Синология.Ру

Синология.Ру

Тематический раздел


Правление императора Шунь-цзуна

(805 г.) в сочинении Хань Юя Шунь-цзун шилу: деятельность дворцовых группировок в период перехода власти[1]

Введение

 
В статье рассмотрены данные важнейшего источника по истории государства Тан в начале IX в. — сочинения танского писателя и мыслителя Хань Юя «Правдивые записи об императоре Шунь-цзуне» (Шунь-цзун шилу 順宗实录), в котором содержится подробное описание событий, происходивших в период правления императора Шунь-цзуна (28 февраля 805 г. – 31 августа 805 г.). Ниже приведены результаты анализа политической истории этого правления, особое внимание уделяется действиям одной из описанных в источнике придворных группировок (пэндан 朋黨 или дан 黨).
 
Материал памятника позволяет проследить, как передавалась власть от императора Де-цзуна (780–805) к его сыну, правление которого, по сути, явилось связующим звеном между двумя сильными и одновременно, противоречивыми, правлениями Дэ-цзуна и Сянь-цзуна (806–821). В царствование первого с одной стороны прошли важные экономические преобразования (реформы Ян Яня), но с другой сепаратизм цзедуши (военных генерал-губернаторов окраинных провинций) усилился до такой степени, что императору пришлось бежать из столицы и в этих условиях опираться на помощь евнухов, что и привело к росту их влияния. Сянь-цзуну удалось провести административные преобразования и ликвидировать вольницу цзедуши, но позиции евнухов при нем еще более усилились.
 
Учитывая то, что правление Шунь-цзуна было сверхкратким, шесть месяцев, мы попытались выяснить, заметны ли в тексте признаки усиления или ослабления власти правителя, и проявилась ли тенденции к зарождающемуся кризису государства.
 
Рассматриваемый источник удобен для такого рода исследования, поскольку ши лу отличаются высокой степенью подробности и сфокусированы на политическом аспекте историописания.
 
Ши лу как жанр историописания
 
Как известно, созданию «нормативных историй» (чжэнши) предшествовали: «дневники» (ци цзюй шу), «правдивые записи» (ши лу) и некоторые другие [Доронин, 2002, с. 56–78]. Термин ши лу в отечественном китаеведении переводится по-разному: «запись действительных событий», «правдивые записи», «хроника», «запись событий, запись свершившегося». В англоязычной литературе его переводят как Veritable records, именно так назван перевод рассматриваемого источника Бернарда Соломона [The Veritable Records, 1955].
 
Ши лу один из наиболее стабильных компонентов государственного историописания, представляет собой подборку расположенных в хронологическом порядке фактов и фрагментов официальных материалов, которые характеризуют правление одного императора. И в этом качестве они являлись основным источником для составителей «нормативных историй». Работа над «правдивыми записями» при Тан велась в рамках «Государственного историографического комитета» (Го ши гуань). Ши лу составлялись в соответствии с регламентом, который предписывал приступать к их созданию после смерти императора по специальному указу его наследника. Считалось, что каждый правитель должен создать «правдивые записи» о правлении своего предшественника. Факт составления ши лу считался важным свидетельством законности произошедшей смены власти, поэтому описание недавно завершившегося правления становилось историческим документом, имевшим острое политическое значение. С середины IX в., по мере углубления политического кризиса, и до конца существования государства Тан написание «правдивых записей» прекратилось. Всего в империи Тан было составлено 25 ши лу, но до наших дней дошел лишь текст одного из них и это труд Хань Юя [Доронин, 2002, с. 56–78].
 
О Хань Юе
 
Хань Юй (768–824), выдающийся мыслитель, писатель, поэт, общественный деятель эпохи Тан, родился в уезде Хэян в округе Хэнань (совр. уезд Мэнсянь в пров. Хэнань). В разные периоды чиновничьей карьеры его назначали на должность контролера-цензора, чиновника министерства наказаний, правителя области Чаочжоу, виночерпия школы для сыновей и младших братьев высших сановников, чиновника министерства чинопроизводства и ряд других. Он занимал активную политическую позицию, выступал против сепаратизма генерал-губернаторов и ряда дворцовых группировок. Хань Юй создал свое учение о «системе преемственности истинного учения» наподобие буддийского учения о «системе закона», был сторонником течения «возвращения к древности» (фугу) [История Китайской философии, 1989, с. 370–371].
 
«Правдивые записи об императоре Шунь-цзуне» (Шунь-цзун ши лу 順宗实录)
 
Хань Юю было поручено составить официальное описание предшествовавшего царствования в 815 г. Источник сконцентрирован на событиях десятилетней давности, происходивших внутри дворца, и изображает борьбу за власть, разгоревшуюся при дворе в конце правления Дэ-цзуна и на протяжении всего правления Шунь-цзуна. Он явно несет на себе печать незаурядного писательского дарования автора и в этом отношении, отличается от стандартного дворцового документа [Хань Юй, Лю Цзун-юань, 1979, с.85-103].
 
Источник состоит из пяти глав. Автор не строго следует хронологии. Встречаются значительные по размеру, а значит и немаловажные для него фрагменты, в которых рассказано о событиях правления отца Шунь-цзуна — Дэ-цзуна, а также о персоналиях сановников, служивших при нем. Хань Юй часто приводит в своем ши лу текст эдиктов и указов этих императоров. Большое внимание автор уделяет характеристике не только императоров, но и государственных деятелей, действовавших при дворе. Иногда он приводит их биографию, указывая место и дату рождения, занимаемые в течение жизни должности и время смерти. Эти фигуры не всегда соотносятся с основной, как предполагается, событийной линией — усилением и падением одной из дворцовых группировок. В тексте источника встречаются описания бытовых происшествий, которые являются отражением негативных социальных явлений, имевших место в обществе. Например, сказав о том, что евнухи превышают свои полномочия, Хань Юй изображает сцену встречи крестьянина с евнухом, который отобрал у него имущество.
 
Императоры Шунь-цзун (805 г.) и Дэ-цзун (780-805 гг.)
 
Первая глава начинается со сведений о родителях Шунь-цзуна. Сообщается, что матерью Шунь-цзуна была императрица Чжао-дэ, урожденная Ван. Можно предположить, что оказывавшие активное влияние на политику Шунь-цзуна Ван Шу-вэнь и Ван Пэй, действия которых будут рассмотрены в статье, являются выходцами из того же рода, что и мать императора. Если предположение верно, то их выдвижение отнюдь не случайно.
 
Далее дается описание характера Шунь-цзуна, при этом для автора важное значение имеют два качества будущего государя: общий культурный уровень и интерес императора к воинским искусствам. Описание представляет собой хвалебную речь Хань Юя в адрес наследника. Фактически Шунь-цзун предстает в образе будущего идеального государя. Мы знаем, что Шунь-цзун находился на троне менее года. Возможно, автор видел в нем несбывшийся альтернативный путь развития государства. Впрочем, такое описание неудивительно. Шунь-цзун просто не мог за столь короткий срок совершить какие-либо масштабные и решительные действия, которые могли бы оставить дурные воспоминания.
 
В первой главе содержится сравнительно подробное описание последних лет правления отца Шунь-цзуна — Дэ-цзуна. Хань Юй рассказывает о его шагах по усилению своей личной власти. Мы узнаем, что Дэ-цзун тогда пытался ослабить положение знатной верхушки и благоволил менее знатным, но более преданным. «Чем дольше Дэ-цзун пребывал на троне, тем больше он ограничивал власть своих высших министров, давая при этом возможность менее знатным вельможам из своего окружения приблизиться к себе. Бывшие раньше вне двора Пэй Янь-лин, Ли Чи-юнь, Вэй Чу-моу и другие каждый в свое время пришли к власти» [The Veritable Records, 1955]. Хань Юй не симпатизирует вновь выдвинувшимся фигурам и главное обвинение его заключается в чрезмерном сборе налогов с народа.
 
Фигура Дэ-цзуна чрезвычайно важна для автора. Очень часто Хань Юй возвращается в прошлое и описывает события, которые происходили во времена Дэ-цзуна. Иногда автор переходит к описанию поступков отца Шунь-цзуна, по-видимому, стремясь таким образом сопоставить два правления, при этом Хань Юй предпочтение всегда отдает Шунь-цзуну. Например, после того, как описываются объявленные Шунь-цзуном амнистии, говорится, что за все время пребывания у власти Дэ-цзуна не издано ни одного указа о помиловании. Когда Хань Юй описывает биографии сановников, то рисует картины того, как они были оклеветаны перед лицом Дэ-цзуна и последний был очень разгневан. Гневливости отца автор противопоставляет мудрость и кротость Шунь-цзуна.
 
Проблема перехода власти
 
Далее источник содержит описания обстоятельств восхождения Шунь-цзуна на престол. Сначала называются даты смерти Дэ-цзуна и начала правления Шунь-цзуна. Между этими двумя событиями проходит всего 3 дня, что нетипично для такой ситуации. Автор включает в повествование предсмертную речь Дэ-цзуна, в которой император сообщает наследнику о передачи ему власти. Император особенно акцентирует его внимание на том, что тот должен быть достоин императорского титула. Возможно, это намек на то, что Шунь-цзун должен продолжать политику отца, в частности в укреплении личной власти.
 
Передача престола за день до смерти — это экстраординарное событие, поэтому либо здесь идет речь лишь о вручении наследнику формального документа, подготовленного уже давно (тем более, что в вводной части говорится, что Шунь-цзун был назначен прямым наследником престола еще двадцать пять лет назад, в 780 г.), либо о том, что Дэ-цзун до последнего момента сомневался в выборе кандидатуры преемника или не хотел давать дворцовым группировкам (сторонникам сына и, видимо, сторонникам внука) повод оспаривать его власть.
 
Подробно описываются обстоятельства болезни и смерти императора, а также периода своеобразного «безвластия». Болезнь Дэ-цзуна связывается автором с переживаниями по поводу тяжелой болезни (по-видимому, единственного) наследника. Описывая болезнь Шунь-цзуна, автор исключает любые подозрения о его в причастности к смерти отца.
 
Между тем, действия самого Шунь-цзуна, пришедшего к власти, не говорят о его настрое на проведение активной политики. Напротив, он крайне неохотно переходит к своим обязанностям и вопреки сложившейся традиции затягивает траур по отцу. Шунь-цзун принимает на себя обязанности правителя, только после того как третья делегация от придворных сановников обращается к нему с прошением. Состав последней делегации — верховные министры.
 
В связи с эти моментом необходимо упомянуть и то, что новый император Шунь-цзун на момент восшествия на престол был нездоров. Источник свидетельствует о долгом периоде болезни, когда, являясь наследником престола, он даже не мог разговаривать. Это, а также то, что Шунь-цзун по вступлении на престол был практически индифферентен к делам управления дает возможность для домыслов и подозрении в физической неспособности императора управлять государством.
 
«Группировка рода Ван»: состав, действия, история продвижения и падения
 
Первое упоминание о группировке встречается в источнике сразу же после сообщения о том, что Шунь-цзун взошел на престол. В эту группировку входили Ван Шу-вэнь и Ван-пэй. Ван Пэй был учителем Шунь-цзуна (он изучал под его руководством каллиграфию), что дает возможность причислять его к старшему поколению рода Ван.
 
Можно предположить, что Ван Пэй и Ван Шу-вэнь относятся к одному роду, как уже говорилось выше, но принадлежат разным поколениям. Ван Пэй  вероятнее всего был сверстником наследника, а Ван Шу-вэнь значительно старше. В тексте приводятся слова наследника Шунь-цзуна, который называет Ван Шувэня учителем. Летописец сообщает, что Ван Шу-вэнь же выдвинулся благодаря своему умению играть в вэй-ци (облавные шашки). Очень быстро он стал направлять поступки будущего Шунь-цзуна, не давая ему совершить ошибки и навлечь на себя гнев императора. Очевидно, что именно с наследником Ван Шу-вэнь связывает свой дальнейший карьерный рост и расширение своего влияния при дворе.
 
И Ван Шу-вэнь и Ван Пэй состояли в академии Ханьлинь, где имели возможность видеться с наследником. Ван Шу-вэнь сразу назван Хань Юем ловким и хитрым интриганом. В подтверждение своих слов он приводит историю о том, как Ван Шу-вэнь дал удачный совет наследнику не вмешиваться в дела управления, чтобы не навлечь на себя недоверие со стороны императора, и тем самым добился благо расположения к себе будущего императора.
 
Автор упоминает заключение союза между Ван Шувэнем и Ван-пэем. Таким образом, мы наблюдаем создание коалиции, состоящей из разных поколений одного рода — рода Ван, к которому принадлежит и мать императора. Если предположить, что они принадлежат именно к этому роду, то налицо выдвижение родственников по материнской линии и их возрастающее влияние при дворе. Как правило, такое усиление сопровождается кризисом власти.
 
Первым действием Ван Шувэня и Ван Пэя стала афера, когда при помощи высокопоставленного евнуха Чжун-яня они смогли подделать указы императора. Пользуясь тем, что император Дэ-цзун и наследник были больны, они произвели назначения на должности выходцев из родов Ду, У, Чжэн, а также, по-видимому, сохранение положения некоторых соратников Дэ-цзуна, таких как Гао Ин.
 
После того, как Шунь-цзун взошел на трон (день гэн-цзу первого месяца – 4 марта 805), Ван Шувэню удалось сделать так, что из «академии Ханьлинь» были отчислены тридцать два человека, которые имели одинаковый с ним ранг (день бин-у второго месяца – 10 марта 805). Членство в этом учреждении было самой высокой честью, которую можно было заслужить тем, кто успешно сдал государственные экзамены и получил ученую степень цзиньши. Поэтому отчисление 32 человек — это скорее не каприз Ван Шувэня (Хань Юй примерно в этом ключе объясняет событие), а избавление от потенциальных соперников, лишение их перспективы выдвинуться.
 
Мы наблюдаем не только распространение влияния родственников по материнской линии при дворе, но и создание последними группировки, которая в перспективе, по-видимому, будет оказывать существенное влияние на решения правителя.
 
Группировка начинает расширяться и в ней появляется новая значительная фигура — Вэй Чжи-и. Император назначает его на одну из высоких должностей (день цин-хай второго месяца – 15 марта 805). Хань Юй объясняет это тем, что Вэй Чжи-и искал дружбы с Ван Шувэнем, зная о его положении при дворе, а тот стремился расширить свою группировку за счет лояльных карьеристов.
 
Вслед за этим последовало разжалование и перевод в провинцию высокопоставленного чиновника Ли Ши (день цинь-юй второго месяца – 25 марта 805). Это свидетельствует об общей тенденции к замене старых сановников новыми. Кроме того, описывая нерадивость и даже намеренные злодеяния Ли Ши, особенно вменяя ему в вину превышение полномочий по сбору налогов, Хань Юй, тем самым переносит ответственность за чрезмерное усиление налогового гнета на сановников служивших при дворе Дэ-цзуна.
 
И уже на следующий день (день жэнь-сюй второго месяца – 26 марта 805) Ван Шу-вэнь и Ван Пэй назначаются на новые высокие должности («придворного летописца» и «левого советника» в палате Мэнься соответственно), сохраняя при этом свои степени в академии Ханьлинь. Вместе с этим проводятся некоторые другие назначения, впрочем, в этом случае есть указание на то, что они проводились при поддержки Ван Шувэня. Ван Пэй и Ван Шу-вэнь продолжают двигаться по карьерной лестнице сами и продвигать своих креатур, тем самым, сосредотачивая в своих руках все более реальной власти.
 
Вместе с тем происходит поляризация аппарата, члены группировки рода Ван постепенно становятся ядром противостоящих императору сил.
 
В пятой главе рассказано об основных деятелях группировки, о ее составе и что важно, о деталях ее функционирования. Ван Шу-вэнь предстает человеком не слишком одаренным, что между тем с лихвой компенсировалось честолюбием и амбициозностью. Еще до того, как Шунь-цзун стал императором, он добился его благосклонности и начал составлять партию, в которую позже вошли многие чиновники. Партия Ван Шувэня стала насчитывать около десяти человек или более, среди членов группировки были часто упоминаемый в тексте Лу Чжи, Люй Вэнь, Хань Е, Ли Цзин-цзянь, Хань Тай, Чэнь Цзянь, Лин Чжунь, Чэн И, Лю Юй-си, и даже столь известный Лю Цзун-юань. Автор пишет, что они примкнули к группировке, поскольку стремились к быстрому продвижению по службе или в своих корыстных целях. «Их дружба, прогулки, собрания и встречи содержались в строжайшей тайне, равно как и их устремленья», «дни и ночи они прово­дили в многолюдных собраниях» [Хань Юй, Лю Цзун-юань, 1979, с. 103].
 
О Ван Пэе мы также узнаем новые подробности — он был неказист лицом и у него был южный акцент, может быть поэтому император не считал необходимым слишком церемониться в общении с ним, в отличие с кажем от Ван Шувэня, к которому относился явно с большим уважением, и даже опаской. Ван Пэй был вхож в закрытые части дворца и мог общаться с более важными персонами. В группировке он выполнял роль связующего звена между ее членами и высшими чиновниками — их сторонниками (Ли Чжун-янь, Ню Чжао-жун). Ван Шу-вэнь же был основным организатором и генератором идей в партии, остальные члены обсуждали с ним планы группировки. Лю Юй-си, Чэнь Цзяню, Хань Е, Хань Таю, Лю Цзун-юаню, Фан Ци, Лин Чжуню и прочим поручили составление планов и сбор сведений о делах, не касающихся дворца [Хань Юй, Лю Цзун-юань, 1979, с. 103].
 
Одновременно началась подготовка к определению престолонаследия.
 
Хань Юй фиксирует, что «было освобождено 300 женщин из дворца» (день чэн-у третьего месяца – 3 апреля, 805) — это было одно из стандартных мероприятий при подготовке к утверждению преемника правящего императора, нужно было предотвратить нежелательное появление ребенка — который в условиях борьбы группировок мог стать потенциальным источником опасности для правящего императора и его прямого наследника.
 
И через два дня Ван Пэй стал академиком Хань-лин (день цин-вэй третьего месяца – 4 апреля, 805). Приятные хлопоты отвлекли внимание от нежелательных планов, а через два дня после этого мероприятия по освобождению наложниц предшествующего императора продолжились, было отпущено 600 императорских наложниц, а также певиц и танцовщиц (день гуй-юй третьего месяца – 6 апреля, 805). Гарем опустел. Это мог быть и удар по евнухам. После освобождения почти тысячи наложниц многие рядовые и среднего ранга евнухи оставались без дела и могли быть распущены из дворца — верхушка евнухов теряла опору.
 
Через некоторое время указом императора было произведено назначение чиновника Ду Ю на должность комиссионера по делам соли и железа (день бин-сюй третьего месяца – 19 апреля 805). Как объясняет Хань Юй, назначение было поддержано Ван Шувэнем, который становился заместителем Ду Ю и тем самым получал возможность влияния в экономической сфере. Ван Шу-вэнь стремился к тому, чтобы его группировка получила контроль над сбором государственных налогов, что упрочило бы ее влияние.
 
Из пятой главы памятника мы узнаем, что к этому времени группировка Ванов окончательно сформировалась. И примерно в это же время начинается вытеснение группировки. Сначала была создана контр-групировка Чжан Чжэн-мая (точная дата Хань Юю была неизвестна, поскольку все это держалось в тайне), в которую вошли Ван Чжун-шу, Лю Бо-чу, Чан Чжун-жу и Лю Дун. Они подали некий доклад, в котором высказали свою озабоченность деятельностью группировки Ван. В это время Вэй Чжи-и был вынужден отлучиться от двора, поскольку у него умер отец и по ритуалу, он должен был справлять траур. Но тем не менее, он откликался на каждое приглашение и в нарушение правил прибывал ко двору. Это было замечено, следующим шагом стало его публичное осуждение поведения одного из чиновника, которое было осуждено императором.
 
Назначения и передвижки в аппарате управления сторонников группировки (в том числе и упоминавшего ранее Вэй Чжи-и, который занял министерскую должность) и, одновременно, ряда ветеранов продолжились и в ближайшие дни (день гэн-ин третьего месяца – 23 апреля 805). Это назначение Вэй Чжи-и министром позволило многим увидеть, что Ван Шу-вэнь вкупе с Ван Паем, Ли Чжун-янем и прочими стали прибирать к рукам управление государством [Хань Юй, Лю Цзун-юань, 1979, с. 104].
 
Действительно, положение ветеранов на новых должностях окажется неустойчивым, ведь они проводились в тактических целях, чтобы сохранять видимость равновесия в расстановке сил при дворе.
 
Одновременно положение императора усилилось тем, что был определен наследник (день гуй-сы третьего месяца – 26 апреля 805).
 
После это члены группировки попытались прибрать к своим рукам еще ряд высших должностей и сменить нелояльных им ветеранов. Уже через четыре дня (день дин-юй третьего месяца – 30 апреля 805 г.) Чжэн Сюнь-юй, который еще семь дней назад был назначен главой ведомства чинов и аттестаций вдруг подал в отставку по причине болезни.
 
Хань Юй рассказывает, как это произошло, демонстрируя методы все более осмелевших лидеров группировки. В тот день Чжэн Сюнь-юй обедал вместе с другими верховными министрами в палате чжун-шу. Согласно традиции, когда верховные министры обедают, ни один чиновник не должен искать аудиенции у них. В этот день Ван Шу-вэнь пришел в палату чжун-шу с тем, чтобы обсудить некоторые вопросы с Вэй Чжи-и и велел секретарю доложить о своем приходе. Секретарь напомнил ему о традиции, но Ван Шу-вэнь оскорбил его и тот в страхе побежал докладывать о прибытии Ван Шувэня. В конце концов, Вэй Чжи-и с неудовольствием и несколько обескураженный вышел на встречу. Они поднялись в кабинет и там имели недолгий разговор. Верховные министры Ду Юй, Гао Ин, Чжэн Сюнь-юй все положили свои палочки, решив дождаться Вэй Чжи-и. Но вскоре пришло известие, что Ван Шу-вэнь тоже попросил еды, и они вдвоем обедают в кабинете. Ду Юй, Гао Ин знали, что это не соответствует правилам, но так как боялись Ван Шувэня и Вэй Чжи-и, то не осмелились произнести ни слова. Чжэн Сюнь-юй вздохнул и сказал «Как же я могу после этого занимать свою должность» он повернулся к своим слугам и приказал запрягать лошадь и поехал домой отказавшись от должности. В заключение Хань Юй подчеркивает, что Ван Шу-вэнь и Вэй Чжи-и все больше укрепляли свою власть и повсюду люди боялись их.
 
Затем в тексте пишется, что в чиновничьей среде начали критиковать деспотичные действия Ван Пэя и Ван Шу-вэня.
 
Основные события мая были с вязаны с назначением наследника и ритуалами, которые полагалось провести по этому случаю. По всей видимости, Ван Шу-вэнь понял, что назначение наследника значительно снижает шансы на успех. Хань Юй сообщает, что он читал строку стихов Ду Фу о храме Чжугэ Ляна: «Он в битву вел войска, и умер, не завершивши дела….» и заливался слезами [Хань Юй, Лю Цзун-юань, 1979, с. 105].
 
После этого произошло назначение, которое должно было ослабить амбиции группировки Ванов — на пост министра церемоний был назначен авторитетный чиновник Чжан Цзянь (день гуй-чоу четвертого месяца – 16 мая 805).
 
Не имея возможности полностью контролировать гражданских чиновников, Ван Шу-вэнь добился успеха на пути к установлению контроля над армией и назначил уже пожилого генерала Фань Сичао на пост командующего (день син-вэй пятого месяца – 3 июня 805), так что Фань Сичао был номинальным главой.
 
К этому же времени относится первое упоминание о том, что оказывается все последнее время между Ван Шувэнем и его креатуры Вэй Чжии усиливались разногласия. Хань Юй пишет, что между ними усиливалась борьба за влияние и это отпугивало от них осторожных и опытных царедворцев. Поводом стало разногласие по поводу отношения к Ян Ши-е (羊士諤). Тем более, что некоторые посулы своим сомневающимся сторонникам Ван Шу-вэнь оказался не в состоянии выполнить. Однако в это время это не означало того, что влияние группировки понизилось — когда один из чиновников высказал свое презрение к ее лидеру, тот быстро сумел добиться его перевода в провинцию.
 
Конфликт произошел несколько позже, когда Ван Шу-вэнь, получив новое назначение, вдруг обнаружил сопротивление со стороны евнухов (день син-мао пятого месяца – 23 июня 805). Глава евнухов Цзюй Вэнь-чань, чье влияние оказалось не меньшим, добился императорского указа, согласно которого их соперник был лишен степени в академии Ханьлинь. Ван Пэй обратился с ходатайством, но и оно сначала было отклонено, только после второй петиции Ван Пэя Ван Шу-вэнь было разрешено посещать академию в определенные дни, но степени так и не вернули. С этого время Ван Шу-вэнь понял, что его положение не так уж прочно.
 
По всей видимости, при дворе было несколько группировок. По какой причине Хань Юй досконально описал только одну из них, еще предстоит разобраться. Возможно, именно ее лидеры наиболее активно стремились к личной власти, а поскольку она проиграла и ее лидеры были уничтожены, то при следующем правлении ничьи интересы не были ущемлены. Кроме евнухов, которые насколько можно судить по репликам Хань Юя, контролировали войска и отчасти финансы, было еще несколько временных объединений чиновников. Одна из них сформировалась вокруг Вэй Гао и вступила в борьбу с группировкой Ван. Сначала она велась за передел мест на высших должностях в провинции, затем Вэй и его сторонники пошли ва-банк.
 
Сначала Вэй Гао вступил в контакт с Ван Шувэнем и предлагал свое сотрудничество в группировке, правда в ультимативной форме, прося за свое участие передать ему в управление новую территорию, и в случае отказа обещал отомстить (день цзи-хай шестого месяца – 1 июля 805). Ван Шу-вэнь, столь уверенный в своем могуществе, отказался и даже хотел казнить Вэй Гао, но ему помешал Вэй Чжи-и. Конфликт между Ван Шувэнем и Вэй Чжи-и был уже в стадии развития. Таким образом, Ван Шу-вэнь нажил себе врага, который вместе с евнухами, все еще сохранявшими власть внутри дворца, смог повлиять на Шунь-цзуна, который в конце концов передал власть своему сыну.
 
Группировка Ван Шувэня потеряла власть во мгновение ока. Сам он, понимая сложность ситуации, вместе со своими сторонниками решил пойти на крайние меры и перехватить военную власть у евнухов, направив генерала Фань Сичао и Хань Тая в войска. Тем самым они раскрыли свои планы. Евнухи, узнав об этом, успели упредить действия Ван Шувэня и послали в войска курьеров, которые передали указ не подчиняться приказаниям Фань Сичао. Когда последний прибыл в гарнизоны, никто из военачальников не вышел встретить его [Хань Юй, Лю Цзун-юань, 1979, с. 105-106].
 
Ван Шу-вэнь понял, что последний шанс оказался не реализован и воспользовавшись благовидным предлогом, смертью матери, отошел на время траура от всех дел и стал изучать развитие ситуации. В это время Вэй Чжи-и перестал выполнять его указания. Ван Шу-вэнь пришел в ярость и вместе со своими приверженцами только и думал о том, как бы поскорее снять траур и вернуться в столи­цу. Возвратившись, он первым делом хотел распра­виться с Чжи-и, отсечь ему голову, а после взяться за тех, кто его поддерживал. Все, как пишет Хань Юй, преисполнились стра­хом и трепетом [Хань Юй, Лю Цзун-юань, 1979, с. 105–106].
 
Причин, ускоривших смещение группировки Ванов, было несколько. Одна из них заключалась в том, что вступивший на престол император Шунь-цзун и не мог править долго, он был неизлечимо болен. Ван Шу-вэнь, как намекает Хань Юй, это знал, но никаких действий, кроме продвижения на ключевые посты своих людей не предпринимал. Ситуация смерти императора в отсутствии наследника была ему выгодна — поскольку он сам мог тогда выбрать угодного ему претендента. Он ждал развязки, считая, что контролирует ситуацию. Но ситуация стала развиваться по иному сценарию.
 
Император не только без учета мнения Ван Шу-вэня сначала официально утвердил престолонаследника, но и передал ему реальные рычаги управления государством, приняв предложение назначить его регентом, когда чиновники Вэй Гао, а затем Пэй Цзи и Янь Шоу (видимо, ближайшие родственники влиятельных при Дэ-цзуне персон) подали петиции к трону, в которых обратились к нему с этой же просьбой (день гуй-чоу шестого месяца – 15 июля 805 года).
 
Престолонаследник, будущий Сянь-цзун (806–821), становится регентом (цзяньго 監國) и еще при жизни отца обретает власть над государством.
 
Сначала Ван Шу-вэнь и Ван Пэй были переведены из столицы в провинцию. В день жэнь-инь Ван Пэй был назначен военачальником сыма 司馬 в провинцию-чжоу Кайчжоу 開州, а Ван Шу-вэнь — управляющим казначейской службой сыху 司戶 в Юйчжоу 渝州. Для следования к месту службы дан им был конный конвой. Это являлось гарантией того, что места службы они доедут. Все их сторонник также со временем были сосланы.
 
Судьба руководителей группировки была незавидной. Ван Шу-вэнь на следующий год, когда новый император уже взошел не престол, был казнен. Ван Пэй умер от какой-то бо­лезни в месте своего назначения. Через несколько месяцев после падения Ван Шувэня, Вэй Чжи-и также был разжалован и назначен правителем в область Ячжоу (崖州). Умер он два года спустя на побережье от какой-то болезни. Он был сослан последним, поскольку был министром [Хань Юй, Лю Цзун-юань, 1979, с. 106].
 
Заключение
 
Рассматриваемые в работе проблемы получения и передачи власти особенно интересны в свете того, что источник содержит очень детальное описание столь короткого правления.
 
Суммируя все сказанное можно нарисовать следующую картину. Ван Шу-вэнь, вероятно, еще до того, как Шунь-цзун взошел на трон, строил планы о продвижении на высшие посты. Он приложил все усилия для того, чтобы оказаться в близких отношениях с престолонаследником и если не лично, то через своего ближайшего соратника, возможно, даже и родственника — Ван Пэя.
 
Обычно при передаче власти новому императору важным условием кризисных явлений может стать отсутствие опоры у нового правителя. Поэтому для успешной передачи власти правитель подготавливает круг сановников, которые будут помогать его сыну в первые годы правления. В такие моменты борьба может развернуться между различными группами при дворе или же между императором и определенной группой.
 
В исследуемом нами правлении ситуация несколько иная. Видимо в виду болезни императора и наследника происходит заминка в процессе передачи власти. Кроме того, известно, что незадолго до этого, Дэ-цзун постарался провести некую кадровую рокировку, и тем самым лишил процесс передачи власти необходимого связующего звена. Когда наступил период своеобразного «безвластия», который был вызван болезнью и императора, и еще не назначенного престолонаследника Ван Шу-вэнь понял, что может не просто добиться высоких должностей, но и расставив на высшие посты в гражданском и военном управлении в столице и провинции своих людей, сосредоточить в своих руках реальное управление государством. Он подделывает указы императора и проводит новые назначения, тем самым готовит управленческий аппарат, заполняя его угодными кадрами, тем самым, увеличивая контингент группировки, поскольку ее задачи становятся значительно более амбициозными.
 
Болезнь Шунь-цзуна — как будто переломный момент в истории его правления — она заставляет ускорить процесс назначения преемника, а значит ускоряет и борьбу за власть между его сторонниками и противниками. Членам группировки Ванов было невыгодно быстрое определение позиций будущего императора — напротив, неопределенность, откладывание этого вопроса на будущее, играло им на руку. Смерть императора без определения преемника — наиболее благоприятный вариант развития событий.
 
Но этим планам было не суждено сбыться. Шунь-цзун и сторонники будущего императора напротив ускоряют процесс определения преемника: сначала производят определение наследника (26 апреля 805), а затем и назначение его регентом (15 июля 805). В этот промежуток времени и произошли основные события, приведшие к поражению «группировки Ванов».
 
Основная интрига разворачивается в действиях вокруг императора. При этом даже такой подробный источник, как ши лу, приоткрывает только часть картины. Можно только догадываться выступал ли император как самостоятельная сила или вокруг него действовала группировка, которая и одержала верх. Хань Юй по какой-то причин изобразил только одну из сил, потерпевшую, кстати, поражение — группировку Ванов. Представители остальных сил при дворе только упомянуты. Разве только ушедших ветеранов предшествующего правления можно как-то объединить, или евнухов, которые появляются дважды и в общем-то решающие моменты, своими действиями помогая сторонникам будущего императора.
 
Бюрократическая система как будто регулирует сама себя. Она не дала возможности слишком быстрому и практически ни на что не опирающейся группировки Ван захватить все рычаги власти в свои руки.
 
Отвечая на вопрос, заметны ли в тексте признаки усиления или ослабления власти правителя, можно сказать, что поступки регента и его сторонников являются свидетельством усиления власти императора при следующем правлении. А вот в том, что в этом большую роль сыграли евнухи, которые контролировали вооруженные силы и экономику, явно проявилась тенденции к зарождающемуся кризису государства Тан.
 
Библиография
Доронин, 2002 — Доронин Б.Г.. Историография императорского Китая XVII–XVIII вв. СПб., 2002.
История Китайской философии, 1989 — История Китайской философии, пер. с кит. яз. Таскина В.С., М., 1989.
Хань Юй, Лю Цзун-юань, 1979 — Хань Юй, Лю Цзун-юань. Избранное. Перевод с китайского И. Соколовой. М., 1979.
The Veritable Records, 1955 — «The Veritable Records of the T’ang Emperor Shun-tsung», transl. by B. Solomon. Cambridge, 1955.
Хань Юй. Шунь-цзун шилу («Правдивые записи об императоре Шунь-цзуне»).
Бокщанин А.А. «К истории трех правительственных палат в древнем и средневековом Китае», ОиГвК №30, 2000.
Попова И.Ф. Политическая практика и идеология раннетанского Китая, 1999
Конрад Н.И., Запад и Восток, М. 1972.
The Cambridge history, 1997, v.3 — The Cambridge history of China, edited by Twichett D., vol.3, Cambridge, 1997.
 
См. также Смирнов А.А. Политическая история танского Китая в начале IX в.: правление императора Шунь-цзуна (805 г.)
 
Ст. опубл.: ИСТОРИЯ КИТАЯ. Материалы китаеведческих конференций ИСАА при МГУ (Сб. ст.) (май 2005 г., май 2006 г.) / Моск. Гос. Ун-т им. М.В. Ломоносова. Ин-т стран Азии и Африки; [ред.-сост. М.Ю. Ульянов]. — М.: Гуманитарий, 2007. - ISBN 978-5-91367-034.  C. 153-166.


  1. Данная статья написана в рамках научного проекта Кафедры истории Китая ИСАА при МГУ «Исследование периода Тан (618–907)».

Автор:
 

Новые публикации на Синологии.Ру

Младший брат или старшая сестра
Революционный период в Китае
Проблема союза Китая с советской Россией в оценке Сун Цинлин в 30–40 гг. ХХ в.
Роль этнической политики в ранних японских планах «усмирения» Тайваня
Китайская «Книга Книг» - самый древний и самый авторитетный в мировом масштабе оракул


Вы можете приобрести книгу от авторов сайта:

Реклама:

ФАКУЛЬТЕТ ПСИХОЛОГИИ ГУ-ВШЭ, магистерская программа "Исследование, консультирование и психотерапия личности"
© Copyright 2009-2017. Использование материалов по согласованию с администрацией сайта.