Синология.Ру

Синология.Ру

Тематический раздел


Роль Гу Вэй-цзюня в создании ООН

на последнем этапе Второй мировой войны
 
Решение о создании международной организации для обеспечения мира и безопасности было принято на московском совещании министров иност­ранных дел СССР, США, Англии и Китая в октябре 1943 г. (см. [9, 426]).
 
Гу Вэй-цзюнь, в то время посол в Англии, проявлял большой интерес к этому вопросу. В середине апреля 1944 г. зам. госсекретаря США посе­тил Лондон и Гу имел с ним конфиденциальную беседу по созданию подоб­ной организации.
 
30 мая 1944 г. государственный секретарь США К.Хэлл информировал послов СССР и Англии в Вашингтоне о готовности американского правитель­ства приступить к переговорам о создании международной организации безопасности. Хэлл предложил провести переговоры в столице США при участии представителей четырех держав, а именно СССР, США, Великобритании и Китая. Но затем Хэлл сообщил послам СССР и Англии, что поскольку пере­говоры с Китаем могут затронуть отношения СССР и Японии, он считал бы возможным провести обсуждение вопроса о создании ООН в два этапа: т.е., на первом этапе будут участвовать представители США., Англии и Советс­кого Союза, а на втором - представители США, Англии и Китая. После то­го, как Чан Кайши узнал эту новость, он срочно направил телеграмму китайскому послу в Вашингтоне Вэй Дао-мину с просьбой выяснить ситуацию. В середине июля К. Хэлл информировал Вэй Дао-мина, что хотя США выступают за участие Китая в конференции, но вынуждены уступить тре­бованию советского правительства, поскольку Советский Союз не хотел бы обсуждать за одним столом с Китаем структуру будущей международной ор­ганизации, так как он не находится в состоянии войны с Японией, a совместное участие в подобной конференции с Китаем могло бы оказать неблагоприятное влияние на советско-японские отношения (см. [10, 207])[1].
 
26 июля Чан Кай-ши позвонил китайскому представителю в Англии Гу Вэй-цзюню и просил его сообщить английскому правительству о готовности Китая участвовать в конференции в 2 этапа.
 
Иного решения Китай и не мог принять. Его международная позиция была действительно ослаблена внутренней раздробленностью и пассивным военным сопротивлением продвижению японских войск по китайской территории, напряжением в китайско-американских отношениях, возникших из-за отказа Чан Кай-ши назначить американского генерала Дж.Стилуэлла командующим китайской армией, нападками американского общественного мнения на Китай, - все эти факторы заставляли его правительство идти на уступки [см. (10, с. 207)].
 
Гу Вэй-цзюнь после получения сообщения от Чан Кай-ши не мог скрыть своего огорчения в связи с уступками США требованию Москвы. Хотя он иг­рал важную роль в разработке политической стратегии китайского прави­тельства, но ничего не сумел изменить. Однако, по словам историка КНР Дэн Е, он реально оценил обстановку и попытался сохранить достигнутые Китаем успехи на международной арене. Поскольку на Московской конференции министров иностранных дел в октябре 1943 г. Китай был признан одной из 4-х великих держав, то последнее решение 3-х держав Гу был склонен рассматривать как шаг назад в усилиях Китая по получению этого статуса и более того, по его словам, Китай может быть вообще "отодвинут в сторону" (см. [5, с.234]). Гу Вэй-цзюнь понимал, что его страна отстра­нена от участия на первом этапе конференции, где будут обсуждаться ключевые вопросы создания международной организации, то второй этап США и Англия намереваются провести только для того, чтобы соблюсти види­мость статуса Китая как великой державы, а не выслушивать предложения китайских представителей по обсуждаемым вопросам, т.е. второй этап кон­ференции будет ни чем иным, как символическим жестом. Гу Вэй-цзюнь серь­езно готовился к конференции в Думбартон-Оксе. В вопросе создания меж­дународной организации он заимствовал урок Лиги Наций в период 30-х годов – борьбы против агрессии Германии и Японии. Гу Вэй-цзюнь особо подчеркивал, что нейтральные структуры новой международной организации должны иметь авторитет, силу и власть, прежде всего, по вопросу примене­ния санкций. По его мнению, следует указать, что долгом ее членов яв­ляется претворение в жизнь санкций против агрессоров в соответствии с предварительно разработанной программой, чтобы избежать возникновения острых разногласий при решении конфликтов. Что же касается позиции Китая на конференции, Гу Вэй-цзюнь настаивал на использовании им peaль­ной и гибкой политики, учитывая, что он входит в четверку великих дер­жав и должен сохранить этот международный статус (см. [10, с. 280]). Реализм и гибкость политики, предлагаемой Гу Вэй-цзюнем, были одобрены правительством Чан Кай-ши (см. [6, с. 533])[2].
 
По словам Гу Вэй-цзюня, в национальном правительстве Чан Кай-ши, придававшем большое значение конференции в Думбартон-Оксе, существо­вало несколько проектов создания новой международной организации, в том числе проект Верховного Совета обороны (руководитель Ван Чжун-хуэй), проект МИД'а (руководитель Ван Ши-цзе). Среди всех проектов са­мую высокую оценку получили предложения самого Гу Вэй-цзюня.
 
Проекты имели много общего, например, по принципам создания ООН. процедуре принятия решений, в частности, применения санкций к государству, нарушающему законы и др. Но имели место и некоторые расхождения во взглядах. Так, по способам применения санкций. Гу акцентировал внима­ние на принятии закона, определяющего обязанности государства-члена ООН, а Ван Чжун-хуэй и Ван Ши-цзе настаивали на необходимости исполь­зовать военные санкции. Относительно места Китая в ООН Гу Вэй-цзюнь и Ван Чжун-хуэй придерживались одного и того же мнения – Китай должен иметь в ООН такой же статус, как США, Англия и Советский Союз (см. [5, с. 289, 290]).
 
Местом проведения конференции США выбрали построенный в 1802 г. трехэтажный особняк, принадлежащий Гарвардскому университету. 21 августа 1944 г. государственный секретарь К. Хэлл открыл заседание.
 
На первом этапе, проходившем с 21 августа по 28 сентября 1944 г., были разработаны "Предложения относительно создания Всеобщей международной организации безопасности». Указанные предложения охватывали широкий круг вопросов и явились в дальнейшем основой Устава ООН (подр. см. (2, с. 6]). Хотя Китай не участвовал в дискуссиях в Думбартон-Оксе, но Гу Вэй-цзюнь поддерживал тесные контакты с делегациями США, Англии и СССР, участниками 1 этапа для того, чтобы быть в курсе развития событий; к тому же познакомить представителей держав с взглядами членов китайской делегации и попытаться достичь взаимопонимания. 30 августа и 8 сентября состоялся обмен мнениями с заместителем государ­ственного секретаря Э.Стеттиниусом, председателем американской делега­ции и ее членами. Американская сторона намекнула Гу Вэй-цзюню, что все принятые решения на первом этапе не должны подвергаться коренному nepесмотру, так как в этом случае необходимо снова проводить обсуждение с представителями Советского Союза.
 
28 сентября состоялось заключительное пленарное заседание конферен­ции, на котором главы делегаций подписали согласованный текст ее итогового документа.
 
2ой этап конференции начался 29 сентября 1944 г. Реально оценив довольно сложную для Китая обстановку, Гу Вэй-цзюнь сосредоточил усилия всех членов делегации на выполнении главной задачи - сохранить за Китаем место четвертой великой державы, а во всем остальном приспосабливаться к обстоятельствам, проявлять гибкость, изучать интересы других сторон и "не платить дорогую цену" (7, с. 197). Это была очень трудная задача, если учесть существовавшую в то время обстановку в Ки­тае. Свои опасения за статус Китая на международной арене Гу высказал специальному представителю Чан Кай-ши, Кун Сян-си еще 27 сентября.
 
Они определялись двумя факторами: ухудшением отношений между США и Китаем и обострением обстановки на китайском фронте. Гу Вэй-цзюнь считал, что если Китай не будет играть важной роли в военном отношении, то ему будет трудно удержаться в составе четверки великих держав. Еще до начала конференции Гу выражал озабоченность по поводу ухудшающихся отношений между союзниками. Кроме Кун Сян-си, он обменялся мнением по этому вопросу с послом Вэй Дао-мином и многими американскими официальными деятелями, включая конгрессмена Уолтера Джуда. 18 сентября 1944 г. Гу Вэй-цзюнь направил послание Чан Кай-ши, призывая его проявлять терпение и гибкость в отношении США, сотрудничество с которыми имеет большое значение не только во время войны, но также для послевоенной реконструкции страны (см. [5, Т. 5, с. 688]).
 
На конференции Гу Вэй-цзюнь прилагал все усилия, чтобы сохранить Ки­тай в составе великих держав. Так, ознакомившись с документом, составлен­ным державами на первом этапе, Гу не принял его пассивно [см. (6, с. 532)]. В первые же дни работы он добился принятия 14 поправок. Более того,3 октября он внес на рассмотрение держав разработанные им допол­нительные предложения по созданию ООН, в том числе: новая международная организация для сохранения мира и безопасности во всем мире должна опираться на принцип справедливости и международные законы; необходимо гарантировать политическую независимость членов-государств и их территориальную целостность; дать недвусмысленное определение те­рмина "агрессия"; организовать международные военные силы; разработать международные законы; предоставить международному суду право использовать санкции и др. (см. [6, с. 277]).
 
После обсуждения державы согласились принять только часть предложе­ний Гу Вэй-цзюня.
 
Гу поддержал другой член китайской делегации Вэй Дао-мин, который также критически отнесся к проекту 3-х держав. Он заявил, что этот доку­мент практически не учитывает потребности Китая. Китай, заявил он, должен предложить и обсудить свой проект, независимо от того, понравится ли он державам. Китай, по его словам, должен продемонстрировать свои желания (см. [6, с. 276]).
 
Хотя предложения Гу Вэй-цзюня не были включены в заключительную декларацию по завершении конференции в Думбартон-Оксе, три из них были опубликованы как отдельные документы во время конференции в Сан-Франциско в 1945 г.
 
На втором этапе переговоров участники рассмотрели основные принципы международной организации и подробные предложения для обеспечения буду­щего мира и безопасности.
 
В заключение председатель Э.Стеттиниус и Гу Вэй-цзюнь обменялись реча­ми, в которых была отмечена эффективная работа всех участников пере­говоров (подр. см. (9, с. 427-429]).
 
Итоговый документ конференции в Думбартон-Оксе, как он был в кон­це концов согласован 4-мя державами, состоял из 12 глав, важные из кото­рых были позднее включены в Устав ООН.
 
9-10 октября 1944 г. одновременно в СССР, США, Англии и Китае было опубликовано коммюнике, в котором констатировалось, что на конференции было достигнуто соглашение по широкому кругу вопросов и что участники переговоров согласились после дальнейшего изучения разработанных предложений предпринять необходимые шаги с целью подготовки законченных предложений, которые смогут служить базой для обсуждения на конферен­ции ООН (см. [1, с. 28]).
 
Вместе с тем конференция в Думбартон-Оксе не смогла рассмотреть и решить ряд важных вопросов. В частности, вопросы о процедуре голосования в Совете Безопасности, в который в качестве постоянных членов должны были войти СССР, США, Великобритания, Китай и Франция, вопросы о статусе Международного суда, о международной территориальной опеке, о месте пребывания ООН и др. (см. [1, с. 27]).
 
Что же касается работы китайской делегации и самого Гу Вэй-цзюня на этой конференции, то они получили высокую оценку, в частности, от американской делегации. При обстоятельствах, доминирующих в то время в Ки­тае, о которых говорилось выше, от дипломата, даже с опытом Гу Вэй-цзюня, нельзя было ожидать чуда (см. [12, с. 73]).
 
Несмотря на сложности с проведением конференции в Думбартон-Оксе, Гу Вэй-цзюнь не отказался от мысли сохранить Китай в составе четверки великих держав. Большие надежды в этом вопросе он возлагал на новую международную конференцию, которая должна была решить многие важные вопросы о создании всеобщей международной организации безопасности, ос­тавшиеся нерешенными после Думбартон-Окса. Гу Вэй-цзюнь активно гото­вился к ней. Ли Чао-цзюнь, историк КНР, называет его одним из главных инициаторов ее созыва.
 
Решение о проведении этого форума было принято 3-мя государствами (США, Англией и СССР) в феврале 1945 г. 13 февраля американский посол в Китае уведомил об этом правительство Чан Кай-ши. Принимавший участие в Ялтинской конференции министр иностранных дел Сун Цзы-вэнь еще 5 февраля телеграфировал Гу Вэй-цзюню немедленно вернуться в Китай, захватил с собой все материалы, связанные с Думбартон-Оксом. Этот факт показывает, что Гу имел определен­ное влияние в процессе выработки правительственными кругами Чунцина политических решений. Очевидно, и Чан Кай-ши, и Сун Цзы-вэнь имели на­мерение обсудить с Гу Вэй-цзюнем позицию Китая на предстоящей конфе­ренции (см. [6, с. 306]).
 
Гу Вэй-цзюнь прибыл в Чунцин 23 февраля и сразу же включился в разработку проекта, который китайское правительство намеревалось предста­вить на обсуждение участников конференции. Этот проект отражал позицию правительства Чан Кай-ши и включал такие пункты, как создание Международного суда, система международной опеки, регионализм, роспуск Лиги Наций и т.д. (см. [6, с. 307]).
 
Конференция в Сан-Франциско открылась в теплый солнечный день 25 апреля 1945 г. в 15 час. 30 мин. в здании "Опера-Хаус". Это была одна из крупнейших в истории международных отношений конференция, участники которой собрались для того, чтобы учредить новую организацию, призван­ную обеспечить прочный и длительный мир во всем мире.
 
В ее работе участвовали все государства, подписавшие I января 1942 г. Декларацию Объединенных Наций, а также страны, присоединившиеся к ней впоследствии и объявившие войну фашистским государствам. Китай входил в число организаторов конференции и наряду с СССР, США и Англией принимал участие в рассылке приглашений от имени 4-х великих держав (см. [3, Т. 4, с. 657]).
 
В приглашении говорилось: "Правительство США от своего имени и от имени Объединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии, СССР и Республики Китая приглашает правительство…  направить представителей на конференцию Объединенных наций, которая состоится 25 апреля 1945 г. в Сан-Франциско (см. [9, c. 130, 131]). Участники конференции заявляют, что они рассмотрят основу Устава для создания общей международной организации, о которой было объявлено в октябре 1944 г. по окончании конференции в Думбартон-Оксе. Председателями конференции были избраны главы делегаций 4-х приглашающих держав: СССР (В.Молотов), США (Э.Стеттиниус), Англии (А. Иден) и Китая (Сун Цзы-вэнь) [см. (3, т. 4, с. 658)].
 
Китайская делегация состояла из 10 человек. Только четверо из них были тесно связаны с правительством: Сун Цзы-вэнь (министр иностранных дел), Гу Вэй-цзюнъ (посол в Великобритании), Ван Чжун-хуэй (генеральный секретарь Верховного совета национальной обороны) и Вэй Дао-мин (посол в США).
 
По настоятельной рекомендации Гу Вэй-цзюня и американского прези­дента Ф. Рузвелъта в целях демонстрации национального единства Китая и с учетом внутренней обстановки в стране в состав делегации были вклю­чены представители трех малых партий: Тун Би-у (лидер высокого ранга КПК)[3], Корсун Чан (основатель социал-демократической партии Китая), а также хорошо известные как независимые делегаты: Ху Ши (крупный уче­ный и бывший посол в США), У И-фан (президент женского колледжа в Нанкине), Ху Лин (издатель влиятельного китайского еженедельника "Да Гунбао"). Последние в то или другое время были членами Народного Политического Совета. Вице-министр Виктор Ху был назначен генеральным секретарем китайской делегации, а Лин Чжи, сотрудник посольства Китая в Вашингтоне его заместителем. К китайской делегации были прикреплены несколько советников и технических экспертов (см. [12, с. 75, 76]).
 
Номинально главой китайской делегации числился Сун Цзы-вэнь. Но он был занят на переговорах в Вашингтоне и добровольно, как отмечал Гу Вэй-цзюнь в своих мемуарах, уступил ему право участвовать в обсуждении и принятии решений по различным вопросам, включая подготовку проекта Устава и т.д. (см. [5, Т. 5, c. 507]). Практически, по словам историка КНР Ли Чао-цзиня, ответственность за работу китайской делегации была возложена на Гу Вэй-цзюня.
 
Однако во время конференции в результате слабой позиции Китая и ан­тагонистических отношений между США и Советским Союзом, как отмечают китайские историки, Гу Вэй-цзюнь не оказывал большого влияния на ее работу (см. [6, с. 534]).
 
Хотя Китай номинально входил в состав 4-х великих держав, погоду на конференции определяли три державы - Америка, Англия и Советский Союз, т.е. Китай участвовал в подготовке и обсуждении различных вопросов, но к решению важных - не привлекался. Кроме того, он оказался в центре хо­лодной войны между США и Советским Союзом (см. [6, с. 304])
 
Единственным вопросом, стоявшим на повестке дня конференции, была разработка Устава ООН[4]. Уже на следующий день после открытия конференции началось обсуждение общих проблем, связанных с созданием всемирной организации безопасности и проекта Устава, разработанных в Думбартон-Оксе[5].
 
В ходе работы конференции были созданы Комиссии для рассмотрения разделов Устава, Комитеты. Кроме того, во время конференции проходили систематические совещания глав делегаций четырех государств-организа­торов конференции: США, СССР, Англии и Китая (см. [2, с. 659, 663])
 
Конференция в Сан-Франциско проходила в довольно сложной обстано­вке. Немало препятствий на пути успешного решения задач, стоявших перед ее участниками, создавали противники международного сотрудничества, которые были готовы к дискуссии по каждому сложному вопросу видеть «непреодолимый кризис».
 
Среди вопросов, обсуждавшихся на конференции в Сан-Франциско, для Китая наибольший интерес представляли три, в решении которых активно участвовал Гу Вэй-цзюнь (см. [6, с.534, 535]). Одним из них явился американо-советский конфликт из-за поста председателя ООН. Эти разно­гласия возникли еще до начала конференции. Один из членов делегации посол в США Вэй Дао-мин еще 9 апреля сообщил в Чунцин о необходимос­ти принятия американского проекта. Чан Кай-ши дал указание своим делегатам, что необходимо поддержать американский проект, а представителям СССР дать объяснения причин этой поддержки, опираясь на международные прецеденты. За исключением Гу, все члены делегации согласились с Чаном. Гу имел свое собственное мнение (см. [6, с. 534]). В своих мемуарах он подчеркивал, что в то время не был согласен с китай­ским правительством по вопросу поддержки американской позиции и выра­жал большое недовольство мнением членов китайской делегации, подчер­кнув, что американская сторона не знает меры в предъявлении своих тре­бований. Он осуждал Вэй Дао-мина за его взгляды и поддержку США. Гу считал, что хотя китайско-американские отношения по-прежнему достаточно тесные, но необходимо учитывать интересы других государств (см. [5, Т. 5, c. 498, 516, 521, 515]). Поэтому, по его мнению, не обязательно высту­пать непосредственно против предложений Советского Союза по вопросу должности председателя, а использовать открытую публичную позицию. Америка, подчеркнул он, поощряла Китай улучшать отношения с СССР и призывал проявлять понимание интересов Китая.
 
Что касается второго вопроса - международной опеки бывших колоний, то поскольку на конференции в Думбартон-Оксе эта проблема не обсужда­лась, то разработка соответствующих глав Устава ООН проводилась в ходе самой конференции в Сан-Франциско (см. [2, с. 33]). Борьба была сложной и напряженной, так как между державами, присутствовавшими на конференции, существовали большие расхождения во мнениях.
 
На первых порах дискуссий в предложениях английской и американской делегаций можно было увидеть некоторые различия. Английская делегация внесла проект, по существу предлагавший передать опеку только тем стра­нам, которые владеют колониями. США, выступавшие сначала за политику открытых дверей, в середине мая представили новый проект, который по существу совпадал с предложениями старых колониальных держав, так как предусматривал сохранение незыблемости колониальной системы во всех ее частях.
 
Гу Вэй-цзюнь, ознакомившись с английским и американским проектами, доложил в Чунцин, что не считает их удовлетворительными, хотя американский он оценил как более интересный и близкий по содержанию китайскому[6].
 
7 мая 1945 г. китайская делегация после внесения некоторых исправ­лений подала свой проект на обсуждение в Комитет по опеке. В основе исправленного проекта лежал американский, хотя Гу Вэй-цзюнь не был со­гласен с США. Так, он не возражая против создания стратегических райо­нов для сохранения безопасности, но возражал против ограничений прав народа в районах, находящихся под опекой (подр. см. [6, с. 315]). Однако в Комитете по опеке было так много разногласий, что было принято решение разработать временный проект при участии Китая, США, Англии и Франции и взять его за основу. Но после представления участникам конференции оказалось, что он в основном содержал положения проектов США и Англии. Гу Вэй-цзюнь решил проявить независимость и отстаивать свою позицию, несмотря на давление США. Он сообщил в Чунцин, что после обнародования позиции Китая, участвовавшие в конференции представители малых государств выразили ей одобрение. Гу рассчитывал на поддержку позиции китайской делегации со стороны МИД'а (см. [6, с. 315]).
 
На совещании 23 мая Гу Вэй-цзюнь настоял на включении в главу 12 Устава (раздел о международной опеке) слова «дули» (независимость). Наконец, конференция пришла к компромиссному соглашению и в Ус­тав ООН было занесено, что система опеки будет способствовать прогрес­сивному развитию населения подопечных территорий в направлении к самоуправлению или независимости, как это может оказаться подходящим для специфических условий каждой территории и ее народов и имея в виду сво­бодно выраженное желание этих народов (см. [3, Т. 4, с. 661]).
 
Что касается вопроса регионализма, казалось, державы решили его в Думбартон-Оксе. Однако в Сан-Франциско он превратился в проблему, выз­вавшую острые дискуссии (см. [6, с. 316]). США предлагали уси­лить организацию территорий, Англия, стремившаяся сохранить свои коло­нии, заняла противоположную позицию. Гу Вэй-цзюнь, принимавший активное участие в этой дискуссии, дважды выступал по этому вопросу, в том чи­сле 15 мая с критикой американского проекта. По его мнению, этот проект ослабляет силу центральной структуры и предложил искать компромисс. Гу Вэй-цзюнь сказал, что ООН является высшей международной организацией, которая должна стоять выше всех других ре­гиональных организаций и ее принципы должны поддерживаться всегда. Коротко его позицию можно охарактеризовать как выступление против империализма и поддержка независимости колоний (см. [6, с. 316]).
 
Гу Вэй-цзюнь принимал активное участие в т.н. «комитетском» периоде работы конференции. Он работал в 4-м Комитете 3-й Комиссии, которая занималась вопросами региональных соглашений (см. [2, с. 672]).
 
В ходе работы комитетов был подготовлен текст Устава ООН, над которым работал и Гу, стремясь обеспечить четкость формулировки каждой фразы. Основу Устава составили предложения, принятые в Думбартон-Оксе, при этом ряд положений был переработан и дополнен. Важным дополнением было включение в Устав преамбулы, которая ранее отсутствовала. - «Мы, народы объединенных наций, - говорится в преамбуле, - преисполненные решимос­ти избавить грядущие поколения от бедствий войны, дважды в нашей жизни принесшей человечеству невыразимое горе и вновь утвердить веру в осно­вные права человека, в достоинство и ценность человеческой личности, в равноправие мужчин и женщин и в равенство прав больших и малых наций.. решили объединить наши усилия для достижения этих целей».
 
Устав ООН был принят 26 июня 1945 г., когда 5 постоянных членов Со­вета Безопасности, большинство других государств-членов завершили про­цедуру ратификации. Гу Вэй-цзюнь представлял Китай на церемонии подпи­сания, состоявшейся в мемориальном здании ветеранов войны в Сан-Фран­циско 26 июня 1945 г., на котором Китаю была оказана честь стать пер­вой нацией, подписавшей Устав ООН, причем подпись была сделана на китайском языке (см. [8, с. 131]).
 
На заключительном генеральном заседании 26 июня Гу Вэй-цзюнь высту­пил с речью, подводящей итоги конференции
 
Г-н председатель, г-н президент, сотоварищи-делегаты, дамы в господа. Для нас большая честь принимать сегодня президента Соединенных Штатов Аме­рики. Конференция в Сан-Франциско является первой международной конференцией, которая признала китайский язык в качестве одного из своих официальных языков. Мы, китайская делегация, рассматривает это признание как выдающуюся честь для Китая. Поэтому я с большим удовольствием выступаю перед вами сегодня, г-н президент, г-н секретарь, дамы и гос­пода, на языке моей страны и надеюсь рассчитывать на снисхождение и доброжелательность тех, кто не понимает моей речи и следит за ней по английскому тексту, который компетентный Секретариат нашей конференции предоставил всем вам. Конференция Объединенных Наций по созданию международной организации завершила свою чрезвычайно важную миссию по написанию Устава. Этот документ, я считаю, окажется значительным и встанет в ряд по своему вкладу в международную справедливость и мир с Великой хартией вольностей и конституцией Соединенных Штатов Америки по их вкладу в политическую свободу и представительное правление. Если мы посмотрим на восемь пройденных недель, которые мы затратили на эту грандиозную задачу, то мы не можем упомянуть, даже с еще большей признательностью, полноту обсуждения, искренность в прениях, тяжелую работу технических комитетов и дух примирения - факторы, которые помогли сделать Устав документом высоких идеалов и практической мудрости. Ни одна из делегаций, возможно, не считает, что все, чего она хотела, было включено в Устав, однако все делегация, я уверен , согласятся с тем, что он содержит необходимые основы для создания международной ор­ганизации по поддержанию международной справедливости, мира и процветания.
 
Без ценного вклада всех участвовавших делегаций мы не могли бы достигнуть этого великолепного результата. Идея создания в максимально -возможный короткий срок общей международной организации , основанной на принципе суверенного равенства всех миролюбивых государств и откры­той для всех таких государств, великих и малых, имеющей целью поддержание всеобщего мира и безопасности, возникла впервые у выдающегося лидера Франклина Делано Рузвельта, покойного президента Соединенных штатов, и старейшего государственного деятеля Кордэлла Хэлла в быт­ность его государственным секретарем. Эта идея была освещена в Мос­ковской декларации четырех держав и дополнена рядом конкретных предложений, выдвинутых в Думбартон-Оксе. Эти предложения в настоящее время были тщательно разработаны и усовершенствованы в Сан-Франциско.
 
Простое упоминание о том факте, что четыре державы-организаторы совместно представили конференции 29 поправок, а другие делегации представили буквально сотни других поправок, свидетельствует об общем желании и решимости закончить и усовершенствовать проект постоянного Устава, разработанный в Думбартон-Оксе. Мы рады видеть сегодня в законченном документе много новых черт. Были добавлены положения, которые подчеркивают необходимость соответствия методов урегулирования или разрешения международных споров принципам справедливости и международного права и направлены на содействие и поощрение уважения прав человека и основных свобод для всех независимо от расы, языка, религии или пола. В этих положениях прямо признается неотъемлемое право на индивидуальную и коллективную самооборону в случае вооруженного нападения; в них подчеркивается важность сотруд­ничества в разрешении международных , экономических, социальных, культурных и других гуманитарных проблем. Указанные положения уполно­мачивают Экономический и Социальный Совет создать комиссии по этим разнообразным областям деятельности с целью достижения позитивных результатов; наконец, но далеко не в последнюю очередь, в них предус­матривается обширная и либеральная система международной опеки, ставящей независимость и самоуправление среди своих основных целей. Это всего лишь примеры, но они достаточны, я надеясь, чтобы показать широкий масштаб, высокие принципы и благородные цели нового Устава.
 
Конституция Организации Объединенных Наций теперь составлена и подписана, и будет в должное время ратифицирована правительствами, пред­ставленными на этой конференции. Нам остается продолжать укреплять взаимное доверие и дружеское сотрудничество для того, чтобы превратить этот величайший международный эксперимент в действительно большой успех.
 
Китайская делегация прибыла в Сан-Франциско, чтобы сотрудничать и она рада была обнаружить, что сотрудничество является счастливым отправным пунктом для всей конференции. Мы уверены в том, что с верой в будущее, в том же духе сотрудничества, который господствовал во время наших переговоров в этом Золотом городе, длительный мир и продолжающееся процветание будут подарены новой организацией всему миру. И это не утопи­ческая мечта. Мы считаем это законным желанием, разумной надеждой, и, действительно, полное осуществление всего задуманного будет справедли­вым вознаграждением за наши усилия в трудной общей борьбе, в которой мы пожертвовали и еще будем жертвовать жизнью, кровью и ценностями. Гений человека разработал план и составил документ, и мы горячо надеемся , что дух сотрудничества будет всегда направлять наши действия для дос­тижения благородных целей.
 
Два месяца мы пробыли здесь, в Сан-Франциско. Отличные мероприятия организованные правительством Соединенных Штатов Америки, сделали пребывание здесь приятным и плодотворным. Как представитель одной из держав-инициаторов китайская делегация испытывает особую благодарность к государству - устроителю конференции. Мм также желаем выразить нашу глубокую признательность за гостеприимство городу и жителям Сан-Франциско. Но я не могу завершить свое выступление, не признав также прекрасную и чрезвычайно ценную работу, проделанную государственным секретарем и главой американской делегации Эдвардом Р. Стеттиниусом-младшим, который , занимая различные высокие посты на конференции, с помощью эффективного Секретариата внес неоценимый вклад в успех конференции. Мы находимся в безмерном долгу благодарности перед ним, а также перед его способными, выдающимися коллегами, входящими в его делегацию и всем им мы желаем выразить нашу признательность и наше восхищение. Я искренне верю, что эти чувства испытываем не только мы, их полностью разделают другие делегации этой конференции [см. (2, с. 282-284)].
 
Через день после капитуляции Японии перед союзными державами Гу 15 августа 1945 г. записал в своем дневнике, что он мечтал и работал ради наступления этого момента всю свою жизнь. С тех пор, когда он в возрасте 7 лет с тяжестью на сердце услышал новости о поражении Китая Японией, то старался отдать все силы борьбе за восстановление суверенитета Китая и устранение японской угрозы (см. [5, с. 85, 86]).
 
В день победы, который так ждали китайский народ и другие народы, находившиеся под японской оккупацией, Гу Вэй-цзюнь (тогда посол Китая в Великобритании) и Ван Тун (посол в Нидерландах) устроили совместный прием по случаю этого праздника, на который были приглашены 88 официальных представителей правительств различных государств, дипломатов, известных политических деятелей, в том числе В.М. Молотова, К. Этли и др. (см. [11, с. 279]).
 
На конференции в Сан-Франциско Гу Вэй-цзюнь показал себя настоящим профессиональным дипломатом, которого характеризовали три особен­ности. Во-первых, при решении различных вопросов он исходил прежде все­го из национальных интересов государства; во-вторых, он считал, что все международные конфликты можно решать дипломатическими способами; кроме того, он был убежден, что дипломат в своей работе должен быть выше идеологических принципов.
 
Хотя Гу Вэй-цзюнь входил в число дипломатов, симпатизирующих США и Англии, на конференции в Сан-Франциско он продемонстрировал важность государственных интересов и осудил правительство Чан Кай-ши за под­держку им США в конфликте США-СССР. Особо китайские историки отмечают его решительное выступление против существования колониальной системы (см. [6, с. 318, 319]).
 
Работа Гу Вэй-цзюня в период одной из самых крупных между­народных конференций в истории дипломатии получила высокую оценку со стороны государственных деятелей США. Так, государственный секретарь США Э.Стеттиниус особо подчеркивал его вклад в тактичное решение во­просов в деликатнейших ситуациях, возникавших в работе комитетов. Пре­зидент Г.Трумэн при встрече с Гу Вэй-цзюнем искренне повторил ком­плименты, высказанные Э.Стеттиниусом (см. [12, с. 78]).
 
В Сан-Франциско Гу был избран членом Исполнительного Комитета 14, на который была возложена главная ответственность по созданию подго­товительной комиссии и выработке процедур для проведения первой сессии ООН. Кроме того, он возглавил китайскую делегацию на первой сес­сии Генеральной Ассамблеи, открывшейся в Лондоне 10 января 1946 г. И хотя в июле 1946 г. он был назначен послом Китая в США, продолжал руководить китайской делегацией на второй части первой сессии Генераль­ной Ассамблеи, проходившей в Нью-Йорке с октября до декабря 1946 г., по-прежнему демонстрируя свой опыт и дипломатическое искусство.
 
ПРИЛОЖЕНИЕ
 
В начале сентября 1944 г. китайский посол в Вашингтоне передал послу СССР А.А. Громыко меморандум Китая по вопросу международной орга­низации Меморандум содержал 22 раздела Основные его разделы:
 
I. Общие принципы
1. Международная организация будет универсальной по характеру и будет включать в конечном итоге все государства.
2. Будет проводиться принцип равенства всех государств и всех рас.
3. Международная организация будет сохранять и поддерживать мир на основе международного права и справедливости.
4. Применение силы в качестве орудия государственной политики будет совершенно запрещено. Любой спор между государствами, независимо от его характера или происхождения, будет разрешаться только мирными средствами.
5. Государства-члены будут поощрять экономическое сотрудничество с целью обеспечения социальной стабильности и экономического развития всех стран.
6. Государства-члены будут стараться улучшать социальное благосостояние повышать уровень жизни своего народа, поощрять культурное сотрудничество среди наций и добиваться разрешения проблемы населения и демографии
 
II. Членство международной организации.
1. Все государства - не первоначальные члены международной организации могут быть допущены в международную организацию по решению Ассамблеи. Однако державы "оси" не будут допускаться до тех пор, пока не будет дока­зано, что они полностью подготовлены для сотрудничества с другими наци­ями в деле укрепления мира и демократии.
2. Все государства-члены будут уважать и сохранять территориальную неприкосновенность и политическую независимость друг друга от агрессии извне
3. Государство-член может выйти из международной организации по истечении двух дет со дня уведомления о выходе. Но этот выход не будет действительным до тех пор, пока такое государство-член не выполнит своих обязательств согласно Уставу, включая и такие обязательства, которые могут возникнуть при разрешении назревающего спора.
 
III. Структура
I. Международная организация будет состоять из Ассамблеи и Исполнительного Совета, Международного Суда и Секретариата.
2. При Исполнительном Совете будут созданы военная комиссия, экономическая комиссия по кодификации международного права, международное бюро труда, бюро социального благосостояния, бюро по вопросам куль­турных связей и другие органы, которые Совет найдет необходимыми
 
IV. Ассамблея
1. Ассамблея будет состоять из представителей государств-членов. Каждое государство-член может послать трех представителей.
2. Ассамблея будет собираться, во крайней мере, раз в год и в любое время в экстренных случаях.
3. Ассамблея будет иметь право рассматривать все вопросы, находящие­ся в компетенции международной организации, или любые вопросы, относящиеся к всеобщему миру.
4. Каждое государство-член будет иметь один голос в Ассамблее.
 
V. Исполнительный Совет.
1. Исполнительный Совет будет состоять из четырех государств, подписавших Московскую декларацию, в качестве постоянных членов, не превышающего семи членов, которые должны быть избраны Ассамблеей на основе географического представительства. При избрании непостоянных членов должен соблюдаться принцип чередования, должно быть выработано положение, позволяющее избежать замены полного состава членов одновременно.
2. Совет будет собираться, по крайней мере, четыре раза в год и может созываться в любое время в экстренных случаях. Государства -члены Совета будут назначать представителей, которые должны будут постоянно находиться в месте пребывания международной организации. В перерывах между сессиями Ассамблеи Исполнительный Совет будет являться верховным органом международной организации с правом рассматривать все вопросы, находящиеся в компетенции международ­ной организации или относящиеся к всеобщему миру.
3. Государства-члены Совета должны посылать по одному представителю и должны иметь один голос.
4. Когда вопросы, стоящие перед Советом, затрагивают государство-член, не представленное в Совете, то такому государству-члену будет направлено приглашение послать представителя.
 
VI. Метод голосования
1. Решения, касающиеся применения санкций и других важных вопросов, относящихся к поддержанию мира, будут приниматься большинством в две трети голосов членов, присутствующих на заседании, включая голо­са всех постоянных государств - членов Совета.
2. Решения по всем другим вопросам будут выноситься простым большинством голосов членов, присутствующих на заседании, а по определенным вопросам, таким, как выборы, секретным баллотированием.
3. Спорящая сторона, независимо от того, является ли она постоянным членом Совета или нет, не будет иметь права голоса по любому решению, относящемуся к спору.
4. Член, воздержавшийся от голосования или голосующий против, будет обязан подчиниться решению большинства.
 
VII. Секретариат
1. Секретариат будет состоять из генерального секретаря, шести за­местителей генерального секретаря, определенного числа секретарей, технических экспертов и других должностных лиц. Генеральный секретарь будет избран из среды представителей государ­ств-членов, за исключением постоянных членов Совета, и одобрен большинством Ассамблеи.
2. Заместители генерального секретаря назначаются Советом с одобре­ния большинства Ассамблеи - 4 из числа представителей постоянных государств- членов международной организации, представитель которых не является генеральным секретарем.
3. Генеральный секретарь будет действовать в качестве генерального
секретаря Совета и Ассамблеи.
4. Секретариат должен быть беспристрастным, компетентным и независимым международным гражданским органом; он будет избран таким образом, чтобы отражать справедливое представительство различных национальностей.
 
VIII. Военная комиссия
I. Будет создана военная комиссия, цели которой следующие:
а) Подготовить проект конвенции по разоружению и проследить за ее исполнением.
в) Составлять проекты и осуществлять планы военных санкций.
с) Организовать международные полицейские силы и руководить ими.
2. Военная комиссия будет состоять из представителей постоянных членов Совета и определенного количества представителей других государств - членов международной организации, которое должно быть определено Советом.
3. При военной комиссии будет создан международный генераль­ный штаб, организация которого будет определена Советом.
 
IX. Экономическая комиссия
I. Будет создана экономическая комиссия, задачи которой будут следующие:
а) Подготовить проекты международных конвенций, относящихся к эко­номической кооперации, и осуществлять надзор за их выполнением.
в) Вырабатывать и проводить в жизнь планы экономических санкций.
с) Изучить и собрать статистику и сведения по международным экономическим условиям.
2. Комиссия будет состоять из представителей постоянных членов Совета и определенного числа других государств - членов международной организации, которые должны быть определены Советом.
3. Конвенции, относящиеся к экономическому сотрудничеству, подготовленные экономической комиссией, войдут в силу после их принятия международными экономическими конференциями, которые должны созываться время от времени Советом.
 
В данное донесение не включены следующие разделы меморандума, пред­ставляющие меньший интерес:
 
X. Международная комиссия по территориальной опеке.
2. Комиссия по кодификации международного права.
3. Международное бюро труда.
4. Международное бюро социального благосостояния.
 
XV. Международный Суд
 
XVIII. Мирные изменения
 
XIX. Региональные организации
 
XX. Договорные обязательства
 
XXI. Взаимоотношения между международной организацией и нечленами
 
XXII. Бюджет (см. [1, с. 245-251])

 

Литература:
1. Советский Союз на международных конференциях периода Великой Отечественной войны. Конференция представителей СССР, США и Великобритании в Думбартон-Оксе. Т. 3, сб. док. М., 1978.
2. Советский Союз на международных конференциях периода Великой Отечественной войны. Конференция в Сан-Франциско. Т. 5. сб. док. 1980.
3. История дипломатии. Т. 4. М., 1975.
4. A.M. Ледовский. Китайская политика США и советская дипломатия, 1942-1954 гг. М., 1985.
5. Гу Вэй-цзюнь хуэйи лу (Воспоминания Гу Вэй-цзюня). Т. 5, М., 1985.
6. Гу Вэй-цзюнь юй Чжунго вайцзяо (Гу Вэй-цзюнь и дипломатия Китая). Шанхай, 2001.
7. Дэн Е. Цун «Гу Вэй-цзюнь хуэйи лу» кань гудэ ци жэнь (Взгляды Гу Вэй-цзюня, выраженные в его мемуарах). Цзиньдайши яньцзю. 1996, № 6.
8. China Handbook, 1937-1945. N.Y., 1977.
9. The Chinese Yearbook, 1944-45. Shanghai, 1946.
10. Garver J.W. Chinese-Soviet relations. The Diplomacy of Chinese Nationalism. 1937-45. N.Y., 1988.
11. W. Tung. Revolutionary China: A personal Account, 1926-1949. N.Y., 1973.
12. W. Tung. V.K.Wellington Koo and China’s Wartime Diplomacy. N.Y., 1977.
 
Ст. опубл.: Общество и государство в Китае: XXXV научная конференция / Ин-т востоковедения; сост. и отв. ред. Н.П.Свистунова. – М.: Вост. лит., 2005. – 311 с. – ISBN 5-02-018484-5 (в обл.). С. 181-192.

 


  1. В беседе Галифакса с Хэллом, последний сообщил, что сегодня 30 мая 1944 г., у него будет китайский посол Вэй Дао-мин, которого он вызвал для беседы по этому же вопросу. Хэлл выразил надежду, что советское и англий­ское правительство не будут возражать против привлечения Китая к обсужде­нию вопроса о международной организации. Сказав об этом, Хэлл стал говорить о роли Китая после войны... Китай имеет, заявил он, по крайней мере 50 шансов из 100 стать действительно крупной страной и в случае улучшения его эконо­мического положения, может представлять колоссальный рынок для США, СССР, Англии. Поэтому, заявил Хэлл, было бы нежелательно оставлять Китай в стороне при обсуждении таких вопросов как вопрос о создании международной орга­низации по поддержанию мира...
  2. В состав китайской делегации на конференцию в Думбартон-Оксе вошли Гу Вэй-цзюнь, Вэй Дао-мин, Виктор Ху (вице-министр иностранных дел) и многочисленные эксперты по политическим и техническим вопросам.
  3. Гу был очень хорошего мнения о Тун Би-у и действительно считал его доста­точно компетентным человеком, чтобы войти в состав делегации.
  4. Организационную работу на конференции см. в документах.
  5. Эти вопросы были обсуждены и в основном решены на Ялтинской конференции, в которой Китай не принимал участия. По свидетельству тайваньских историков, Гу Вэй-цзюнь по указанию Чан Кай-ши предпринимал активные шаги, чтобы узнать содержание пунктов Ялтинского соглашения по Дальнему Востоку. С этой целью он совершил «частный визит» к главному советнику Рузвельта адмиралу Леги (см. подр. [4, с 83, 84, 116-123, 133-137]).
  6. Гу предложил, чтобы в документе по территориальной опеке речь шла о независимости только как о конечной цели, к которой надо стремиться ( 2, с. 35).

Автор:
 

Новые публикации на Синологии.Ру

Биография Бо Цзюй-и и её отражение в ста четверостишиях (цзюэ-цзюй) второй половины его жизни
Северная граница тангутского государства Си Ся по данным археологических и письменных источников
Император Китая в хакасской степи
К истории изучения чуских строф в советском китаеведении: 1950-1980-е годы
Тангутская империя на Шёлковом пути: из пучины забвения


© Copyright 2009-2020. Использование материалов по согласованию с администрацией сайта.