Синология.Ру

Синология.Ру

Тематический раздел


Предки народа наси (по источникам эпохи Хань и Троецарствия)

 
 
АННОТАЦИЯ: Цель данной статьи — проследить этногенез предков наси на самой ранней стадии формирования этого народа на основе сообщений из китайских исторических источников: «Ши цзи», «Хань шу», «Хоу-Хань шу», «Сань го чжи». В статье рассмотрены как признанные исторической и этнографической наукой предки насимао-ню, так и предполагаемые, среди которых, например, соу. На основе сведений, полученных из сообщений, становится возможным прояснить этапы этногенеза народа наси в самом раннем периоде истории этого народа, а также пути миграции их предков и особенности взаимоотношений с хань.
 
********************

 
Происхождение народа наси 纳西 является пока малоизученным вопросом. Большая часть наси проживает в провинции Юньнань[1], на территории которой с древности существовало множество государственных образований и вместе уживались различные народы. Население Юньнани на 2010 г. насчитывало почти 46 млн человек, 1/3 составляли представители нацменьшинств. По численности наси занимают 11-е место (более 300 тыс. чел.) среди остальных народностей Юньнани. В уездах пров. Юньнань и Сычуань проживают различные группы народа наси, которые говорят на языке лоло-бирманской группы. Среди самоназваний этих групп, объединяемых официальной китайской наукой как наси, существуют: на, нажи, нахань, нажо, акэ, мали-маша, лулу, суси, банси и мосо. Ключевым и самым распространённым словом, обозначающим самоназвание данного народа, является на [2]. Однако в древних китайских письменных источниках не встречается упоминаний об этом народе с использованием их основного самоназвания вплоть до середины прошлого столетия. Предками современного народа наси китайскими (Ян Фуцюань) и западными исследователями (Дж. Рок, М. Оппитц) считаются древние цяны, а именно группа цянских племен под названием мао-ню и 旄牛夷, населявшая около двух тысяч лет назад южную и юго-западную части современной провинции Сычуань. Более поздние названия предков современных наси, характерные для китайских источников начиная с Тан (636–907) и вплоть до Цин (1644–1912), это моша 摩沙 или мосе 磨些. Китайские исследователи Ян Фуцюань и Ян Шигуан считают, что эти названия берут своё начало от мао-ню, а также народа соу 叟, с древности населявшего территорию современной северной и северо-восточной Юньнани и южной и юго-западной Сычуани. Здесь следует отдельно отметить, что в состав современного народа наси включена группа мосо 摩梭 численностью 53 000 человек (2010). Самоназвание современных мосонажи 纳日.
 
Название народа наси в том виде, в котором мы знаем его сейчас, начинает встречаться в документах с конца 1950-х — начала 1960-х гг., в это же время народ мосо официально включают в состав народа наси[3].
 
В народных сказаниях наси не называются имена предшествующих им народов или какие-либо другие самоназвания. Однако мифы рассказывают о кочевом прошлом их предков, а также частых конфликтах с соседями и постепенном переходе к оседлому образу жизни. Например, в сказании «О сотворении мира» говорится о том, что предки наси пришли с севера, а согласно традиционных верованиям дунба душа покойного также уходит на Север — в страну предков[4].
 
Ряд китайских источников упоминает предков народа мосо/насимао-нюи. Первые упоминания о мао-ню и мы встречаем в источниках эпохи Хань (206 до н.э. — 220 н.э.). По ним мы можем проследить путь миграции этого народа, а также почерпнуть скудные, но от этого не менее значимые сведения об их жизни. В ранних средневековых источниках начиная уже с эпохи Цзинь (265–420) упоминания о мао-ню и не несут новой информации, зато впервые встречается упоминание о народе моша в сочинении Чан Цзюя «Хуа-ян го чжи» («Описание государств, расположенных к югу от гор Хуашань», IV в.). В источниках эпохи Тан (618–907) сведения о мао-ню и уже отсутствуют, а в «Цзю Тан шу» («Старая история династии Тан») Х в. мы сталкиваемся с упоминанием народа мосе, что уже является довольно близким к современному названию народа.
 
«Ши цзи» (II–I вв. до н.э.)
 
Первый источник, к которому следует обратиться, — «Ши цзи» («Исторические записки») Сыма Цяня (145? — 86?). В данном источнике мы ещё не встречаем названий народов, которые можно было бы сопоставить с мао-ню и. Однако текст «Ши цзи» полезен для понимания обстановки в регионе формирования наси, предшествующей основным в его истории событиям. Здесь мы встречаем описания крупных государственных образований, а также множества народов, которые могли в большей или меньшей степени участвовать в этногенезе этого народа. Особенно важной в данном отношении является глава 116 данного источника «Описание юго-западных и». Здесь упоминается государство Дянь 滇國, говорится о кочевых народах си 巂 и куньмин 昆明, а также их соседях: «Среди многих племён, живших к северу от Дянь, наиболее сильным считалось Цюнду. Все они укладывали волосы в пучок, [занимались] обработкой полей, жили селениями… к северо-востоку от си 巂 располагалось множество [других] народов, среди которых крупнейшими были си 徙 и цзоду 筰都». В этой главе также идёт речь о разгроме ханьцами государств Наньюэ 南越, Цюнду 邛都 и Цзоду, после чего «… [на землях] Цюнду была образована область Юэси越巂, [на землях] Цзоду — область Шэньли 沈犁». В конце всех этих столкновений «только Дянь вновь стало управляться ваном» [1, c. 85–90].
 
В данной главе из вышеперечисленных народов особое внимание следует уделить цзоду. Этот народ был известен, прежде всего, своими лошадьми (цзо ма 筰马), которые неоднократно упоминаются в древних и раннесредневековых китайских источниках. Цзоду проживали в юго-западных землях области Шу, а также на северо-восточной территории, называемой Куньмин [2, с. 308–309]. Китайский исследователь Янь Жусянь полагает, что цзоду следует отождествлять с байлан 白狼, которые, в свою очередь, могли являться родственным народу мао-ню и. Кроме того, он считает Байлан-го 白狼国 одним из ранних государственных образований предков наси. Однако существует другая версия, согласно которой байлан — это самоназвание предков современного народа пуми 普米, география распространения которого по большей части совпадает с народом наси[5] [15, c. 64]. Большинство исследователей придерживается первой версии, хотя доказательства для однозначного подтверждения одного из двух мнений всё ещё отсутствуют.
 
В «Ши цзи»в главе 123 «Описание Дайюани» мы снова встречаем упоминание о государстве Дянь, где Сыма Цянь приводит доклад китайского путешественника и чиновника Чжан Цяня (200–114 до н.э.) государю, в котором идёт речь о его поездке в государство Дася, а также о диковинных вещах в больших государствах Дайюань и Аньси[6]. «Сын Неба обрадовался и одобрил доклад [Чжан] Цяня. Повелел Цяню направить посланников одновременно по четырём дорогам через [области] Шу и Цяньвэй. Они выехали из Ман, Жань, Си, Цюн[ду] и Бо[дао]. Все миссии прошли одну-две тысячи ли. Те, кто двигался севернее, были задержаны ди и цзо, те, кто двигался южнее, были задержаны си и куньмин… Однако [посланные] узнали, что к западу от [Куньмина] в тысяче с лишним ли есть государство, где ездят на слонах, и называется оно Дяньюэ, и что купцы из Шу, тайком вывозящие товары, иногда достигают этой [страны]. И тогда Хань, чтобы проложить путь в Дася, попыталась наладить сообщение с государством Дянь[юэ]». Кроме того из этого доклада мы узнаём, что у куньмин не было правителя и они были «склонны к воровству и разбою» [1, с. 203].
 
Упоминание в «Ши цзи» государства Дянь, кочевых народов си и куньмин, Цзоду и образование Юэси очень важно, поскольку отсюда начинает прослеживаться хронологическая цепочка формирования предков народа наси. Крупнейший западный исследователь наси Дж. Рок, а также ряд китайских историков, таких как Ян Фуцюань, считают народы си, куньмин, цзоду, а также население Дянь одними из предков современных наси, наряду с мао-ню и.
 
В эпоху Цзинь (265—420) на территории Юньнани появляется этническая группа цуань 爨, общество которых отличалось сильной политической властью. Цуань включали в себя две группы — умань 烏蠻 (чёрные мань) и баймань 白蠻 (белые мань). В настоящее время китайскими исследователями умань считаются предками лолойских народов, а также одними из предков наси/мосо [4, c. 7–8]. В свою очередь предполагается, что цуань являются потомками покорённого в 109 г. до н.э. войском императора У-ди государства Дянь, о котором говорится в «Ши цзи». Исследователи Дж. Рок, Ян Фуцюань и Ли Цзечжу считают, что на первом этапе этногенеза наси в его формировании участвовали племена си 巂, куньмин, си 徙 и цзоду, которые вступали в контакт с племенами мао-ню, являвшимися потомками цян, а также народом соу 叟, который также считается одной из ветвей западных цян [6, с. 8–9; 10, c. 64–78]. В эпоху Цзинь в формировании наси также участвовали умань. Таким образом, сведения «Ши цзи» являются отправным пунктом в исследовании формирования и истории народа наси.
 
«Хань шу» (I в.)
 
Следующий источник эпохи Хань — «Хань шу»(«История династии Хань»), составленный придворным историком Бань Гу (32–92). В данном источнике мы, так же как и в «Ши цзи», находим упоминание о государстве Дянь в главе 61. Однако здесь мы встречаем лишь укороченную версию доклада Чжан Цяня, упомянутого выше в «Ши цзи». Единственное отличие заключается в том, что в «Ши цзи» в главе 123 два раза упоминается Дяньюэ 滇越, а в «Хань шу» при втором упоминании употребляется название Дянь-го 滇国. В главе 95 мы встречаем ещё одно упоминание о Дянь, которое тоже является повторением сведений из главы 116 «Описание юго-западных и» в «Ши цзи». Какие-либо новые сведения об уже упомянутых в «Ши цзи» кочевых народах си, куньмин, цзо, а также государственных образований отсутствуют [3].
 
«Хоу-Хань шу» (V в.)
 
«Хоу-Хань шу» («История династии Поздняя Хань») описывает события, происходившие в Китае с 25 по 220 гг. н.э. Она была составлена в V в. историком Фань Е (398–445). В этом источнике мы встречаем наибольшее число упоминаний о народе мао-ню и связанных с ним событий за рассматриваемый период.
 
Прежде чем приступить к анализу сведений из «Хоу-Хань шу» о народах, имеющих отношение к предкам наси, приведём отрывок из главы 86, в котором мы встречаем описание государства Дянь, тем более что оно содержит хотя краткие, но всё же более полные сведения по сравнению с предыдущими источниками. «В 109 г. до н.э. [император] У-ди умиротворил государство Дянь, превратил его в область Ичжоу, из Цзанкэ и Юэси были выделены несколько уездов [для передачи Ичжоу] <...> Там много попугаев, павлинов, [места] хороши для добычи соли, земледелия и рыболовства, изобилуют золотом, серебром и скотом. Люди [в тех краях] привыкли жить расточительно. Чиновники очень богаты, [их богатства] хватает на несколько поколений» [8]. В контексте исследования вопроса о происхождении предков наси описание Дянь имеет значение, поскольку географически это государство занимало территорию, на которой происходили основные процессы, связанные с возникновением и формированием наси.
 
В «Хоу-Хань шу» мы впервые встречаем упоминания о народе мао-ню. Примечательно,что в тексте этого источника мао-ню очень часто фигурируют вместе с народом байлан, о котором говорилось выше. Например, в главе 4 указано, что в 100 г. «[находящиеся] за пределами мао-ню варвары байлан и лоубо были покорены [императором]» [8].
 
Ли Сянь 李贤 (655–684) в своём комментарии к данному отрывку использовал труд «Шисань чжоу чжи» («Записи о тринадцати округах») учёного Кань Иня 阚骃 эпохи Южных и Северных династий (420–589), точные годы жизни которого не установлены. В нём говорится, что «уезд Мао-ню принадлежит округу Шу». Также Ли Сянь указывает на то, что в «Хань шу» сказано о том, что мао-ню были освобождены от уплаты ежегодной дани: «[для] мао-ню тех земель ежегодное принесение дани окончено, так как [был получен] жезл[7]» [9]. Однако указанных Ли Сянем сведений нет в существующей сохранившейся версии «Хань шу» без комментариев. Также в этой главе говорится о том, что был издан указ, согласно которому всем пострадавшим в результате стихийных бедствий в этой области простым людям давалось взаймы зерно. Таким образом, в этом отрывке содержатся сведения об отношении властей династии Хань к новопокорившимся народам. Ниже будут приведены примеры осуществления китайскими властями политики привлечения новых народов под своё покровительство путём раздачи подарков местной знати.
 
В то же время в главе 5 содержатся сведения о том, что в 118 г. народы области Юэси (越巂), а также мао-ню взбунтовались и убили старшего чиновника. Ещё один бунт повторился в 123 г., в результате «были разграблены пограничные заставы, а глава уезда был убит. Глава округа Ичжоу и дувэй западной области Шу пошли на них с карательной экспедицией» [8]. Мы помним о том, что область Юэси была образована в результате разрушения Цюнду, в то время как на землях Цзоду была образована область Шэньли. Согласно главе 86, Шэньли позже стало принадлежать округу Шу 蜀郡, а затем в 135 г. данная территория была переименована в уезд Ханьцзя 汉嘉县. Ныне на этих землях существует уезд Ханьюань 汉源县 городского округа Яань 雅安 провинции Сычуань, который приблизительно совпадает с местоположением уезда Мао-ню [5, с. 47–51; 11, с. 32–40]. Таким образом, уезд Мао-ню располагался севернее области Юэси, находясь на землях, в том числе, и современного Лицзяна — области проживания большей части современных наси. Следует помнить, что в то время многие народы данной территории вели кочевой образ жизни и могли легко перемещаться. Если сопоставить информацию глав 4 и 5, приняв в расчёт комментарий Ли Сяня, то можно сделать вывод о том, что покорение предков наси ханьцами происходило насильственным путём и, видимо, они имели относительную независимость, иначе зачем комментатору писать о прекращении выплаты дани. Однако это лишь предположение, нуждающееся в дальнейшем исследовании и проверке.
 
В «Хоу-Хань шу» мы также встречаем упоминание о предках наси и событиях того времени в связи с толкованием астрономических явлений. В главе 101 «Небесные явления» есть интересная заметка о том, что в 99 г. был замечен «метеор, большой как тыква», летящий в направлении юго-запада, белого цвета. Данное событие было воспринято как знамение: «Белый метеор — будет гость, большой [метеор] — к большому посланнику, а маленький — к маленькому». В результате чего в тексте делается предсказание о том, что в будущем году «[находящиеся] за пределами мао-ню варвары байлан и лоубо» [8], возглавляемые правителем Тан Цзэном 唐缯, в количестве ста семидесяти тысяч человек покорятся императору. Столь точное предсказание заставляет предположить, что так оно и произошло.
 
В главе 113 «Области и княжества» в варианте «Хоу-Хань шу», не снабжённом дополнительными комментариями, мы встречаем единственное упоминание мао-ню в кратком описании округа Шу 蜀郡, как одного из многих народов, населявших эти территории. Также там сказано, что округ Шу с 122 г. становится уделом Шу-го 蜀国 с населением 475 629 человек, однако сами мао-ню никак не описаны [8]. Ли Сянь дополнил данный отрывок комментарием из «Хуа-ян го чжи»: «Мао — это место, расположенное в горах Цюнлай[8]. Люди цюн вошли в состав Шу, эти горы далёкие и труднопроходимые, среди южан [было в употреблении] древнее название Цюнлай. Есть река Сяньшуй, Жошуй, которая иначе зовётся Чжоуцзян». Из этого отрывка можно сделать предположение о том, что на данном историческом этапе предки наси мао-ню населяли западные земли современной провинции Сычуань[9] и миграция на территорию, которая населена наси в настоящее время, ещё не была завершена.
 
Глава 86 посвящена описанию южных и юго-западных народов, и здесь мы встречаем упоминания о государственных образованиях Елан, Дянь и Цюнду, которые имели своих вождей и где «люди живут поселениями и занимаются пахотным земледелием» [8]. Кроме них есть ещё «народы си и куньмин, на западе до Тунши, на северо-востоке до Еюй. Место насчитывает тысячу ли. Они не имеют вождей, заплетают волосы в косы, кочуют вслед за скотом, не имея постоянного места жительства. На северо-востоке от си есть княжество Цзоду, а на северо-востоке от Цзоду есть княжество Жаньман, некоторые из этих [народов]  живут оседло, а другие кочуют вслед за скотом. На северо-восток от Жаньман есть княжество Байма [народа] ди. Эти три княжества имеют вождей» [8].
 
Наибольший интерес вызывает отрывок, содержащий сведения о вышеупомянутых цзоду. «Варвары цзоду. У-ди освоил это место, У-ди учредил уезд Цзоду. Эти люди ходят с распущенными волосами, одежду запахивают налево, в речи охотно и часто пользуются метафорами, условия жизни в общих чертах схожи с варварами Вэньшань[10]. Там произрастает способное продлевать жизнь волшебное лекарство, это место, где жил бессмертный Шаньту. В 111 г. до н.э. [здесь] был учреждён округ Шэньли. С 97 г. до н.э. входил в округ Шу как западная часть, было учреждено два дувэя: один пребывал в Мао-ню и ведал заграничными варварами, а другой в Цин-и и ведал ханьцами» [8]. Далее говорится о бунтах 118 и 123 гг., о которых уже было сказано выше, текст идентичен предыдущему. Кратко об административной истории Шэньли было сказано ранее, здесь же стоит добавить, что при императоре Ань-ди (94–125) юго-западная часть области Шу имела в своём составе 5 уездов: Цин-и 青衣, Си 徙, Янь-дао 严道, Мао-ню 牦牛, Цзо-ду 筰都. Через эти земли проходил важнейший торговый путь, который назывался Мао-ню дао 牦牛道, но только два из пяти уездов находились под прямым контролем ханьцев (Цин-и и Янь-дао), в то время как остальные периодически выходили из-под управления. Фактически, южная граница Шу достигала только находящихся к югу от Янь-дао гор Цюнлай [13, c. 146–147].
 
Наиболее интересные сведения о появлении мао-ню и пути их миграции содержит глава 87[11]. Отрывки из неё приводятся в варианте, не содержащем комментарии Ли Сяня. «Во времена правнука Юань Цзяня[12] — Жэня[13] — Сянь-гун[14] только пришёл к власти, желал вновь пойти по стопам Му-гуна[15]. Двинул войска в верховье реки Вэй, уничтожил ди, жунов. Дядя Жэня страшился могущества Цинь, повёл своё племя на юг добровольно покоряться [царству Цинь], вышел из излучины реки Цычжи[16], [затем] отправился на запад на несколько тысяч ли, [находясь] от других цянов очень далеко, более не поддерживая отношений. Потомки их разделились, каждый образовал свой народ, [они] вольно перемещались в любые места. [Некоторые] стали народом мао-ню, который есть цяны Юэси; [другие] стали народом байма 白马, который есть цяны Гуанхань 广汉[17]; [третьи] стали народом цаньлан 参狼, который есть цяны У-ду 武都[18]. Жэнь и его младший брат У остались каждый сам по себе в Хуанчжуне[19], также имели много жён. У Жэня родилось 9 сыновей, от которых пошло 9 родов, у У родилось 17 сыновей, от которых пошло 17 родов, расцвет цянов начался с этого времени» [8].
 
«После самого Юань Цзяня все его потомки разделились на 150 племён. Среди них 9 племён [начиная от] истока реки Цычжи на запад до Шу, севернее границ Хань, в прежних исторических [книгах] не записано их количество. Только цаньлан в У-ду, способных сражаться, есть несколько тысяч человек. Есть 52 племени, приходящих в упадок, имеющих мало людей, не способных быть самостоятельными, [которые отделились и стали] покорившимися племенами; некоторые исчезли, не имея потомков, а другие ушли очень далеко. Другие 89 племён, только [они] имеют самые сильные рода [цян], способных сражаться более 100 000 [человек]. Другие племена самое большее имеют несколько десятков тысяч человек, самое меньшее — несколько тысяч человек, они совершают грабежи и вторжения друг к другу, переменно расцветая и приходя в упадок. Во времена Шунь-ди[20] в целом было приблизительно 200 000 воинов. Фа-цяны 发羌, тан-мао 唐旄 и другие [народы были] далеко и не имели с ними отношений. Мао-ню, цяны бай-ма в Шу — названия их племён не известны и не записаны. В 37 г. вождь Лоу Дэн возглавил байма, [включавших в себя] более 5000 дворов, покорился [Хань]. Гуан-у[21] пожаловал Лоу Дэну титул цзюньчжан 君張. В 94 г. [находящиеся] за границей области Шу цяны да-цзан-и 大牂夷, возглавляемые вождём Цзаотоу, [включавшие в себя] более 500 000 человек, покорились [Хань]. Цзаотоу был пожалован титул правителя города,была дарована печать. В 107 г. цяны, [находящиеся] за границей округа Шу, 6 племён [возглавляемые] Лун Цяо, [насчитывавшие] 17 280 человек, покорились. В следующем году цяны, [находящиеся] за границей округа Шу, 8 племён, [возглавляемые] Бо Шэнем, [насчитывавшие] 36 900 человек, стали принадлежать внутренним землям. Зимой [находящиеся] за пограничной заставой Гуанхань цяны цаньлан, имевшие 2400 человек, вновь покорились [Хань]. В 148 г. цяны байма, более 1000 человек, вторглись в Гуанхань, принадлежащий стране, убили старшего чиновника [округа]. Начальник округа Ичжоу, возглавив баньдунь-мань 板楯蛮[22], разгромил [их]» [8].
 
Из сообщений источников мы можем сделать заключение о том, как появились первые мао-ню, в какую сторону шла их миграция и какие другие народы были им наиболее родственны.
 
Первая волна миграции цянов, связанная с этногенезом предков наси мао-ню, если опираться на сведения из «Хоу-Хань шу», началась во времена правления циньского Сянь-гуна (424–362 до н.э.). Группа цянов покинула в это время верховья реки Цычжи, что соответствует современному Хайнань-Тибетскому автономному округу провинции Цинхай. С течением времени происходит разделение этих цянов на три основные группы: мао-ню, байма и цаньлан. Мао-ню стали оседать в районе Юэси, байма в Гуанхань, а цаньлан в У-ду. Если мы наложим эти данные на карту, то увидим, что ближе всех от начала миграции остановились цяны цаньлан в У-ду, который находится в самом южном городском округе Луннань современной провинции Ганьсу. Далее продвинулись цяны байма, обосновавшиеся в Гуанхань, который ныне принадлежит городскому округу Дэян провинции Сычуань. Наконец, дальше всех мигрировали мао-ню цян, обосновавшиеся в районе области Юэси, которая находилась по большей части на территории современного Ляншань-Ийского автономного округа на юго-западе современной провинции Сычуань, а также в северной и северо-восточной частях современной провинции Юньнань.
 
Что касается хронологических рамок, то, согласно сообщениям из источников, можно сказать, что в данной местности мао-ню обосновались, по всей видимости, на рубеже тысячелетий. Хронология политико-административных трансформаций в данном регионе была описана выше на основе приводимых здесь текстов древнекитайских источников вплоть до образования уезда Мао-ню. Таким образом, можно сказать, что миграция предков мао-ню началась в IV в. до н.э. с юго-востока современной провинции Цинхай, в результате разделения привела к образованию новых родственных друг другу народов, среди которых были и предки наси. Для мао-ню миграция приближается к концу примерно в I–II в. н.э., когда мы видим их в качестве северных соседей Юэси, или входящих в состав этой области. Следует помнить о том, что мао-ню, как и многие другие народы, населявшие те земли, в то время ещё не перешли к оседлому образу жизни, поэтому точные географические границы их расселения указать трудно.
 
Упоминания о других возможных предках наси
 
В главе 75 «Хоу-Хань шу», которая носит название «Жизнеописание Лю Янь, Юань Шу и Люй Бу», также упомянут народ соу в качестве воинов. В этой главе говорится о военных конфликтах и столкновениях полководцев после смерти Дун Чжо в 194 г., в результате которых соу также использовались в качестве воинов:  «[Лю] Янь отправил 5000 воинов соу на подмогу, [но] потерпел поражение»[8]. В этой же главе даётся комментарий Ли Сяня, который ссылается на Кун Ань-го[25], писавшего в «Шан шу» («Почитаемая книга»), что «Шу есть Соу» [9].
 
Сведения о соу гораздо более скудны, нежели о мао-ню и других кочевых народах. На протяжении всего текста«Хоу-Хань шу» не встречается какого-либо описания этого народа, кроме упоминаний его в связи с военными походами китайских полководцев. Здесь важен комментарий Ли Сяня о том, что «Шу есть Соу». Могло ли быть название соу общим для всех народов, населявших Шу, или речь идёт о каком-то одном из народов, издревле живших на этой территории? Являются ли наси потомками мигрировавшего народа мао-ню и людей, населявших Шу? В такой формулировке о предках наси не говорится в исследованиях китайских или западных историков. В связи с предками наси принято говорить именно о народе соу, однако комментарий Ли Сяня следует иметь в виду. 
 
Кроме вышеописанных упоминаний о предках наси мао-ню и соу, а также краткого описания кочевых народов в «Хоу-Хань шу» мы встречаем упоминание о народе байлан 白狼, который в последние время считается китайскими исследователями одним из предков наси (западных исследований по вопросу о связи байлан и предков наси найти не удалось). Однако эти гипотезы ещё нуждаются в проверке, поэтому здесь будет сказано о них очень кратко.
 
Байлан упоминаются в главах 86 и 101. Отрывок из главы 101 был упомянут выше, согласно его тексту народ байлан жил за пределами земель мао-ню, но о том, являлись ли они родственными и в каких связях состояли, не сказано ничего.
 
В главе 86 «Хоу-Хань шу» встречается первое упоминание песни «Юань и хуай дэ гэ» 远夷怀德歌 («Песня думающих о добродетели далёких варваров»), которая согласно китайским исследователям принадлежит народу байлан. В данном источнике сохранилось не просто упоминание, а запись этой песни. Оригинал песни на языке тибето-бираманской языковой группы был переведён чиновником Тянь Гуном и представлен ко двору как «Песня Байлан». Песня была записана в период правления императора Мин-ди (58–75) эпохи Восточная Хань. Само государство Байлан располагалось на территории современной провинции Сычуань к западу от реки Ялунцзян и граничило с государством Мао-ню, находившимся на востоке от реки Ялунцзян. В данной главе повторяется информация из главы 4 о том, что в 100 г. Тан Цзэн, правитель «находящихся за пределами Мао-ню варваров байлан и лоубо, возглавляя 170 000 человек из племён, покорившись, перешёл в состав страны. Ему были дарованы золотая печать и пурпурный шнур, местным главой были дарованы различные монеты и шелка» [8]. Однако информация из данной главы более развёрнута, мы узнаём имя правителя байлан, о соседстве байлан и мао-ню, а также о том, что в 100 г. байлан подчинились Хань и знать имела от этого всевозможные дары.
 
В этой же главе говорится о том, что во времена правления императора Мин-ди в эпоху Восточная Хань в Ичжоу ханьская культура успешно распространялась среди местных народов: «Люди прежних поколений не ездили на запад от Вэньшань, и китайский календарь не имел там распространения. Байлан, Паньму, Танцзоу и другие сто с лишним государств [имеют] более 1 300 000 дворов, более 6 000 000 человек, все эти племена делают подношения двору, зовутся подданными» [8]. Далее речь идёт о том, что правитель «Байлан, Танцзоу и другие, изменившись к лучшему под благотворным влиянием [Хань], перешли в подданство [империи], написали три стиха» [8]. Здесь имеется в виду вышеупомянутая «Песня Байлан», состоявшая из трёх строф, 44 строк. В тексте говорится о том, что язык дальних народов очень сложен, однако в уезде Цяньвэй есть чиновник по имени Тянь Гун, который состоял «в близких отношениях [с варварами], прекрасно знал их язык, чиновник постоянно приказывал расспрашивать об их обычаях, переводил их язык. Сейчас назначены цунши Ши Лилин и Тянь Гун доставлять [дары варваров] ко двору, а также преподносить их музыкальные стихи» [8].
 
Текст данной песни взят из труда Ян Шигуана «Беседы об истории Лицзяна». Существует несколько версий перевода на китайский язык, но кардинального смыслового различия между существующими вариантами нет. Никаких новых сведений о байлан в данной работе китайского исследователя не приводится, здесь упоминается только переведённый выше отрывок из «Хоу-Хань шу» с более поздним комментарием эпохи Цин, где сказано о том, что «байлан есть Лицзян» («白狼即丽江也»), однако в «Хоу-Хань шу» ничего подобного не говорится, к тому же Лицзян не граничит с теми землями мао-ню, о которых было сказано выше [14, с. 22].
 
Вся песня состоит из 44 строк, записана 176 иероглифами. Здесь приведён полный перевод текста «Песни Байлан» [14, с. 22–24]:
 
Стих первый
远夷乐德歌
(Песня радующихся добродетели далёких варваров)
[Империя] Хань правит
В согласии с Небом,
Чиновники толкуют [древние тексты] справедливо,
Я пришёл непокорным,
А услышав молву покорился,
Увидел чудесных
Много дарованных тканей,
Сладких вин и угощений,
Цветущей жизни радостный танец,
Наполненный гибкостью совершенной,
Варварам нищим
Не по силам отблагодарить [за добро],
[Желают] правителю долголетия,
Процветающего потомства.
 
Стих второй
远夷慕德歌诗
(Песня стремящихся к добродетели далёких варваров)
Варвары в землях,
Где солнце заходит,
Следуя хорошим примерам, покорились.
Подчинились владыке [земель], где солнце восходит.
Совершенная добродетель, великая милость
Стала почётна среди богатых людей.
Зимой много снега,
Летом — дождя,
Когда погода меняется,
Люди в стране во множестве
Переплывают опасные реки,
Но преодолев трудности дальнего пути,
По обычаю возвращаются с покорностью домой,
Сердцем стремясь к любящей матери.
 
Стих третий
远夷怀德歌
(Песня думающих о добродетели далёких варваров)
Кроме дальних владений
Земли бесплодные,
Нет мяса, одежды и кожи,
Не видно ни соли, ни хлеба.
Чиновники переводят и передают [каноны],
Хань живёт в полном благополучии,
Неблагодарные за гуманное правление,
Сопротивляются далёкой Шань[26].
Высокие горы круты и неприступны,
Взбираются на обрывистые скалы,
Чтобы скудным деревом обогатить семьи.
Кое-как добираются до Лояна,
Молодые и старые, одинаково одарённые подарками,
Держа на руках шёлковые ткани,
Сообщают своим людям,
[Их] Вожди желают покориться.
 
В целом по «Песне Байлан» можно видеть, что ханьцы задаривали элиты покоряемых ими народов, вместе с чем насаждалась китайская культура. Также следует помнить, что данная песня была создана якобы от лица народа байлан в качестве подношения ханьскому императорскому двору. Чувствуется, что текст написан под влиянием китайской культуры (может быть, его писали сами ханьцы?). Здесь видны все характерные черты  взаимоотношений центра (ханьского Китая) с периферией («варвары»). Покорённые байлан воспевают правление Хань «в согласии с Небом», работу справедливых чиновников и материальные блага, которые приносит повиновение ханьскому Китаю, а также плоды духовной «прививки» — «совершенная добродетель, великая милость стала почётна среди богатых людей». В третьей части описывается бедная и тяжкая жизнь народов и их желание покориться.
 
В настоящее время существует две версии происхождения авторов этих строк. Ян Шигуан придерживается мнения, что согласно фонетическому разбору оригинальный текст близок к местности Баошань 宝山 современного округа Лицзян, таким образом, относясь к современному региону распространения языка наси. В «Беседы об истории Лицзяна» этот исследователь отмечает, что также существует версия, согласно которой язык текста близок к языку народа пуми. Область, откуда произошли предки обоих народов, — Тибетское плато. Однако хронологические рамки миграции предков этих народов расходятся: в юго-западную часть Сычуани предки пуми мигрировали лишь в VII в., а освоение северо-запада Юньнани этим народом началось лишь в XIV в.. Предки же народа наси, в частности мао-ню, совершили миграцию в этот район ещё в I веке н.э. или немного раннее, поэтому здесь трудно судить однозначно о связи «Песни Байлан» с современным народом пуми, тем более, если верить китайским источникам, текст этой песни был записан ещё в эпоху Восточная Хань. В целом «Песня Байлан» изучена мало, как и сам народ байлан; кроме фонетического анализа языка текста[27], записанного китайскими иероглифами, других исследований по данному вопросу пока нет. Однако китайская историческая наука рассматривает байлан в качестве народа, родственного мао-ню. Как мы видим из источников Хань, оба народа являлись соседями, поэтому вовсе нельзя исключать того, что байлан также принимали участие в этногенезе будущего народа наси. В более поздних источниках встречаются очень редкие упоминания о байлан, отсутствует описание этого народа и какие-либо дополнительные к «Хоу-Хань шу» сведения.
 
«Сань го чжи» (III в.)
 
Следующий источник, который мы рассматриваем в рамках данной статьи — «Сань го чжи» («История трёх государств»). Предыдущий источник, «Хоу-Хань шу», описывает события эпохи Восточная Хань, но составлен был несколько позже — в V в. «Сань го чжи»описывает более поздний период, но составлена была раньше — в конце III в. историком Чэнь Шоу (233–297). «Сань го чжи» отражает события с конца империи Хань, поэтому хронологические рамки данного источника делают эту хронику требующей рассмотрения в связи с упоминаниями предков наси в этот период. Здесь мы встречаем интересные сведения о народе мао-ню, которые отсутствовали в предыдущих источниках.
 
В главе 43 «Сань го чжи» говорится о том, что на границе области Ханьцзя «четыре тысячи дворов варваров маю-ню, их возглавлял Лан Лу, [который] хотел отомстить за мужа тётки по отцу Дун Фэна, он [велел] младшему брату своего отца покинуть [бывших] подчинённых Дун Фэна, [чтобы] разведать обстановку. Чжан Ни[28], с другой стороны, отправил человека из своего окружения, чтобы тот преподнёс им скот и вино в награду, и снова приказал отправиться навестить жену Дун Фэна, чтобы объяснить ей намерения Чжан Ни. [Тот человек] и получил подарки, и лично встретил свою сестру, братья и сёстры очень радовались, и тогда повели своё войско, чтобы навестить Чжан Ни. Чжан Ни был щедр на подарки для них и после радушного приёма отпустил их домой. С тех пор мао-ню не вызывали каких-либо беспокойств. В округе есть старый путь, он проходит через земли, где живут мао-ню, и достигает Чэнду, [этот путь] и ровный, и близкий. После того, как мао-ню сами преградили этот путь, уже более ста лет [нельзя ходить по этому пути], вместо него стали ходить по другому пути — опасному и далёкому. Чжан Ни отправил свою свиту, взявшую с собой деньги и богатые товары, чтобы пожаловать их Лан Лу, чтобы тётя Лан Лу снова передала свои намерения. После этого Лан Лу собрал своих братьев, жён, сыновей и дочерей, чтобы вместе навестить Чжан Ни; Чжан Ни и он, совершив клятву, заключили союз, старый путь был открыт. Расстояние в тысячу ли, весь путь благополучный и быстрый, почтовые станции вновь восстановлены. Чжан Ни представил доклад императору, попросил даровать Лан Лу титул князя мао-ню, отправил представителя, чтобы тот повёл за собой Лан Лу явиться на поклонение императору с преподношением даров» [12].
 
«Чжан Ни был назначен на должность правителя Юэси на 15 лет, и в тех землях установился порядок. Он неоднократно просился вернуться в столицу, и тогда его перевели в Чэнду. Местные люди относились к нему с почтением и любовью, поддерживая его повозку, плакали. Когда повозка ехала через селения мао-ню, правители уездных городов со всем народом приходили, чтобы встретить и проводить [его], а иногда и следуя за повозкой, провожая до самой границы области Шу» [12].
 
События, которые предшествовали данной истории были банальны для того времени — в 236 г. в уезде Цисянь[29] произошёл бунт во главе с Дун Фэном и его младшим братом Вэй Цюй. В результате чего «Чжан Ни казнил Дун Фэна, его жена была дочерью правителя мао-ню, Чжан Ни простил её, а Вэй Цюй убежал за западную границу» [12].
 
Согласно упоминаниям о мао-ню в данном историческом источнике, можно сказать о том, что этот народ играл довольно важную роль в данной местности. Через его земли проходил путь мао-ню, известный торговый маршрут, который являлся частью Великого шёлкового пути, ведущего на юг. От взаимоотношений с местными народами зависела доступность этой части маршрута, которая была самой короткой и удобной.
 
Также из данного отрывка можно сделать некоторые выводы о положении женщины у народа мао-ню. Чжан Ни посылает к ней своих людей с подарками, пытаясь выстроить дипломатические отношения, из чего можно заключить, что роль женщины была довольно высока. Высокое положение женщины сохранилось у современных наси, в особенности у мосо, общество которых матрилокально и матрилинейно.
 
Что касается народа соу, то в «Сань го чжи» он упоминается несколько раз, но информации о нём по-прежнему очень мало. В той же главе 43 народ соу упоминается в связи с мятежами местных народов в 221 г. На подавление мятежа отправился с карательной экспедицией генерал и чиновник Ли Хуй (умер в 231 г.) из уезда Юйюань в Ичжоу (современный уезд Чэнцзян городского округа Юйси провинции Юньнань). По пути в Чэнду у народов соу и пу 濮 были «взяты скот, боевые кони, золото, серебро, рога носорога, кожа, полное военное снабжение» [12]. Однако из этой же главы мы узнаём, что в области Юэси «народ соу много раз поднимал мятежи, они убили правителей области Лун Гу, Цзяо Хуана, поэтому с тех пор преемник на должности правителя области не смел приступать к исполнению своих обязанностей в центре области, а только жил в уезде Аньдин, что от областного ведомства отделяют более 800 ли, поэтому эта область носит свой статус лишь формально» [12]. Однако, как говорится далее в «Сань го чжи», после назначения на должность правителя области Чжан Ни дела стали быстро налаживаться, и местные народы снова покорились.
 
Ранее, в главе 31 «Сань го чжи»мы снова встречаем упоминание о соу как о воинах, которых использовали в междоусобных конфликтах того периода, однако никакой дополнительной информации, описывающей этот народ в этой главе не содержится: «Чжан Фу посылает помощника окружного начальника, цунши царства Шу Чжан Су передать триста воинов соу» [12].
 
Итак, в данной статье были рассмотрены четыре исторических источника о событиях в период Хань и Троецарствия: «Ши цзи», «Хань шу», «Сань го чжи» и «Хоу-Хань шу». Источниковедческий анализ был проведён в хронологическом порядке описываемых в этих источниках событий. Опираясь на вышеприведённые сообщения, можно сделать вывод о политической нестабильности территорий, где протекала жизнь предков народа наси. Информация из данных источников даёт нам представление о ранней истории этногенеза наси. Обобщая можно сказать, что на первом этапе формирования этого народа существовало, по крайней мере, две основы: 1) кочевые народы си 巂, куньмин, си 徙, цзоду, населявшие западную и юго-западную Сычуань уже с III–II вв. до н.э., 2) мао-ню — потомки мигрировавших из Цинхая в IV в. до н.э. цянов, обосновавшиеся на границе Юэси 越巂 в I–II вв. Всё это говорит о кочевом прошлом предков наси. Одновременно соседние народы (например, в Дянь) вели оседлый образ жизни и занимались земледелием, что в дальнейшем могло повлиять на  предков наси и ускорить процесс их перехода к подобной жизни. Упомянутые народы соу и байлан также могли быть причастны к этногенезу наси, но данный вопрос требует отдельного изучения. Особое внимание следует уделить возможной связи байлан и пуми, а также пуми и наси ввиду ряда общих мест в верованиях и культуре этих народов.
 
Литература
1. Сыма Цянь. «Исторические записки» («Ши цзи»). В 9 т. Т. 9 / Пер. с кит. и коммент., под ред. А.Р. Вяткина. М.: Восточная литература, 2010.
2. Gender and Chinese archaeology / Ed. by Linduff M. Katheryn, Sun Yan. California: AltaMira Press, 2004.
3. Бань Гу. Хань шу 汉书 (История династии Хань) // http://www.guoxue 123.com/shibu/0101/00hs/index.htm (31.03.2016).
4. Ван Вэньгуан, Чжан Шухуэй. Синань бяньцзян умань юаньлю каоши 西南边疆烏蠻源流考释 (Исследование происхождения умань приграничных юго-западных территорий). Куньмин, 2007.
5. Гун Вэй. Ши тань Чжаньго Цинь Хань шици цзо жэнь юй маоню гуаньси 试谈战国秦汉时期筰人与牦牛关系 (Рассуждения о связи народа цзо и мао-ню в период Сражающихся царств, Цинь и Хань) // Чжунхуа вэньхуа луньтань. Чанша, 2014. № 7. С. 47–51.
6. Ли Цзечжу. Лицзян наси цзу вэньхуа дэ фачжань бяньцянь. 丽江纳西族文化的发展变迁 (Эволюция развития культуры наси в Лицзяне). Пекин, 2007.
7. Нинлан ицзу цзычжисянь цзычжи тяоли.宁蒗彝族自治县自治条例 (Положение об автономии Нинлан-Ийского автономного уезда) (1990) // http://www.chinalawedu.com/news/1200/21752/21756/2006/4/hu87033843361714600221072-0.htm (31.03.2016).
8. Фань Е. Хоу-Хань шу 后汉书 (История династии Поздняя Хань) // http://www.guoxue123.com/shibu/0101/00hhs/index.htm (31.03.2016).
9. Фань Е, Ли Сянь. Хоу-Хань шу 后汉书 (История династии Поздняя Хань) // http://www.guoxue123.com/shibu/0101/00hhsz/index.htm (31.03.2016).
10. Хэ Гуанъюэ. Цюйсоу, соу жэнь дэ лайюань хэ цяньси 渠搜、叟人的来源和迁徙 (Происхождение и миграция людей цюйсоу и соу) // Сысян чжаньсянь, Пекин. 1991. С. 64–78.
11. Хэ Гуанъюэ. Маоню цян дэ лайюань хэ фэньбу 牦牛羌的来源和分布 (Происхождение и распространение мао-ню цян) // Чжунхуа вэньхуа луньтань. Чанша, 1998. № 2. С. 32–40.
12. Чэнь Шоу. Сань го чжи 三国志 (История трёх государств) // http://www.guoxue123.com/shibu/0101/00sgz/index.htm (31.03.2016).
13. Чжоу Чжэньхэ. Си Хань чжэнцюй дили 西汉政区地理 (География административного деления Западной Хань). Пекин, 1987.
14. Ян Шигуан. Лицзян ши хуа 丽江史话 (Беседы об истории Лицзяна). Куньмин, 2010.
15. Янь Жусянь. Пуми цзу цзянь-ши 普米族简史 (Краткая история народа пуми). Куньмин, 1988.
 
ПРИМЕЧАНИЯ
 
[1] Народы Юньнани, 2010 г.: и — 4 710 000, бай — 1 510 000, хань — 1 420 000, дай — 1 140 000, чжуан — 1 140 000, мяо — 1 040 000, хуэй — 640 000, лису — 610 000, лаху — 450 000, ва — 380 000, наси — 326 000, яо — 190 000, цзинпо — 130 000, тибетцы — 130 000, булан — 90 000, буи — 55 000, ачан — 34 000, пуми — 32 000, монголы — 28 000, ну — 28 000, цзино — 21 000, дэан — 18 000, шуэй — 13 000, мань — 12 000, дулун — 5884.
 
[2] Данное слово имеет значение «чёрный», а пиктограмма дунба, имеющая значение «наси», изображает человека с чёрным лицом. Подробнее о письменности наси и пиктограммах дунба см.: Грачёва Ю.А. Письменность дунба: отражение древней истории народа наси // Общество и государство в Китае. Т. XLV. Ч. 2. М.: ИВ РАН, 2015. С. 285–305.
 
[3] Насколько этнически оправданным является включение мосо в состав наси — вопрос в настоящее время малоизученный как в западной, так и в китайской науке. Однако в «Положении об автономии Нинлан-Иского автономного уезда» 1990 г. в списке проживающих на данной территории народов мосо и наси значатся отдельно [7]. Ведутся споры о том, стоило ли включать мосо в группу наси или считать их самостоятельным народом. В любом случае, эти народы являются близкородственными друг другу, и именно китайское название народа мосо используется в средневековых китайских источниках (с разными вариантами иероглифического написания).
 
[4] Подробно см.: Грачёва Ю.А. Указ. соч.; она же. Три жемчужины «Дунба цзин» // The ninth European Conference on Languages, Literature and Linguistics. 23th November, 2015. Austria, Vienna. Р. 79–86.
 
[5] Численность народа пуми (самоназвания: пуинми, пушими, пэйми, бо, люлюпа) по данным на 2010 г. составляла 42 861 человек. В провинции Юньнань пуми населяют Ланьпин-Бай-Пумиский автономный уезд, Нинлан-Ийский автономный уезд, старый город Лицзян, Юйлун-Насиский автономный уезд, Вэйси-Лисуский автономный уезд и уезд Юншэн; в провинции Сычуань пуми живут в уезде Яньюань, а также в Мули-Тибетском автономном уезде. Язык пуми относится к гьярлонг-цянской ветви тибето-бирманских языков, цянской группе, северной подгруппе. Ранняя письменность пуми была создана на основе тибетского письма, но не получила широкого распространения. Традиционные верования пуми, называемые динба, схожи по своему содержанию с верованиями насидунба. Кроме того, характер семейно-брачных отношений имеет такие же вариации, как и у наси: например, пуми, проживающие по соседству с группой мосо в уезде Нинлан, практикуют «визитные» браки и их семьи матрилокальны. Таким образом, сравнительный анализ общих черт и различий наси и пуми является интересным полем для исследований. В контексте данного вопроса следует также обратить внимание на статью французского исследователя А. Мишо «The tones of numerals and numeral-plus-classier phrases: on structural similarities between Naxi, Na and Laze» (2011), автор которой утверждает, что язык наси, так же как и пуми, относится не к лоло-бирманской, а к цянской группе сино-тибетских языков.
 
[6] Дася — Кушанское государство в Бактрии, Дайюань — Фергана, Аньси — Парфия, т.е. речь идёт о путешествии в Центральную Азию.
 
[7] Жезл с кистями цзе-мао 节旄, вручаемый императором послу.
 
[8] Горы Цюнлай 邛崃山 находятся в западной части современной пров. Сычуань на расстоянии около 550 км на северо-восток от Лицзяна. Протяжённость с севера на юг около 250 км.
 
[9] Ныне около 9000 наси продолжают проживать в Сычуани, главным образом в уездах Яньюань, Мули, Яньбянь, Батанг, а также в городском округе Паньчжихуа.
 
[10] Современный Нгава-Тибетско-Цянский АО, уезд Вэньчуань 汶川县.
 
[11] Также эта глава примечательна тем, что здесь для обозначения мао-ню используется другой иероглиф «мао» 牦: в предыдущих главах это был 旄.
 
[12] Юань Цзянь 爰剑 (504 до н.э. – ?) родился в Цинхае, цян. В 476 г. до н.э. стал вождём местной группы цян, возглавлял борьбу против армии Цинь. См.: Сюэ Шэнхай. Уи Юань Цзянь шиши као. 无弋爰剑史事考 (Изучение исторических дел уи Юань Цзяня) // Синань миньцзу дасюэ сюэбао. Синин, 2010, № 2. С. 12–16
 
[13] Жэнь 忍, правнук Юань Цзяня, годы жизни не известны. См. там же.
 
[14] Сянь-гун 献公 (424–362 до н.э.) правил в 384–362 гг. до н.э. в царстве Цинь.
 
[15] Му-гун 穆公 (659–621 до н.э.) — правитель удельного княжества Цинь в период Вёсен и осеней.
 
[16] Река Цычжи 赐支河 — название участка р. Хуанхэ, где в древности проживали цяны.
 
[17] В настоящее время городской уезд городского округа Дэян пров. Сычуань.
 
[18] На территории современной пров. Ганьсу.
 
[19] Соответствует современному уезду Хуанчжун 湟中 пров. Цинхай.
 
[20] Шунь-ди 顺帝 (115–144) — седьмой император династии Восточная Хань, правил с 125 по 144 г.
 
[21] Гуан-у-ди 光武帝 — император Восточной Хань с 25 по 57 г.
 
[22] В древности — название людей царства Ба. Большая часть населяла северо-восточную часть Сычуани.
 
[23] Дун Чжо 董卓 — влиятельный китайский полководец. Жил в конце эпохи Восточная Хань, умер в 192 г.
 
[24] Люй Бу 吕布 (ум. в 198 г.) — полководец эпохи Троецарствия.
 
[25] Кун Ань-го 孔安国 (156–74 до н.э.) — каноновед, потомок Конфуция в 10-м поколении.
 
[26] Шань 陕 — совр. пров. Шэньси.
 
[27] Фонетический анализ текста «Песни Байлан» весьма противоречив. Китайские исследователи отмечают схожесть языка этого текста с языком как мосе, так и сися. См.: Хуан Чжэньхуа. Байлан ван юань-и лэ дэ гэ синь цзе. 白狼王远夷乐德歌新解 (Новая интерпретация «Песни думающих о добродетели далёких варваров» царя Байлан) // Нинся дасюэ сюэбао, 1998, № 3, С. 10–16.
 
[28] Чжан Ни 张嶷 (? – 254) — генерал царства Шу в период Троецарствия.
 
[29] Уезду Цисянь 祁县 соответствует в наше время Ли-чжоу гу-чжэн 礼州古镇 (Древний посёлок Ли-чжоу) в Ляншань-Ийском автономном округе.
 
Yu.A. Gracheva
 
Ancestors of  the Naxi people (as per primary sources of Han and the Three Kingdoms)
 
ABSTRACT: The origin of the Naxi people is still underinvestigated. Most of the Naxi live in Yunnan province, in which territory there were many state formations with different peoples coexisted there since ancient time. The population of Yunnan in 2010 was about 46 million people, 1/3 of them were representatives of national minorities. The Naxi is the 11th largest population among of Yunnan nationalities, comprising over 300 thousand people.
 
The purpose of this paper is to trace the history of ethnogenesis of the Naxi ancestors during the early stages of formation of these people on the basis of reports from Chinese historical sources, such as Shi Ji, Han Shu, Hou Han and San Guo Zhi. The article deals with the Naxi ancestors recognized as such by historical and ethnographical science — Mao-niu, but also with supposed ancestors, that including, for example, Sou people. It is possible to clarify on the basis of the information received from the sources the stages of the ethnogenesis of the Naxi people in the earliest period of the history of this minority, as well as to trace migration routes of their ancestors and their relationship with the Han people.
 
Ст. опубл.: Общество и государство в Китае. Т. XLVII, ч. 1 / Редколл.: А.И. Кобзев и др. – М.: Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт востоковедения Российской академии наук (ИВ РАН), 2017. – 742 стр. (Ученые записки ИВ РАН. Отдела Китая. Вып. 22 / Редколл.: А.И.Кобзев и др.). С.118-139.

Автор:
 

Новые публикации на Синологии.Ру

Кисть и фарфор: представления о Китае и дальневосточной морской торговле английского купца второй половины XVI века
Формирование протоманьчжурской (мохэской) и протомонгольской (бурхотуйской, ки-даньской) ветвей алтайской языковой семьи по археологическим источникам
Предки народа наси (по источникам эпохи Хань и Троецарствия)
Х международная научно-практическая конференция РОССИЯ-КИТАЙ: ИСТОРИЯ И КУЛЬТУРА
Первое письменное упоминание домашнего яка в Центральной Азии: к вопросу об интерпретации животного цзяо-дуань в источниках постханьского времени


© Copyright 2009-2018. Использование материалов по согласованию с администрацией сайта.