Синология.Ру

Синология.Ру

Тематический раздел


Саньго яньи

三國演義 «Троецарствие». Самая ранняя китайская книжная эпопея исторического ха­рактера, созданная в XIV в. Автором является Ло Гуань-чжун (1330—1400; по др. версии: ок. 1300 — ок. 1370). По нек-рым источникам, он родился/жил в Цяньтане (недалеко от г. Ханчжоу, совр. пров. Чжэцзян). Произведение по­священо одному из наиболее бурных периодов в истории Китая — периоду борьбы трех царств (Вэй, Шу и У), известному как эпоха Троецарствия (Сань-го, 220-280).
 
Лит. развитие в Китае шло от крупномасштабной эпопеи к романам, описы­вающим судьбы отд. героев прошлого. В эпоху Ло Гуань-чжуна в китайской литературе только начиналось движение от реального ист. героя к вымышленному, к-рое сдерживалось, хотя во многом и чисто внешним, историзмом традиц. кит. мышления, опиравшегося на богатую историографическую традицию. Для «Троецарствия» характерны широкий масштаб изображения событий на основе исторических хроник, выдвижение на первый план исторических, а не личных судеб, эле­менты хроникальности в развитии сюжета, отсутствие психологизма в изобра­жении героев, к-рые являются не индивид. характерами, а обобщенными ти­пами. Т.о., это еще не исторический роман, а предшествующая роману книжная эпопея. У китайцев не было героического эпоса, его заменили поздние исторические повествования, к-рые рассказывали профессиональные сказители. Сказы складывались в эпические циклы. Краткие их изложения были изданы в нач. XIV в., в т.ч. ставший про­образом эпопеи Ло Гуань-чжуна «Сказ по „Истории Трех царств“» («Саньго чжи пинхуа»). Кроме того, осн. источниками «Троецарствия» стали офиц. династийная «История Трех царств» («Сань-го чжи» — «Анналы Трех царств», «Трактат о Троецарствии»), составленная по имп. повелению после завер­шения эпохи Троецарствия и появления единой империи Цзинь (280-420) сановником Чэнь Шоу (233-297), многочисл. дополнения к этой «Истории» Пэй Сун-чжи (V в.), сводные летописи XI-XII вв., последовательно описы­вавшие историю Китая с древнейших времен до X в.
 
В кон. II — нач. III в. н.э. Китай переживал много трудностей самого различ­ного характера. В об-ве распространялись всевозможные тайные вероучения, среди к-рых наибольшее число сторонников приобрела секта тайпин-дао («Путь великого спокойствия» / «Учение Великого равновесия»; см. «Тай пин цзин») во главе с Чжан Цзяо/Цзюэ (ум. 184) и его братьями. В религ.-мистич. форме проповеди Чжан Цзяо звучал фактически призыв к установлению всеобщего равенства. В 181 Чжан Цзяо поднял восстание Желтых повязок (Хуан цзинь, его участники повязывали головы кусками желтой материи). Описываемые Ло Гуань-чжуном события происходят в течение 76 лет — с нач. восстания до нового объединения страны. Против повстанцев бросили регу­лярные войска и вооруж. отряды крупных землевладельцев, через 10 мес. вос­ставшие были разбиты наголову. Разгром Желтых повязок связывают с имена­ми военачальников: Юань Шао — выходца из знатного служилого рода, Цао Цао — первонач. сподвижника и друга Юань Шу, приемного сына влиятель­ного евнуха, Сунь Цзяня — правителя земель У в среднем и нижнем течении р. Янцзы. Под началом Цао Цао сначала воевал Лю Бэй (161-223) — дальний потомок основателя дин. Восточная Хань (25-220). Но когда восстание было подавлено, военачальники стали бороться друг с другом за власть в Поднебес­ной. Император, по сути дела, превратился в игрушку в руках соперничающих клик. После смерти государя Лин-ди (прав. 168—189) на престоле воцаряется его сын Шао-ди, но через неск. месяцев его свергает полководец Дун Чжо (?—192), к-рый сажает на престол др. сына покойного государя. Через семь лет безвольный император Сянь-ди (прав. 189—220) попадает в руки Цао Цао — человека решительного, к-рый не разбирался в средствах для достижения цели и благодаря этому добился высшего положения. Под властью Цао Цао нахо­дился не весь тогдашний Китай, а в основном центр. часть. Земли по Янцзы прочно удерживали представители рода Сунь — сперва Сунь Цзянь, а потом его сын Сунь Цюань (182—252), к-рый основал царство У (222—280), в 221 при­нял высший княжеский титул вана [ 1], а через 8 лет провозгласил себя импе­ратором. Юго-зап. земли Китая оказались во власти Лю Бэя, основавшего на них царство Шу (221—263) и принявшего в 221 титул императора. Сам Цао Цао объявил себя ваном еще в 216, а после его смерти в 220 его сын Цао Пи низ­ложил ханьского императора Сянь-ди и объявил себя первым императором новой дин. Вэй. Борьба за власть шла между тремя царствами ровно 60 лет, пока страна не была объединена вновь в 280 под эгидой дин. Цзинь (265—420). Идеалы автора «Троецарствия» формировались в осн. под влиянием конф. учения об управлении гос-вом и поведении человека в об-ве. Из конфуциан­ства Ло Гуань-чжун воспринял и гл. принцип китайской историографии: проповедовать конф. добродетели, восхвалять законных правителей и пори­цать узурпаторов. Показывая распад империи Хань и борьбу трех царств, Ло Гуань-чжун исходит из традиц. представления об истории как о непрерывном движении от объединения к раздробленности и затем снова к объединению и порядку. Все события в мире — падение и возвышение династий, войны, победы и поражения, смерть и рождение великого человека — есть лишь про­явление воли Неба (тянь [1]), к-рое в «Троецарствии» присут­ствует непрестанно, его веления играют судьбоносную роль в жизни героев: это не только дурные предзнаменования, но и чудесные избавления героев от опасностей. Герой также должен сообразовывать свои поступки не только с небесными знамениями, но и с реальной ситуацией и со своими собств. устремлениями.
 
В эпопее действует более 400 персонажей — почти все они ист. герои, гл. обр. знатные люди, придворные, полководцы, военачальники и сановники. Осн. черты положительных героев определены этич. комплексом конфуциан­ства — верность долгу (и [1]), сыновняя почтительность (сяо [1]; см. Сяо ти). В число конф. добродетелей входила и «сообразительность» (минь), к-рая трактовалась как умение понять веление времени, придумать хитрый план для победы над противником. Эти планы, как правило, в эпопее придумывают советники, первые министры. Самый прославленный из них — знаменитый мудрец и стратег Чжугэ Лян (181—234). Собственно, все «Троецарствие» задумано как нескончаемая цепь хитроумных планов, к-рые один лагерь, одно царство применяет против другого, одна придворная группиров­ка — против другой.
 
Отталкиваясь от двух различных традиций — нар. лит-ры и ист. прозы, Ло Гуань-чжун создал абсолютно новое по своим качествам произведение. Его новаторство заключается в первую очередь в том, что из отдельных и часто не связанных между собой фактов он создал сюжетную ткань эпопеи. В ист. сочи­нении запись под одним годом объединяет самые разл. события, важно толь­ко, что они случились в одном году; «Троецарствие» ставит все факты в единую цепь причинно-следств. связей, случаи из жизни героев становятся мотивиро­ванными ходами единого сюжета. Напр., в ист. лит-ре говорится и о строитель­стве крепости Мэйу, к-рую воздвиг Дун Чжо, и о казнях сановников, к-рые он производил во время пиров, и о заговоре министра Ван Юня против Дун Чжо, но там между этими фактами нет никакой логич. связи. У Ло Гуань-чжуна все эти факты связаны воедино. Ван Юнь, увидевший на пиру, как по приказу Дун Чжо скинули с башни одного из сановников, а потом его голову принесли к столу на красном блюде, не находит себе покоя, и тогда он замышляет убить тирана. Разрозненные факты соединились в единую цепочку событий.
 
В центре эпопеи три побратима — Лю Бэй, Гуань Юй и Чжан Фэй. В устных легендах Чжан Фэй — типичный эпич. герой-забияка, чья отвага и несдер­жанность могут погубить то дело, за к-рое борются герои. Исторический Чжан Фэй был человеком образованным, славился не только как воин, но и как искусный каллиграф, в эпопее он неграмотный мясник, умеющий лишь биться с врагом. Сохраняя мн. черты эпич. образа Чжан Фэя, Ло Гуань-чжун в то же время стремился сделать его более правдоподобным исторически. По-иному описан в «Троецарствии» Гуань Юй, главное в его образе — верность клятве, данной при братании, он до конца верен Лю Бэю, но не как вассал своему патрону, а как младший брат старшему. Долг для него превыше всего. Гуань Юй великодушен, он не дерется с уставшим противником или врагом, попавшим в тяжелое положение, в его правилах бой только на равных. Особенностям каждого героя соответствует и внешний облик. У неистового Чжан Фэя голова барса и тигриные усы, отличит. знаком Гуань Юя является цвет лица — кирпично-красный, как у перезрелого финика-жужуба. Если описание внешности Чжан Фэя и Гуань Юя автор эпопеи позаимствовал из нар. книги, то облик Лю Бэя он целиком перенес из «Истории Трех царств» Чэнь Шоу. У него свисающие до плеч уши, длинные, ниже колен, руки. Это «знаки» Будды, к-рые нередко использовали историографы III-VI вв. при описании внеш. облика государей — основателей династий. Из героев трех царств только Лю Бэй, законный, с т. зр. конфуцианцев, государь — продол­жатель имп. рода, отмечен такой необычной внешностью. В описание внеш. облика героев эпопеи входят одежда и оружие. Эти описания не соответству­ют ист. реалиям, взяты из устных вариантов сказаний. Каждый герой-воин в «Троецарствии» воюет со своим характерным оружием.
 
Лю Бэй изображен в «Троецарствии» весьма пассивным. Сам он решений не принимает, объявить себя императором не решается. Его образ создан в соот­ветствии с конф. представлением о том, что идеальный правитель «управляет, не действуя», за него дела вершат мудрые сановники, к-рые заботятся о наро­де. Таким мудрым сановником и предстает в эпопее Чжугэ Лян, ист. персонаж, один из лучших стратегов раннеср.-век. Китая. В образе Чжугэ Ляна как бы соединены воедино черты конф. мудреца и даоса-мага. Он и изображен в эпопее как даос. Его отличит. знаком является накидка из журавлиных перьев, а журавль (хэ [4]) ассоциировался у китайцев с бессмертными святыми даос. верований, к-рые поднимались в небеса верхом на журавлях. И веер из перьев, одним взмахом к-рого Чжугэ Лян отправляет в бой целые армии, — тоже примета не военачальника, а отшельника-даоса. Чжугэ Лян в эпопее всегда выезжает на поле боя в коляске, подражая знаменитому стратегу-полководцу IV в. до н.э. Сунь Биню, у к-рого были отрублены ноги. Он не только читает знамения Неба и придумывает хитроумные планы разгрома противника, но и может творить заклинания и вызывать, напр., ветер и дождь. Создавая худ. образ Чжугэ Ляна, автор книжной эпопеи не­редко приписывал ему и чужие деяния.
 
Иначе обрисованы в «Троецарствии» противники Лю Бэя — коварный Цао Цао и правители царства У. Цао Цао человек хотя и талантливый, но, как и все тираны, подозрительный и коварный. В эпопее он — антипод Лю Бэя. Лю Бэй правит с помощью гуманности, в его образе воплощен нар. идеал мудрого правителя, Цао Цао поддерживает свою власть насилием. Лю Бэй почтителен к матери, Цао Цао еще в детстве прославился тем, что обманывал своего дядю, у к-рого воспитывался. Лю Бэй во всем слушается Чжугэ Ляна, Цао Цао по­лагается только на свой ум и карает тех, кто осмеливается критиковать его проступки. Цао Цао подозрителен. Он казнит знаменитого лекаря Хуа То, к-рый предлагает сделать ему под наркозом трепанацию черепа. Этот и мно­гие др. эпизоды, связанные с Цао Цао, были заимствованы Ло Гуань-чжуном из неофиц. сочинений III-VI вв. Вместе с тем у Ло Гуань-чжуна образ Цао Цао неоднозначен. Цао Цао бывает смел, иногда даже выказывает великодушие к побежденным, запрещая своим воинам грабить жителей покоренных зе­мель. В отличие от фольклора, где герои четко делятся на абсолютно положительных и абсолютно отрицательных, Цао Цао изображен автором эпопеи как герой более сложный и противоречивый.
 
Почти все кит. книжные эпопеи на протяжении веков подвергались передел­кам и изменениям. То же произошло и с «Троецарствием». В XVII в. Мао Цзун-ган видоизменил текст эпопеи Ло Гуань-чжуна, сделал из 240 небольших час­тей (дуань) 120 глав (хуй [2]), придумал для них новые названия на манер дву­стиший (по сложившейся после Ло Гуань-чжуна традиции), уменьшил кол-во вставных стихов и цитируемых офиц. документов, усилил отриц. начало в обра­зе Цао Цао, снял нек-рые мелкие эпизоды и отд. детали, составил интересные комментарии к большинству эпизодов и к каждой главе. С этого времени «Троецарствие» стало издаваться только в его обработке. Именно эта версия переведена на мн. языки. По ней создавались пьесы (их известно ок. 150) для пекинской муз. драмы и всех местных разновидностей кит. театра (более 400). «Троецарствие» Ло Гуань-чжуна в версии Мао Цзун-гана стало основой и для поздних сказительских вариантов. В XVI—XVII вв. появились и первые ил­люстрации-гравюры к эпопее Ло Гуань-чжуна, впоследствии тема борьбы трех царств заняла свое место и на красочных нар. лубочных картинах (нянь хуа). Популярность «Троецарствия» в Китае и в др. странах Дальнего Востока не­обычайно велика. Интерес к эпопее возрос во 2-й пол. XX в., причем начался он не в Китае, а в Японии, где ею заинтересовались бизнесмены, считая, что она как ни одна другая книга помогает понять китайцев и их стратегию. В Японии же была опубликована библиография работ по «Троецарствию», вышедших на зап. и вост. яз. В Китае же появились многочисл. монографии, вроде «„Троецарствие“ и бизнес», «„Троецарствие“ и военная стратегия» и т.п., а также спец. словарь по «Троецарствию» (1991).
 
Роман переведен на рус. яз. В.А. Панасюком по версии Мао Цзун-гана (1-е изд. в 1954, сокр. изд. с исправлениями и коммент. в 1984).
 
Источники:
Ло Гуань-чжун. Саньго чжи тунсу яньи (Популярное повествование по «Истории трех царств»). Т. 1—2. Шанхай, 1980; Саньго яньи цзыляо хуйбянь (Свод материалов по «Троецарствию») / Сост. Чжу И-сянь, Лю Юй-чэнь. Тяньцзинь, 1983; Саньго яньи хуй пин бэнь («Троецарствие» с собр. коммент.). Т 1—2 / Сост. Чэнь Си-чжун и др. Пекин, 1986; Троецарствие. Т. 1—2 / Пер. с кит. и коммент. В. Панасюка; Под ред. В.С. Колоколова. М., 1954; Троецарствие / Пер. с кит. В. Панасюка; Предисл. и коммент. Б. Рифтина. М., 1984; то же / Предисл. Л. Мень­шикова. Рига, 1997; Lo Kuan-chung. Three Kingdoms / Tr. by M. Roberts. N.Y, 1976.
 
Литература:
Рифтин Б.Л. Историческая эпопея и фольклорная тра­диция в Китае (устные и письменные версии «Троецарствия»). М., 1970; он же. Проблемы стиля китайского книжного эпоса // Памятни­ки книжного эпоса. М., 1978, с. 162—189; он же. Принцип аналогии в образной структуре средневековой китайской книжной эпопеи // Во­сточная поэтика. Специфика художественного образа. М., 1983, с. 121— 138; он же. Теория китайского романа: «Правила чтения „Троецарствия“» Мао Цзун-гана // Памятники литературной мысли Востока. М., 2004, с. 335—382; он же. Эпопея «Троецарствие» в иллюстрациях ХVI— XVII вв. // Слово и мудрость Востока. М., 2006, с. 365—388; Ким Бункё. Сам коку энги-но сякай (Мир «Троецарствия»). Токио, 1993; Ли Фу-цин (B. Riftiri). Накагава Сатоси, Уэда Нодзому «Сам коку энги» кэнкю бункэн мокуроку ко хои (Дополнения к «Библиографии исследований по „Троецарствию“ Накагава Сатоси и Уэда Нодзому) // Тюкоку кодэн сёсэцу кэнкю дотай. 1994, № 5 (посл. номер), с. 92—111; он же. Гуань-гун чуаньшо юй «Саньго яньи» (Предания о Гуань-гуне и «Троецарствие»). Тайбэй, 1999 (2-е изд.); он же. Саньго гуши юй миньцзянь сюйшиши (Предания [о героях] трех царств и народный эпос) // Ли Фу-цин (B. Riftin). Гудянь сяошо юй чуаньшо (Классическая повествовательная проза и народные предания). Пекин, 2003, с. 1—61; Накагава Сатоси. «Сам ко­ку энги» хампон-но кэнкю (Исследование изданий «Троецарствия»). То­кио, 1998; Накагава Сатоси, Уэда Нодзому. «Сам коку энги» кэнкю бункэн мокуроку ко (Библиография исследований по «Троецарствию») // Тюкоку кодэн сёсэцу кэнкю дотай. 1990, № 4, с. 71—98; Саньго яньи цыдянь (Словарь «Троецарствия») / Сост. Шэнь Бо-цзюнь, Тань Лян-сяо. Чэнду, 1991; Шэнь Бо-цзюнь. Саньго мань тань (Беседы о «Трое­царствии»). Чэнду, 1995; Чжэн Те-шэн. Саньго яньи сюйши ишу (Ис­кусство повествования в «Троецарствии»). Пекин, 2000.
 
Ст. опубл.: Духовная культура Китая: энциклопедия: в 5 т. / Гл. ред. М.Л.Титаренко; Ин-т Дальнего Востока. - М.: Вост. лит., 2006 – . Т. 3. Литература. Язык и письменность / ред. М.Л.Титаренко и др. – 2008. – 855 с. С. 384-388.

Автор:
 
© Copyright 2009-2019. Использование материалов по согласованию с администрацией сайта.