Синология.Ру

Синология.Ру

Тематический раздел


Паньлунчэн

 
Археологический памятник и культура эпохи развитой бронзы на Средней Янцзы[1]
 
Под общим названием Паньлунчэн 盘龙城 в археологической литературе фигурирует прежде всего городище эпохи среднешанской культуры близ города Ухань, провинция Хубэй. Кроме того, этот опорный памятник послужил основой для выделения археологического комплекса эпохи развитой бронзы, объединяющий однотипные находки в районе данного городища; а также культурный тип, выделенный в бассейне среднего течения Янцзы, представляющий этот комплекс в развитии.
 
В отечественной историографии впервые исследовал этот памятник С. Кучера, который кратко описал устройство городища, дворцового комплекса, а также находки в одной из самых богатых могил. Отметив «уникальность и значимость паньлунской находки» и сопоставимость её материалов с бронзами эрлиганского периода, учёный вполне обоснованно усомнился в предположении «о политическом единстве этого региона с хэнаньским центром» [3, с. 112]; хотя и считал возможным отнести дворец к шан-иньской культуре в хронологическом плане (см. [4, с. 92, коммент. 78]).
 
Памятник открыт специалистами городского управления культуры в начале 1954 г. на северном берегу реки Фухэ (северного притока Янцзы), волости Едянь, уезда (в настоящее время — района) Хуанпи города Ухань (см. [7; 8]). Комплекс (площадью около 1 кв. км) включает собственно городище Паньлунчэн со стенами, рвом и фундаментами зданий дворцового типа, а также связанные с ним погребения, дома, мастерские и т. п., расположенные в нескольких близлежащих пунктах.
 
Масштабные раскопки проводились в течение 1963–1994 гг. в три этапа. На первом этапе, в июле 1963 г. раскопки вёл археологический отряд Музея провинции Хубэй. Исследовано пять погребений, жилище и две хозяйственные ямы в Лоуцзывань, к западу от городища Паньлунчэн (см. [6]). На втором этапе, в 1974–1976 гг. раскопки велись совместно Музеем провинции Хубэй и отделением археологии исторического факультета Пекинского университета. Исследованы остатки зданий дворцового типа, сделаны разрезы северной и южной городских стен, вскрыты пять погребений в Лицзяцзуй и Янцзявань за пределами городища (см. [11]). Работы на третьей стадии, в 1979–1994 гг., проводил специально созданный Паньлунчэнский археологический стационар. Исследованы три гончарных горна, две траншеи с золой, 43 хозяйственные ямы, восемь оснований жилищ, три жертвенные ямы и 26 погребений как внутри городища, так и в пунктах Ванцзяцзуй, Лицзяцзуй, Янцзяцзуй, Янцзявань и Лоуцзывань за его пределами[2].
 
 
План-схема городища Паньлунчэн и окрестностей. Составлен А. В. ВареновымПлан-схема городища Паньлунчэн и окрестностей. Составлен А. В. ВареновымПлан-схема городища Паньлунчэн и окрестностей. Составлен А. В. Вареновым по: [9, т. 1]).
 
Структура городища в плане образует почти правильный квадрат, протянувшийся на 290 м по линии север–юг (с отклонением 20° к востоку) и на 260 м по линии запад–восток, общей площадью около 75,4 тыс. кв. м. Стены высотой не менее 7–8 м (в настоящее время сохранилось 1–3 м), ширина в основании 21 м. Их строили методом трамбованной земли (ханту), в центре каждой из них сохранился проход (вероятно, городские ворота). С наружной стороны стен вскрыт трапециевидный в сечении ров, а в нём — следы деревянных свай (видимо, остатки мостков или лодочного причала).
 
Стилобаты двух строений дворцового типа из трамбованной земли, расположенных на одной оси по линии север–юг, раскопаны в северо-восточном углу городища. Предварительно площадка была частично выровнена благодаря обширной платформе из трамбованной земли, средняя высота которой около 1 м. Первое здание (38,2×11 м ) состояло из четырёх комнат, стены образовывал деревянный каркас, заполненный камышом с глиняной обмазкой. Реконструкция предполагает четырёхскатную двухъярусную крышу (см. [3, с. 110–111]), причём второй ярус образует кровля галереи, вокруг которой выявлены основания 43 опорных столбов. Концы крыши вынесены за пределы стилобата, предохраняя его от размывания ливнями, а основания деревянных колонн — от подгнивания. Для этого потребовалось установить по периметру дополнительные лёгкие опоры (как правило, по две на каждую колонну), что стало, по мнению китайских специалистов, одним из первых шагов в формировании «парящих» крыш, опиравшихся на кронштейны-доугуны, — как характерного признака традиционной китайской архитектуры; однако обоснованность этой гипотезы вызывает сомнения (см. [16, с. 88–89; ср.: 2, с. 92–93]). В центре южной стены каждой из комнат сделана дверь, дополнительные задние двери проделаны в северных стенах двух центральных комнат. В 13 м к югу располагалось второе здание — парадный зал (27,25×10,8 м ), окружённый 28 колоннами; в южной стене проделано две двери, в западной и восточной стенах — по одной; вдоль западной стены уложен кусок керамической дренажной трубы. Это древнейший пример использования в Китае дворцовой планировки («впереди зала, сзади покои»), которая стала впоследствии классической. Фундамент сооружения F3, шириной 5,1 м по линии север–юг (в длину вскрыт лишь небольшой участок), вероятно, представлял остатки дворцовой ограды (см. [15]).
 
 
Реконструкция дворцового комплекса в ПаньлунчэнРеконструкция дворцового комплекса в ПаньлунчэнРеконструкция дворцового комплекса в Паньлунчэн. Приводится по: [9. т. 1, с. 644].
 
Остатки ещё восьми небольших жилищ найдены за пределами городища. Они разные по устройству (наземные на фундаменте и полуземлянки) и по размерам (от 16,5×6,5 до 5,6×2,8 м). Выявлено много канав, очевидно, производственного назначения, заполненных золой, древесным углём и фрагментами керамических тиглей.
 
Почти все 37 погребений расположены за стенами, лишь одно впущено в западную стену городища. По площади погребальных камер они делятся на четыре категории: с камерой более 10 кв. м, 4–2 кв. м, 1–2 кв. м и менее 1 кв. м. Наиболее крупная и богатая могила с жертвенной ямой (яокэном) на дне и тремя сопогребёнными людьми раскопана в Лицзяцзуй, её размеры в верхней части 3,67×3,24 м, сохранившаяся глубина 1,41 м. Деревянный гроб помещён в деревянный саркофаг с резьбой, покрытой чёрной краской. Погребальный инвентарь содержит керамические кубки с твёрдым черепком (высокотемпературного обжига), корчаги с широким устьем, «протофарфор»; 23 ритуальных бронзовых сосуда (различные треножники, кубки, вазы); бронзовые орудия труда и оружие: клевцы, секиры, наконечники копий, заступы, топоры, ножи (см. [12]); нефритовые клевцы и заколки. Могилы «рядовой» знати располагались в основном в Лоуцзывань. По площади относятся ко второй категории, яокэн с принесённой в жертву собакой, гроб и саркофаг, один (реже несколько) ритуальных сосудов, оружие или орудия труда из бронзы, каменные серпы, среди керамики представлены треножники и корчаги с широким устьем, кубки и урны из «примитивного» фарфора. Бедные могилы (третьей и четвёртой категории) сосредоточены в Янцзявань. Только в некоторых встречались яокэны с собаками и деревянные гробы, инвентарь состоял из одного–двух керамических сосудов и очень редко — небольших бронзовых изделий.
 
Комплекс в Паньлунчэне по стратиграфии и типологии находок делится на несколько хронологических стадий. Стадия I, представленная слоем 9 под южной городской стеной, соответствует второй (или началу третьей) фазы культуры Эрлитоу. Стадия II, представленная слоем 8 стоянки Ванцзяцзуй, аналогична третьей фазе культуры Эрлитоу. Стадия III, представленная слоем 7 стоянки Ванцзяцзуй, соответствует концу четвёртой фазы культуры Эрлитоу или началу первой фазы культуры нижнего слоя Эрлиган. Стадия IV, представленная слоем 6 стоянок Ванцзяцзуй и Лоуцзывань, соответствует периоду от первой фазы культуры нижнего слоя Эрлиган и вплоть до начала первой фазы культуры верхнего слоя Эрлиган включительно. Стадия V, представленная слоем 5 стоянки Янцзяцзуй, идентична концу первой фазы культуры верхнего слоя Эрлиган. Стадии VI и VII, представленные соответственно слоями 4 и 3 стоянки Янцзявань, соответствуют началу и концу второй фазы культуры верхнего слоя Эрлиган.
 
Согласно стратиграфическим наблюдениям, дата сооружения стен городища приходится на IV стадию Паньлунчэнского археологического комплекса, что соответствует переходному времени между культурами нижнего и верхнего слоя Эрлиган. Дата сооружения фундаментов зданий дворцового типа синхронна возрасту городских стен. Судя по богатству инвентаря двух крупных погребений (PLZM1 и PLZM2) из Лицзяцзуй, совершённых на IV и V стадиях существования памятника, это было время расцвета городища Паньлунчэн. Поскольку погребение PCYM1, относящееся к VII стадии, впущено в западную стену городища, в тот момент (после второй фазы культуры верхнего слоя Эрлиган) оно, вероятно, было уже заброшено и разрушено (см. [9]).
 
Для городища Паньлунчэн в радиоуглеродной лаборатории Института археологии АОН Китая получено две даты по радиокарбону (без калибровки): ZK-3001 — для числа Либби 3 400±60 л. н. (1 450 г. до н.э.), для уточнённого периода полураспада С14 3 500±60 л. н. (1 550 г. до н.э.); ZK-3002 — для числа Либби 3 330±60 л. н. (1 380 г. до н.э.), для уточнённого периода полураспада С14 3427±60 л. н. (1 477 г до н.э.) [10, т. 1, с. 449–450]. К ним можно добавить полученные специалистами из радиоуглеродной лаборатории Пекинского университета четыре даты для окрестных памятников Ванцзяцзуй, Янцзявань и Янцзяцзуй: BA-97076, образец PWZT36(8), Паньлунчэн, Ванцзяцзуй, квадрат 36, слой 8; BA-97077, образец PWZT72(8), Паньлунчэн, Ванцзяцзуй, квадрат 72, слой 8; BA-97078, образец PYZT8(5), Паньлунчэн, Янцзяцзуй, квадрат 8, слой 5; BA-97079, образец PYWT35(6), Паньлунчэн, Янцзявань, квадрат 35, слой 6. В двух вариантах (число Либби и уточнённый период полураспада, оба без дендрохронологической калибровки), они имеют следующие значения: BA-97076, образец PWZT36(8) 3275±60 (1325±60) и 3370±60 (1420±60); BA-97077, образец PWZT72(8), 3350±60 (1400±60) и 3450±60 (1500±60); BA-97078, образец PYZT8(5), 3195±65 (1245±65) и 3290±65 (1340±65); BA-97079, образец PYWT35(6), 3185±85 (1235±85) и 3280±85 (1330±85).
 
Первые две из этих дат определяют время существования стадии II паньлунчэнского комплекса, а последние две — время стадий IV и V. Здесь уместно вернуться к давнему спору: какой именно из вариантов радиоуглеродных дат правильнее использовать, и какой лучше соответствует исторической хронологии. Проблема заключается в том, что во всём мире для вычислений радиоуглеродного возраста с начала 1950‑х гг. принят период полураспада С14, равный 5 568 годам (число Либби). Впоследствии, к середине 1960‑х гг. выяснилось, что Либби высчитал период полураспада С14 не очень точно (для чего, собственно, и понадобилось вводить дендрохронологическую калибровку). Однако в Китае радиоуглеродные лаборатории считали возраст изначально (с начала 1970‑х гг.) по уточнённому периоду полураспада, равному 5 730 годам[3]. Потом они стали приводить два варианта дат (пересчёт одних в другие происходит чисто механически). За пределами Китая пересчёт для уточнённого периода полураспада никогда не производился. Там продолжали придерживаться числа Либби (из соображения сопоставимости всех опубликованных радиоуглеродных дат). Однако очень часто, особенно в последние десятилетия, эти даты стали приводиться с учётом дендрохронологической калибровки, причём иногда без специальной оговорки.
 
Применительно к Паньлунчэну видно, что некалиброванные даты для уточнённого периода полураспада С14 из Янцзяцзуй и Янцзявань (стадии IV и V) попадают в середину XIV в. до н.э., а даты для числа Либби — в середину XIII в. до н.э. Между тем считается, что период расцвета Паньлунчэна (то есть стадии IV и V) предшествует времени возникновения Аньяна, которое как раз и приходится на начало XIII в. до н.э. Примерно такая же картина наблюдается на Иньском городище в Аньяне (Иньсюй). Там радиоуглеродные даты, полученные для уточнённого периода полураспада (5 730 лет), но без учёта дендрохронологической калибровки, лучше всего ложатся на «исправленную хронологию» Аньяна (1300–1027 гг. до н.э.), разработанную Б.Карлгреном и Чэнь Мэнцзя.
 
Детальная периодизация Паньлунчэна, опирающаяся на стратиграфические наблюдения и подкреплённая абсолютными датировками, полученными в разных радиоуглеродных лабораториях, особенно важна для построения типологической схемы развития бронзовых сосудов периода Эрлиган, имеющей хронологической значение. Дело в том, что к стадиям существования Паньлунчэна привязаны исследованные в данном районе закрытые комплексы (погребения), содержащие не только керамику, изделия из камня и кости, но также много бронзовых сосудов и оружия. Паньлунчэнское собрание бронзовых сосудов является одним из наиболее представительных для своего времени, по численности изделий значительно превосходя коллекции, собранные на среднешанских памятниках в районах Чжэнчжоу (Эрлиган и др.) и Тайсицунь. Погребений в Чжэнчжоу исследовано не очень много, а значит, нет и закрытых комплексов, позволяющих синхронизировать типологические ряды развития разных категорий бронзовых сосудов. Большинство же из 112 могил, раскопанных в Тайси, были бедными и не содержали бронзовых изделий. Тем большее значение приобретают находки из Паньлунчэна для построения хронологической типологии бронзовых изделий периода Эрлиган.
 
По особенностям строительных приёмов, погребальному обряду и бронзолитейному искусству тип Паньлунчэн сходен с памятниками раннего и среднего этапов эпохи Шан в Чжэнчжоу; при этом наиболее ранние находки сопоставимы с культурой Эрлитоу (см. [13]). Таким образом, существовали взаимные связи населения районов среднего течения Хуанхэ и среднего течения Янцзы на протяжении XVI–XIV вв. до н.э. В то же время, отмечены элементы в орнаментации бронзовых сосудов (использование антиподальных треугольников и прорезного ромбического меандра), формах оружия (секир, наконечников копий, боевых ножей) и орудий труда (заступов) обладающих выраженной местной спецификой, сложившейся под влиянием культуры Учэн на юге и культуры Хушу на востоке. Значительным своеобразием отличается керамический комплекс: найденные в его составе корчаги с широким устьем, чаши на поддонах и различные котелки повсеместно встречаются в среднем течении Янцзы (подробнее см. [1]) начиная с поздненеолитических культур Цюйцзялин и Шицзяхэ. Сравнительно большая (свыше 6 %) доля керамических сосудов с твёрдым черепком и изделий из «протофарфора», присутствие серо-белой керамики, штампованный узор — все эти элементы также отражают особенности культур эпохи развитой бронзы в бассейне Янцзы.
 
К культурной общности типа Паньлунчэн относятся многочисленные находки (могилы, клады, отдельные вещи) на территории провинции Хубэй к северу от Янцзы (в уездах Иншань, Инчэн, Аньму, Сяогань, Суйчжоу, Усюэ, Синьчжоу, Хуанчжоу), а также некоторые памятники на территории провинции Цзянси к югу от Янцзы (наиболее крупный из них — медный рудник в Тунлин, разработки которого были начаты ещё в поздний период раннего Шан). На самом городище, вероятно, «находился центр административной власти данного региона» (см. [5, с. 318]), однако характер и качество выделенных связей пока неясны и подлежат дальнейшему уточнению. Во второй период среднего Шан комплекс Паньлунчэн проникает в район озера Дунтинху; самой южной точкой распространения является поселение Тунгушань близ города Юэян, провинция Хунань. Его дальнейшее продвижение на юг (на стадии 1‑го периода Иньского городища) было остановлено местными племенами (см. [14, с. 267–268]).
 
Литература
1. Деопик Д.В., Ульянов М.Ю. Историко-археологическое описание региона Восточная Азия в X–I тыс. до н.э. // LII НК ОГК. М., 2012. Ч. I.
2. Кулагин А.А., Комиссаров С.А., Азаренко Ю.А. Очерки по истории архитектуры и строительного дела Китая. Новокузнецк, 2010.
3. Кучера С. Китайская археология 1986 — 1974 гг.: Палеолит — эпоха Инь: Находки и проблемы. М., 1977.
4. Кучера С. Некоторые проблемы истории Китая в свете радиокарбоновых датировок // Этническая история народов Восточной и Юго-Восточной Азии в древности и средние века. М., 1981.
5. Кучера С.Р. Археология Китая. Каменный и бронзовый век // Зарубежная археология: Учеб. пособие для вузов по спец. «История». М., 1986.
6. Ицзюлюсань нянь Хубэй Хуанпи Паньлунчэн Шандай ичжидэ фацзюэ 1963年湖北黄陂盘龙城商代遗址的发掘 (Раскопки шанской стоянки Паньлунчэн в уезде Хуанпи провинции Хубэй в 1963 г.) // Вэньу 文物 (Памятники материальной культуры). 1976. № 1.
7. Лань Вэй 蓝蔚. Хубэй Хуанписянь Паньлунчэн фасянь гучэн ичжи цзи шици дэн 湖北黄陂县盘土城发现古城遗址及石器等 (В Паньтучэн, уезд Хуанпи, провинция Хубэй нашли древнее городище, а также и каменные орудия) // Вэньу цанькао цзыляо 文物参考资料 (Материалы по изучению памятников материальной культуры). 1955. № 4.
8. Лань Вэй 蓝蔚. Ицзюусы нянь во фасяньлэ Паньлунчэн 1954年我发现了盘龙城 (В 1954 г. я открыл Паньлунчэн) // Ухань вэньши цзыляо 武汉文史资料 (Материалы по истории и культуре г. Уханя). 2006. № 1.
9. Ли Таоюань, Хэ Чанъи, Чжан Ханьцзюнь 李桃元、何昌义、张汉军. Паньлунчэн цинтун вэньхуа 盘龙城青铜文化 (Бронзовая культура Паньлунчэна). Ухань, 2002.
10. Паньлунчэн — ицзюлюсань–ицзюцзюсы нянь каогу фацзюэ баогао 盘龙城 — 1963–1994年考古发掘报告 (Паньлунчэн — отчет об археологических раскопках в 1963–1994 гг.). Пекин, 2001. Т. 1; 2.
11. Паньлунчэн ицзюцисы няньду тянье каогу цзияо 盘龙城一九七四年度田野考古纪要 (Главное о полевой археологии Паньлунчэна в сезон 1974 г.) // Вэньу 文物 (Памятники материальной культуры). 1976. № 2.
12. Паньлунчэн Шандай Эрлиганцидэ цинтунци 盘龙城商代二里岗期的青铜器 (Шанские бронзы периода Эрлиган из Паньлунчэна) // Вэньу 文物 (Памятники материальной культуры). 1976. № 2.
13. Цзян Хун江鸿. Паньлунчэн юй Шанчаодэ наньту 盘龙城与商朝的南土 (Паньлунчэн и южные земли династии Шан) // Вэньу 文物 (Памятники материальной культуры). 1976. № 2.
14. Чжунго каогусюэ: Ся Шан цзюань 中国考古学:夏商卷 (Китайская археология: Эпоха Ся-Шан) / Гл. ред. Ян Сичжан, Гао Вэй 杨锡璋、高伟主编. Пекин, 2003.
15. Ян Хунсюнь 杨鸿勋. Цун Паньлунчэн Шандай гундянь ичжи тань Чжунго гунтин цзяньчжу фачжаньдэ цзигэ вэньти 从盘龙城商代宫殿遗址谈中国宫廷建筑发展的几个问题 (Обсуждение некоторых проблем развития китайской дворцовой архитектуры по материалам шанского дворца со стоянки Паньлунчэн) // Вэньу 文物 (Памятники материальной культуры). 1976. № 2.
16. Ян Хунсюнь 杨鸿勋. Цзяньчжу каогусюэ луньвэньцзи 建筑考古学论文集 (Сборник статей по археологии архитектуры). Пекин, 1987.
 
Ст. опубл.: Варенов А.В., Комиссаров С.А.  Паньлунчэн — археологический памятник и культура эпохи развитой бронзы на Средней Янцзы // Синологи мира к юбилею Станислава Кучеры. Собрание трудов / Колл. авторов. – М.: Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт востоковедения Российской академии наук (ИВ РАН),  2013. – 576 стр. – (Ученые записки Отдела Китая ИВ РАН. Вып. 11. / Редколл.: А. Кобзев и др.). С. 109-118.


  1. Работа выполнена в рамках НИР 1.5.11 и 1.31.11. Тематического плана НИР Минобрнауки РФ.
  2. Здесь и далее данные приводятся в основном по обобщающему отчёту. См.: [10, т. 1; 2].
  3. Проблемы радиоуглеродной хронологии, в том числе применительно к китайским памятникам, включая шанские, подробно исследованы С.Кучерой (см. [3, с. 143–147; 4, с. 88; и др.]).

Авторы: ,
 

Новые публикации на Синологии.Ру

Сценарии развития Китая до 2050 г.
Проблемы социальной истории Тюркского каганата в работах китайских учёных: опыт историографического обзора
Мифология Китая. Час истины. Выпуск 769
Об особенностях интерпретации в идентификации исторических персонажей в истории ойратов XV в.
Лев Толстой и Лао-цзы


© Copyright 2009-2017. Использование материалов по согласованию с администрацией сайта.