Синология.Ру

Синология.Ру

Тематический раздел


Погребальная пластика эпохи Хань

 
 
Работа выполнена при финансовой поддержке РГНФ, грант № 05-01-01190а.
 
Погребальная пластика занимает особое место в искусстве и обрядности Древнего Китая эпохи Хань. Знания о духовной и материальной жизни этого периода мы получаем не только из письменных источников, но и благодаря археологическим раскопкам погребений, значительную часть инвентаря которых составляли керамические (в меньшей степени деревянные) фигуры. Как полагают некоторые китайские исследователи, первые находки такого типа появляются ещё в неолите [2, с. 273]. Однако, большинство как китайских, так и российских учёных считает, что истоками погребальной пластики является традиция снабжать усопшего свитой и прислугой, широко распространённая в период Шан-Инь (см.: [3, с. 226]).
 
Эпоха Хань – второй пик развития погребальной пластики в Китае, первый пришёлся на период правления Цинь Шихуанди [2, с. 65–70]. Именно в царстве Цинь в период Чжаньго сформировалась такое культурное явление как погребальная пластика, получившее повсеместное распространение в период Хань. Происхождение данной традиции связано с древней традицией захоронения вместе с усопшим его свиты, поэтому погребальная пластика представлена преимущественно изображениями людей. Наиболее яркими примерами являются глиняные «армии» из Янцзявань и из Янлин (мавзолей императора Цзин-ди (188–141 гг. до н.э.)). Они схожи с циньскими бинмаюнами (фигурами солдат и лошадей), но при этом отличаются не только стилем, но и размерами, являясь промежуточным вариантом между армией Первого императора Цинь и широко распространённой погребальной пластикой эпохи поздней Древности и раннего Средневековья.
 
«Армия» императора Цзин-ди, вероятно, изначально насчитывала 1 688 фигур пехотинцев (из них полностью сохранились только 368, от остальных остались только головы). Высота их всего 62 см, позы статичны, лица и облачение тщательно проработаны, однако лишены индивидуализированных черт. По-видимому, динамичность им должны были придавать двигающиеся руки, которые изготовлялись из дерева и прикреплялись к глиняному корпусу. Все статуэтки из Янцзявань расписаны, разными красками изображены костюмы, обмундирование, конское убранство. Хотя у них, как и у воинов из мавзолея императора Цзин-ди, нет индивидуальных особенностей, однако они отличаются естественностью поз и живостью. Размеры фигур около 50 см [3, c. 229].
 
В ранний период Западной Хань погребальная пластика была характерна лишь для императорских погребений, а в средний и поздний периоды она широко распространилась среди населения. Это повлекло за собой изменение характера изображений. Во-первых, размеры статуэток становятся значительно меньше [7]. Во-вторых, всё реже встречаются фигурки воинов, появляются изображения женщин, различных слуг, танцовщиков, музыкантов, акробатов. Кроме того, распространяются глиняные модели жилых домов, хозяйственных построек, башен лоу, колодцев и т.д.
 
В поздний период Восточной Хань предметов погребальной пластики становится меньше. Причиной стал экономический упадок империи, также свою роль сыграло проникновение буддизма, который изменил взгляд на смерть и погребальный обряд.
 
Погребальная пластика эпохи Хань в целом может быть разделена на несколько больших групп: фигуры людей и животных, модели предметов быта и обихода, архитектурных сооружений, средств передвижения. Что касается изображений людей и животных, то М.Е. Кравцова [3, с. 226] выделяет две самостоятельные стилистические линии, зарождающиеся ещё в период Чжаньго и соотносящиеся с центральным и южным регионами Китая. Глиняная пластика центральных районов характеризуется миниатюрностью и примитивно-условной манерой, но изображения людей динамичны; а южная, наоборот, более крупная и изготовлялась из дерева. Однако это разделение носит относительный характер. Например, в погребении Фэнхуаншань обнаружено немало как керамических, так и деревянных фигурок людей и животных. Первые выполнены очень аккуратно и естественно в отличие от вторых, которые сделаны довольно схематично [6].
 
Погребальные фигуры людей чрезвычайно разнообразны, чаще всего встречаются музыканты, актеры, слуги в каких-либо динамичных позах. Изображения животных, также многообразны и красочны: встречаются фигурки собак, лошадей, свиней, домашних птиц и т.д. Они могут быть выполнены как в примитивной манере, так и очень тщательно, вне зависимости от времени изготовления. Например, зооморфная пластика из усыпальницы Цзин-ди выполнена вполне аккуратно и реалистично, тогда как аналогичные фигурки из погребения Бэйюань у г. Гуюань (Нинся-Хуэйский автономный район), датированного эпохой Восточная Хань, сделаны примитивно и схематично.
 
Модели архитектурных сооружений являются, пожалуй, самым интересным видом погребальной пластики. Благодаря им можно восстановить, как выглядели различные здания ханьского Китая, которые в большинстве своём не сохранились до наших дней. Они являются уменьшенными копиями реальных сооружений и передают все их конструктивные особенности, что позволяет представить развитие строительной техники того времени. Яркой особенностью этих предметов является их оригинальность. Многие изображения представляют собой произведения искусства. Ни одно сооружение не повторяется полностью, хотя и имеются отдельные общие черты, которые можно считать архитектурной традицией. Вероятно, каждая модель соответствовала реальному объекту.
 
Со временем выделенные выше группы стали объединяться в единые композиции. Так, например, находят целые усадьбы, которые содержат различные модели сооружений и дополняются зооморфными и антропоморфными фигурками. Набор и число предметов в каждой могиле различались в зависимости от статуса умершего, и были иногда весьма значительными. В «Споре о соли и железе» говорится: «Ныне в могилы кладут много имущества и обильные запасы, и утварь и орудия такие же, как у живых людей» [5, c. 92].
 
Что касается назначения этих предметов, то большинство исследователей склоняются к той точке зрения, что вся утварь должна была служить умершему в его посмертной жизни. В эпоху Хань «относились к мертвым, как к живым», а порой и более уважительно, даже если это разоряло семьи. Потусторонний мир существовал параллельно с миром живых, и умершие продолжали существовать в ином мире, но с теми же потребностями. В то время широко была распространена идея бессмертия, которое понималось не только как вечная жизнь одного человека, но и как сохранение рода. Бессмертие могло быть как физическим, так и духовным. Первое трактовалось как жизнь в «суетном мире, без болезней, несчастий и страданий». А второе – как сохранение тела после смерти. Идея внеземного бессмертия распространилась очень широко, поэтому требовалось перенести в иное бытиё не только самого умершего, но и всё, что окружало его на земле [4, c. 123, 124]. Некоторые люди, стремясь безболезненно перейти во внеземную жизнь и бессмертие, принимали разные яды с целью победить смерть. Древние китайцы верили, что душа человека после смерти переселяется в обитель духов, которые в фольклоре нечётко отделялись от предков. «Потусторонний мир рассматривался в Китае не просто как отражение, а скорее как непосредственное продолжение мира живых; обитатели царства теней зависели от живущих и, в свою очередь, могли оказывать им помощь» [1, c. 101]. Предметы погребальной пластики могли также выступать оберегом умершего в другом мире и показателем его нового статуса.
 
В дальнейшем всё большую семантическую нагрузку принимают на себя фрески и рельефные изображения на стенах гробниц, изображения на лаковых и шёлковых изделиях.
 
Литература
1. Духовная культура Китая: энцикл.: в 5 т. Т. 2. Мифология, религия. М.: Вост. лит., 2007.
2. Комиссаров С.А., Хачатурян О.А. Мавзолей императора Цинь Шихуанди: Учеб. пособие. Новосибирск: Новосиб. гос. ун-т, 2010.
3. Кравцова М.Е. Мировая художественная культура: История искусства Китая: Учеб. пособие. СПб.: Лань; ТРИАDА, 2004.
4. Лёве М. Китай династии Хань: Быт, религия, культура. М.: Центрполиграф, 2005.
5. Хуань Куань. Спор о соли и железе (Янь те лунь) / Пер. с кит., коммент. и прил. Ю.Л. Кроля. Т. 2. М.: Вост. лит., 2001.
6. Хубэй цзянлин фэнхуаншань сихань му фацзюэ цзяньбао (Краткий отчёт о раскопках погребения династии Западной Хань в Фэнхуаншань, г. Цзянлин пров. Хубэй) // Вэньу, 1974. № 6.
7. Хэнань чуту Ханьдай цзяньчжу минци (Погребальные модели архитектурных сооружений эпохи Хань, найденные в пров. Хэнань). Чжэнчжоу: Дасян чубаньшэ, 2002.
8. Янь Синьчжи. Гудай таоюн гайлунь (Обзор древних глиняных погребальных статуэток) // Сайт Музея (мавзолея) Ян-лин.  (дата обращения 20.09.2012).

 
Ст. опубл.: Общество и государство в Китае: Т. XLIII, ч. 1 / Редколл.: А.И. Кобзев и др. – М.: Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт востоковедения Российской академии наук (ИВ РАН), 2013. – 684 стр. (Ученые записки ИВ РАН. Отдела Китая. Вып. 8 / Редколл.: А.И.Кобзев и др.). С. 518-521.

Автор:
 

Новые публикации на Синологии.Ру

Транспортный комплекс КНР превратился в инструмент ускорения социально-экономического развития Китая
К вопросу о сотрудничестве между Китаем и Израилем в автомобильной промышленности
Российские исследователи о Чжоу Эньлае
Жизнь и поэзия Бо Цзюй-и
Россия и Китай: XI международная конференция в Казани


© Copyright 2009-2019. Использование материалов по согласованию с администрацией сайта.