Синология.Ру

Синология.Ру

Тематический раздел


Реакция Китайской Народной Республики на распад СССР

 
26 декабря 1991 года, после официального распада СССР на политической карте мира появилось 15 новых независимых государств, произошла перестройка глобальной системы международных отношений, биполярный мир ушел в историю. После распада СССР Россия утратила значительную долю экономического и интеллектуального потенциала и оказалась в ходе глобализации оттесненной на второй план [6, с. 5; 1, с. 253]. В настоящее время среди историков нет единой точки зрения на то, что явилось основной причиной распада СССР, и возможно ли было предотвратить или хотя бы остановить этот процесс. Отношение мирового сообщества к распаду СССР также было неоднозначным. Противники СССР в холодной войне восприняли коллапс СССР как свою победу, другие же считали, что распад СССР стал крупнейшей катастрофой XX века. Страны социалистического лагеря были более других обеспокоены сложившейся ситуацией, ведь фактически на их глазах был создан прецедент распада социалистической страны, и их главной задачей стало не допустить подобных событий в своих странах.
 
Обеспокоен этим был и Китай, особенно в связи с недавними (1989 г.) событиями на площади Тяньаньмэнь, где с 15 апреля по 4 июня 1989 г. проходила серия демонстраций, главными участниками которых были студенты.
 
История Китая прошла за последние полвека несколько сложных этапов, каждый из которых характеризовался своим подходом к проведению политики, как внутренней, так и внешней. На протяжении долгого времени Китай придерживался политики импортзамещения, господствовала идея, что можно существовать, не имея особых контактов с внешним миром, опираясь исключительно на собственные силы. Со временем стратегия внешней политики изменилась, начала проводиться политика реформ и открытости, связанная с именем Дэн Сяопина и нацеленная на улучшение экономического положения страны, сближения с другими странами мира, и в особенности с США. В краткой форме взгляды Дэн Сяопина на внешнюю политику выглядели следующим образом: войны можно избежать, а главными проблемами, которые решает все мировое сообщество, являются мир и развитие [3, с. 13]. Постепенно КНР начала выходить на ведущие позиции на международной арене. За 20 лет экономических реформ начала меняться и политическая структура КНР. Китайское руководство постепенно теряло контроль над экономической сферой деятельности государства. В то же время политическая сфера, равно как и общественная жизнь, продолжает находиться под жестким контролем государства.
 
В 1954 г. после нормализации отношений с Индией между КНР и Индией было подписано соглашение, в котором впервые были провозглашены пять так называемых принципов «панча шила» (мирного сосуществования: взаимное уважение территориальной целостности и суверенитета, ненападение, невмешательство во внутренние дела, равенство и взаимная выгода, мирное сосуществование). Позднее эти принципы легли в основу итогового документа Бандунгской конференции 1955 г. и движения неприсоединения в целом. «Свободные от недоверия и страха и проникнутые доверием и доброй волей по отношению друг к другу, страны должны проявлять терпимость и жить в мире друг с другом, как добрые соседи, и развивать дружественное сотрудничество» [2]. На этих принципах строится и современная внешняя политика КНР.
 
Китайская политическая мысль относительно России представляет собой очень сложное явление. История взаимоотношений Китая и России (СССР) имеет сложный и, подчас, противоречивый характер. Дружба с СССР сменялась долгими годами напряженности, вплоть до вооруженных столкновений (вооружённые пограничные конфликты между СССР и Китаем в 1969 г. в районе острова Даманский (Приморье), р. Тасты и оз. Жаланашколь (Казахстан)). Сейчас эти противоречия успешно преодолеваются руководствами двух стран на основе пяти принципов мирного сосуществования. Символом новой эпохи взаимоотношений можно назвать слова Дэн Сяопина: «Закрыть прошлое, открыть будущее» [8; 7, с. 180].
 
С конца 80-х годов наблюдалось постепенное улучшение советско-китайских отношений. Возобновились встречи на высшем уровне глав государств, министров иностранных дел и т.д. Так в мае 1989 г. состоялся визит М.С. Горбачева в Китай по приглашению председателя КНР Ян Шанкуня, его встречи и переговоры с Дэн Сяопином и другими руководителями КНР на официальном уровне [4, c. 153]. Это событие подтвердило факт нормализации советско-китайских отношений. В результате этого визита были определены перспективы развития взаимоотношений СССР и КНР на новой политической основе, что было отражено в советско-китайском коммюнике от 18 мая 1989 г. В совместном коммюнике стороны выразили твердое намерение «развивать взаимоотношения на основе универсальных принципов международного общения: взаимное уважение суверенитета и территориальной целостности, ненападение, невмешательство во внутренние дела друг друга, равенство и взаимная выгода, мирное сосуществование». Все спорные вопросы предполагалось решать путем мирных переговоров, не прибегая к силе или к угрозе ее применения в отношении друг друга. Все это стимулировало развитие связей между двумя странами.
 
С 15 по 19 мая 1991 г. состоялся ответный визит в СССР генерального секретаря ЦК КПК Цзян Цзэминя. Этот визит открыл новую страницу в развитии отношений между СССР и КНР [4, с. 184]. В ходе этого визита 19 мая 1991 г. было подписано совместное советско-китайское коммюнике [4, с. 153]. Уровень советско-китайских отношений стал постепенно повышаться. 22 августа Цянь Цичэнь (в 1988–1998 гг. министр иностранных дел КНР) в беседе с советским послом в Пекине выразил надежду, что китайско-советские отношения будут и дальше развиваться на основе принципов, зафиксированных в совместных коммюнике 1989 г. (Пекин) и 1991 г. (Москва).
 
Спустя год после распада СССР и образования Российской Федерации, правопреемницы СССР, руководители РФ продолжили курс на нормализацию и развитие дружественных отношений с КНР. Однако реакция Китая на августовские события 1991 г. в Москве и на распад СССР в целом была неоднозначной.
 
Формально реакция Пекина на августовские события сводилась в основном к заявлениям о том, что «КНР не вмешивается во внутренние дела других стран» (один из принципов мирного сосуществования). Официально Китай не осуждал политических деятелей СССР. Но закрытая пропаганда формировала в обществе и научных кругах иное мнение, многие сочувственно относились к ГКЧП и откровенно осуждали политику новой власти (перестройку).
 
В официальном заявлении МИД КНР, распространенном агентством Синьхуа, было сказано, что китайское правительство занимает «неизменную позицию невмешательства во внутренние дела других государств и уважения выбора народа каждой страны». Так же как когда-то, после событий на площади Тяньаньмэнь в 1989 г., СССР отказался вмешиваться во внутренние дела КНР. В заявлении подчеркивалось, что китайско-советские отношения не претерпят изменений, будут развиваться и в будущем.
 
Однако постоянные внутриполитические потрясения 90-х гг., кризисные явления в экономике и финансах России не могли не отразиться на динамике российско-китайских отношений. В РФ стали преобладать прозападные идеи, потенциальные возможности и перспективы развития отношений с КНР не были использованы в полном объеме, российско-китайские отношения этого периода характеризовались некоторым свертыванием и замедлением. В условиях кризиса в СССР КНР постепенно начала развивать отношения не с центром СССР, а с приграничными с Китаем регионами. Большое внимание стало уделяться Дальнему Востоку.
 
После объявления независимости стран Прибалтики (Латвии, Литвы и Эстонии) 7 сентября 1991 г. Китай начал устанавливать отношения с новообразовавшимися странами. Правительство КНР заявило о своей готовности развивать отношения с тремя странами Прибалтики на основе пяти принципов мирного сосуществования.
 
Однако такая реакция дипломатических и правящих кругов Китая на августовские события в СССР не отражала всего спектра оценок и мнений китайских руководителей, общественности и научных кругов. Уже с началом «перестройки» в Китае стали откровенно критиковать «перестройку». В закрытом порядке курс на «перестройку» критиковался и в КПК. Возникшая ситуация тревожила руководство и общественность КНР. Однако у Китая еще существовала надежда на то, что советский социализм устоит.
 
Когда руководящие деятели СССР, входившие в ГКЧП, были арестованы, срочно собралось Политбюро ЦК КПК, на котором, как сообщали иностранные агентства, был обсужден курс внутренней и внешней политики Китая, направленный на предотвращение «подрыва социализма». Во внешней политике этот курс предполагал невмешательство КНР во внутренние дела Советского Союза, стремление китайского руководства к восстановлению и развитию нормальных двусторонних отношений на основе китайско-советских коммюнике 1989 и 1991 гг.
 
Китайское руководство, исходя из опыта событий на площади Тяньаньмэнь (май–июнь 1989 г.), развала социалистических стран в Восточной Европе, августовских событий в СССР, предприняло ряд превентивных мер, направленных на защиту социалистического строя в своей стране. Активизировалась пропаганда идей социализма с китайской спецификой и прямая борьба с «элементами, зараженными идеями буржуазной либерализации». Подчеркивалось, что обстановка в Советском Союзе развивалась под влиянием прозападных капиталистических сил и западных спецслужб. Утверждалось, что ситуация в КНР отличается от ситуации в СССР. В Пекине выражали уверенность, что повторение советского сценария в КНР исключается, что главная задача Китая продолжать строить социализм с китайской спецификой. Цянь Цичэнь в интервью австрийской газете «Пресс» сказал: «Оба государства (КНР и СССР) и их социалистическая система слишком отличаются друг от друга». Цзян Цзэминь на торжественном собрании в честь 70-летия КПК заявил: «Священная миссия современных китайских коммунистов заключается в том, чтобы, неуклонно руководствуясь основной линией партии, сплачивать многонациональный народ Китая и вести его по пути строительства социализма с китайской спецификой и в упорном созидательном труде собственными силами построить могучее демократическое цивилизованное государства социализма» [8, с. 45].
 
Официальная реакция Пекина на объявление независимости Украины в декабре 1991 г. была изложена в Заявлении МИД КНР от 4 декабря 1991 г. В нем отмечалось, что неизменной позицией Китая «является невмешательство во внутренние дела других стран», что «КНР уважает волеизъявление народа каждой страны» и выражает надежду на продолжение «традиционной дружбы между китайским и украинским народами».
 
23 декабря 1991 г. МИД КНР официально заявил о готовности Китая развивать отношения со всеми странами-членами СНГ «на основе пяти принципов мирного сосуществования».
 
27 декабря 1991 г. представитель китайского МИД сообщил о признании Пекином правительства РФ и независимости 11 республик бывшего Советского Союза.
 
25 декабря 1991 г. из Пекина в столицы стран СНГ выехала правительственная делегация КНР во главе с министром внешних экономических связей и внешней торговли Китая Ли Ланьцином. 27 декабря начались российско-китайские переговоры с указанной делегацией КНР о двусторонних межгосударственных отношениях и торгово-экономическом сотрудничестве двух стран. 31 декабря заместители министров иностранных дел РФ и КНР подписали Протокол о двусторонних отношениях. Россия была намерена строить отношения с Китаем на основе принципов, изложенных в совместных советско-китайских коммюнике 1989 и 1991 гг., развивая и углубляя взаимовыгодные контакты по всем направлениям.
 
Однако Беловежские соглашения 1991 г. особенно на первоначальном этапе вызвали негативную оценку КНР. Сразу после 8 декабря 1991 г. премьер Госсовета КНР Ли Пэн сказал журналистам, что «коренные реформы в Советском Союзе привели к великому хаосу и развалу». Глава китайского правительства отметил, что «все эти перемены не служат интересам достижения всеобщего мира и стабильности» и что ситуация в СССР «непредсказуема» [6, с. 82].
 
Незадолго до официального объявления Горбачевым о своей отставке с поста президента СССР средства массовой информации КНР выступили с публичной критикой его курса, что делалось и ранее, но по закрытым каналам. Было объявлено, что именно горбачевское «новое мышление», «гласность» и политический плюрализм привели Советский Союз к «политическому кризису, этнической междоусобице и экономическому кризису».
 
В Пекине стали активнее подчеркивать негативное влияние, которое оказал распад СССР на международную обстановку. Цзян Цзэминь в докладе на XIV Всекитайском съезде КПК 12 октября 1992 г. говорил: «Сегодня мир находится на переломном этапе исторического развития. Покончено с всемирной биполярностью, происходит новое расслоение и перегруппировка мировых сил, процесс развивается в направлении многополюсной мировой структуры… В тоже время необходимо учитывать, что ситуация в целом в настоящее время по-прежнему неспокойна. Углубляются различные противоречия, во многих странах и регионах обнажились конфликты на национальной почве, территориальные споры и региональные распри» [8, с. 62]. Там же утверждалось, что «Китай неизменно проводит независимую и самостоятельную миролюбивую внешнюю политику».
 
Литература
  1. Воскресенский А.Д. Россия и Китай; теория и история межгосударственных отношений. М., 1999.
  2. Декларация о содействии всеобщему миру и сотрудничеству. Бандунг, 24 апреля 1955 г. 
  3. Делюсин Л.П. Российско-китайские отношения и проблема многополярного мира. М., , 2002.
  4. Песков Ю.С. СССР – КНР. От конфронтации к партнерству. М., 2007.
  5. Рахманин О.Б. К истории отношений России–СССР с Китаем в ХХ веке. М., 2002.
  6. Титаренко М.Л. Российско-китайские отношения. Состояние и перспективы. М., 2005.
  7. Тихвинский С.А. Восприятие в Китае образа России. М., 2008.
  8. Цзян Цзэминь. Реформа, развитие, стабильность. Статьи и выступления. М, 2002.
  9. Жэньминь жибао, 1.5.1989.
  10. Пань Дэли. Элосы (Россия). Пекин, 2004.
 
Ст. опубл.: Общество и государство в Китае: XLI научная конференция / Ин-т востоковедения РАН. - М.: Вост. лит., 2011. – 440 с. – (Ученые записки Отдела Китая ИВ РАН. Вып. 3 / редкол. А.А. Бокщанин (пред.) и др.). – ISBN 978-5-02-036461-5 (в обл.). С. 200-204.

Автор:
 

Новые публикации на Синологии.Ру

Биография Бо Цзюй-и и её отражение в ста четверостишиях (цзюэ-цзюй) второй половины его жизни
Северная граница тангутского государства Си Ся по данным археологических и письменных источников
Император Китая в хакасской степи
К истории изучения чуских строф в советском китаеведении: 1950-1980-е годы
Тангутская империя на Шёлковом пути: из пучины забвения


© Copyright 2009-2020. Использование материалов по согласованию с администрацией сайта.