Синология.Ру

Синология.Ру

Тематический раздел


Семантика понятий го и бан

в Шицзин: к вопросу о формировании политической терминологии в Древнем Китае[1]
 
В большинстве языков существуют слова, которые переводятся на английский (язык многих современных работ по социальной и политической науке) как state. В русском термин «state» передается словом «государство». В современном китайском и в вэньяне, языке классических текстов, таких слов два: го и бан .
 
Использование этих двух терминов для обозначения одной и той же сущности (которой, согласногосподствующей в историографии точке зрения, являетсягосударство) еще не становилось предметом отдельного исследования и требует объяснения. В данной работе, основанной на анализе употребления терминов го и бан в [[Ши цзин|Шицзине] 詩經 («Каноне песен»), мы намерены показать, что на раннем этапе своего существования (в том виде, как он представлен в Шицзине) они означали различные явления. Кроме того, мы продемонстрируем отличия значений обоих терминов от современного понятия «государство» и важность подобного отличия для интерпретации древнекитайской истории.
 
Необходимость подобной работы, на наш взгляд, продиктована большим разбросом в терминологии авторов, пишущих о политической истории древнего Китая. При анализе исторической реальности существует проблема отсутствия четкого определения понятия «государство». В качестве примера можно привести словоупотребление авторов новейшей «Кембриджской истории Древнего Китая», обобщающей достижения западной синологии за последние десятилетия [Loewe, Shaughnessy, 1999].
 
Сейчас сравнительно большая часть ученых склоняется к мнению, согласно которому такое социальное явление как«государство» (state) не есть универсальная историческая реальность, а возникает в Западной Европе в XVII–XVIII вв. после капиталистической трансформации [van Creveld, 1999; Skinner, 1978; Скиннер, 2002]. Ученые считают, что за два века употребления в социальной науке понятие «государство» (state) распространилось на столь различные формы организации власти, что фактически перестало быть термином, имеющим строго определенное значение.
 
Словогосударство (state) используется как термин для обозначения явления, обладающего следующими характеристиками:
 
1) это политический институт, который является независимым субъектом властных действий, и не сводится к личности правителя или совокупности управляемых;
2) властные отношения в этом институте носят функциональный, а не персональный характер;
3) власть в нем реализуется посредством учреждений, а не отношений;
4) статус и задача всей системы учреждений зафиксированы юридически;
5) наличие зафиксированной юридически территории, на которой существует данный институт[2].
 
В подобном смысле слово state впервые употребляется в «Левиафане» (1642) Томаса Гоббса. Между тем слово state появлялось во многих средневековых текстах задолго до того, как Гоббс сел за написание своего труда. Однако Харольд Доудэлл, Джек Хекстер и Квентин Скиннер в своих работах доказали, что в средневековье это слово имело иной круг значений, ни одно из которых не совпадает с пониманием термина «государство» нового времени [Dowdall, 1923; Hexter, 1973; Skinner, 1978; Скиннер, 2002]. Как показывают исследования Олега Хархордина, в русском языке слово «государство» претерпело схожую эволюцию, первоначально обозначая особое личное достоинство государя и лишь в XVIII в. приобретая привычное нам значение [Хархордин, 2002].
 
Гипотеза Доудэлла-Хекстера-Скиннера исходит из разделяемой нами концепции номиналистичности человеческого мышления. Согласно этой концепции, человек мыслит номинами (терминами), а явление (в особенности социальное, конструируемое самими людьми), для которого не придумано специального термина, для человека не существует. Именно эта особенность человеческого мышления и языка ведет к возникновению новых терминов и изменению значения старых (фактически превращая их в новые). Получается, что феноменгосударства не существовал до того, как появился и закрепился сам этот термин[3].
 
Данный подход мы сочли продуктивным для анализа китайских терминов го и бан. Мы стремились выяснить, действительно ли эти два термина обозначают одну и ту же реальность? Можно ли установить различие между употреблением терминов го и бан? Кроме того, нас интересовало соотношение круга значений терминов го и бан с данным нами рабочим определениемгосударства.
 
В качестве источника был выбран Шицзин. Мы отдаем себе отчет в том, что полученные результаты носят предварительный характер, поскольку для получения более или менее надежных выводов необходимо специальное источниковедческое исследование истории текста. Хотя подобная работа ранее проделывалась неоднократно китайскими и западными учеными[4], за последние 20 лет ученые КНР в ходе археологических раскопок в Годяне, Мавандуе, Фуяне и др. получили фрагменты Шицзина, которые расходятся с дошедшей до нас версией памятника [van Zoeren, 1991].
 
Мы использовали одно из стандартных изданий текста Шицзина в версии Мао[5] — Маоши чжэн и 毛詩正義 («Ши [цзин» в версии] Мао в правильном истолковании») [Маоши чжэн и, 1935]. Памятник состоит из 305 отдельных произведений, которые являются базовыми единицами его структуры. Каждое произведение делится на строфы (чжан 章), а строфы в свою очередь — на стихотворные строки (цзюй 句). Большинство строк состоит из четырех знаков. Все произведения, включенные в состав Шицзина, делятся на три жанра: 
  • «фэн» 風 («нравы» или «ветра»)[6] — собрания образцов местного песенного творчества, отражающие региональные художественные традиции;
  • «я» 雅 («оды») — песенно-поэтические произведения, вероятно создававшиеся при дворе для исполнения во время различных ритуалов и церемоний;
  • «сун» 頌 («гимны») — ритуальные песнопения, использовавшиеся во время жертвоприношений предкам правителей. 
Соответственно этим жанрам весь текст Шицзина делится на три раздела:
 
1. «Го фэн» 國風 («Нравы царств»)[7], №№ 1–160, всего 160 текстов, 10696 знаков.
2. «Я» 雅 («Оды»), №№ 161–265, всего 105 текстов, 15855 знаков.
3. «Сун» 頌 («Гимны»), №№ 266–305, всего 40 текстов, 2996 знаков.
 
В свою очередь, разделы Шицзин делятся на подразделы:
 
1. «Нравы царств» делятся на Нань 南 («Юг», 25 текстов, 1348 знаков) и Фэн 風 («Нравы», 135 текстов, 9348 знаков).
2. «Оды» делятся на Сяо я 小雅 («Малые оды», 74 текста, 9380 знаков) и Да я 大雅 («Великие оды», 31 текст, 6475 знаков).
3. «Гимны» делятся на Чжоу сун 周頌 («Гимны Чжоу», 31 текст, 1385 знаков), Лу сун 魯頌 («Гимны Лу», 4 текста, 970 знаков) и Шан сун 商頌 («Гимны Шан», 5 текстов, 641 знак).
 
Одним из наиболее сложных вопросов изучения памятника является датировка разделов Шицзина и тем более отдельных произведений, входящих в его состав. Не случайно даже Майкл Лёве в библиографической статье о Шицзине, помещенной в коллективном труде «Древние китайские тексты: библиографический справочник» [Loewe, 1993, р. 415–423] обошел этот вопрос.
 
До сих пор единственным в западной синологии фундаментальным трудом, посвященным языку Шицзина, является монография канадского синолога В. Добсона «Язык “Книги песен”» [Dobson, 1968]. В этой работе автор тщательно проанализировал грамматику и особенности словоупотребления Шицзина, а также сопоставил полученные данные с чжоускими надписями на бронзовых сосудах. Благодаря этому он смог предложить датировки отдельных разделов Шицзина, последовательность создания которых приведена в следующей таблице.
 
Датировка разделов Шицзина по В. Добсону [Dobson, 1968, p. XXV]
 
Название раздела Шицзин Приблизительная датировка
«Гимны Чжоу» XI–X вв. до н.э.
«Великие оды», «Гимны Сун»,
 «Гимны Лу»
X–IX вв. до н.э.
«Малые оды» IX–VIII вв. до н.э.
«Нравы царств» VIII–VII вв. до н.э.
 
Базовым объектом изучения для В. Добсона были именно разделы Шицзин, тогда как единицы структуры более низкого уровня им практически не исследовались. Существующие датировки разделов Шицзина нельзя назвать окончательными. Предложенная ученым периодизация, хотя и принята в синологии как рабочая версия, подвергается критике и нуждается в уточнениях[8]. На данном этапе исследования мы будем придерживаться ее.
 
Методика анализа
 
При исследовании круга значений терминов го и бан в Шицзине мы применяли методику контент-анализа, использованную Джеком Хекстером для анализа термина lo stato в книге Николо Макиавелли IlPrincipe («Государь») [Hexter, 1973, р. 159].
 
Была составлена база данных, учитывающая все контексты употребления го и бан в каждом разделе Шицзина. В ней мы записывали каждую строку текста, в которой встречается знак бан или го, давали точный адрес этой строки (указывали раздел, подраздел и номер произведения), приводили подстрочный перевод данной строки на русский язык, а также существующие переводы на русский и английский языки.
 
Мы исходили из того, что значения слов го и бан нам изначально неизвестны, а потому по принципиальным соображениям отказались переводить эти термины, пожертвовав удобством читателя. Их значение для различных временных слоев памятника и было установлено в ходе исследования.
 
Анализ велся по разделам Шицзина. Для того чтобы проследить изменение значений терминов го и бан, разделы рассматривались в предполагаемой хронологической последовательности их создания (согласно датировкам В. Добсона), а не по порядку своего размещения в тексте: «Гимны», «Великие оды», «Малые оды», «Нравы царств».
 
Далее мы исследовали: 1) могут ли го и бан сами совершать действия (т.е. являться субъектами и, если могут, какие бывают действия); 2) кто может совершать действия в отношении го и бан, когда они являются объектами; 3) все действия в отношении го и бан (глаголы); 4) все определения к го и бан.
 
После этих операций мы попытались очертить круг значений, которые могли иметь термины го и бан в данном разделе. Если тот или иной контекст допускал множественность интерпретаций, мы учитывали это. В итоге мы давали значение го и бан для каждого раздела, сравнивали эти значения между собой, а также сопоставляли их с нашим определениемгосударства[9].
 
1. Гимны

1.1. «Гимны Чжоу»
 
В «Гимнах Чжоу», самом древнем, согласно датировке В. Добсона, разделе Шицзина встречается лишь одно из изучаемых нами понятий — бан. Оно употребляется четыре раза в четырех из 31 текстах данного подраздела Шицзина (Мао 269, 273, 290, 294). Наша гипотеза заключается в том, что термин бан в «Гимнах Чжоу» обозначает совокупность людей и возможно, пространство их проживания.
 
На то, что бан является пространством, может указывать текст Мао 273, в котором бан подвергается объезду вань 邁. Другим действием по отношению к бан является усмирение — суй 綏 (Мао 294)[10]. Определения к бан, выраженные местоимениями «ваши» эр 爾 (Мао 269) и «его» ци 其 (Мао 273) показывают, что бан могут кому-то принадлежать (в обоих контекстах речь, очевидно, идет о правителе).
 
На наличие у бан «социального» значения прямо указывает текст Мао 290, в котором бан и семья как части одного бинома банцзя 邦家 (бан-семья) выступают как реальности одного порядка (сведение в один бином пространственной и социальной категории было бы сочетанием слов из разных семантических рядов).
 
Отметим, что данная реальность не выступает, в отличие от современного«государства», в качестве производителя действия, а является лишь объектом воздействия. Действительно, в этих текстах субъектами действий являются правитель (Мао 269, 273, 294), члены его семьи (Мао 290), воины (Мао 294), но никак не бан как таковой.

1.2. «Гимны Лу»
 
В «Гимнах Лу» встречаются оба интересующие нас понятия, причем они употребляются только в одном тексте (Мао 300) из четырех, составляющих данный подраздел. Термин бан встречается в Мао 300 пять раз, а термин го — два раза, причем один раз оба термина образуют бином банго 邦國.
 
Мы предполагаем, что термин го употребляется в «Гимнах Лу» как пространственная категория, при этом его основное значение — земли, пригодные для культивации. Речь идет о сюжете, в котором Хоу-цзи 後稷 (мифическийгосударь-Зерно), являющийся субъектом действия в отношении го, принес людям первые сельскохозяйственные культуры и аграрные навыки. В этом смысле го синонимичен термину ту 土 (земля, почва) — в отношении обоих терминов применяются идентичные синтаксические конструкции: янь ю ся го/ янь ю ся ту 奄有下國/奄有下土 («охватить и овладеть нижестоящими го/ охватить и овладеть нижестоящими землями»).
 
Го всегда является объектом действия со стороны правителя, причем го в «Гимнах Лу» можно только «обладать», очевидно, термин го здесь не несет в себе каких-либо политических и административных коннотаций. Конечно же, всего один контекст не может считаться достаточно репрезентативным материалом для окончательных выводов. Однако это единственный фрагмент текста, по которому можно судить о семантике термина го в «Гимнах Лу».
 
Термин бан более разнообразен в контекстах своего употребления. Представляется, что его значение описывает коллектив людей, подчиненных правителю и занимающих определенное географическое пространство (пространство включается в поле описания!). Это хорошо видно на примере четвертой строфы, где бином лубан 魯邦 употребляется в молитвенной формуле наряду с другими пожеланиями лускому хоу:
 
保彼東方 (бао би дун фан) Защити восточную сторону-периферию,
魯邦是常 (лубан ши чан) Луское бан да будет вечно!
 
Определение «Лу» можно понимать как имя данного бан или как название этноса, его составляющего («бан лусцев»). Весь же фрагмент можно трактовать как пожелание самому бан быть вечным, и как пожелание лускому хоу вечно удерживать свой бан. В зависимости от трактовки и определяется, имеет ли реальность, обозначаемая термином бан, временнóе измерение, в данном случае — время своего существования.
 
Помимо этого определением к бан может быть слово хай 海 (море). Это определение встречается дважды во фразах чжи юй хай бан 至於海邦 («дойти до [при]морских бан») из шестой и седьмой строф. Термин бан, очевидно, может являться пространственной категорией, но возможной представляется и интерпретация, согласно которой бан обозначает социальный коллектив, живущий около моря. В любом случае, пространственное измерение реальности, обозначаемой термином бан, вполне очевидно.
 
Бан всегда выступает как объект воздействия и лишь однажды — как субъект действия чжань 詹 (взирать). Очевидно, что бан в данном контексте имеет географическую локализацию (он взирает на гору Тайшань 泰山). При этом бан не является только пространственной категорией — пространство, скорее всего, не может совершать действие «взирать». Допустима интерпретация, согласно которой бином лубан обозначает коллектив, занимающий определенную территорию.
 
Кроме того, в «Гимнах Лу» изучаемые термины образуют бином банго, который употребляется в восьмой строке текста Мао 300: банго шию 邦國是有 (обладает банго). По отношению к нему можно выполнять лишь одно действие — ю 有 (обладать). Субъектом действия является луский хоу, который обладает банго наряду с «хорошей женой, престарелой матерью, достойными дафу и многими воинами». Существенно, что в двух первых строках данного фрагмента употребляются только категории для обозначения людей: перечисление начинается с семьи правителя, а затем включает его двор. Можно предположить, что перечисление и в дальнейшем должно следовать этой логике. Тогда следующим уровнем описания должны стать все люди, подчиненные правителю. В этом смысле бан можно интерпретировать как весь социальный коллектив, во главе которого стоит луский хоу. В таком случае термин го, скорее всего, указывает на пространство расселения этих людей, т.е. пространство, подконтрольное правителю.
 
1.3. «Гимны Шан»
 
В «Гимнах Шан» встречаются оба изучаемых нами термина. Прежде всего, обращает на себя внимание преобладание го над банбан употребляется лишь один раз в одном тексте (Мао 303), в то время как го употребляется шесть раз в двух текстах (Мао 304 и Мао 305) из пяти, составляющих данный подраздел. Примечательно, что термины не пересекаются и употребляются в разных гимнах.
 
Мы предполагаем, что термин бан обозначает пространственную категорию. На то, что бан обозначает пространство, указывает возможность его измерения в мерах длины — ли: бан сянь цянь ли 邦畿千里 (бан-домен в тысячу ли).
 
В то же время го является пространственной и социальной категорией. Го — это, прежде всего, подчиненное правителю пространство, населенное людьми. Это пространство наделяется собственными сущностными характеристиками — оно обладает размером, может делиться на части, быть счастливо и процветать.
 
В тексте Мао 304 го в одном из контекстов го может быть субъектом действия да 達 (в данном контексте — «процветать») в результате действий правителя. В остальных случаях го является объектом действия правителей:
 
1) Юй 禹 «определяет границы внешних больших го»: вай да го ши цзян 外大國是疆; 2) Сюань-ван 玄王 получает большие и малые го, в результате чего они процветают: шоу сяо го ши да/ шоу да го ши да 受小國是達/ 受大國是達; 3) Тан 湯, который становится для подчиненных го «кистями и фестонами» (на знамени) в четвертой строфе: вэй сяго чжуйлю 为下国缀流.Он же становится для них «щедрым» в пятой строфе: вэй ся го цзюнь пан 为下国骏庞.
 
В тексте Мао 304 го обладают размером (да 大 и сяо 小 — большие и маленькие), могут быть «подчиненными» ся 下и «внешними» вай 外. Установление го в качестве границ цзян 疆 (или разграничение го) позволяет говорить о пространственном значении этого термина. Однако го, вероятно, обозначает не только пространство, поскольку для пространства невозможно быть «великим и щедрым» — это действие возможно по отношению к людям. Скорее всего, речь идет о территориях, населенных людьми, которые воспринимаются как единое целое. При этом го всегда выступает как объект деятельности правителя.
 
В тексте Мао 305 пространственное значение го отражено во второй строфе, согласно которой люди Цзин 荊 и Чу 楚 должны жить в «южном регионе го»: вэйню цзин чу/ цзю го нань сян 維女荊楚/居國南鄉. Примечательно, что в данном случае го может делиться на более мелкие части, ориентированные в пространстве по сторонам света. В четвертой строфе Мао 305 Небо повелевает «в подчиненных го / широко установить их счастье»:[тянь] мин ю сяго/ фэн цзянь цзюэ фу [天]命于下国/封建厥福. Из этого следует, что го также могут обладать счастьем. В данном случае речь, скорее всего, вновь идет о людях, составляющих и населяющих го.
 
2. «Великие оды»
 
В целом можно констатировать преобладание го над бан в 1,7. Термин го употребляется 33 раза в 12 текстах из 31, составляющих этот раздел, а термин бан — 19 раз в 9 текстах. При этом данные термины два раза образуют бином банго.
 
2.1. Бан в «Великих одах»
 
Реальность, обозначаемая термином бан в «Великих одах», имеет несколько отличительных признаков. Анализ определений к бан позволяет нам говорить, во-первых, о множественности бан — в текстах Мао 235, 241 и 259 говорится о вань бан 萬邦 — «десяти тысячах бан». Цифру «десять тысяч» здесь, скорее всего, следует воспринимать не как указание точного количества бан, а как условное обозначение их множественности.
 
Бан в «Великих одах», скорее всего, может обладать собственным названием. Так в текстах Мао 235 и Мао 259 встречается бином чжоу бан 周邦. Его можно интерпретировать двояко — либо как обозначение этноса, населяющего бан (перевод: «чжоуский бан»), либо как название самого бан (перевод: «бан Чжоу»). Обе версии не являются взаимоисключающими, так что трактовка 周как этнической категории вполне допустима.
 
Строка чжоу суй цзю бан ци мин вэй синь 周雖舊邦其命維新 (Чжоу хоть и старое бан, его повеление — новое) позволяет нам выделить еще два существенных признака бан. Во-первых, понятие бан, очевидно, имеет временнóе измерение. Во-вторых, бан может обладать повелением-мин 命. Очевидно, здесь речь идет о многократно упоминающемся в Шицзине понятии тянь мин 天命 — «небесном повелении» как божественной санкции на власть. Можно предположить, что в данном контексте бан по значению приближается к понятию «правящего рода, дома Чжоу» (в Шицзине он обычно именуется чжоу ши 周室), которому традиционно приписывается обладание небесным повелением.
 
Помимо этого, поскольку в Мао 259 бином наньбан 南邦 (южные бан) встречается дважды, слово бан здесь может быть соотнесено со сторонами света и таким образом условно локализовано в пространстве (однако речь о точной географической локализации не идет).
 
Возможно, бан обладает некоторыми количественными признаками и может быть большим, на что указывает употребление бинома дабан 大邦 (большое бан) в текстах Мао 236 (два раза) и Мао 241. Характерно, что единицы измерения не указаны — речь может идти не только о пространстве («большое по территории»), но и, например, о количестве населения. Кроме того, данный бином может восприниматься в переносном значении и переводиться как «великое бан» — ни один из трех контекстов не дает четкого прочтения. В пользу подобной версии косвенно свидетельствует отсутствие в «Великих одах» бинома сяобан 小邦 — маленькие бан.
 
Наконец, понятие бан в «Великих одах» соотносится с понятием семьи, что видно из наличия в тексте Мао 240 бинома банцзя 家邦, употребление которого мы зафиксировали в «Гимнах Чжоу», однако последовательность элементов в тексте Мао 290 была обратной — цзябан 邦家. В «Великих одах» по отношению к биному употребляется глагол вэй 禦 (господствовать), а субъектом действия является чжоуский Вэнь-ван 文王. В третьей строфе Мао 240, в которой употребляется данный бином, средством господства в бан становится почитание духов предков (цзунгун 宗公 или шэнь 神), правильное ритуальное поведение и организация отношений в семье. Таким образом, бан не только уподобляется семье правителя, но и предстает как людское сообщество, отношения в котором выстроены согласно ритуальным нормам.
 
Важно, что бан не является активным производителем действий. Немногочисленные контексты, в которых бан является грамматическим субъектом, такжеговорят о его способности «оказывать верность» цзо фу 作孚 (Мао 235) или «быть щитом» вэй бин 维屏 (Мао 254). Само значение данных глаголов демонстрирует, что, несмотря на грамматическое положение подлежащего и производителя действия, бан не является активным субъектом.
 
Существует три контекста, в которых бан может интерпретироваться как грамматическое подлежащее или как локатив: 1) ю цзы 有子 — иметь ребенка (Мао 236); 2) чэн си 咸喜 — полностью возликовать (Мао 259); 3) ми ю дин 靡有定 — не иметь порядка (Мао 264). Более предпочтительной нам представляется трактовка бан как локатива, а потому данные контексты следует переводить как «в великом бан есть ребенок» (Мао 236), «в чжоуском бан все возликовали» (Мао 259) и «в бан нет порядка» (Мао 264).
 
В большинстве случаев субъектом действий по отношению к бан является правитель, а само бан является объектом его упорядочивающей деятельности. Это видно на примере глаголов ван 王 (быть ваном, правителем) в тексте Мао 241, ши 式 (быть образцом) в тексте Мао 259, жоу 揉 (покорять) в тексте Мао 259, цин и 靖夷 (усмирить и успокоить) в тексте Мао 265. Кроме того, бан может сопротивляться гань цзю 敢距, что и делают люди Ми (ми жэнь 密人) в тексте Мао 241. В тексте Мао 259 до бан можно «подняться» (дэн 登). В данном отрывке правитель шэньский бо (шэнь бо 申伯) «поднялся [до] этих южных бан» — дэн ши нань бан 登是南邦. Данный контекст еще раз подтверждает нашу гипотезу о том, что бан могут обладать пространственной локализацией. На бан можно «взирать» (сян 相) в тексте Мао 265.
 
Наконец, в «Великих одах» (Мао 241) говорится о возможности «создать бан» — цзо бан 作邦. При этом данное действие приписывается верховному божеству ди: ди цзо бан цзо дуй 帝作邦作對 — «ди создал бан, создал [свое] подобие». Возможно, что знак дуй 對 (подобие, достойная пара) употребляется по отношению к бан. Однако вероятна и интерпретация, согласно которой это утверждение относится к возглавляющему бан Вэнь-вану. Из-за недостатка материала это сложно верифицировать.

2.2. Го в «Великих одах»
 
Мы предполагаем, что основным значением термина го в «Великих одах» является обозначение пространства. Пространственное значение го наиболее очевидно в текстах Мао 261 и Мао 265. В тексте Мао 261 «нет го, [в которое] не прибыл» Цзюэ-фу: Цзюэ-фу/ ми го бу дао 蹶父/靡國不到. В данной строке под го очевидно понимается пространство (или точка в пространстве), куда можно «прибыть» (дао 到). В тексте Мао 265 Шао-гун «за день расширял го на сто ли» (жи би го бай ли 日辟國百里), в то время как «сейчас го сокращается в день на сто ли» (цзинь е жи цу го бай ли 今也日蹙國百里). Очевидно, что в этом тексте го понимается как пространство, которое обладает площадью, измеряемой в ли.
 
Го может соотноситься со сторонами света, что становится очевидно из анализа определений к данному знаку. В тексте Мао 261 говорится о «северных го» (бэй го 北國), а в текстах Мао 259 и Мао 263 упоминаются «южные го» (нань го 南國). Помимо этого, го определяется в этнических терминах — в тексте Мао 263 говорится о «сюйских го» (сюй го 徐國). Видимо, в данном случае речь идет о пространстве расселения сюйцев — южных соседей чжоусцев.
 
Как видно из списка действий, выполняемых по отношению к го, в «Великих одах» они в основном являются объектом деятельности правителя (или верховного божества ди), который охватывает и получает (яньшоу 奄受), приобретает известность (вэнь 聞), разграничивает (цзян 疆), упорядочивает (дин 定), проявляет милость (хуэй 惠), объединяет (ця洽), усмиряет (суй 綏), изучает (цзю 究), измеряет (ду 度) их, бывает для них образцом (ши 式), а войска правителя ходят на го военными походами (чжэн 征).
 
Важной характеристикой термина го является его вхождение в состав устойчивых биномов. Бином сыго 四國 (четыре го) может обозначать все мировое пространство, разделенное на четыре ориентированные по сторонам света части. Бином употребляется шесть раз в пяти из 12 текстов «Великих од», в которых встречается термин го (Мао 241, 253, 246, 259, 262). Скорее всего, бином сыго в большинстве контекстов синонимичен биному сыфан 四方, который является пространственной категорией и может переводиться как «четыре [части] периферии». Оба бинома встречаются в близком значении в Мао 253: верховное божество ди наблюдает (гуань 觀) за четырьмя сторонами, а затем изучает (цзю 究) и измеряет (ду 度) в четырех го. Затем в тексте Мао 256 оба бинома употребляются в сходных синтаксических конструкциях: сыфан ци шунь чжи 四方其順之 «четыре стороны подчинятся ему» (имеется в виду Вэнь-ван) и сыго шунь чжи 四國順之 «четыре го подчинятся ему»[11]. Наконец, в первой строфе текста Мао 259 сыго и сыфан перечисляются в ряду стен, призванных защитить дом Чжоу[12].
 
Бином ванго 王國 (го вана) употребляется четыре раза в двух текстах «Великих од» (Мао 235, 262)и подчеркивает связь определенного пространства с фигурой правителя и подчиненность данного пространства вану. Особо показателен отрывок из текста Мао 262, в котором ван приказывает своему сановнику Шао Ху 召虎 «пройти все го вана, разграничивая и упорядочивая, дойти до южного моря»: ван го лай цзи/ ю цзян ю ли/ чжи ю нань хай 王國來/ 極於疆於理/ 至於南海. В данном отрывке пространственное значение ванго наиболее очевидно.
 
Бином чжунго 中國 (срединные го) употребляется семь раз в трех текстах «Великих од» (Мао 253, 255, 257) и особо подчеркивает центральное положение данного пространства. Ни в одном из контекстов он не является субъектом. Основным действием по отношению к чжунго является хуэй 惠 — проявить милость. Строка хуэй цы чжунго 惠此中國 встречается в тексте Мао 253 четыре раза в качестве призыва к правителю: «Прояви милость к этим центральным го[13]. В тексте Мао 255 бином чжунго очевидно является обозначением места. Обращаясь к домам Инь и Шан, Вэнь-ван в четвертой строфеговорит о том, что они «кричат и бранятся в срединных го» (ню бао шэнь ю чжунго女炰烋于中國). В шестой строфеговорится о том, что Инь и Шан «внутри ненавидимы в срединных го» (нэй бэй ю чжунго內奰于中國). Последний контекст наводит на мысль, что чжунго населены людьми, которые собственно и ненавидят Инь и Шан.
 
Наконец, в тексте Мао 257 приводится еще одна характеристика чжунго — они могут быть айтун 哀恫 — скорбными и болящими. В том же текстеговорится о го, которые «идут к своей гибели» (го бу сы пинь 國步斯頻) или «идут к потере богатства» (го бу цзянь цы 國步滅資). Кроме того, го можно «ввергнуть в смуту» (минь 泯) или «погубить» (сан 喪). Очевидно, что последние три контекста являются художественными приемами, в которых содержится представление о субъектности го — они воспринимаются как гипостазированные живые существа, которые могут погибнуть. Примечательно, что понятие о субъектности го не распространяется на сферу власти — го не наделяется способностью совершать какие-либо действия, связанные с властными отношениями, в отличие от понятий«государства» и «state».
 
2.3. Бан и го в «Великих одах»
 
Рассмотрев понятия бан и го отдельно и попытавшись восстановить их контекстуальное значение, разберем бином банго, который встречается в «Великих одах» дважды (Мао 260 и Мао 264). В обоих случаях бином является грамматическим субъектом следующих действий жофоу 若否 «оказать покорность или нет» (Мао 260) и тяньцуй 殄瘁 «истощаться и чахнуть» (Мао 264). В первом случае само значение глагола передает пассивность банго и его способность подчиняться или, как отклонение от нормы, выходить из подчинения. Здесь мы, скорее всего, имеем дело с гипостазированием понятия банго (подобное явление фиксировалось нами в случае с термином го в Мао 257), однако и здесь банго может лишь «истощиться и чахнуть», но не наделяется способностью осуществлять властную деятельность.
 
Итак, значения терминов бан и го в «Великих одах» в целом не совпадают. Основным значением бан является коллектив людей, в то время как го является категорией для обозначения пространства. Реальности, которые обозначаются данными терминами в «Великих одах», не совпадают по многим признакам. Однако в некоторых случаях мы видим сближение значения обоих терминов и наделение их схожими характеристиками. Дело в том, что в поле описания термина бан включается то пространство, на котором проживают люди данного коллектива. В то же время термин го в некоторых случаях может обозначать и людей, населяющих некое пространство, и тогда он обозначает коллектив людей. В одном тексте «Великих од» (Мао 259) это сближение значений доходит до того, что бан и го превращаются в синонимы. Тем не менее, подобное явление маргинально и не становится общим правилом для «Великих од». Важно, что в данном тексте речь идет о покорении южного направления, а в текстах, описывающих собственно чжоуские реалии, значения бан и го не смешиваются.
 
3. «Малые оды»
 
Для данного раздела Шицзина характерно небольшое преобладание бан над го. Термин бан употребляется пятнадцать раз в одиннадцати текстах из 74, составляющих этот раздел, а термин го — двенадцать раз в девяти текстах.
 
3.1. Бан в «Малых одах»
 
Представляется, что в «Малых одах» термин бан предстает как обозначение сообщества людей. Только в «Малых одах» термин бан образует столько биномов со знаками «семья» цзя 家, «клан» цзу 族 и «люди» жэнь 人. Бином банжэнь постоянно встречается в перечислениях категорий людей. Например, в тексте Мао 183 он употребляется наряду с понятиями «братья» (сюнди 兄弟) и «все друзья» (чжую 诸友). В тексте Мао 187, написанном от лица вышедшей замуж девушки, этот бином встречается три раза во фразе цыбан чжи жэнь 此邦之人 — «люди этого бан». Чужой бан противопоставляется «своему клану и бан» (во бан цзу 我邦族). Помимо этого, люди чужого бан противопоставляются «своим братьям» (во чжу сюн 我諸兄) и своим старшим (во чжу фу 我諸父). Таким образом, отношения в бан выстраиваются по модели родственных, а бан воспринимается как большая семья. Фраза «возвращаться в свой бан-семью» (фу во бан цзя 复我邦家) в том же значении встречается в следующем тексте Мао 188, который также написан от лица девушки, которая возвращается домой после неудачного замужества.
 
Из анализа употреблений бинома банцзя в текстах Мао 172 и Мао 213, которые по форме являются благопожеланиемгосударю-цзюньцзы 君子, становится очевидно, что государь является центральной фигурой в бан (в тексте Мао 194 приводится их собирательное название «государи бан и чжухоу» — банцзюнь чжухоу 邦君诸侯). Он воспринимается в тексте Мао 172 как «основа» (цзи 基) и «блеск» (гуан 光) бана-семьи. Кроме того, фраза «пусть государь на десять тысяч лет сохранит свои бан и семью» (цзюньцзы ваньнянь бао ци банцзя 君子萬年保其邦家) демонстрирует, что понятие банцзя имеет временнóе измерение.
 
Другие существенные признаки реальности, обозначаемой в «Малых одах» термином бан, можно узнать из анализа определений к нему. Наиболее распространенным является определение «десять тысяч» — вань 萬 (см. Мао 177, 191, 215), что сразу указывает на множественность бан. В тексте Мао 178 бан определяется как «большое» или «великое» (см. выше) — да 大. Наконец, в тексте Мао 222 указывается, что бан может принадлежать Сыну Неба — тяньцзы чжи 天子之 (судя по контексту, имеется в виду вполне определенный бан).
 
Бан никогда не бывает субъектом и почти всегда выступает как объект деятельности правителя. Правитель может быть для бан «образцом» — вэй сянь 爲憲 (Мао 177), «поддерживать» его — чу 畜 (Мао 191), быть «оплотом и щитом» — бин 屏 (Мао 215) и «наводить порядок» в бан — дянь 殿 (Мао 222). Кроме того, в тексте Мао 178 племена мань и цзин 蠻荊 могут быть «врагом» (чоу 讎) бан.
 
3.2. Го в «Малых одах»
 
В «Малых одах» некоторые контексты употребления позволяют заключить, что го сохраняет свое значение пространственной категории. В «Малых одах» присутствует бином сыго, в котором части пространства соотносятся со сторонами света. Бином сыго употребляется три раза в трех текстах «Малых од» (Мао 193, 194 и 219). По отношению к нему можно выполнять следующие действия: «управлять» чжэн 政 в тексте Мао 193 (субъект опущен), «казнить и карать» — чжаньфа 斬伐 в тексте Мао 194 (субъектом является Небо) и «предавать смуте» цзяо луань — 交亂 в тексте Мао 219 (субъектом являются «клеветники» чаньжэнь 讒人 ).
 
В тексте Мао 204 существует прямое указание на соотнесение го с югом и привязка к конкретным географическим объектам — рекам Хань 漢 и Цзян 江, которые именуются «регуляторами южных го» — наньго чжи цзи 南國之紀.
 
Бином ванго употребляется два раза в одном тексте (Мао 170) и говорит о связи го с фигурой правителя, войска которого «устанавливают» (дин 定) и «поддерживают» (куан 匡) го.
 
По отношению к го также можно выполнять следующие действия:
 
1) бинцзюнь 秉均 — «держать балансир» (Мао 191). Данный глагол употребляется в контексте призыва, адресатом которого является сановник Инь-ши 尹氏; 2) бинчэн 秉成 — «держать (т.е. отвечать за) порядок» (Мао 191). Субъект действия неизвестен, т.к. фраза, в которой употреблено данное глагольно-объектное сочетание, является риторическим вопросом: «Кто отвечает за порядок в го?» (шэй би го чэн 誰秉國成); 3) чжи 止 — «устанавливать» (Мао 195). Субъект отсутствует, а сам глагол передает состояние (не-)установленности: «хотя го не установлено» (го суй ми чжи 國雖靡止); 4) 事 (ши) — служить (Мао 205)[14]. Грамматическим субъектом является местоимение хо 或 (некоторые), а логический субъект отсутствует. Скорее всего, подразумеваются воины вана, т.к. в первой строфе упоминается организованный ваном военный поход.
 
Как видно из данного списка, го в «Малых одах» является объектом воздействия, а не субъектом действия. При этом во многих контекстах го предстает как гипостазированная сущность, которой приписываются черты живого существа. В этих контекстах употребляются глаголы «умирать», «казнить» и «карать». Данное явление можно интерпретировать как перенос отношения к людям, населяющим го, на значение самого термина. Впрочем, обозначение термином го людских коллективов не присутствует в «Малых одах» в очевидной форме.
 
4. «Нравы царств»
 
Распределение терминов бан и го в «Нравах царств» весьма интересно: в отличие от других разделов, они не встречаются в одном и том же подразделе текста. Термин бан встречается пять раз в четырех текстах «Нравов» Юн 庸, Вэй 衛 и Чжэн 鄭. Термин го встречается пятнадцать раз в восьми текстах «Нравов» Бэй 邶, вана 王, Вэй1 魏, Чэнь 陳, Цао 曹 и Бинь 豳. Правители данных девяти владений были родственны дому Чжоу. В то же время Ци 齊, Тан 唐, Цинь 秦и Гуй 檜 являются владениями, неродственными Чжоу.
 
4.1. Бан в «Нравах царств»
 
Из пяти контекстов, в которых употребляется термин бан, четыре построены по одной модели: 邦 + 之 + положительные качества человека, которого восхваляет данная фраза. Положительные качества могут быть следующими: 1) юань 媛 — «красавица» (Мао 47); 2) цзе 桀 — «герой» (Мао 62); 3) сычжи 司直— «ведающий правдой» (Мао 80); 4) янь 彦 — «украшение» (Мао 80).
 
Все данные эпитеты употреблены в хвалебных песнях. Фраза из текста Мао 47 «красавица бан» (бан чжи юань е 邦之媛也) указывает на девушку, по-видимому, выходящую замуж. В тексте Мао 62 «герой бан» (бан чжи цзе си 邦之桀兮) относится к воину из авангарда вана. Под «ревнителем правды в бан» (бан чжи сычжи 邦之司直)и «украшением бан» (банчжи янь си 邦之彦兮) в тексте Мао 80, вероятно, понимается некий знатный человек.
 
Кроме того, в тексте Мао 54 существует фраза кун ю да бан 控于大邦 (просить помощи у большого бан). Следовательно, единственным определением к бан в «Нравах» будет да 大 — большой, а единственным глаголом будет кун 控 — «просить помощи». Скорее всего, данное действие не имеет политических коннотаций, поскольку текст написан от лица девушки, возвращающейся домой после неудачного замужества, а вся фраза — не более чем риторический прием.
 
Столь малый объем материала не позволяет четко определить значение термина бан, оставляя широкое поле для догадок. Количество возможных интерпретаций может быть весьма значительным. Возможно, термин бан относится к ряду социальных категорий, т.к. все положительные эпитеты описывают конкретных людей. Важно подчеркнуть, что какие-либо политико-административные или пространственные составляющие значения бан не выражены в очевидной форме.
 
4.2. Го в «Нравах царств»
 
Из 15 контекстов употребления знака го в «Нравах царств» мы исключим два фрагмента из текста Мао 74, поскольку в них го употреблен в составе имени Цзы-го 子國. Большинство оставшихся контекстов позволяет выдвинуть гипотезу о том, что термин го в «Нравах царств» является пространственной категорией. При этом, скорее всего, го может обозначать разные типы пространства.
 
Как и в других частях Шицзина, в «Нравах царств» термин го образует устойчивые биномы. Уже известный нам бином сыго употребляется пять раз и, скорее всего, служит для обозначения пространства в целом. В данном разделе он встречается в двух подразделах — Цай и Бинь. В тексте Мао 157 (подраздел «Бинь») это пространство является объектом деятельности правителя (а именно — чжоуского гуна 周公), который изменяет (хуа 讹), укрепляет (цю 遒), исправляет (хуан 皇) и упорядочивает го. В тексте Мао 152 (подраздел «Цао») сыго оказываются упорядоченными (чжэн 正) правителем–цзюньцзы. Наконец, в тексте Мао 153 приводится еще одна важная характеристика сыго: сыго ю ван 四國有王 (четыре го направляются к вану)[15].
 
С другой стороны, го может обозначать пространство, пригодное для сельскохозяйственного использования и в этом значении сближаться со словом земля ту 土. В тексте Мао 113 (подраздел «Вэй 1») употребляется бином лэго 樂國 (счастливое го). Сам текст представляет собой заклятие от грызунов, которые поедают крестьянский урожай. Крестьяне собираются избавиться от напасти и «уйти в счастливое го/ счастливое го, счастливое го»: ши би лэго/ лэго лэго 適彼樂國/樂國樂國. В этом смысле го является синонимом земель ту, которые упоминаются в первой строфе текста в идентичной синтаксической конструкции: ши би лэту/ лэту лэту 適彼樂土/樂土樂土.
 
Наконец, термин го употребляется для обозначения ограниченного по площади пространства, которое можно обнести стеной (скорее всего, поселения). Это видно из текста Мао 31, в котором солдаты «обносят валом го, окружают стеной Цао»: туго чэнцао 土國城漕. Земляным валом можно окружить какое-то ограниченное по площади пространство. Скорее всего, здесь подразумевается поселение, что и позволяет Бернхарду Карлгрену и Артуру Уэйли переводить го как «capital city» [Karlgren, 1950, p. 19; Waley, 1954, p. 112].
 
Еще одной важной особенностью употребления го в «Нравах царств» является то, что в данном разделе текста появляется специальное обозначение для жителей го — бином гожэнь 國人 (буквальный перевод — «люди го»). Этот бином употребляется три раза в двух текстах (Мао 152 и Мао 151). В тексте Мао 152 цзюньцзы упорядочивает людей го наряду с самими четырьмя го, а для описания этого процесса используются идентичные конструкции: «упорядочены эти четыре го/ упорядочены эти люди го» (чжэн ши сыго/ чжэнши гожэнь 正是四國/正是國人). Это наводит на мысль о том, что упорядочиванию подлежат люди не какого-то конкретного го, а всех четырех. Если считать бином сыго обозначением всего пространства, четыре части которого ориентированы по сторонам света, то цзюньцзы в тексте Мао 152 упорядочивает всех людей.
 
В тексте Мао 141, относящемся к другому подразделу («Чэнь»), гожэнь выступают в качестве субъекта действия чжи 知 («знать») во фразе «люди го знают это» (гожэнь чжи чжи 國人知之). Из контекста ясно, что люди го знают о беспутном поведении мужа женщины, от лица которой ведется повествование. Можно предположить, что бином гожэнь обозначает сравнительно узкий круг лиц, знающих о семейных неурядицах повествователя. С другой стороны, в данном случае может присутствовать гипербола (т.е. поведение мужа столь вызывающе, что об этом знают все). Тогда поле описания бинома гожэнь, наоборот, охватывает множество людей.
 
Характерно, что три основные значения го (при общем понимании го как пространственной категории) встречаются в разных подразделах текста, составление которых происходило в разных владениях. Возможно, в этом проявляются особенности местного словоупотребления, принятого в том или ином владении.
 
Заключение
 
Проведя исследование употребления терминов бан и го в Шицзине, можно выделить базовые значения каждого из этих терминов. Представляется, что в подавляющем большинстве случаев они не являются синонимами — термин бан употребляется в тексте для обозначения совокупности людей, в то время как термин го обозначает пространство. Редкие контексты, в которых значения го и бан близки, можно объяснить тем, что помимо своих базовых значений оба термина могут иметь дополнительные коннотации. Так, термин го, в большинстве случаев обозначающий пространство, иногда может обозначать людей, населяющих это пространство. Точно так же термином бан, описывающим совокупности людей, в некоторых случаях может описываться и пространство их расселения. Можно предложить и иные интерпретации этих терминов, однако большинство из них являются весьма произвольными и не находят очевидного подтверждения в тексте.
 
Каждый из исследуемых терминов наделяется разными характеристиками в различных разделах текста. Например, эти различия отражаются в появлении специальных биномов с терминами бан и го, многие из которых встречаются лишь в одном или двух разделах. Поскольку текст Шицзина составлялся на протяжении нескольких веков, эти различия значений могут демонстрировать эволюцию каждого термина — приобретение им дополнительных характеристик по сравнению с базовым значением. Изучение этого процесса может прояснить вопрос о последовательности составления Шицзин, а который пока далек от окончательного решения. Однако выстроить значения го и бан в хронологической последовательности, пользуясь существующими датировками, не представляется возможным. В частности, эти термины в некоторых «поздних» (по датировкам В. Добсона) разделах имеют черты словоупотребления более «ранних» слоев текста. Очевидно, для решения этого вопроса требуется отдельное исследование.
 
Зафиксировав различия в значениях изучаемых терминов, вернемся к вопросу, поставленному в начале работы: что же заставляло большинство ученых воспринимать го и бан как синонимы? Возможным объяснением представляется господство в историографии вплоть до недавнего времени научной парадигмы, подталкивавшей исследователей к поиску в источниках такой сущности, как государство-state. Его существование было настолько очевидным, что само понятие не требовало дополнительной концептуализации и четкости определений. Если же понимать под государством-state не просто любую организацию власти, а использовать этот термин в строгом смысле, что мы и попытались сделать, то явления, обозначаемые в Шицзине терминами бан и го, государствами-state не являются.
 
В последние годы многие западные синологи также отказываются от употребления термина state в отношении Западного Чжоу. Вместо этого во многих работах используется термин polity. Нельзя сказать, чтобы значение этого термина было строго определено — скорее, им обозначают те формы организации власти, которые, по мнению ученых, не являются state. Более того, термин polity употребляется в научной литературе в двух различных смыслах. Во-первых, его используют как общее понятие для обозначения некого типа организации властных отношений[16]. Однако этим же словом обозначают конкретный тип отношений, сложившийся между носителями власти и подданными на данной территории в данный период[17]. Подмена одного расширительно трактуемого термина другим, столь же неопределенным, на наш взгляд, не является выходом. Подобная терминологическая путаница заставляет нас отказаться от использования слова polity.
 
Как же тогда интерпретировать термины го и бан? Из логики нашего анализа следует, что интерпретации го или бан как неких безличных агентов властной деятельности является в принципе некорректной. Подобное представление, сформировавшееся в рамках западной цивилизации эпохи капитализма, вообще не находит адекватной референции в тексте Шицзина. «Мы осознаем, что не можем на эмпирическом уровне увидеть, услышать или прикоснуться к сущности под названием “государство”, в то время как индивиды предстают перед нами во всем своем эмпирическом великолепии» [Хархордин, 2002, 153]. Точно так же не можем найти следы деятельности этого «государства» в тексте Шицзина. Таким образом, термины бан и го в словоупотреблении, характерном для Шицзина, вообще не обозначают субъекты власти и системы организации власти — для них исследователям еще предстоит выработать специальную терминологию, в основу которой будет положено внимание к реально действующим индивидам.
 
Го, обозначающее в Шицзине подвластное правителю пространство, должно встать в ряд пространственных категорий (земля, пространство, land, realm, space), а бан — в ряд категорий для обозначения различных общностей людей[18]. Представляется, что помещение слова бан в один ряд (при всей условности подобного сравнения) с понятиями сообщество (community), вождество (chiefdom) и племя (tribe) намного четче передает особенности значения этого термина в тексте Шицзина, чем его сравнение со state и polity. Формат данной работы и представленный в ней охват материала (один памятник, несмотря на его центральное значение) не позволяют делать сколько-либо широкие выводы, а лишь дает возможность поставить проблему. Очевидно, что для ее решения потребуется привлечение других классических текстов эпохи Западного Чжоу (прежде всего, Шу цзина 書經) и материалов чжоуской эпиграфики.
 
Библиография
На русском языке
Андерсон, 2001 — Андерсон Б. Воображаемые сообщества. Размышления об истоках и распространении национализма. М., 2001.
Андерсон, Бауэр, Хорх, 2002 — Андерсон Б., Бауэр О., Хорх М. и др. Нации и национализм. М., 2002.
Балибар, Валлерстайн, 2003 — Балибар Э., Валлерстайн И. Раса, нация, класс. Двусмысленные идентичности. М., 2003.
Валлерстайн, 2001 — Валлерстайн И. Анализ мировых систем и ситуация в современном мире. СПб., 2001.
Дорофеева-Лихтман, 1992 — Дорофеева-Лихтман В.В. Шицзин как исторический источник для реконструкции пространственных представлений в Древнем Китае. (Диссертация). М., 1992.
Кириченко, 2003 — Кириченко А.Е. История Мьянмы XI–XVI вв. в бирманском летописании (на материале мэхайазэвинов). Автореферат кандидатской диссертации М., 2003.
Крюков, 2000 — Крюков В.М. Текст и ритуал: Опыт интерпретации древнекитайской эпиграфики эпохи Инь-Чжоу. М., 2000.
Лисевич, 1979 — Лисевич И.С. Литературная мысль Китая. М., 1979.
Скиннер, 2002 — Скиннер К. «The State». — Понятиегосударства в четырех языках. СПб., 2002.
Смит, 2004 — Смит Э. Национализм и модернизм. М., 2004.
Хархордин, 2002 — Хархордин О.В. Что такое «государство»? Русский термин в европейском контексте. — Понятиегосударства в четырех языках. СПб., 2002.
Языки как образ мира. М., 2003.
 
Наанглийскомязыке
Cook, 1995 — Cook C.A. Scribes, Cooks and Artisans: Breaking Zhou Tradition. — Early China, 20, 1995.
Dobson, 1968 — Dobson W.A.C.H. The Language of the Book of Songs.Toronto, 1968.
Dowdall, 1923 — Dowdall H.C. TheWord«State».London, 1923.
Hexter, 1973 — Hexter J.H. The Vision of Politics on the Eve of the Reformation: More, Machiavelli, and Seyssel.New York, 1973.
Lewis, 1990 — Lewis M.E. Writing and Authority in EarlyChina.Albany, 1990.
Loewe, 1993 — Loewe М. (ed.). Early Chinese Texts: A Bibliographical Guide.Berkley, 1993.
Loewe, Shaughnessy, 1999 — M. Loewe, E.L. Shaughnessy (eds.). TheCambridge History of AncientChina. From the Origins of Civilization to 221 B.C.Cambridge, 1999.
Karlgren, 1950 — The Book of Documents — The Bulletin of the Museum of Far Eastern Antiquities, Stockholm, 1950.
Nylan, 2001 — Nylan M. The Five 'Confucian' classiques.New Haven,London, 2001.
Skinner, 1978 — Skinner Q. The Foundations of Modern Political Thought, Vol. I. Cambridge andNew York, 1978.
Van Creveld, 1999 — van Creveld M. The Rise and Decline of the State.Cambridge, 1999.
Van Zoeren, 1991 — van Zoeren S.J. Poetry and Personality:Reading, Exegesis, and Hermeneutics in Traditional China.Stanford,California, 1991.
Waley, 1954 — Waley A. The Book of Songs.London, 1937.
Whorf, 1956 — Whorf B.L. Language, Thought & Reality. Selected Writings.Cambridge, 1956.
 
На китайском языке
Маоши чжэн и, 1935 — Маоши чжэн и («Ши [цзин» версии] Мао в правильном истолковании»). Шанхай, 1935.
 
Ст. опубл.: ИСТОРИЯ КИТАЯ. Материалы китаеведческих конференций ИСАА при МГУ (Сб. ст.) (май 2005 г., май 2006 г.) / Моск. Гос. Ун-т им. М.В. Ломоносова. Ин-т стран Азии и Африки; [ред.-сост. М.Ю. Ульянов]. — М.: Гуманитарий, 2007. - ISBN 978-5-91367-034. С. 11-34.


  1.  Автор благодарит заведующего кафедрой истории Китая и своего научного руководителя К.М. Тертицкого за содействие в написании работы. Самую искреннюю признательность автор выражает своим научным консультантами В.В. Дорофеевой-Лихтман и М.С. Хаютиной, чей вклад в эту работу был очень весом. Без их великодушной помощи и советов это исследование никогда не было бы написано. А.А. Бибикова, Ю.А. Дрейзис, А.Е. Кириченко, М.Е. Кравцова и М.Ю. Ульянов нашли время для чтения более ранних вариантов этой работы и любезно высказали свои замечания, за что автор приносит им свою огромную благодарность.
  2.  Мы привели рабочее определение, объединяющее различные признакигосударства, указанные в работах ван Кревелда и Скиннера. Подобное понимание государства возникло у нас во многом благодаря беседам с А.Е. Кириченко, обратившим внимание на существование новейшей западной литературы по этому вопросу. Его собственные исследования в области организации власти в средневековой Бирме значительно способствовали оформлению концептуальной части данной работы [Кириченко, 2003].
  3. В лингвистике данный подход был сформулирован в работах Л. Витгенштейна, а также Э. Сепира и Б. Уорфа [Языки как образ мира, 2003; Whorf, 1953].
  4.  Базовые сведения о Ши цзине содержатся в работах М. Лёве и М. Нилан [Loewe, 1993; Nylan, 2001].
  5.  Мао ши 毛詩 — единственный из четырех школ передачи этого текста (Мао, Ци, Вэй, Хань) сохранившийся «полный» вариант Ши цзина. Признан каноническим в правление восточно-ханьского императора Мин-ди 明帝 (58–75). Самый древний полный текст Ши цзина (в версии Мао) дошел в виде Танского канона на камне (837 г.), который можно увидеть в музее Бэйлинь 碑林 («Лес стел») в г. Сиань (пров. Шэньси). Начиная с эпохи Сун 宋 (960–1279) текст известен по ксилографическим изданиям.
  6.  Слово фэн сложно перевести на русский язык из-за того, что в нем сочетаются обозначение определенного литературного жанра и пространственное значение. Обзор различных значений фэн (см. [Лисевич, 1979]). Дословный (нестандартный для большинства работ) перевод фэн как «ветра» принадлежит В.В. Дорофеевой-Лихтман [Дорофеева-Лихтман, 1992]. Данный перевод учитывает пространственное содержание фэн.
  7.  Для удобства читателя мы сохранили традиционный перевод названия этого раздела, хотя при работе учитывали многогранность категории фэн и особенно термина го.
  8.  Критику построений Добсона можно найти, например, в работах М.В. Крюкова и В.В. Дорофеевой-Лихтман [Крюков, 2000; Дорофеева-Лихтман, 1992, с. 46].
  9.  В данной публикации мы ограничились примерами определений, действий и субъектов, необходимых для изложения нашей гипотезы. Читателям, желающим ознакомиться с полным вариантом работы, автор с удовольствием вышлет его по электронной почте.
  10.  Здесь и далее Мао — название использованного издания памятника, цифра — порядковый номер произведения.
  11.  В данном контексте сыго грамматически является подлежащим и производителем действия. Однако само действие «подчиняться» указывает на то, что субъектом в данном случае является Вэнь-ван, а го выступает как подчиненный объект.
  12.  Данный отрывок схож с отрывком из текста Мао 254, в котором также упоминаются разнообразные виды стен для защиты Чжоу, однако в Мао 254 употребляется бином дабан. Характерно, что дабан является понятием одного ряда с обозначениями коллективов людей («люди» жэнь 人, «войска» ши 師, «клан» цзун 宗, «сыновья клана» цзунцзы 宗子), а бином сыго поминается в одном ряду с пространственными категориями.
  13.  В тексте Мао 253 конструкция с хуэй 惠 употребляется также в отношении области стольногогорода: хуэй цы цзин ши 惠此京師, а результатом является усмирение четырех го: и суй сы го以綏四國. Вполне возможно, что в данном случае чжун го中國 является понятием близким к цзин ши 京師. Можно предположить, что срединное го является местом расположения столичной области. Ограниченность материала (всего один контекст) не позволяет верифицировать это предположение.
  14.  Данный контекст заслуживает особого рассмотрения. В том же тексте Мао 205 упоминается и ванши 王事 — служба вану, прежде всего, военная служба. По-видимому, в данной строке имеет место своеобразная метонимия: речь по-прежнему идет о службе правителю, но в качестве адресата службы выбирается один из атрибутов носителя власти (в данном случае — подконтрольное ему пространство). Отметим также, что сочетание 事國 является единичным не только для «Малых од», но и для всего Ши цзина. Это говорит о маргинальности подобного словоупотребления. 
  15.  Бернхард Карлгрен полагает, что здесь говорится об аудиенции, данных ваном государям четырех го [Karlgren, 1950, p. 97]. Близкой точки зрения придерживается Артур Уэйли [Waley, 1954, p. 157].
  16.  Например, Иммануэль Валлерстайн говорит о «бюрократических политиях» [Валлерстайн, 2001, с. 408]. В синологии данный термин в этом значении употребляет, например, М.Э. Льюис [Lewis, 1990, p. 13].
  17.  Подобное употребление характерно для большинства авторов «Кембриджской истории Древнего Китая».
  18.  Однако предлагавшийся Дж. Леггом перевод бан как nation, поддержанный Констанс Кук [Cook, 1995, p. 241], также представляется существенной модернизацией истории Западного Чжоу. Термин nation действительно обозначает совокупность людей, однако нация — это надэтническая и государствообразующая общность людей, появляющаяся лишь после возникновения капитализма, чего нельзя сказать о бан. Литература о феномене нации необъятна, поэтому мы укажем лишь основные работы на русском языке [Андерсон, 2001; Андерсон, Бауэр, Хорх и др., 2002; Балибар, Валлерстайн, 2003; Смит, 2004].

Автор:
 
© Copyright 2009-2017. Использование материалов по согласованию с администрацией сайта.
мчс пожарная безопасность помещений лицензии и в питере