Синология.Ру

Синология.Ру

Тематический раздел


Сань у

參伍 «троица и пятерица», «три и пять», «трое и пятеро», «тройки и пятерки», «троичное и пятеричное», «троение и пятерение», «троица пятериц», «троение пятеричного» – появившаяся в письменных памятниках IV–III в. до н.э. и фигурирующая в двух графических вариантах (сань [3] у [7] и сань [2] у [5]) фундаментальная методологическая категория нумерологии (сяншучжи-сюэ), каноноведения (цзин-сюэ), философии  и науки традиционного Китая, представляющая мироздание и отражающие его тексты в универсальной пространственно-числовой (троично-пятеричной) модели. О значимости этого важного, но загадочного понятия, актуального от Мэн-цзыи чжи и луань – в три периода по пять сотен лет) до (историософский цикл смены порядка и смуты – Сунь Ят-сена («три народных принципа» – сань минь чжуи и «пять властей» – у цюань), свидетельствует высказывание круп­ного ученого-энциклопедиста Вэй Юаня (1794–1856/1857), стоявшего у вершины развития китайской духовной традиции: «Знание следования и противодействия, знание троения и пятерения (сань у) из­менений и превращений называется ученостью» (Предисловие [сюй [6]] к «Хуан чао цзин ши вэнь бянь» [«Собранию письмен о каноническом упорядочении мира правящей династией»] Хэ Чан-лина [1785–1848/1850]).
 
В «Цы юане» («Источник слов», 1915/1931/1939) и «Цы хае» («Море слов», 1947) приведены комментарий Кун Ин-да (574–648) к разделу «Си цы чжуани» («Предание привязанных афоризмов», I, 10) «Чжоу и», отождествившего друг с другом оба графических варианта сань у и истолковавшего его как «троичное соединение» (сань хэ), комментарий Ян Ляна (ок. 818) к «Сюнь-цзы» (гл. 25; Сюнь-цзы), уподобившего его «перекрещиванию и связыванию» (цо цза), и определение из «Шо вэнь цзе цзы» («Изъяснение знаков и разбор иероглифов») Сюй Шэня – как «взаимосвязи трех человек» (сань жэнь сян цза) и «взаимосвязи пяти человек» (у жэнь сян цза), что в последнем случае подтверждает ключевой элемент (бушоу) жэнь [1] («человек») в составе иероглифа у [7] («пятерица»),  означающего и пяток воинов. Фу Дин-и в «Лянь мянь цзы дянь» («Словарь парных сочетаний иероглифов», 1943) определил сань у как «тройную проверку и классификацию по пятерицам» (сань цзяо лэй у). Ю.Л. Кроль (1977), рассмотрев сводку цитат и комментариев от Цзинь Чжо (III в). до Чэнь Ци-ю (XX в.), перевел сань у выражением «смешение и переплетение друг с другом», означающим «классификацию названий и реальностей и выяснение истины – их соответствия друг с другом». А. Грэм (1978) встречающиеся в «Мо цзине» «Мо-цзы»  раздельно сань [3] и у [7] в общем смысле истолковал как обозначения гносеологических процедур сопоставления объектов («вещей» – у [3]) с их «образцами/законами» (фа [1]). В.С. Спирин (1961) предположил, что сань у син [2] – форм, – древний логический термин, который означает выведение «третьих» и «пятых» понятий, устанавливающее соотношение реальностей (ши [3] – дел) и названий (имен мин [2], слов – янь [2]) путем двухступенчатого обобщения сначала двух, а потом четырех понятий в рамках единой субъектно-предикатной структуры, где «третье» понятие выражает субъектность, а «пятое» – предикатность. Эта оригинальная гипотеза стимулировала дальнейшие исследования данной категории в российском китаеведении (А.И. Кобзев, 1980, 1990, 1994; А.М. Карапетьянц, 1984; В.Е. Еремеев, 1986, 2005; А.А. Крушинский, 1996, 1998, 1999).
 
Основой всех традиционных опре­делений сань у является бином цо цзун («перекрещивание и переплетение»), впервые использованный с ним в паре (видимо, для пояснения) в «Си цы чжуани». Это ключевое выражение состоит из двух методологических терминов, обозначаю­щих вполне конкретные нумерологические действия/отношения цо и цзун [3], связывающие концентрически расположенные объекты соответственно через промежуточный («третий») элемент/центр или последовательно по окружности/периметру. Цо и цзун [3] суть действия/отношения в двух-, трех­мерном пространстве с/между ма­териальными объектами или символами (иероглифами, три-, гексаграммами гуа [2], вообще знаками вэнь и их компонентами – чертами, линиями, графемами), которые подвергаются троично-пятеричной классификации сань у. В «Цзо чжуани» («Предание Цзо», Чжао, 29 г.), «Чжоу и» («Шо гуа чжуань» – «Предание изъяснений триграмм», 8/10), учениях Мэн Си и Цзин Фана об «убывании и росте» (сяо си) и «восьми дворцах» (ба гун) гексаграмм отражена подобная классификация гуа [2], связанная с древнейшей гадательной практикой. Согласно мифологической космогонии («Ле-цзы», цз. 5), в великой пучине Гуйсюй плавали 5 колоссальных гор-островов и каждая подпиралась 3 исполинскими «черепахами/лягушками/рыбами» (ао), но затем эта священная пятерица сократилась до троицы, включая райский Пэнлай.
 
В философской классике наиболее развернутое разъяснение сань у содержит гл. 20 «Хуайнань-цзы». В нижеследующем переводе числа в квадратных скобках отражают блоки (римские цифры) и строки/столбцы (арабские цифры) нелинейного формального строения его иероглифического оригинала. «Прежде пять императоров/первопредков (ди [1]) и три царя (ван [1]), занимаясь управлением и осуществляя научение, обязательно использовали троицу и пятерицу (сань у). [I] Что называется троицей и пятерицей? [1] Обратясь вверх, берут символы (сян [1]) у неба (тянь [1]). [2] Обратясь вниз, берут меры у земли. [3] Обратясь к центру (чжун [1]), берут законы (фа [1]) у человека (парафраз «Си цы чжуани» [II, 2] и «Ли цзи» [гл. 38]. – А. К.). [4] Так уста­навливают власть (чао [1]) Светлого престола (мин тан) и [5] проводят при­казы Светлого престола, [6] чтобы гармонизировать пневму (ци [1]) инь – ян, [7] чтобы согласовать ритм четырех времен [года], [8] чтобы воспрепятствовать моровым напастям. [9] Обратясь вниз, наблюдают принципы (ли [1]) земли, [10] чтобы устроить меры и веса, [11–13] выяснить соответствия холмов и курганов, рек и водоемов, плодородных и тощих земель, возвышенностей и низин, [14] установить дела (ши [3]) и [15] породить богатства, [16] чтобы устранить несчастья холода и голода. [17] Обратясь к центру, наследуют благодать (дэ [1]) человека, [18] чтобы устроить благо­пристойность (ли [2]) и музыку и [19] проводить путь (дао) гуманности (жэнь [2]) и долга/справедливости (и [1]), [20] чтобы, упорядочив нормы че­ловеческого поведения, [21] устранить бедствия насилий и смут (луань [1]). [22–24] Так очищают и распределяют по порядку природ­ные свойства (син [1]) металла, дерева, воды, огня и почвы. [25] Нa этом основании, установив родственные отношения между от­цом и сыном, [26] формируют семью. [27–29] Различают числа, согласно которым взаимопорождаются чистые и мутные [глухие и звонкие(?) звуки] пять тонов (инь [9]) и шесть ["светлых"] ладов (люй [1]), [30] чтобы, установив отношения долга/спра­ведливости между правителем и подданным, [31] сформировать государство. [32–34] Выясняют последовательность четырех вре­мен [года], предшествующего и последующего, [35] чтобы, уста­новив благопристойность в отношениях между старшими и младши­ми, [36] сформировать чиновничество. [II] Вот это называется троицей. [37] Устраивают отношения долга/справедливости между правителем и подданными, [38] родственные отношения между отцом и сыном, [39] различия между мужем и женой, [40] последовательность между старшими и младшими, [41] соприча­стность между друзьями и товарищами. [III] Вот это называется пятерицей». Структурно-числовую упорядоченность универсального содержания приведенного определения сань у демонстрирует табл. 1.
 
Таблица 1. Определение сань у в «Хуайнань-цзы»
Определение сань у в «Хуайнань-цзы»Определение сань у в «Хуайнань-цзы»
 
С содержательной т. зр. ос­нову данного текста составляет иерархия структур: главной – {5 × 3} и зависимой – {5 × 5}, связь которых с понятием «троица и пятерица» самоочевидна. Центральное место в таблице, связанное с числом 3 (столбец № 3, строка № 3), заняли 5 элементов (у син). Аналогичный результат получается и при чисто формальной (учитывающей все знаковые параллелизмы) схематизации текста, выявляющей, что структуру определения сань у образуют бло­ки {5 × 3} и {5 × 5}, в которых первая цифра указывает число отрок в схеме, а вторая – число столбцов. Троичные и пятерич­ные структуры организуют текст на нескольких уровнях. Так, определение «троицы» состоит из трех гомоморфных троично-пятеричных блоков: строки 1) 1–8, 2) 9–16, 3) 17–36. Числовая структура этой триады представлена в табл. 2, где левый столбец соответствует восьми первым строкам: 1 – 5 (5 × 5), 6 (5 × 1), 7 (5 × 1), 8 (5 × 1), центральный – восьми следующим: 9 – 13 (5 × 5), 14 (5 × 1), 15 (5 × 1), 16 (5 × 1), а правый – двадцати последним: 17 – 21 (5 × 5), 22 – 26 (5 × 5), 27 – 31 (5 × 5), 32 – 36 (5 × 5).
 
Таблица 2. Схема определения «троицы» в «Хуайнань-цзы»
5 × 5
5 × 5
5 × 5
5 × 1
5 × 1
5 × 1
5 × 1
5 × 1
5 × 1
5 × 5
5 × 5
5 × 5
Своеобразным ключом к устройству этого текста слу­жит то, что он начинается структурой {5 × 3} (строки 1–3), а завершается структурой {5 × 5} (строки 37–41). Некоторые структуры присутствуют в нем как бы в разобранном виде, что демонстрируют табл. 3 (строки 1, 2, 9, 3, 17) и 4 (строки I, II, III, маркирующие самое общее членение).
 
Таблица 3. Строки 1, 2, 9, 3, 17 из определения сань у

1
2
3
4
5
1
Обратясь вверх,
берут
символы
 у
неба.
2
Обратясь вниз,
берут
меры
 у
земли.
3
Обратясь вниз,
наблюдают
 
земли
принципы.
4
Обратясь к центру,
берут
законы
 у
человека.
5
Обратясь к центру,
исследуют
 у
человека
качества.
 
Таблица 4. Строки I, II, III из определения сань у
 
1
2
3
4
5
1
 
Что
называется
троицей [и]
пятерицей?
2
Вот
это
называется
троицей.
 
3
Вот
это
называется
 
пятерицей.
 
Очевидно, что сань у обозначает особую пространственно-числовую упорядоченность, а именно структурированность согласно нелинейной (двумерной) текстологи­ческой и общеметодологической матрице {5а × 3в}, где а и в – натуральные числа, одновременно распространяющуюся как на форму (знаковую организацию, архитек­тонику), так и на содержание текста.
 
Методолого-текстологический смысл сань у во многом обусловлен его этимологией. Во-первых, стандартные цифры сань [2] («3») и у [5] («5») знаменуют собой, хотя и разновременно, конечные формы прямого отображения первых чисел натурального ряда посредством равного им количества горизонтальных линий, располагающихся друг над другом. Иероглиф сань [2] в этом качестве пребывает до сих пор, а у [5] выступал таковым на гадательных костях (цзягувэнь), после чего сменил графику на крестообразное изображение X, очевидно, символизирующее 5 точек: на концах двух линий и в центре при их пересечении. «Поедставляющие сань этому движение от “трех” к “пяти” может предполагать переход от одномерности к двумерности при сохранении центральной организации, а также переход от трехместности к пятиместности по одному измерению» (А.М. Карапетьянц, 1984), что также демонстрируют взаимные преобразования магического квадрата ло шу и «магического креста» хэ ту (см. Хэ ту, ло шу). По-видимому, исходно эти цифры представляли собой пиктограммы простейших счетных орудий – пальцев или палочек и таким же конечным прямым отображением (только вертикальным, а не горизонтальным) является «сучжоуская» («коммерческая») цифра III («3»). Подобными символами пользовались в нумерологических построениях Сыма Гуан (1019–1086; см. т. 1, 4): I, II, III, IIII, X и Цай Шэнь (1167–1230): I, II, III, IIII, IIIII, у которого при общем преобладании троичности конечным прямым отображением выступает IIIII («5»).
 
Во-вторых, иероглиф у [5], используемый как прописная цифра «5», буквально означает единицу боевого порядка – «пяток» и, по-видимому, изначально отражал пространственное расположение в нем солдат по крестообразной модели × или +, соответствующей древнему написанию цифры «5», о чем, вероятно, свидетельствует «Мо-цзы» (гл. 70): «Располагают по пять и приказывают каждому знать, кто от него справа, слева, спереди и сзади».
 
В-третьих, иероглиф сань [3], звучащий также цань, цэнь, шэнь [8] и имеющий значения «созерцать, рассматривать, сопоставлять», «прилагаться, добавляться» и «[созвездие] Шэнь [8] [часть Ориона]», содержит в нижней части три черты, побуждая считать его изображением тройки в сочетании с дополнительным смысловым детерминативом. Однако лингвистическая традиция начиная со словаря Сюй Шэня «Шо вэнь цзе цзы» («Изъяснение слов и разбор знаков», ок. 100 н.э.) признает фонетиком три нижние черты (в современном чтении шань или сянь) вместе с расположенным над ними элементом жэнь [1] («человек»), т.е. иероглиф чжэнь, а смысловой основой – изображение созвездия в виде трех кружков с точкой посередине (звезд).Рис.1Рис.1 По мнению А.М. Карапетьянца, исходное значение сань у производно от первого иероглифа сань [3] как обозначающего в чтении Шэнь [8] одно из 28 китайских созвездий (см. рис. 1 и Сань юань, эр ши ба сю) и впервые зарегистрированного в надписях на бронзовых сосудах (цзиньвэнь). Его пиктограмма изображает три звезды Шэнь [8] над головой человека, сидящего в традиционной позе. Согласно А. Грэму (1978), этот иероглиф (сань [3]/цань/цэнь/шэнь [8]) означает «выравнивание» и являлся «стандарт­ным термином китайской астрономии, обозначавшим установку двух гномонов (бяо [1]) в один ряд с наблюдаемым небесным телом». Свидетельства об этой операции с тремя объек­тами присутствуют в разделе «Као гун цзи» «Чжоу ли»  и гл. 35–37 «Мо-цзы», а прямое описание, возможно также моистское, дано в астрономической гл.3 «Хуайнань-цзы». С ней связано фундаментальное понятие моистской гносеологии – «три критерия», букв. «три гномона» (сань бяо) или «три закона» (сань фа). В «Хуайнань-цзы» (гл. 3) операция с гномонами определена знаком сань [3]/цань/цэнь/шэнь [8], прямо соотнесенным с принципом универсальной троичности: «По­средством трех троятся (сань [3]/цань/цэнь/шэнь[8]) вещи». В самом общем космологическом смысле данная процедура приводит к образованию «троицы с небом и землей» («Мо-цзы», гл. 19; «Чу цы» – «Чуские строфы», раздел «Цзю чжан» – «Девять произведений», стих. 8).
 
В астрономической семантике сань[3]/цань/цэнь/шэнь [8] присутствует не только идея троичности, но и представление о главном мироописательном ориентире – юге, поскольку начало нового года связывалось с расположением созвездия Шэнь [8] точно на юге (см. «Мо цзин», рис. 5). Употребленные в первом же стихотворении «Ши цзина» три иероглифа сань[3]/цань/цэнь/шэнь [8] (в остальном тексте данный знак встречается только один раз как название Шэнь [8], о чем – ниже) при восстановлении его исходной формы записи в виде ориентированного по странам света пятиклеточного кре­ста (по модели «магического креста» хэ ту и пятеричного Светлого престола – мин тан), в каждой клетке которого размещено по строфе, создают схематическое изображение трех гномонов, указывающих на юг, и такое указание вполне соответствует китайской астрономо-топографической традиции и жанру этого произведения – нань, буквально означающему «южный, направленный на юг» (В.В. Лихтман, 1985).
 
В китайской астрографии созвездия изобража­юсь в виде соединенных линиями кружков, т.е. точно так же, как числа. Сам этот изобразительный прием наглядно свидетельствует о проводившейся китайскими учеными прямой аналогии между астрономическими и математическими структурами. Общим знаменателем для них, как правило, была нумерология. Сыма Цянь в астрономическом трактате, входящем в «Ши цзи» («Исторические записки», цз. 27), раскрыл фундаментальное значение категории сань у в науках о небе, т.е. космологии и космогонии, астрономии и астрологии, календарных и жертвоустроительных расчетах: «Совершающему небесные вычисления (тянь шу) необходимо проникнуть в троичность и пятеричность»; «В небесном вращении за 30 лет [происходит] одно малое изменение, за 100 – среднее, за 500 – большое. Три больших изменения – эпоха (цзи [11]) [в 1500 лет], три эпохи – великая полнота (да бэй) [в 4500 лет]. Таковы тут большие числа. Действующему для государства необходимо ценить троичность и пятеричность» («Ши цзи», цз. 27). Данная нумерологема определила само название «Сань у ли цзи» («Троичные и пятеричные основы календаря») календарно-астрономического трактата III в., сохранившегося в одном цзюане в антологии кон. эпохи Цин «Юйхань шань фан цзи и шу» («Восстановленные кн. из горного жилища в Юйхани», 6 т., публ. 1883) Ма Го-ханя (1794 – 1857). Его автор, высший сановник царства У – Сюй Чжэн, исходил из явно нумерологических чисел, кратных 3 и 5, сообщая, что диаметр Солнца и Луны – 1000 ли [16], больших звезд – 100 ли [16], средних – 50, малых – 30, а расстояние между семью звездами Большой Медведицы (Бэй-доу) – 9000 ли [16].
 
О составе созвездия Шэнь [8] наглядно свидетельствуют дошедшие до наших дней звездные карты VIII, XI и ХIII вв. (см. карту 705–710 г. из Дуньхуана на с. 136, «Изображение внутри- и вне[экваториальных] соединений звезд западной и южной сторон на символизирующем коловращающееся [небо глобусе]» [«Хунь сян си нань фан чжун вай гуань син ту», 1094–1096] Су Суна в ст. Су Сун и выгравированное на камне «Изображение небесных знаков» [«Тянь вэнь ту», 1247 г.] из Сучжоу на с. 137). Рис.2Рис.2Его структура представлена на рис. 2, где пунктирные линии обозначают зодиакальные станции (см. Сань юань, эр ши ба сю), арабские цифры – номера звезд в китайской номенкла­туре, а греческие буквы – их позиции в качестве составляющих Ориона. Рис. 1 показывает, что в узком смысле Шэнь [8] – это семь звезд, а в широком – десять, три из которых пред­ставляют собой самостоятельное созвездие Фа [2] также часть Ориона. В цз. 27 «Ши цзи» при описании Западного дворца (си гун) небосвода сказано: «Шэнь [8] является Белым тигром (Бай-ху; т.е. представляет западный квадрант. – А. К.). Прямая, [соединяющая его] три звезды, является коромыслом весов с каменными гирями. Расположенная ниже сплотка трех звезд называется Фа [2] […] Четыре звезды снаружи – левые и правые плечи и бедра. Малые три звезды, отстоящие в углу, называются Цзы-си и являются головой [Белого] тигра». «Коромысло весов с каменными гирями» (хэн ши) из звезд № 1, 2, 3 – это Пояс Ориона. Взаиморасположение его звездной триады названо «прямой (линией)» (чжи [15]), которая в «Мо-цзы» (гл. 40, «Мо-цзин», А57) сама определена как «троичность» (сань[3]/цань/цэнь/шэнь [8]), и там же (гл. 43, В38) оба термина связаны с «коромыслом весов / поперечником / горизонталью» (хэн [1]). Вокруг «прямой триады» Пояса Ориона рас­положены еще четыре («плечи и бедра») звезды Шэнь [8] – № 4–7, образуя вместе с тремя звездами Фа [2] десятерицу. Такой же десятизвездный состав Шэнь [8] зафиксировал А. Масперо (1929) в работе о доханьской астрономии. В «Ши цзи» оно представлено в едином комплек­се не только с Фа [2], но и с созвездием Цзы [10] /Цзуй (Цзы-си/Цзуй-хуй), что в сумме дает соот­ветственно 10 и 13 звезд.
 
Объединение Шэнь [8] с Цзы [10] сильнее объединения с Фа [2]. Составляющие единую систему 28 «станций/домов/обителей», или «стоянок/остановок» (сю [2], шэ [2]), основные (зодиакальные) соз­вездия и соответствующие им сектора небосвода физически не тождественны друг другу. Звезды некоторых созвездий выходят за границы своих секторов. Так, в частности, обстоит дело и с Шэнь [8] (№ 21), у которого одна звезда расположена в секторе Цзы [10], а две – в Би [9] (№ 19) (см. рис. 1). Фа [2] не только может сливаться с созвездием Шэнь [8], но и все­цело принадлежит одноименному сектору, тогда как Цзы [10] образует собственный сектор, одной звездой выходя за его предела в область Би [9]. Поэтому объединение Шэнь [8] и Цзы [10] выглядит значительно оригинальнее его объединения с Фа [2]. Еще интереснее способ, которым Сыма Цянь выразил идею единства этого звездного комплекса. Все его компоненты представлены в виде частей Белого тигра, который прямо идентифицирован с Шэнь [8] (сань[3]/цань/цэнь/шэнь [8] вэй бай ху). В цз. 27 «Ши цзи» сообщение о каждом соотнесенном со страной света небесном «дворце» начинается его отождествлением с одним из четырех главных символов китайской астрографии: Зелено-синим драконом (Цин-лун – восток), Красной птицей (Чжу-няо – юг), Белым тигром / Белой тигрицей (Бай-ху – запад) и Черной черепахой и/или Змеей (Сюань-у – север). Единственное исключение составляет как раз описание За­падного дворца, в начале которого отсутствует отождествление с Белым тигром, который, однако, упоминается в се­редине текста о Западном дворце, в процитированном пас­саже. В свою очередь, подобных упоминаний нет в середине текстов о Восточном, Южном и Северном дворцах. По-видимому, ключевой для решения данной проблемы – тот факт, что в описании Западного дворца Белый тигр высту­пает не только как общий символ этой области неба, но и как конкретный астрономический образ, создаваемый созвездием Шэнь [8] вместе с Фа [2] и Цзы [10] Рис.3-7Рис.3-7(ср. на рис. 3 изображение Белого тигра, окруженного тремя триадами звезд Шэнь [8], выразанное на камне в эпоху Восточной Хань и вырытое из земли в Наньяне пров. Хэнань). Триединство Шэнь [8], Фа [2] и Цзы [10] подтверждается различными памятниками древнекитайской мысли. Слияние Шэнь [8] и Фа [2] есте­ственно, они входят в состав одной станции, поэтому, напри­мер, в «Чжоу ли» («Чжоуская/Всеохватная благопристойность», «Као гун цзи», гл. 3) и «Гунъян чжуани» («Предание Гунъяна»; Чжао, 17 г.) в значении Шэнь [8] выступает Фа [2]. Более любопытна подобная взаимозаменяемость с Цзы [10] – самостоятельной станцией. Такой случай отмечается в «Ши цзи» (цз. 25), где Фа [2] уже играет роль Цзы [10], выступая в одном ряду с Шэнь [8]. Вопрос об изначальном единстве Шэнь [8] и Цзы [10] был специально исследован Л. де Соссюром (L. de Saussure, 1909), обосновывавшим его ссылками и на текст «Ши цзи», и на такую же точку зрения Э. Шаванна, выдающегося зна­тока и переводчика труда Сыма Цяня. Единство Шэнь [8] и Цзы [10] корреспондирует с нуме­рологическим принципом «3» = «13»: Шэнь [8] состоит мини­мум из 3 и максимум из 13 звезд.
 
Среди 28 станций центральное место занимали Синь [1] (Сердце, № 5) и Шэнь [8] (№ 21 [3 × 7]), знаменовавшие собой основную пространственно-временную ось восток/весна – запад/осень (L. de Saussure, 1909). В частности, в «Гунъян чжуани» (Чжао, 17 г.) говорится о Полярной звезде, Синь [1] и Шэнь [8] как о трех «великих ориентирах» (да чэнь), что обнаруживает связь Шэнь [8] с понятием «три ориенти­ра и пять элементов» (сань чэнь у син). В качестве символов востока и запада Синь [1] и Шэнь [8] идентифицируются с Зелено-синим драко­ном и Белым тигром, а тигр и дракон в китайском двенадцатеричном зодиаке (см. Ши эр шэн-сяо шэнь) занимают позиции именно № 3 и 5. Уже в «Хуайнань-цзы» (гл. 3) Шэнь [8] (в паре с Цзы [10]) соотнесено с омонимичным знаком шэнь [6] (№ 9) из 12 «земных ветвей» (ди чжи; см. Гань чжи). Такое же число 9 (3 × 3), согласно «Хуайнань-цзы» (гл. 3) и другим древним памятникам, выра­жает градусную (ду [2]) величину небесной станции Шэнь [8] и, возможно, девятеричную структуру одноименного созвездия, состоящего из трех блоков по три звезды: а) № I, 2, 3; б) № 4, 1, 6; в) № 5, 3, 7 и в своем пространственном рас­положении соответствующего девятиклеточному (по модели магического квадрата ло шу и канона цзин [1]; см.Цзин – вэй) квадрату (рис. 4, 5).
 

На рис. 6 звезды Шэнь [8] расположены в каноническом квадрате согласно структуре, представленной на рис. 4, а их номера соедине­ны в порядке следования чисел натурального ряда и с цикличе­ским замыканием, переходом от 7 к 1. Эта диаграмма тождественна полученной на рис. 7, где рас­положенные друг за другом по китайскому стандарту (справа налево, сверху вниз) в каноническом квадрате девять первых чисел натурального ряда так же последовательно соединены друг с другом и циклически замкнуты. Абсолютно одинаковые по форме диаграммы различаются только направлением считывания их элементов, что отражено указаниями стрелок. Рис.8-12Рис.8-12Такое тожде­ство, по всей вероятности, свидетельствует о том, что нумерация звезд Шэнь [8] производна не от их физических параметров (это очевидно, ибо главные звезды Ориона альфа, бета и гамма, т.е. Бетельгейзе, Ригель и Беллатрикс, здесь носят вто­ростепенные номера 4, 7, 5), а от числовой матрицы канонического квадрата 3 × 3. Тотальная и многоуровневая троичность Шэнь [8] несомненна, как и то, что этот троичный космолого-астрономический объект имел статус универсальной нумерологической структуры, выражавшей всеобщее свойство мироздания. Отсюда понятна тавтология Сыма Цяня («Ши цзи», цз. 25): «Шэнь [8] (сань [3]/цань/цэнь/шэнь [8]) говорит о том, что тьма вещей может троиться (сань [3]/цань/цэнь/шэнь [8]), поэтому называется Троицей (сань [3]/цань/цэнь/шэнь [8])». При этом А.М. Карапетьянц выдвинул предположение, что в образе Шэнь [8] был осуществлен «переход к пятиместной модели, символизируемой цифрой у [5] (и непосред­ственно ее крестообразной графикой)». Эту идею трансформации «троицы» в «троицу и пятерицу» конкретизируют схемы на рис. 8 и 9. С учетом созвездия Фа [2] в обоих вариантах схематизации Шэнь [8] – сжатом и развернутом – образуется пятеричность. В первом случае получается главный пространственный референт «троицы и пятерицы» – прямоугольник 3 × 5 (рис. 10), во втором – прямоугольник 5 x 5 (рис. 11). Если к последнему расположению добавить еще один возмож­ный компонент Шэнь [8]созвездие Цзы [10], то полный, троичный комплекс Троицы (Шэнь [8]), т.е. собственно семизвездного Шэнь [8], Фа [2] и Цзы [10], представит собой систему из 5 блоков по 3 элемента, заполняющую пространственную матрицу {6 × 5} = {(3 × 5) + (3 × 5)} (рис. 12).
 
Видимо, древнейшее в канонической литературе употребление термина сань у по отношению к астрономи­ческим объектам присутствует в стихотворении «Ши цзина» (I, II, 10, I) «Малые звезды» («Сяо син»), где он имеет значение «три [звезды] и пять [звезд]» и, вероятно, подразумевает три звезды созвездия № 21 Шэнь [8] (возможно, Пояс Ориона или же какой-то другой тро­ичный блок) и пять звезд созвездия № 18 Мао [4] (Плеяды), поскольку эти два созвездия названы в параллельном стихе второй строфы. Существуют предположения, что тут речь идет о других созвездиях: № 5 Синь [1] (часть Скорпиона) и № 24 Лю [2] (часть Гидры) соответственно. Китайские комментаторы расходятся в идентификации «трех и пяти [звезд]», но соглашают­ся в том, что это выражение относится к двум разным созвезди­ям. Поэтому астрономический прообраз сань у должен отражать не только Шэнь [8], но и еще какое-то пятизвездное созвездие. Однако его выявление - главный камень преткновения. Оба предполагаемых референта «трех [звезд]» – Шэнь [8] и Синь [1] с количественной точки зрения не вызывают вопросов. Под именем Шэнь [8] может фигурировать созвездие, состоящее или из трех звезд, или из трех (при семичленном составе), четырех (при десятичленном составе) и даже пяти (при слиянии с Цзы [10] и соответственно тринадцатичленном составе) трехзвездных блоков. Сам обозначающий его иероглиф восходит к изображению трех звезд. В Синь вообще входят всего три звезды. Проблемны созвез­дия Мао [4] и Лю [2], в которых, согласно стандартной номенклатуре, соответственно 7 и 8 звезд, т.е. явно больше 5.
 
Безусловный параллелизм стихотворных строк о «трех и пяти [звездах]» и созвездиях Шэнь [8] и Мао [4], а также тесная связь обозначающего Шэнь [8] иероглифа сань[3]/цань/цэнь/шэнь [8] с термином сань у дают достаточные основания для отождествления «трех и пяти [звезд]» с парой Шэнь [8] и Мао [4]. Пятеричность последнего объясняется трояко: 1) или в период создания «Малых звезд» (VIII–VII вв. до н.э.) Мао [4] считалось пятизвездным (обычное зрение в нем выделяет менее семи звезд, например, в Африке и на о-вах Кукa оно, согласно Ю.А. Карпенко [1981], известно под именем Шесть звезд), 2) или, как и Шэнь [8], представленное лишь троичным блоком, Мао [4] взято не целиком, а в своей пятизвездной части, 3) или, наконец, термины «Шэнь [8]» и «Мао [4]» тут выступают в широком и более важном смысле как обозначения не только конкретных созвездий (части Ориона и Плеяд), но и двух включающих их одноименных секторов неба (станций). Каждая станция включает не только свое главное созвездие. В частности, Мао [4] принадлежит и созвездие Тянь-инь (Небесная Тень, часть Овна), состоящее именно из пяти звезд. Поэтому вполне вероятно, что «три и пять» в первой строфе «Малых звезд» – это созвездия Шэнь [8] и Тянь-инь, а во второй строфе Шэнь [8] и Мао [4] – небесные станции с данными созвездиями.
 
В астрономическом приложении термин сань у в древности обозначал соединение двух самостоятельных пространственно-числовых комплексов, в случае «Ши цзина» – равноправных созвездий. Пространственно-числовой смысл их соединения в общую форму, которая также троично-пятерична (прямоугольник 3 × 5), реконструируется в качестве мини­мальной клеточной структуры, заполняемой «тремя и пятью [звездами]» при всех рассмотренных трактовках этого выражения (рис. 13 и 14). Прямоугольник 3 × 5 на рис. 13 заполнен стандартными изображениями созвездий Шэнь [8] (трехзвездный блок) и Мао [4] (в пятизвездном варианте), а на рис. 14Шэнь [8] (трехзвездный блок) и Тянь-инь. Таковы их изо­бражения, например, на звездной карте конца XI в. в «Синь и сян фа яо» («Сущность нового образца [армиллярного] прибора и символизирующего [небо глобуса]») Су Суна (см. рис. в ст. Су Сун). На этой карте, названной «Хунь сян си нань фан чжун вай гуань син ту» («Изображение внутри- и вне[центральных] соединений звезд западной и южной сторон на символизирующем коловращающееся [небо глобусе]»), станции Шэнь [8] отведено вместо девяти 10 градусов (к ней добавлен один из двух градусов Цзы [10] с сохранением их суммы в 11 градусов) и указано общее число звезд – 615, подчиненное модулю сань у: 615 = 41(3 × 5), где нумерологически «41» – тоже «3» (4 – 1) и «5» (4 + 1).
 
  
Рис.13-16Рис.13-16Включение Мао [4] в троично-пятеричную пространственную структуру (см. рис. 13 и 14) подтверждает диаграмма в алхимическом трактате даосского отшельника и неоконфуцианского ицзиниста Юй Яня (1258–1314/1324) «Чжоу и цань/сань[3] тун ци фа хуй» («Полное раскрытие "Свидетельства триединого согласия "Чжоуских перемен"»; см. «Цань тун ци»), входящем в «Дао цзан» («Сокровищница Пути-дао», № 1002 по Гарвард-Яньцзинскому индексу). Ее изображение на рис. 15 представляет собой круг с названиями четырех из 28 созвездий и сопутствующими четырьмя цифрами, расположенными по четырем странам света. На рис. 16 эксплицирована основная информация этой диаграммы и выявлено ее нумерологическое устройство. Внутри круга даны в русской транскрипции названия созвездий; в круг­лых скобках – их стандартные номера в 28-членном набо­ре; в квадратных – числа, отражающие количество входящих в них звезд; римские цифры соответствуют китайским, символизирующим на диаграмме созвездия. Снаружи круга обо­значены страны света и номера созвездий в их семичленных блоках, соотнесенных со странами света (28 : 4 = 7). Наклон­ная ось северо-восток – юго-запад демонстрирует внутреннюю пространственно-числовую симметрию диаграммы.
 
В ней страны света представлены двумя центральными и двумя околоцентральными в своих блоках созвездиями. Фан [3] и Мао [4] – центральные (четвертые в своих се­мичленных блоках) созвездия востока и запада. Вэй [11] и Чжан [2] – околоцентральные (пятые в соответствующих блоках) созвездия севера и юга. Отсюда вытекает числовая пропорция их номеров: 18 (Мао [4]) – 4 (Фан [3]) = 14 = 26 (Чжан [2]) – 12 (Вэй [11]). Отраженная в ней парность пространственных позиций (восток – запад, север – юг) за­креплена и в более явном числовом эквиваленте – символизи­рующих созвездия цифрах: VII (Мао [4]) – VI (Фан [3]) = I = II (Чжан [2]) – I (Вэй [11]). Выявленные числовые константы 14 и 1, в свою оче­редь, связываются, выражая определенную нумерологическую за­кономерность. Их разность 13 равна суммам числовых символов VI (Фан [3]) и VII (Мао [4]), а также I (Вэй [11]) и II (Чжан [2]) с учетом отмеченного нумерологического правила: «3» = «13» = «23»... Сумма же 14 и 1 (14 + 1 = 15) еще ярче, ибо равна сумме трех числовых символов: II, VI, VII, т.е. утроению пяти (сань у), что описано в пояснении к диаграмме. Помимо отвечающей принципу цо перекрестной парности элементов в диаграмме наличествует отвечающая принципу цзун [3] их смежная парность. В качестве разделителя пар выступает наклонная ось. Числовые пропорции созвездий, парных по принципу цо, выявляются посредством вычитания, а числовые пропорции созвездий, парных по принципу цзун [3], – посредством сложения. Номера созвездий в общей последовательности: 4 (Фан [3]) + 26 (Чжан [2]) = 30 = 12 (Вэй [11]) + 18 (Мао [4]), количество звезд в созвездиях: 4 (Фан [3]) + 6 (Чжан [2]) = 10 = 3 (Вэй [11]) + 7 (Мао [4]), номера созвездий в их семичленных блоках: 4 (Фан [3]) + 5 (Чжан [2]) = 9 = 5 (Вэй [11]) + 4 (Мао [4]), числовые символы созвездий: VI (Фан [3]) + II (Чжан [2]) = VIII = I (Вэй [11]) + VII (Мао [4]). Еще более глубокий нумерологический смысл вскрывает сопровождающий диаграмму текст: «Вода и огонь – две вещи и только. Две вещи вращаются внутри [трехногого с двумя ушками алхимического] тигля-дин, а затем выстраиваются в утроение пяти. Утроение пяти таково: Фан [3] – шесть, Мао [4] – семь, Чжан [2] – два (VI + VII + II = XV = 3 × 5. – A. К.). Если три семьи (Фан [3], Мао [4] и Чжан [2]. – А. К.) подвергаются взаимному поглощению и обращаются в Вэй [11] – один, то образуется [алхими­ческий] младенец». Отсюда ясно, что система 28 созвездий/станций являлась одним из важных элементов нумерологической методологии и соответственно применялась не только в астрономии и астро­логии, но и других областях знания, в частности – алхимии и макробиотике.
  • Страницы:
  • 1
  • 2
  • 3

Автор:
 
© Copyright 2009-2019. Использование материалов по согласованию с администрацией сайта.