Синология.Ру

Синология.Ру

Тематический раздел


Процесс формирования и особенности датировки мифологического слоя Шуцзина

 
 
Шуцзин – один из канонических памятников, входящий в состав «Пятикнижия» (Уцзин) и «Тринадцатикнижия» (Шисаньцзин)[1]. Памят­ник состоит из четырёх частей, первая часть посвящена мифиче­ским правителям Яо, Шуню и Юю, вторая – описанию дея­ний Юя и некоторым событиям, связанным с основанной им легендар­ной династией Ся. Далее следуют тексты, связанные с ре­ально существовавшими государствами Шан (кон. XVI в. до н.э. – 1027 г. до н.э.) и Чжоу (1027–256 гг. до н.э.). В данной статье будет подробно рассмотрен мифологический слой Шуцзина.
 
Проведённое ранее исследование показало, что при составлении Шуц­зина перед его создателями ставились две цели: 1) обоснование теории «небесного повеления» (тянь мин), по сути оправдывающей возможность насильственной смены династии в результате утраты ею «добродетели» (дэ) (38,9% текстов); 2) описание идеальной модели управления государством, а также типичных ошибок правителей на исторических примерах (51,8% текстов) (см. [13]). Дальнейшее исследо­вание показало, что Шуцзин мог быть создан в обстановке ослабления власти чжоуского вана над правителями удельных владе­ний на рубеже VIII–VII вв. до н.э. (см. [14; 15]). Именно к этому вре­мени относятся наиболее ранние тексты памятника (4.28 Вэнь хоу чжи мин, 4.29 Фэй ши, 4.30 Цинь ши), содержащие сведения о проведён­ных военных походах. Верхняя граница времени его созда­ния была определена как начало VII в. до н.э., т.е. время, когда могли быть написаны самые ранние главы, нижняя определялась временем возникновения мифологемы о трёх последовательно правивших «импе­раторах»  Яо, Шуне и Юе (приблизительно сер. I тыс. до н.э.). Ниже мы рассмот­рим тексты первой и второй частей Шуцзина, а также содержа­щиеся в них сведения, и, в частности, установим приблизитель­ное время возникновения первой части памятника, опираясь как на сведения о мифах, содержащиеся в других древнекитай­ских произведениях, так и на результаты изучения харак­терной для данных глав лексики и её сравнения с эпиграфикой.
 
1. Анализ содержания Юй шу («Документы Юя») и Ся шу («Документы Ся»)
 
Мифологическая часть Шуцзина подразделяется на две части – Юй шу («Документы Юя») и Ся шу («Документы Ся»).
 
В первой части даётся описание деяний трёх древних императо­ров Яо, Шуня и Юя. Часть эта противоречива при описании дейст­вий и событий[2]. Например, деяния двух ди, Яо и Шуня, включают в себя такие действия, как развитие ремёсел и земледелия, составле­ние календаря, унификация законов, мер длины и веса и т.д., т.е. они правят достаточно развитым обществом. Одновременно в главах первой части упоминается потоп, который не смог усмирить Гунь ещё во время правления Яо (глава 1.1 Яо дянь: «Ди [Яо] сказал: „… бурлящие и сталкивающиеся обширные воды несут разрушение по­всюду, беспрепятственно разрушают, окружают горы и затопляют холмы…“» [29, с. 18]), далее потоп продолжается при Шуне. Гунь усмирял потоп в течение девяти лет, однако безуспешно. Затем Юй, состоявший на службе у Шуня, помимо усмирения потопа обучает людей охоте, рыболовству и земледелию (глава 1.5 И цзи): «Юй ска­зал: „Воды потопа вздымаются до Неба, безбрежные и необъятные, [они] окружают горы, затопляют холмы, простой народ гибнет и тонет. Я взял четыре повозки, в горах нарубил деревьев, вместе с И показал простым [людям, как добывать] рыбу для еды. Я проложил [русла] девяти рек, [чтобы] довести [их до] четырёх морей, углубил оросительные каналы на полях, [чтобы] спустить [воду из них] в русла [больших рек]. Вместе с Цзи посеял [зерно], показал простым [людям], испытывающим недостаток в пище, [как добывать] дичь для еды. [Я научил их] обмениваться товарами, [меняя то, что они] имеют, [на то, чего у них] нет, изменив [этим их] жизнь. Таким обра­зом, весь народ [стал выращивать] злаки, и десять тысяч уделов были упорядочены“» [29, с. 57–58]. Таким образом, Юй обучает лю­дей делать то, что они уже должны были уметь во время правления Яо. Соответственно, из анализа данной информации может следо­вать вывод о том, что подчинённое положение Юя по отношению к Яо и Шуню является более поздним представлением и результатом систематизации различных мифов.
 
Естественно, что предание о потопе и его усмирении Юем, а также обучение людей земледелию, охоте и рыболовству, относится к более раннему этапу формирования мифологических представле­ний, нежели описания деяний Яо и Шуня по упорядочению законов, ка­лендаря и усовершенствованию ремесел. Что же касается упомина­ния о потопе в описаниях правлений Яо и Шуня, то совер­шенно очевидно, что это было сделано для того, чтобы придать досто­верность построенной составителями первой части мифоло­гемы о последовательном правлении Яо, Шуня и Юя.
 
Помимо этого, Юй также отделён от Яо и Шуня тем, что ни в пер­вой, ни во второй части он не упоминается в качестве ди, ими являются только Яо и Шунь. В диалогах прямая речь от имени Яо и Шуня вводится сочетанием ди юэ 帝曰 («ди [Яо или Шунь] ска­зал…»), а речь Юя вводится словами Юй юэ 禹曰 («Юй сказал…»).
 
Далее, вторая часть начинается с деяний Юя по упорядочению терри­тории страны, описанию (либо прокладыванию) русел рек, разделению земель на области, и описанию получаемой с различных территорий дани, качества почвы и т.д. По своему характеру текст 2.1 Юй гун напоминает географическое описание, её язык и стиль изложения никак не пересекаются с остальными главами второй части. Поэтому нельзя исключать, что данная глава могла быть состав­лена на основе не дошедшего до нас географического описа­ния и помещена в памятник в качестве повествования о путешест­вии и деяниях Юя. Остальные три текста второй части весьма слабо связаны между собой и никак не являются продолжением первой. Возможно, мятежи, упомянутые в главах 2.2 и 2.3, являются отголо­сками борьбы мифологических персонажей, связанных с Юем.
 
Если обратиться к другим источникам, то Юй во многих из них пер­сонифицируется в образе дракона, имеет несомненную связь с водной стихией и южными районами Китая, т.е. является хтониче­ским божеством ранней стадии развития мифологического сознания [5; 16]. Образы Яо и Шуня на фоне Юя в данном случае являются более поздними. Вероятно, первоначальный вариант памятника выглядел как последовательное описание эпизодов существования государств СяШанЧжоу, а уже впоследствии произошла детализа­ция мифологической части повествования, в результате чего и воз­никла первая часть, содержащая информацию о последовательном правлении Яо, Шуня и Юя.
 
Дальнейшая систематизация мифологических представлений была окончательно сформулирована в труде Сыма Цяня, где мы ви­дим гораздо большее разнообразие мифических героев и их родствен­ные связи.
 
Структура мифологического слоя Шуцзина представлена в таб­лице с кратким описанием содержания глав.

Таблица 1. Содержание Юй шу и Ся шу
Название Содержание
1.1 Яо дянь
 
Имя, перечисление моральных качеств Яо и его деяний.
Подробное описание его приказаний братьям Си и Хэ по мироустройству в зем­лях четырёх сторон света, связанных с кален­дарным циклом в 366 дней, днями весен­него и осеннего равноденствия, а также летнего и зимнего солнцестояния.
Диалог Яо с приближёнными (сы юэ[3], Фан-ци, Хуань-доу) относительно выбора достойного наследника, в качестве кандида­тур были выдвинуты сын Яо – Чжу, Гун-гун[4], Гунь. В итоге был выбрал Шунь, кото­рому в качестве испытания было приказано взять в жёны двух дочерей Яо.
1.2 Шунь дянь
 
Имя, перечисление моральных качеств Шуня и его деяний.
На предложение взойти на трон со сто­роны Яо ответил, что недостоин и уступает это право более достойному. Затем следует перечисление его деяний в течение 28 лет, пока был жив Яо – принятие правителей удалённых уделов на аудиенциях, поездки по стране, унификация законов и календаря, создание 12 областей и углубление рек.
После смерти Яо Шунь, по-видимому, ав­томатически становится правителем, даёт наставления сановникам и советуется относи­тельно того, кого ему стоит назна­чить на главные должности в государстве. Назначения происходят по одной и той же схеме: предложенный кандидат уступает свою должность более достойному, затем ди соглашается и назначает другого или же приказывает кандидату самому занять должность.
Шунь прожил 100 лет, из них последние 50 пребывал на троне, затем поехал в путеше­ствие и умер.
1.3 Да Юй мо
 
Называется имя Шуня, далее следует диа­лог между Юем, И (сановником Шуня) и Шунем относительно того, как следует управ­лять государством. Шунь предлагает Юю занять престол. Юй отказывается в пользу Гао-яо. Гао-яо излагает принципы построения идеального уголовного законода­тельства. Юй предлагает приме­нить гадание на черепашьем панцире для выбора на должность. Шунь говорит, что этого не следует делать, поскольку Юй и так достоин и приказывает ему занять долж­ность в первый день первого месяца[5].
Военное выступление со стороны прави­теля народа мяо и урегулирование Юем возникшей ситуации посредством распростране­ния добродетели, а не с помо­щью войск, по совету И.
1.4 Гао яо мо
 
Диалог между Гао-яо и Юем относи­тельно принципов управления государст­вом.
1.5 И Цзи Диалог между Шунем и Юем относи­тельно принципов управления государст­вом.
2.1 Юй гун Разделение Юем земель на 9 областей (чжоу) с их описанием (качество почвы, производимая продукция, география).
Путешествие Юя по стране, в ходе кото­рого были осмотрены (или проложены) русла рек и горы, в результате по всей стране земли были сделаны пригодными для земледелия.
Текст содержит радиальное описание зе­мель пяти областей (фу) по 500 ли.
2.2 Гань ши Краткая речь перед битвой против мятеж­ного правителя из рода Ю-ху. Речь произносит ван, однако неясно, какой именно.
2.3 У цзы чжи гэ Мятеж одного из удельных правителей, о чём Юя предупредили пять его братьев.
2.4 Инь чжэн Речь Иня перед военным походом про­тив погрязших в пороке и пьянстве Си и Хэ[6].
 
Таким образом, в Шуцзине мы видим два этапа складывания пред­ставлений о мифологическом прошлом Китая: на первом этапе в момент создания памятника самым древним персонажем считался Юй, основатель легендарной династии Ся, затем через некоторое, возможно, довольно длительное время, возникла концепция о последо­вательном правлении сразу нескольких мифических персона­жей – Яо, Шуня и Юя. Объединение в одну концепцию мифоло­гических героев различных районов древнего Китая (Юй является божеством южного, возможно, вьетского, происхождения) может свидетельствовать о процессе заимствования верований и культов.
 
Данные предположения относительно происхождения и развития мифологического пласта Шуцзина также подтверждаются информа­цией, содержащейся в других письменных памятниках древнего Ки­тая: для примера возьмём Чуньцю Цзочжуань и Луньюй, а также Мэн-цзы.
 
Изложение мифологемы о трёх правителях Яо, Шуне и Юе мы встречаем в Луньюе в главе 20 [10, с. 446]. Также в Луньюе мы ви­дим ссылку на Шуцзин: шу юнь… («В Шу[цзине] сказано:…») [10, с. 568]. Необходимо отметить, что если бы присутствующая в Шуц­зине мифологема о ЯоШунеЮе возникла бы в более позднее время, то Яо не был бы самым ранним правителем, место древнейших в более позднее время могло быть занято Хуан-ди или Шэнь-нуном[7]. В более позднем источнике (Мэн-цзы) мы встречаем уже цитаты из первого раздела Шуцзина и упоминание названия одной из глав пер­вого раздела. Поскольку текст Луньюя отражает реалии V в. до н.э., то, соответственно, нижняя временная граница создания самого позд­него слоя Шуцзина может быть отнесена ко времени не позже конца VI в. до н.э.
 
Одновременно в тексте Чуньцю Цзочжуань, комментарии к лето­писи царства Лу периода Чуньцю, имеются упоминания о Чэн-тане и Юе [20, с. 142], видимо, как о самых древних на тот момент по представлениям авторов текста правителях, также отдельно о Шуне [20, с. 168], но отсутствуют упоминания о Яо, т.е. есть вероятность того, что ко времени записи комментария к хронике мифологема о трёх древних правителях ещё не была оформлена и закреплена в сознании историографов, однако Юй и Шунь уже приводились от­дельно в качестве примеров правителей древности (в комментариях к событиям первой половины VII в. до н.э.), что вполне соответст­вует нашим предположениям о том, что данная концепция могла возникнуть к концу VI в. до н.э.
 
Анализ лексики Юй шу и Ся шу
 
Помимо исследования содержания первых двух частей памят­ника необходимо также провести анализ лексики и устойчивых словосо­четаний, имеющихся в текстах обеих частей. В качестве объек­тов исследования были выбраны междометия, а также устойчи­вые обороты введения прямой речи и ссылок на древность.

Таблица 2. Междометия первой части – Юй шу
Глава/меж­дометие цзы юй юй юй ду дру­гие
1.1 Яо дянь + + + + +
1.2 Шунь дянь + + + ци, 契 ци
1.3 Да юй мо + + + + +
1.4 Гао яо мо + + +
1.5 И цзи + + + +

Таблица 3. Междометия второй части – Ся шу
Глава/междометие цзе 鸣呼 мин ху
2.1 Юй гун прямая речь отсутствует
2.2 Гань ши +
2.3 У цзы чжи гэ +
2.4 Инь чжэн + +

Таблица 4. Способы ввода прямой речи и ссылки на древность
Глава Характерные спо­собы введения пря­мой речи Ссылки на древ­ность
1.1 Яо дянь 曰若稽古 (юэ жо цзи гу)
1.2 Шунь дянь 曰若稽古
1.3 Да Юй мо 拜昌言曰 (бай чан янь юэ) 曰若稽古
1.4 Гао-яо мо 拜昌言曰 曰若稽古
1.5 И цзи 拜曰,汝亦昌言,师汝昌言 予欲观古人之象 (юй юй гуань гу жэнь чжи сян)
2.1 Юй гун прямая речь отсут­ствует
2.2 Гань ши
2.3 У цзы чжи гэ
2.4 Инь чжэн 告于众曰 гао юй чжун юэ
 
Изучение использованных междометий и устойчивых словосочета­ний показало, что «Документы Юя» являются автоном­ными по отношению к остальной части памятника и, вероятно, соз­даны гораздо позже, так как наблюдается полная смена состава междо­метий. Основным использованным междометием в частях Ся шу, Шан шу и Чжоу шу является также фигурирующее в надписи на со­суде Мао гун дин времени правления Сюань-вана (827–782 гг. до н.э.) междометие мин ху 鸣呼, реже в главах Шуцзина встречается междометие цзе 嗟. Единственным случаем отклонения от этой схемы является употребление междометия юй 吁, имеющегося в одной из глав чжоуского раздела – 4.27 Люй син. Остальная информа­ция: способы введения прямой речи, где использован уникаль­ный для первой части знак чан 昌, а также способы ссылок на древность (оборот юэ жо цзи гу 曰若稽古 встречается только в первой части и является более поздней версией оборота вэй цзи гу 惟稽古, присутствующего в чжоуском разделе Шуцзина (глава 4.8 Вэй цзы чжи мин), только подтверждает мысль о том, что первая часть памятника является обособленной и созданной значительно позже остальных текстов.
 
Что касается второй части, то закономерностей в использовании лексики в ней нет. При этом можно с уверенностью сказать, что глава 2.1 Юй гун выбивается из всего массива текстов памятника как по стилю изложения, так и по лексическому составу.
 
Таким образом, исследование лексики подтверждает большой вре­менной разрыв между созданием глав о династиях Ся, Шан, Чжоу и первой частью Шуцзина, нижнюю временную границу возник­новения которой можно определить как конец VI в. до н.э.
 
Изучение упомянутых в мифологическом слое Шуцзина сведений, касающихся уголовного законодательства
 
Высказанные выше идеи относительно времени и последовательно­сти создания первых двух частей Шуцзина подтвер­ждаются также анализом реалий, содержащихся в текстах памят­ника. Это можно рассмотреть на примере упоминаний об уголовном за­конодательстве древнего Китая. Эпизодическое описание системы на­казаний представлено в главах первой части (Юй шу): главы 1.2 Шунь дянь и 1.4 Гао яо мо. Несмотря на то, что сведения взяты из мифологической части памятника, они являются отражением реалий эпохи, в которую были созданы данные главы, а именно – середины I тыс. до н.э.
 
Приведём цитату из главы Шунь дянь: «[Шунь] описал соответст­вующие нормам наказания: ссылка [являлась] смягчением пяти наказаний, плеть применялась для наказаний за административ­ные [правонарушения], битьё [палками] применялось для наказаний [во время] обучения, металл[8] использовался для наказа­ний, [за которые] полагался откуп. Случайные и [вызванные] стихийными бедствиями [преступления должны] быть прощены, а [виновные] помилованы». Кроме того, в главах Шунь дянь и Гао яо мо упомянут термин у син 五刑 «пять [видов] наказаний»[9].
 
Тот же самый термин встречается в одной из глав чжоуского раз­дела – 4.27 Люй син, посвящённой детальному описанию пяти наказа­ний более раннего периода (время составления данного текста предположительно – VII в. до н.э.). В этой главе были упомянуты следующие наказания: клеймение, отрезание носа, отрезание ноги, кастрация, смертная казнь. Данная система наказаний соответствует архаичному обществу и является более древней по отношению к той системе, которая описана в первой части Шуцзина и которая соответст­вует более развитому обществу. При этом в данный мо­мент нельзя с уверенностью сказать, что описанная в главе Люй син система наказаний существовала в период Западного Чжоу. Не исклю­чено, что данные наказания, а, возможно, и ряд других, использо­вались в предполагаемый период, однако для прояснения этого момента необходимо провести тщательное изучение эпиграфиче­ского материала. Как бы то ни было, составители Шуц­зина могли использовать сведения об уголовном законодательстве более раннего периода при написании главы Люй син, объединив наказания в систему, соответствующую теории о пяти первоэлемен­тах.
 
Таким образом, в рамках изучаемого комплекса текстов имеются описания двух совершенно разных по своему характеру систем наказа­ний. Поскольку в данный момент наука не располагает дру­гими сведениями об уголовном законодательстве середины первого тысячелетия до н.э., то не исключено, что в Шуцзине содержатся сведения относительно двух этапов развития системы наказаний в древнем Китае.
 
Заключение
 
Изучение содержания мифологической части памятника на­глядно показало, что в Шуцзине зафиксированы два различных этапа формирования мифологических представлений: на первом этапе (VII в. до н.э.) древнейшим правителем считался Юй в каче­стве основателя династии Ся, на втором этапе (VI в. до н.э.) была сформулирована мифологема о последовательном правлении Яо, Шуня и Юя. Одновременно по другим письменным источникам была определена нижняя граница времени создания первой части – конец VI в. до н.э. Далее, исследование используемой в памятнике лексики показало, что первая часть Юй шу составлена гораздо позже, чем части Ся шу, Шан шу и Чжоу шу. Возможно, временной разрыв со­ставил до 100 лет.
 
На основании изучения содержания текстов мифологической части Шуцзина можно сделать вывод о том, что первая часть Шуц­зина является не только более поздним переосмыслением мифоло­гии, она нацелена на решение сложных политико-идеологических вопросов, связанных с объединением различных областей древнего Китая в середине I тыс. до н.э.
 
Литература
1. Бамбуковые анналы: древний текст (Гу бэнь чжу шу цзи нянь). Пер. с кит., вступ. ст., комм. и прилож. Ульянова М.Ю. при участии Деопика Д.В. и Таркиной А.И. М., 2005.
2. Васильев К.В. Ранняя история древнекитайских письменных памятников // «Рукописная книга в культуре народов Востока». М., 1988.
3. Васильев Л.С. Древний Китай. Т. 1. М., 1995.
4. Го Можо. Лян Чжоу цзиньвэнь цы даси (Общий свод надписей на бронзе Западного и Восточного Чжоу), Пекин, т. 1–8.
5. Деопик Д.В. Элементы южной традиции в китайском мифе // 3-я научная конференция «Общество и государство в Китае». Вып. 1. М., 1972. С. 208–217.
6. Карапетьянц А.М. Формирование системы канонов в Китае // У истоков китайской словесности. М., 2010.
7. Корольков  М.В. Сыма Цянь Шицзи («Исторические записки», гл. 121) Жулинь лечжуань (Жизнеоисания учёных-каноноведов). Введение к пере­воду // История Китая. Материалы китаеведческой конференции ИСАА при МГУ (май 2005, май 2006). М., 2007. С.215–217
8. Крюков В.М. Текст и ритуал. М., 2000.
9. Крюков М.В. Формы социальной организации древних китайцев. М., 1967.
10. Переломов Л.С. Конфуций. Луньюй. М., 2000.
11. Попова Г.С. Шуцзин («Книга документов») как исторический источник: анализ датировок Чжоушу («Документы [периода] Чжоу») // История Китая. Материалы китаеведческой конференции ИСАА при МГУ (май 2004 г.). М., 2005. С. 83–91.
12. Попова Г.С. Значение обнаружения клада, включающего сосуд Ли гуй для изучения истории Западного Чжоу // История Китая. Материалы китаеведческой конференции ИСАА при МГУ (май 2005, май 2006). М., 2007. С. 35–38.
13. Попова Г.С. Введение в системное описание Шуцзина («Канона [исторических] документов») как исторического источника // 42-я научная конференция «Общество и государство в Китае». М., 2012. Т. 1, с. 240–257.
14. Попова Г.С. Некоторые результаты сравнения текстов Шуцзина с эпиграфикой Западного Чжоу (1027–771 гг. до н.э.) // 42-я научная конференция «Общество и государство в Китае». М., 2012. Т. 2 (в печати).
15. Попова Г.С. Специфика исследования Шуцзина в качестве исторического источника. Тезисы для конференции «Лаборатория историка: источник и метод» (21–22 ноября 2012 г.) (в печати).
16. Рифтин Б.Л. От мифа к роману. М., 1979.
17. Сыма Цянь. Шицзи (Исторические записки). Перевод с кит. и комм. Р.В.Вяткина и В.С.Таскина. Т. 1. М., 2001.
18. Трофимова Г.С. (Попова Г.С.) Сравнительный анализ содержания Шуцзина и Шицзи // Материалы международной научной конференции студентов, аспирантов и молодых учёных «Ломоносов-2003». М., 2003. С. 29–34.
19. Уголовные установления Тан с разъяснениями (Тан люй шу и). Цзюани 1–8. Пер. Рыбакова В.М. СПб., 1999.
20. Комментарий Цзо к Чуньцю (Чунь цю цзо чжуань) Исслед., пер. с кит. и комм. Ульянова М.Ю. М., 2011.
21. Kern M. Bronze Inscriptions, the Shijing and the Shangshu: The Evolution of the Ancestral Sacrifice during the Western Zhou» // John Lagerwey and Marc Kalinowski (eds.), Early Chinese Religion, Part One: Shang through Han (1250 BC – 220 AD), vol. 1, pp. 143–200.
22. Shaughnessy Е. Shangshu // Early chinese texts: a bibliographical guide. University of California. Berkeley, 1993. Pp. 376–389.
23. Кун Ин-да. Шан шу чжу шу (Примечания и комментарии к Шаншу). Наньчан, 1816.
24. Лю Циюй. Шаншу юаньлю цзи чжуань бэнькао (Исследование источников и передачи Шаншу). Пекин, 1997.
25. Лю Циюй. Шаншу сюэ ши (История изучения Шуцзина). Пекин, 1989.
26. Мэн-цзы и чжу (Комментарии к трактату Мэн-цзы). Пекин, 1984.
27. Сыма Цянь. Шицзи сюаньчжу (Исторические записки с комментариями). Пекин, 1957. Т. 1, т. 5, т. 6.
28. Цай Шэнь. Шу чжуань (Комментарии к Шуцзину). Б.м., 1345.
29. Цзинь гувэнь Шаншу цюань и (Полный перевод версий цзиньвэнь и гувэнь Шаншу). Гуйчжоу, 1990.
30. Шуцзин (Книга исторических преданий). Пекин, 1698.
 
Ст. опубл.: Общество и государство в Китае: Т. XLIII, ч. 1 / Редколл.: А.И. Кобзев и др. – М.: Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт востоковедения Российской академии наук (ИВ РАН), 2013. – 684 стр. (Ученые записки ИВ РАН. Отдела Китая. Вып. 8 / Редколл.: А.И.Кобзев и др.). С. 382-392.


  1. Памятник был переведён на английский язык дважды: Дж. Лег­гом (полностью) в XIX в. и Б. Карлгреном (только «документы» цзинь­вэнь) в ХХ в. Полного перевода Шуцзина на русский язык не существует, однако имеются переводы отдельных глав разными авто­рами (Георгиевский С.М., Позднеева Л.Д., Владыкин А., Кучера С., Карапетьянц А.М., Крюков М.В., Степугина Т.В.). Общее количе­ство переведённого ими текста составляет 30,8%. Помимо упоминаний о составе, происхождении и времени создания отдель­ных глав памятника (в работах Крюкова М.В., Крюкова В.М., Василь­ева К.В., Васильева Л.С.), также имеются обзорные статьи Карапетьянца А.М. [6] и Шонесси Э. [22].
  2. Например, противоречивы сведения о времени правления Яо и Шуня (1.1 Яо дянь, 1.2 Шунь дянь): во второй главе сначала гово­рится о том, что Шунь служил Яо в течение 28 лет, а в конце ее ска­зано, что он в 30 лет был призван на службу, служил 20 лет, после чего правил 50 лет, т.е. жил 100 или 108 лет. Таким образом, Яо взял Шуня на службу в 70 лет (1.1 Яо дянь), а умер по прошествии 20 или 28 лет, т.е. в 90 или 98 лет. Данные расхождения могут указывать либо на повреждение текста в процессе передачи, либо на составле­ние отдельных эпизодов разными людьми.
  3. Старший над удельными князьями чжухоу.
  4. В данный момент неясно, что обозначает данное сочетание – имя или название должности (руководитель общественных работ).
  5. Датировку важных событий первым днем первого месяца или пер­вым днем шестидесятиричного цикла (данный факт имел место, например, в одной из чжоуских глав – 4.2 Му ши) можно считать характерной особенностью памятника.
  6. Обвинения в пьянстве выдвигаются в памятнике также против последнего шанского вана Ди-синя.
  7. Например, в древнем тексте «Бамбуковых анналов» (созданы на основе летописи царства Вэй (453–225 гг. до н.э.)) мифологические описания начинаются с Хуан-ди и Чжуань-сюя [1, с. 103], за кото­рыми следуют Яо, Шунь и Юй.
  8. Т.е. денежные средства.
  9. Представляется маловероятным, чтобы данный термин мог сущест­вовать в период Западного Чжоу (1027–771 гг. до н.э.), вероят­нее всего, концепция о пяти видах наказаний возникла не ра­нее периода Чуньцю (770–476 гг. до н.э.).

Автор:
 
© Copyright 2009-2019. Использование материалов по согласованию с администрацией сайта.