
Второе отличие подходов заключается в вытекающем из первого абстрактном или конкретном понимании внешнего взаимодействия, а также в восприятии союзников и соперников в данном процессе. Западные принципы представляют контакт с внешней средой как средство достижения необходимого результата и не более того. В таком ключе партнеры взаимодействия воспринимаются как союзники, так как помогают друг другу в достижении своих целей, а конкуренты – как противники, которых необходимо устранять. Для китайского управления взаимодействие с внешней средой есть неизбежное и необходимое условие функционирования системы управления, соперники и союзники условны, потому что в процессе долгих и сложных взаимодействий, они могут поменяться ролями.
 
Третье отличие в подходах состоит в формулировании собственно принципов взаимодействия. В этом случае на Западе на первое место ставится взаимовыгодное сотрудничество в рамках хорошо прописанного, выверенного с правовой точки зрения договора. Среди китайских принципов такой принцип никак не обозначен, поскольку сотрудничество осуществляется по другим правилам: целью при этом является достижение компромисса при сохранении скрытых стратегических преимуществ, при этом правовая сторона менее значима, нежели личные взаимоотношения и устные договоренности [5, с. 136].
 
Причина явных отличий при подходе к столь широкому и всеобъемлющему понятию как управление имеет культурные корни, а потому нужно искать их в традиционных управленческих установках. Чэн Чжуньин, рассматривая принципы западного и китайского управленческого процесса, выделяет пять основополагающих отличий:
 
  1. На Западе управление понимается абстрактно, что проявляется в стремлении наложить отвлеченные идеи и понятия на реальность. Востоку же присуща конкретность, то есть в качестве объекта управления выступает конкретная целостная система;
  2. Для западной науки характерен объективизм или восприятие вещей как объектов, независимых от воспринимающего их разума, тогда как для восточной научной традиции более свойственен субъективизм, или то, что можно выразить формулой «человек в основе всего» (и жэнь вэй бэнь);
  3. Запад предлагает взгляд на мир как на систему объектов, управляемую неизменными законами. Для Востока же характерно органичное понимание действительности, то есть принятие за точку отчета человека в сложной целостности его существования;
  4. Запад традиционно противопоставляет первичные и вторичные свойства, разум и интуицию, объективное и субъективное, тогда как Восток ориентирован на единство всего сущего и гармонизацию человеческой деятельности без противопоставления человека природе;
  5. Западный абсолютизм, подразумевающий дедуктивный, линейный, однонаправленный характер управления, противостоит восточной ориентации на взаимодействие людей, уважение воли и мнения других [8, с. 75].
 
Исходя из вышесказанного, можно сделать вывод о том, что реализуемая Китаем стратегия построения «гармоничного общества» внутри государства и «гармоничного мира» в масштабах всей планеты в полной мере отражает специфику и основные характеристики не только восточной модели управления, но и всего миропонимания. Китай продолжает развиваться на основе традиционных идей, но руководство осознает необходимость в их своевременном обновлении. Переход от концепции «социалистической культуры и морали», выдвинутой к 30-летию образования КНР, к положениям XVI съезда КПК о «более полном обеспечении базовых потребностей общества через стимулирование всестороннего и максимального развития социалистической культуры и социалистической духовной культуры», концепции «трех представительств» и «построения гармоничного общества» на основе принятых ранее программ означает переход стратегической линии КПК в качественно новую плоскость, предполагающую координацию процессов социально-экономической и политической трансформации с преобразованиями в нравственной и духовной сферах, адаптацией и обеспечением преемственности в области традиционной культуры.
 
Современное содержание концепции «гармоничного общества» связано со стремлением нынешнего китайского руководства исправить дисбалансы, накопившиеся в период ускоренного развития рыночной системы в 1990-е гг. Высоко оценивая китайские реформы с точки зрения их влияния на жизнь людей, нельзя не отметить, что Китай все еще не освободился от целого ряда сложных социальных проблем, доставшихся в наследство от дореформенных и даже дореволюционных времен. Более того, само проведение реформ по выбранному сценарию дало немало негативных последствий [2, с. 89–103].
 
На сегодняшний день в экономике КНР поддерживается продолжительное и быстрое развитие, а в социальной сфере сохраняется стабильность. Но вместе с тем перед Китаем стоят серьезные вызовы в социально-политическом развитии общества, которые имеют потенциал массового общественного недовольства, способного нарушить внутриполитическую стабильность страны.
 
Корни и специфика основных явлений, сложившихся в настоящее время в социально-политической и социально-экономической сферах, обусловлены ходом реформ, проводящихся в Китае в течение последних десятилетий. За годы реформ в Китае произошли быстрые структурные и социальные изменения, которые создают серьезные сложности для развития и стабильности китайского общества, а также бросают серьезный вызов управлению обществом со стороны правительства [7, с. 49].
 
Проблемы социально-политической нестабильности, возникшие в результате проведенных экономических реформ, заключаются в следующем: резко возросла безработица в городах, увеличилась разница в доходах, усилилось неравенство, а отсутствие адекватной системы социального обеспечения создало риски и трудности для так называемых «слабых групп». Все эти проблемы как раз и были порождены экстенсивной моделью, ориентированной на высокие темпы экономического роста. Быстрый экономический рост и особенности распределения производства в стране сопровождаются также масштабной миграцией населения, и в настоящее время Китай переживает процесс самого крупного перемещения населения из деревни в города. Это наносит серьезный удар по порядку в обществе, а также представляет вызов управлению обществом со стороны правительства. Кроме того, ускоренный рост ведет и к разрушению экологического баланса.
 
Идея необходимости совершенствования системы социального управления впервые прозвучала еще в 2007 г. на XVII съезде компартии и получила развитие дальнейшей работе государственного и партийного руководства. В отчетах о работе правительства за период с 2010 по 2011 гг. неоднократно подчеркивалось значимость социальных гарантий и социального управления, говорилось о необходимости содействия реформированию и внедрению инноваций в систему социального менеджмента, повышении уровня его научной основы, о создании социалистической системы социального управления с китайской спецификой, цели и задачи которой должны быть согласованы с ключевыми принципами стратегии построения «гармоничного общества».
 
Э.П. Пивоварова отмечает, что для китайского народа, уже добившегося за годы рыночных преобразований заметного улучшения качества своей жизни, идея «гармоничного общества» сегодня является фактором, мобилизирующим его на деятельность по смягчению и по возможности устранению того, что вызывает напряженность и может подорвать социальную стабильность в китайском обществе. А это, в первую очередь, решение вопросов занятости и безработицы, предотвращение углубления имущественной дифференциации и, тем более, недопущение «поляризации» в обществе, сокращение, а затем и ликвидация бедности [4, с. 28].
 
На современном этапе разработки теории инновационного социального управления китайские исследователи выделяют следующие ее характеристики [9]:
 
- Приоритет оценки рисков социальной стабильности. Темпы экономического развития, разработка и принятие политических стандартов, а также динамика реформ должны в полной мере соответствовать степени социальной терпимости. При этом оценка рисков социальной стабильности должна стать одним из первостепенных условий инновационной модели социального управления, что также нуждается в научном, юридическом и политическом оформлении.
 
- Институциональные инновации в сфере содействия процессам урбанизации и общественной интеграции. При этом наиболее значимым является устранение институциональных барьеров на пути социальной интеграции и соблюдение принципов социальной справедливости.
 
- Глобальная сеть Интернет должна стать важным фактором, способствующим реформированию системы государственного управления. По мнению китайских исследователей, пользование сетью Интернет, а также изменение концепции и формы административного управления может явиться предпосылкой демократизации политических решений, перераспределению правительственных функций и стандартизации личностного поведения чиновников. Усиление управленческих функций в информационных сетях может повысить качество управления виртуальным обществом, а также будет способствовать контролю над общественным мнением, что является одной из наиболее важных задач построения инновационной системы социального управления.
 
- Важная роль в формировании инновационной системы социального управления в КНР отводится негосударственным коммерческим и общественным организациям. Общественное участие и разнообразие его форм в свою очередь будет содействовать диверсификации и повышению качества социального управления.
 
- Еще одной важной характеристикой инновационного социального управления в Китае является повышение эффективности профилактики преступности и борьбы с преступностью, а также своевременное разрешение социальных конфликтов.
 
- Усиление правовых аспектов социального управления. Управление обществом и решение социальных проблем должны осуществляться честными высококвалифицированными управленцами, действующими на основе закона.
 
- Создание надежной системы социального доверия и благоприятной психологической обстановки в обществе.
 
- Усиление среднего класса как основы социальной гармонии и стабильности. Решение проблемы социального расслоения, сокращение разрыва между богатыми и бедными, искоренение поляризации – одна из основных задач как социальной, так и политической реформ.
 
- Социальное управление должно быть ориентировано на массы трудящихся и характеризоваться основательностью и постоянством. Инновационная модель социального управления предполагает развитие трудовых общин, на уровне которых можно эффективно решать проблемы, разрешать конфликты, стимулировать работу, налаживать духовные связи.
 
- Необходимо создание такой структуры социального управления, в которой ядром будет всеобщая социальная справедливость. При этом основными моментами являются: во-первых, переход от «правительства, ориентированного на развитие» (фачжаньсин чжэнфу) к «правительству, ориентированному на социальное обеспечение» (фувусин чжэнфу); во-вторых, переход от «большого правительства» (да чжэнфу) к «большому обществу» (да шэхуэй); в-третьих, переход от «справедливого правления» (шань чжэн) к «благому управлению» (мэй чжи) [9].
 
В условиях стремительного экономического роста, очевидным фактом становится усложнение социальной структуры китайского общества. Внедрение инноваций в систему и практику социального управления является одной из наиболее сложных задач, стоящих сегодня перед китайским руководством. В данной связи Китай создает такую систему управления обществом, которая основываясь на константах традиционной китайской культуры, в полной мере соответствует современным условиям. При этом в Китае уделяют должное внимание таким вопросам как гражданское самоуправление, реформирование систем правительственного и партийного регулирования, стимулирование развития общественных организаций, устранение дисбаланса социально-экономического развития, достижение всеобщей социальной справедливости, решение социальных проблем, развитие информационных технологий и т.д. Таким образом, можно сделать вывод о том, что инновационная модель теории социального управления КНР в полной мере соответствует целям и задачам концепции построения «гармоничного общества».
 
Литература
  1. Абрамова Н.А. Традиционная культура Китая и межкультурное взаимодействие (социально-философский аспект). Чита: ЧитГТУ, 1998.
  2. Китай: угрозы, риски, вызовы развитию / Под ред. В.В. Михеева. М.: Московский центр Карнеги, 2005.
  3. Козбаненко В.А. Государственное управление: основы теории и организации. М.: СоцПресс, 2000.
  4. Пивоварова Э.П. КНР: от «социального контроля над производством» к идее» социальной гармонии» в обществе // Китай: поиск гармонии. К 75-летию М.Л. Титаренко. М.: ИД «ФОРУМ», 2009.
  5. Старцев Я.Ю. Система государственного управления: политический анализ. Екатеринбург, 2001.
  6. Тощенко Ж.Т. Социология, общий курс. М.: Альфа-Пресс, 1994.
  7. У Шуцин. Лян чжун гайгэ, лян чжун цзего (Два типа реформ, два типа результатов) // Цюши, 2005. № 4.
  8. Чэн Чжуньин. Ицзин цзинли чжэсюэ (Философия менеджмента по «Ицзину»). Тайбэй: Дунда, 1995.
  9. Чан Хун. Чжунго шэхуэй гуаньли кэсюехуа чжиду чуансинь чэнсянь ши да цюйши («10 основных инноваций в теории социального управления в Китае») [Электронный ресурс] // Жэнь минь ван.
 
Ст. опубл.: Общество и государство в Китае: Т. XLIII, ч. 2 / Редколл.: А.И. Кобзев и др. – М.: Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт востоковедения Российской академии наук (ИВ РАН), 2013. – 487 стр. (Ученые записки ИВ РАН. Отдела Китая. Вып. 9 / Редколл.: А.И.Кобзев и др.). С. 417-423.

Автор:
 

Новые публикации на Синологии.Ру

28 июля 2020 года ушел из жизни патриарх российского и польского китаеведения Станислав Роберт Кучера
Причины неудачной политики Цинской империи в Синьцзяне 1884 – 1912 гг.
Интернет-канал по истории Китая С.В. Дмитриева
Интервью с А.М. Карапетьянцем, ч.1
Интернет-литература в Китае как воплощение кибер-эпохи


© Copyright 2009-2020. Использование материалов по согласованию с администрацией сайта.