Синология.Ру

Синология.Ру

Тематический раздел


Потерпела ли поражение Синьхайская революция

 
 
Потерпела ли поражение Синьхайская революция?

Републикация  статьи 1976 [14].
 
Итак, цель нашей революции - добиться счастья для Китая[1]
Сунь Ят-сен
 
Аннотация: Статья оспаривает устоявшиеся к 1970м гг. в советской историографии представления о поражении Синьхайской революции. По мнению автора, революция победила, ибо радикально решила первейшую историческую задачу - уничтожила гнёт маньчжурской династии и саму империю, бывшую серьёзнейшим препятствием на пути развития Китая. Синьхайская революция произошла в условиях углубления социальной революции, а вызванные ею сдвиги в социально-политической сфере оказались необратимыми. Даже политическая раздробленность в Китае после Синьхайской революции, как ни пара­доксально, объективно способствовала резкому ускорению прогресса экономической, политической и духов­ной жизни. В кажущемся общественном хаосе постепенно (но в исторических масштабах - в достаточно краткие сроки) вызревали экономические, политические и идеологические центростремительные силы, которые могли вернуть Китаю единство, но уже на новой ис­торической основе.

 
В советской историографии, так много уделяющей внимания изучению Синьхайской революции, сложилось ус­тойчивое представление о её поражении. Об этом говорит­ся в "Новой истории Китая" (автор данного раздела Е.А. Белов, отв. ред. С.Л. Тихвинский), в "Истории Китая с древнейших времен до наших дней" (автор - С.Л. Тихвинский, отв. ред. Л.В. Симоновская и М.Ф. Юрьев), в недавно вышедшей монографии Г.В. Ефимова "Буржуазная революция в Китае и Сунь Ят-сен. 1911-1913 гг." и во многих других работах. На наш взгляд, этот вывод пока ещё не является бесспорным.
        
Большие сомнения вызывает аргументация названных авторов, разъясняющих свою позицию. Если бы они исходили из взятой в качестве эпиграфа формулы Сунь Ят-сена, то их выводы сомнений вызвать не могли - Синьхайская революция не сумела "добиться счастья для Китая", это очевидно. Но марксистские историки, анализируя судьбы буржуазной ре­волюции, оперируют, естественно, другими понятиями, дру­гими аргументами. Приведем эту аргументацию: "Китай по-прежнему остался под гнетом империализма и феодализма, антиимпериалистические и антифеодальные задачи не были решены"[11, с.525]; "Синьхайская революция не смогла по­кончить с засильем феодальных и полуколониальных порядков в Китае" [10, 246]; "Главные устои старого общества и полуфеодальные отношения, полуколониальный режим со­хранились бее изменений" [9, 360] и т.п.
 
В приведенной аргументации вызывает прежде всего сомнение нерасчлененность социально-экономических и по­литических задач революции и полное преобладание именно социальных аспектов революции. Однако при такой нерас­члененности и таком преобладании неправомочна, по наше­му мнению, сама постановка вопроса о победе иди поражении Синьхайской революции, а речь может идти лишь о завершенности или незавершенности социальной революции в Китае. Применительно же к Синьхайской революции как революции политической (имеющей, конечно же, и реальное социальное содержание[2]) можно и должно ставить вопрос о ее победе или поражении.[3] И в этом случае ответ нам представляет­ся иным - Синьхайская революция победила, ибо она самым радикальным образом решила первейшую историческую задачу, стоявшую перед страной - ликвидировала маньчжурскую монар­хию и тем самым не только освободила Китай от ненавистно­го гнета иноземной династии, но и уничтожила деспотическую империю, являвшуюся серьезнейшим препятствием на пути социального прогресса.
        
Причем победа Синьхайской революции происходила в об­становке продолжавшей углубляться социальной революции, начатой за несколько десятилетий до этого вторжением ино­странного капитала и "открытием Китая" (К. Маркс). Разви­тие социальной революции было к этому времени отнюдь еще не завершено. В.И. Ленин следующим образом разъяснял тер­мин завершение буржуазной революции: "Если его употребляют в широком смысле, то под ним разумеют решение объек­тивных исторических задач буржуазной революции, "завер­шение" её, т.е. устранение самой почвы, способной родить буржуазную революцию, завершение всего цикла буржуазных революций. В этом смысле, например, во Франции буржуазно-демократическая революция завершена была лишь 1871 годом (а начата в 1789 г.). Если же употребляют слово в узком смысле, то имеют в виду революцию отдельную, одну из бур­жуазных революций, одну из "волн", если хотите, которая бьёт старый режим, но не добивает его, не устраняет поч­вы для следующих буржуазных революций. В этом смысле ре­волюция 1848 года в Германии была "завершена" в 1850 году или в 50-х годах, нисколько не устранив этим почвы для революционного подъема 60-х годов. Революция 1789 года во Франции была "завершена", окажем, в 1794 году, нисколько не устранив этим почвы для революции 1830, 1848 годов".[I, с.246-247]
        
Приведенная выше аргументация является основной, главной, но для некоторых авторов не единственной. Так, Г.В. Ефимов, отметив неспособность китайской буржуазии (и революционной, и либеральной) взять власть в свои ру­ки, пишет: "На смену реакционному маньчжурскому режиму пришла власть милитаристов, неспособная к исторически прогрессивным действиям"[9, с.360]. Дополняя основную фор­мулировку о сохранении "без изменений" главных устоев ста­рого общества, это замечание существенно важно, ибо рас­сматривает главный вопрос всякой революция - вопрос о вла­сти. Однако, по нашему мнению, данная формулировка "не работает" в нужном для автора направлении, ибо неточно определяет изменения в структуре власти в результате ре­волюции. Бэйянские милитаристы не сумели придти "на сме­ну" маньчжурскому деспотизму, они лишь формально контроли­ровали общекитайское правительство, а фактически общекитай­ская государственность распадалась. Власть милитаристов действительно была неспособна к "исторически прогрессив­ным действиям", но это не означало сохранения "без изменений" прежней ситуации, ибо новая власть была неспособ­на и подавить "исторически прогрессивные действия" новых социальных сил и тем самым существенно отличалась от мань­чжурского деспотизма. Региональные милитаристские режимы имели сходное социальное "происхождение" с прежним деспо­тическим режимом, но были, безусловно, не только умень­шенными, но и существенно ослабленными его копиями. Имевшая место, таким образом, дезинтеграция свидетельствовала как о том, что Синьхайская революция как бы подытожила предшествующие социальные сдвиги, так и о том, что она разру­шила прежнюю надстройку в её наиболее существенных компо­нентах. Можно сказать, что ликвидация деспотической импе­рии, отличавшейся определенным единством как надстроеч­ных, так и базисных факторов, вызвала глубокий социально-политический поворот в жизни Китая. Глубину этого перево­рота нельзя недооценивать, ибо последовавшее за Синьхайской революцией десятилетие убедительно свидетельствовало об огромном масштабе той "очистительной" работы, которую она проделала. Отметим хотя бы такие факты:
 
во-первых, провал неоднократных попыток реакционных сил реставрировать монархию в той или иной форме;
 
во-вторых, невиданный прежде рост производительных сил, неизвестный прежде темп углубления и расширения капиталистической эволюции;
 
в-третьих, бурный рост политической активности новых социальных сил, приведший к концу указанного десятилетия к «движению 4 мая», к образованию компартии и реорганизации Гоминьдана;
 
в-четвертых, необычайная активность духовной жизни китайского народа, рост его национального самосознания, быстрое распространение передовых идей, в том числе и марксизма.  
        
Всесильная деспотическая империя в течение долгого времени была тормозом общественного прогресса, политиче­ская сила этой империи обернулась для Китая экономическим бессилием, общей отсталостью, которая в конце концов обрекла страну на жалкое полуколониальное положение. Те­перь же, после Синьхайской революции, свалившей вековой деспотизм, политическая раздробленность (как это ни пара­доксально!) объективно благоприятствовала на данном ис­торическом этапе и в данных обстоятельствах резкому ускорению прогресса экономической, политической и духов­ной жизни. Это ускорение вело к тому, что постепенно (но в исторических масштабах - в достаточно краткие сроки) в кажущемся общественном хаосе вызревали экономические, политические и идеологические центростремительные силы, которые могли вернуть Китаю единство, но уже на новой ис­торической основе. Именно под влиянием Синьхайской рево­люции, в результате её победы постепенно вызревают проти­воречия нового Китая с империализмом и старыми, традици­онными социальными силами внутри страны. Эти противоречия, на ваш взгляд, и не могли выявиться и тем более обострить­ся в условиях господства маньчжурского деспотизма.
        
Они фактически и не обострились настолько, чтобы на­ложить свой отпечаток на объективные задачи революции и сказаться весомо на лозунгах её руководителей. И поэтому, как нам представляется, вряд ли справедливо критиковать руководителей Синьхайской революции за недостаточный ра­дикализм её аграрных лозунгов или за непонимание необхо­димости борьбы с империализмом. Гораздо справедливее было бы подчеркнуть революционную последовательность и решите­льность Сунь Ят-сена и его соратников в их бескомпромис­сной и героической борьбе с деспотизмом и монархизмом. Тем более, что изменения в социально-политической сфере Китая, вызванные Синьхайской революцией, оказались необратимыми.
       
"И ещё вчера стоял величаво на глиняных ногах огром­ный деспотический колосс восточной монархии, повелевая и распоряжаясь народами, - писала 5 ноября 1911 г., в пер­вые дни китайской революции большевистская газета "Звезда", - сегодня он почти уже повергнут в прах. А этот вчерашний молчаливый, понурый, всем покорный раб провозгласил под боевые клики восставшего и победившего народа – федеративную республику - и, может быть, мы накануне действитель­ного чуда: Россия будет граничить на расстоянии 10 тысяч верст с республиканским государством".[цит. по 9, с.358-359] И чудо свершилось, свершилось беспримерное в Азии событие - на развалинах китайской империи была провозгла­шена республика! Синьхайская революция победила.
        
При анализе этих событий важно учитывать и оценку современника Синьхайской революции, пристально пригляды­вавшегося к разворачивавшейся в Китае политической борьбе - В.И. Ленина. Уже в феврале 1912 г. он писал, что "победила китайская демократия".[подчеркнуто нами; 2, с.160] В клас­сической работе "демократия и народничество в Китае" Ле­нин говорит о представителях "боевой и победоносной ки­тайской демократии, которая завоевала себе республику".[подчеркнуто нами; 3, с.400] В статье "Обновленный Китай" он подчеркивает, что "четыреста миллионов отсталых азиа­тов добились свободы".[4, 189] В статье "Исторические судьбы учения Карла Маркса" отмечается необратимый харак­тер происшедших в Китае перемен в ходе революции.[5, с.3] а в "Тезисах по национальному вопросу" сказано, что в по­литическом отношении Россия является отсталой страной по сравнению с "республиканским Китаем".[6, с.315]. Мы далеко не исчерпали высказывания В.И. Ленина аналогичного порядка, а вот о поражении китайской революции в его работах речь никогда не идёт!
        
Все вышесказанное заставляет нас усомниться в бес­спорности сложившихся в устоявшихся в нашей историографии представлений о поражении Синьхайской революции.
 
Литература
1. Ленин В.И. Заметки публициста. ДОС, т. 19.
2. Ленин В.И. Орган либеральной рабочей политики. ДОС, т. 21.
3. Ленин В.И. Демократия и народничество в Китае. ПСС, т. 21.
4. Ленин В.И. Обновленный Китай. ПСС, т. 22.
5. Ленин В.И. Исторические судьбы учения Карла Марк­са. ПСС, т. 23.
6. Левин В.И. Тезисы по национальному вопросу. ПСС.
7. Ленин В.И. Как запугивают народ капиталисты? ПСС, т. 32.
8. Драбкин Я.С. Нерешенные проблемы изучения социаль­ных революций // Историческая наука и некоторые проблемы современности. М., 1969.
9. Ефимов Г.В. Буржуазная революция в Китае и Сунь Ят-сен /1911-1913 гг./ Факты и проблемы. М., 1974.
10. История Китая с древнейших времен до наших дней. Симоновская Л.В., Юрьев М.Ф., отв. ред. М., 1974.
11. Новая история Китая. М., 1972.
12. Симония Н.А. Страны Востока: пути развития. М., 1975
13. Сунь Ятсен. Избранные произведения. Изд. 2-е, исправленное и дополненное. М., 1985.
14. Меликсетов А.В. Потерпела ли поражение Синьхайская революция? // Общество и государство в Китае. VII н.к. Тезисы и доклады. Т.2. М., 1976.
 
Ст. опубл.: Меликсетов А.В. Потерпела ли поражение Синьхайская революция? // Синьхайская революция и республиканский Китай: век революций, эволюции и модернизации. Сборник статей. – М.: Институт востоковедения РАН. – 312 с. С. 34-40.



  1. Из речи Сунь Ят-сена "Три народных принципа и будущее Китая" от 21.12.1906 [13].
  2. «Всякий политический переворот, - писал В.И. Ленин, - если это не смена клик, есть социальная революция…» [7, с.120].
  3. Подробнее о соотношении понятий социальная и политическая революция см. в работах Я.С. Драбкина [8] и Н.А. Симония [12].

Автор:
 

Новые публикации на Синологии.Ру

Транспортный комплекс КНР превратился в инструмент ускорения социально-экономического развития Китая
К вопросу о сотрудничестве между Китаем и Израилем в автомобильной промышленности
Российские исследователи о Чжоу Эньлае
Жизнь и поэзия Бо Цзюй-и
Россия и Китай: XI международная конференция в Казани


© Copyright 2009-2019. Использование материалов по согласованию с администрацией сайта.