Синология.Ру

Синология.Ру

Тематический раздел


Разделял ли Бань Гу представление Сыма Цяня

о том, что ханьский Вэнь-ди получил «мандат Неба» (тянь мин)
 
1. В своем фундаментальном исследовании «Люди, которые правили ханьским Китаем» проф. М. Лауи рассмотрел использование идеи тянь мин в Шицзи и Ханьшу и нашел не только общее, но и различия. Так, «для периода Хань в Шицзи есть ссылка на «Мандат [=повеление] (мин)» в связи с падением дома Люй 呂 и восстановлением власти дома Лю 劉 при Вэнь-ди (180 г. до н.э.). Обсуждая и подчеркивая важную роль, которую играют женщины в том, чтобы дать монархам возможность с успехом занимать свое положение или добиться того, чтобы они его лишились, и Шицзи, и Ханьшу отмечают важность мин, поскольку лишь мин обусловлено то, что иные из них (= женщин) оказались не в состоянии родить наследника или прожить весь отпущенный им срок жизни [9, гл. 49, с. 2-6; 6, гл. 97А, с. 5553-5354] …В той части этой главы [о родне императоров по женской линии (вай ци 外戚)], которая не вошла в Ханьшу, автор Шицзи намекает, что восшествие Вэньди на престол было достигнуто только благодаря Небу, и задает вопрос, кто сумел бы нанести ответный удар, парируя предшествующие действия имперарицы Люй, если бы не [обладал] Тянь мин. Быть может, остается открытым (не решенным) вопрос, насколько автор помнил о силе (действенности) Мандата как вершителя династийной судьбы, когда писал о важности [роли] женщин в преемственности Ся, Шан и Чжоу; безусловно, кажется, что [мысль о] силе Мандата как вершителя династийной судьбы не совсем изгладилась из его памяти. В главе Шицзи, касающейся предсказателей, автор, написавший ее, упоминает тех людей древности, которые правили как монархи благодаря получению Мандата [=повеления] Неба, и подчеркивает, что их успехи всегда зависели от решения этих приказов, [выясненного] путем [гадания с помощью] панциря черепахи или стеблей [тысячелистника].
 
Как было замечено, именно в Шицзи, а не в Ханьшу есть упоминание о Небе в связи с восшествием на престол Вэнь-ди, и можно задать вопрос, нельзя ли принять это различие за отражение взглядов автора, по всей вероятности Сыма Цяня»; в примечании Лауи отмечает, что в Ханьшу, в декрете, приведенном под 178 г. до н. э., встречается упоминание о Небе, но не о Тянь мин («мандате Неба». – Ю.К.) [см. 15, p. 433–434 and n. 58; ср. там же, pp. 152–154]. Тем самым проф. Лауи с присущей ему наблюдательностью по сути ставит вопрос о том, не отличались ли взгляды Бань Гу в этом случае от взглядов Сыма Цяня. Действительно, Бань Гу, копируя рассуждение Сыма Цяня, не включил в свою историю его слов: «Это значит только, что Почтительный к родителям Вэнь-ди стал прислуживать в храме предков Хань. Разве это не была [воля] Неба? Кому было бы это по силам (досл. кто справился бы с этим) без мандата Неба?» [9, гл. 49, с. 6; ср. 6, гл. 97А, с. 5554]. Но означает ли это, что взгляды обоих историков на участие Неба в воцарении Вэнь-ди расходились? Это кажется мне весьма маловероятным. Для этого у меня есть следующие основания.
 
2. Как и Сыма Цянь (см. [1, с. 122–132]), Бань Гу верил, что основатель Хань получил «мандат Неба». Он писал: «Основатель (цзу 祖) Хань был августейшим монархом; он получил наследие (сюй 緖) Яо. Воистину “Небо породило [в нем] благую силу дэ” (цитата из Конфуция, ср. [5, с. 77/7.23/; 3, с. 351]. – Ю.К.); [он] “был умен и проницателен” (цитата из Си цы чжуань, ч. А, где эти свойства приписаны совершенным мудрецам древности (см. [8, гл. 7, с. 16б; ср. 13, р. 317]. – Ю.К.), [владел] “божественными военными искусствами” (об этом говорил еще Бань Бяо (см. [6, гл. 100А, с. 5826]. – Ю.К.)… [Он] рассек надвое змею, [в которую превратился Белый божественный властитель], и поднял войска; мать [этого] божества возвестила [смысл] благого знамения [– победу Красного божественного властителя]; тогда взметулись красные знамена его войска (см. [11, Vol. I, pp. 34–36, 40–41; 1, с. 146–147]. – Ю.К.). Когда [он] проходил по предместью [столицы] Цинь, [царь Цзы-]ин пришел к нему и ударил [о землю] челом как [его подданный. В связи с] обновлением мандата (гэ мин 革命) [он] создал установления; что касается [законов в] трех разделах, [то он] записал их[1]. [Он поступал] в соответствии с [волей] Неба и сообразуясь с [желаниями] людей – и [тогда] орбиты пяти планет совпали[2]... [Его] “руками и ногами” были Сяо [Хэ] 蕭何 и Цао [Шэнь] 曹參; что до алтарей духов земли и проса [династии, они] ведали этим; [его] когтями и клыками (=охраной) были [Хань] Синь 韓信 и [Цин] Бу 黥布, [его] утробой и сердцем (=приближенными) были [Чжан] Лян 張良 и [Чэнь] Пин 陳平. [Основатель] почтительно выполнил наказание Неба [по отношению к Сян Юю], “[повеление (мандат) Неба] было явлено [вверху], [благая сила монарха] была очевидна [внизу] (хэ хэ мин мин 赫赫明明“, ср. [17, p. 432 (III.I.II,1)]. – Ю.К.)» [6, гл. 100Б, с. 5848].
 
3. Видимо, ряд представлений Бань Гу о «мандате (=повелении) Неба» династии (кроме некоторых, таких, как ненадолгое правление не имевших «мандата» династий вроде Цинь, или что воцарение Гао-цзу, его имевшего, объясняется его происхождением от Яо, опорой на «силу» огня, красный цвет и т.п. – см. выше, п. 2) по сути не слишком отличался от взглядов Сыма Цяня. Хотя в Ши цзи не встречается термин «обновление мандата» (гэ мин [6, гл. 100Б, с. 5848]), использованный в Хань шу и означающий передачу его новой династии, когда прежняя оказалась недостойна обладать им, – Сыма Цянь явно разделял соответствующую теорию. Кроме того, если допустить, что в глазах Бань Гу Вэнь-ди не имел мандата, то напрашивается вопрос, что он думал в этом отношении о ряде последующих императоров Ранней Хань? Ведь цепь событий, начавшаяся с 30-х гг. II в., и особенно с 91 г. до н. э., приведшая на престол Сюань-ди в 74 г. до н.э., была, с точки зрения Бань Гу, вызвана «мандатом Неба (или судьбой, [предопределенной] Небом), а не человеческой силой (жэнь ли 人力)» [6, гл. 63, с.197; ср. 2, c. 197]. Если допустить, что, по мнению Бань Гу, Вэнь-ди не имел мандата, то выходит, что на взгляд этого историка из императоров Хань лишь Гао-цзу и Сюань-ди обладали «мандатом Неба».
 
4. Подчеркивая, что основатель династии Хань Гао-цзу «получил мандат», Бань Гу, как и Сыма Цянь, полагал, что иные его соратники стали его надежными помощниками в то время, как он «почтительно выполнил наказание Неба» по отношению к Сян Юю [см. 6, гл. 100Б, с. 5852, 5849]; и что Небо поддерживало Гао-цзу и охраняло его с помощью некоторых из них, особенно Чжан Ляна 張良 (ум. в 185 или 189 г. до н. э.), которого Гао-цзу «даровало Небо (тянь шоу 天授)» [10, c. 166–205; 1, с. 141–143, 151–156, 147–148, 250]. По мнению Бань Гу, Гао-цзу сумел верно предсказать ту роль, которую сыграют в истории Хань трое из этих соратников; все трое – будущие «канцлеры», по-китайски сян го 相國 досл. «помощник [правителя] государства» или чэн сян 丞相, «помощник [монарха]» (cp. [6, гл. 19А, с.1101, комм. Ин Шао 應劭 (140-206)]), именно потому, что он был «совершенным мудрецом», как таковой, способным распознать достойных помощников [6, гл. 40, с. 3521–3522; 1, с. 141–142].
 
5. Лауи справедливо отмечает общность представлений Бань Гу и Сыма Цяня об отношениях императоров с женами, включая то, что рождение потомства, вопросы престолонаследия, а также сроки жизни этих женщин принадлежат к сфере, где властвует мин. Бань Гу не только воспроизвел в Ханьшу большую часть рассуждения Сыма Цяня на эту тему (ср. [6, гл. 97А, с. 5553–5554 и 9, гл. 49, с. 2–6]). Вдобавок, в истории Бань Гу есть его суждение, не имеющее параллелей в Шицзи: «Ведь когда возвышаются фаворитки [монархов, они и их родственники] из самого ничтожного положения обретают (досл.: «воплощают в себе») самое почетное; но когда [они] достигают предела богатства и знатности, то [делают это] не благодаря [своим] заслугам. Это, несомненно, то, чего опасаются [приверженцы] школы Пути (т.е. даосы), корень несчастья и счастья» [ХШ, гл. 97Б, с. 5630]. Здесь, как и в случае с воздаянием генералу в третьем поколении (cм. [1, с. 108–110]), Бань Гу открыто признает правоту мнений даосов о воздаянии и указывает, что ему близка их точка зрения.
 
6. Чтобы понять взгляды Бань Гу на воцарение Вэнь-ди, надо обратиться к историческому контексту, в котором они встречаются, – оценке Бань Гу предшествующего царствования Люй-хоу. В резюме ее анналов Бань Гу подчеркивал, что она «“не обращала внимания на волеизъявления Неба”[3], поэтому клан Люй 呂 и погиб» [6, гл. 100Б, с. 5849]. Эти слова подразумевают, что в глазах историка Небо было на стороне императорского клана Лю 劉, а не возвысившегося в пору ее царствования клана императрицы Люй, и что это выразилось в виде предостерегающих небесных знамений (таких, как солнечные затмения) и было подтверждено последующей гибелью Люй. В анналах Люй-хоу зарегистрированы три солнечных затмения – 25 февраля 186 г. до н. э., 21 февраля и 4 марта 181 г. до н. э.; последнее из них было полным; вслед за ним в тексте приведено (по примеру Сыма Цяня) самообвинение императрицы Люй, с отвращением сказавшей: «Это из-за меня», а затем и слова историка (астролога): «На следующий год был ответ на [это знамение]». Слово «ответ» (ин 應) в данном случае указывает на подтверждение знамения. На взгляд Янь Ши-гу, «[это] значит, что [вдовствующая] государыня [божественного властителя] Гао (=императрица Люй. – Ю.К.) скончалась» [6, гл. 27Вб, с. 2446; 11. Vol. I, p. 211–213][4].
 
В соответствии с принципом влечения подобного к подобному, преувеличение значения начала инь среди людей на земле (имеющее место, когда правитель – женщина – выдвигает свою родню) вызывает сходное преувеличение значения инь (Луны, затмившей Солнце) на небе. Таким образом, солнечное затмение могло быть истолковано как знамение, вызванное императрицей, радеющей интересам своего клана, которому она покровительствует в ущерб клану своего покойного мужа. Но если Бань Гу считал, что Небо было на стороне клана Лю, а не Люй, как мог он думать, что оно не поддерживало Вэнь-ди, и что тот был лишен «мандата Неба»?
 
7. Когда М. Лауи замечает, что «в Шицзи, а не в Ханьшу есть упоминание о Небе в связи с восшествием на престол Вэнь-ди 文帝», он принимает в расчет лишь конец рассуждения Сыма Цяня в главе о родне императоров по женской линии (см. выше, п. 1). Но об этом говорится и в начале анналов Вэнь-ди, и в Шицзи, и в Ханьшу, где скопирован текст этих анналов из истории Сыма Цяня. Хотя Бань Гу не изложил своих взглядов открыто и ясно от первого лица, в «похвальном слове» (цзань 賛), или предисловии к одной из глав, мне представляется, что он не мог думать иначе, нежели Сыма Цянь.
 
И в Ханьшу, и в Шицзи сообщается, что в 180 г. до н. э. на совещании крупных сановников у царя удела Дай 代王 (будущего ханьского Вэнь-ди) единственный, кто посоветовал этому царю принять предложение занять императорский престол и прибыть для этого в столицу империи Чанъань, был комендант дайской столицы (чжун вэй 中尉) Сун Чан 宋昌, остальные участники советовали ему сказаться больными выждать. Аргументируя свое мнение, Сун Чан сослался, в частности, на легкость, с которой «главный военный начальник (тайвэй 太尉) при помощи одной верительной бирки проник в расположение северной армии и по одному его зову все воины, обнажив левую руку [в знак того, что они] на стороне [династии] Лю, восстали против клана ( ши) Люй (в Шицзи вместо ‘Люй ши’ 呂氏стоит ‘чжу Люй’ 諸呂, досл.: «все Люй». – Ю.К.), и в конце концов поэтому уничтожили его. Это было [нечто], дарованное Небом (тянь шоу 天授) [династии Лю, т.е. ее представителю царю Дай], а не [достигнутое] человеческой силой (жэнь ли)» [6, гл. 4, с. 134-135; 9, гл. 10, с. 4][5]. Как сообщается в обеих историях, выслушав совет Сун Чана, царь Дай сомневался, последовать ли ему, обсудил с вдовствующей императрицей сделанное ему предложение и, будучи не в состоянии принять окончательное решение, обратился к предсказателю. Тот приложил раскаленный прут к панцирю черепахи, на котором появилась большая прямая поперечная трещина. Гадание гласило: «Большая прямая поперечная трещина [означает] изменение (гэн гэн 庚庚 ) [статуса]. Я стану царем (ван) [волею] Неба (тянь ван 天王), и [как] Ци [из династии] Ся, прославлю [деяния отца]»[6]. Царь Дай спросил предсказателя: «Я, одинокий (сирота), несомненно уже царь, каким еще царем [я] стану? Предсказатель отвечал: «Царь [волею] Неба, о котором говорится [в гадании], – это Сын Неба» [см. 6, гл. 4, c. 125; 9, гл. 10, с. 4–5]. Рассказ об этом тут же был использован для привлечения сторонников к плану возвести царя Дай на императорский престол. Сун Чан активно участвовал в реализации этого плана и за свои заслуги получил высокие чины, а за свой совет – титул князя (хоу) Чжуанъу 壯武侯 в 179 г. до н. э. [11. Vol I, рp. 226, 230, 238–239].
 
8. Объяснение этого гадания было дано Сыма Цянем, который в главе 127 пишет: «С древности, если [кто-то] получал мандат (повеление) и становился царем (ван), то при возвышении царя – когда это бывало, чтобы не определяли, [получил ли он] мандат Неба, гадая с помощью панциря черепахи или стеблей тысячелистника? Этот [обычай] особенно широко распространился при Чжоу; когда наступила [пора] Цинь [по-прежнему] можно было [его] наблюдать. Когда царь Дай прибыл [в Чанъань] и доверился предсказателю, возникла [должность] “великого предсказателя” (тай бу 太卜), которая существовала [при дворе] с возвышения Хань». Отсюда следует, что гадание на панцире черепахи должно было ответить на вопрос лица, обратившегося к оракулу, получило ли это лицо «мандат Неба». Сыма Цянь сказал, что царь Дай, будущий Вэнь-ди, получил «мандат». Бань Гу воспроизвел в своей истории все эпизоды из Шицзи, связанные с мыслью о получении Вэнь-ди «мандата Неба». Зачем бы он стал это делать, если бы думал иначе, чем Сыма Цянь? Он не назвал дар Неба (тянь шоу) Вэнь-ди «мандатом Неба», видимо, потому, что это было не обязательно: его читателю это было и так ясно из текста.
 
Литература
1. Кроль Ю.Л. Сыма Цянь – историк. М., 1970.
2. Кроль Ю.Л. Отношения империи и сюнну глазами Бань Гу // Страны и народы Востока. Вып. 32. Дальний Восток. Кн. 4. М., 2005, с. 126–361.
3. Переломов Л.С. Конфуций «Лунь юй». М., 1998.
4. Хуань Куань. Спор о соли и железе (Янь те лунь). Пер. с кит., комм. и приложения Ю. Л.Кроль. Т. 1–2. М., 2001.
5. Лунь юй и чжу 論語譯注 («Обсужденные изречения» с переводом и комментарием). Пекин, 1958.
6. Хань шу бу чжу 漢書補注 («История Хань» с дополнительным комментарием). Тт. 1–8. Пекин, 1959.
7. Хань юй да цыдянь 漢語大詞典 (Большой словарь китайского языка). Т. 1–12. Гонконг, 1987–1994.
8. Чжоу И чжу шу 周易注疏 («Чжоуская каноническая книга перемен» с комментарием и субкомментарием). Пекин, 1957.
9. Ши цзи хуй чжу као чжэн 史記會注考證 («Записи историка» с собранием комментариев и критическим исследованием). T. 1–10. Пекин, 1955.
10. Bauer, W. Der Fürst von Liu // Zeitschrift der Deutschen Morgenländischen Gesellschaft. Bd. 106, Heft I, Neue Folge, – Bd. 31, 1956, S. 166–205.
11. The History of the Former Han Dynasty by Pan Ku. Vol. I. Baltimore, 1938.
12. Hulsewé A.F. P. Remnants of Han Law. Leiden, 1955.
13. The I Ching or Book of Changes. Princeton, New Jersey, 1977.
14. Kroll J.L. Notes on Ch’in and Han Law // Notes on Law in Qin and Han China. Leiden, New York, København, Köln, 1990, pp. 63–78.
15. Loewe M. The Men Who Governed Han China. Companion to A Biographical Dictionary of the Qin, Former Han and Xin Periods. Leiden. Boston, 2004.
16. Pankenier David W. The Cosmo-Political Background of Heaven’s Mandate // Early China. Vol. 20, 1995, pp. 121–176.
17. Thе She King, or the Book of Poetry. Transl. by James Legge // The Chinese Classics. Vol. IV. Parts I–II. Hongkong, London, 1871.
18. The Shoo King, оr the Book of Historical Documents. Transl. by James Legge // The Chinese Classics. Vol. III–IV. Hongkong, London, 1865.
 
Ст. опубл.: Общество и государство в Китае: XLI научная конференция / Ин-т востоковедения РАН. - М.: Вост. лит., 2011. – 440 с. – (Ученые записки Отдела Китая ИВ РАН. Вып. 3 / редкол. А.А. Бокщанин (пред.) и др.). – ISBN 978-5-02-036461-5 (в обл.). С. 112-118.


  1. Законы в «трех разделах» были, видимо, выработаны в декабре 207 – январе 206 г. до н.э. в результате переговоров будущего основателя Хань с «отцами и стариками» (т. е. верхушкой населения) Цинь, и сводились к упрощенному кодексу, основанному на праве талиона: смерть за убийство и наказание, соразмерное преступлению за ранение и грабеж (см. [11, Vol. I, p. 58–59; cр. 12, p. 333, 368–372 (n. 143); 14, рp. 64–65; 4, т. 2, с. 598, примеч. 13 к гл. 55]).
  2. Бань Гу имеет в виду соединение пяти планет в созвездии Дун цзин 東井 («Восточный колодец»), которое он зарегистрировал в анналах Гао-ди под 10-м месяцем первого года его правления (14 ноября – 12 декабря 207 г. до н. э.) (см. [11,Vol. I, pp. 55–56]), но которое на самом деле произошло в середине мая 205 г. до н.э.; это соединение традиционно рассматривалось как знамение захвата земли Цинь и воцарения того, кто совершит этот захват, т. е. основателя Хань, получения им «мандата Неба» (см. [11, Vol. I, pp. 151–15; 1, с. 140, 182, 216, 218, 226–227, 235, 237; ср. 16, p. 121–176]).
  3. Слегка неточная цитата из Шуцзина (ср. [18, p. 457 (V.XIV, 9); 16, pp. 131 (n. 12), 147 (and n. 47), 157 and n. 65]).
  4. В Ханьшу приведено также мнение Лю Сяна (79–8 гг. до н.э.), ставившего в вину клану Люй почти полное солнечное затмение, происшедшее 17 июля 188 г. до н. э. [6, гл. 27, с. 2446; гл. 2, с. 108; 11, Vol. I, p. 185, 189].
  5. Выражение тянь шоу может зачить «Небо одаривает», «[тот, кого] одарило Небо», «[то, чем (или кем)] одарило Небо», т. е. «дар Неба» [7, т. 2, с. 1433]. Оно неоднократно встречается в Шицзи и Ханьшу как ходячее выражение поры основания Хань и указывает на основателя династии, помощника, посланного ему свыше, либо на воинов (тоже его помощников), принявших его сторону, или на их действия. Так, сподвижник основателя Хань Чжан Лян сказал о нем: «“Похоже, Пэй-гун 沛公 одарен Небом (тянь шоу)”, и в связи с этим в конце концов последовал за ним», а потом однажды объяснил ему: «Вначале, верховный [правитель], когда [я, Ваш] подданный…, встретился с [Вами] в Лю 留, это Небо (тянь) подарило (шоу) [Вашего] подданного Вашему Величеству, Ваше Величество применили планы [Вашего] подданного, которые по счастливому случаю соответствовали требованиям времени» [6, гл. 40, с. 3480, 3487; 9, гл. 55, с. 7, 18]. Хуайиньский князь (хоу) 淮陰侯 Хань Синь 韓信 сказал ему: «Ваше Величество, [Вы] неспособны командовать войсками, но искусно командуете командирами (генералами), вот почему [я], Синь, – пленник Вашего Величества. Кроме того, Ваше Величество – тот, кого называют одаренным Небом (тянь шоу), а не [обладатель одной лишь] человеческой силы (жэнь ли)» [9, гл. 92, с. 37]. Первый член оппозиции тянь шоу – жэнь ли может быть заменен выражениями, указывающими на нечто «сверхъестественное», точнее, нечеловеческое, например, тянь мин, так, Бань Гу пишет, что гибель законного наследника престола У-ди из-за несправедливого обвинения в магии, а также спасение и восшествие на престол его правнука, будущего Сюань-ди, произошли по «мандату (повелению) Неба» (тянь мин), а не (только) от применения «человеческой силы (усилий)» (жэнь ли) [6, гл. 63, с. 4308; ср. 2, c. 199]; конфуцианец на службе у основателя Хань Ли И-цзи 酈食 其 сказал про его армию «Это войска Хуан-ди 黃帝 (в Шицзи стоит имя другого мифического полкводца, - Чи-ю 蚩尤. – Ю.К.), [залог их успеха] – не человеческая сила (жэнь чжи ли), а счастье, [ниспосланное] Небом» [6, гл. 43, с. 3573; 9, гл. 97, с. 10].
  6. Значение гэн гэн в тексте гадания толкуется по-разному. Я принял толкование Чжан Яня 張晏 (III в.), который считает, что оба гэн стоят здесь вместо гэн гэн 更更 («изменять») в данном случае, статус – и означают «отказаться от [положения] удельного правителя и взойти на престол божественного властителя». Смысл последнего предложения гадания он видит в том, что «до этого, пока пять божественных властителей управляли Поднебесной, когда [они] старели, то уступали престол достойному; когда же наступилo [царствование ] Ци 啟, [сына Юя из династии] Ся, [Юй] впервые передал [сыну ] титул (ранг) отца, и тогда [тот] сумел прославить и устроить (упорядочить) основополагающее (или основное) наследие (дело) покойного государя. Вэнь-ди тоже унаследовал деяния (достижения) отца, [вот почему здесь] сказано, что [он] похож на Ци [из династии] Ся» [6, гл. 4, с. 125; 9, гл. 10, с. 4]. Комментатор Чжан Шоу-цзе 張守節 писал: «Ханьский Вэнь-ди во время гадания получил [ответ] – большую прямую поперечную трещину (да хэн), так же, как [получил ее], гадая, Ци [из династии] Ся, и тогда поехал [с другими] вшестером на почтовых колесницах, меняя [лошадей], и достиг Чанъани» [9, гл. 127, с. 2].

Автор:
 
© Copyright 2009-2019. Использование материалов по согласованию с администрацией сайта.