Синология.Ру

Синология.Ру

Тематический раздел


О педагогических воззрениях Чжэн Гуань-ина

 
 
Чжэн Гуань-ин (1842-1922) широко известен как сторонник экономических и политических реформ,  автор множества переводов с английского языка. В своих произведениях он излагал оригинальные взгляды на реформирование административного аппарата, системы образования и воспитания. Вместе с тем Чжэн Гуань-ин был успешным коммерсантом позднецинского Китая, тесно сотрудничавшим с европейскими компаниями. В своё время Чжэн Гуань-ин служил в английской торговой фирме «Баошунь», в пароходной компании «Тайгу», занимался свободной торговлей, инвестировал средства в пароходные компании. После 1880 года занимал посты генерального или коммерческого директоров в Шанхайском машинно-ткацком бюро, в пароходной компании, Шанхайском телеграфном бюро, Ханьянском металлургическом заводе, Австрийско-китайской железнодорожной компании и др. По роду своей деятельности Чжэн Гуань-ин много ездил по стране, вёл записи, его размышления о ситуации в Китае, реформаторские идеи и педагогические взгляды были отражены в его произведениях. К наиболее известным его работам можно отнести завершённое в 1862 году «Цюши кэяо» (Необходимость спасения современности), «И янь» (Речи о переменах) - работу, написанную в 1871 году и изданную в 1880, и произведение «Шэнши вэйянь» (Смелые речи об эре процветания), опубликованное в 1893 году. Согласно приказу императора Гуансюя каждый чиновник должен был прочесть «Шэнши вэйянь» [1].
 
Значительное место в работах Чжэн Гуань-ин занимают его педагогические идеи, взгляды на реформирование системы образования. По нашему мнению, в отечественной синологии более или менее освещены предложения Чжэн Гуань-ин по реформированию экономики, преобразованию государственного управления, а его педагогические воззрения мало нашли отражение в работах отечественных исследователей. Ниже автором предпринята попытка вкратце осветить педагогические взгляды известного и успешного торгового деятеля позднецинского Китая.
 
Размышляя о прошлом, настоящем и будущем системы образования Китая, Чжэн Гуань-ин акцентировал внимание на системе обучения и воспитания в целом, на реформировании  организации школьного обучения, на предметах обучения в школах, в средних и высших учебных заведениях. Он также был активным сторонником обучения женщин. Говоря о системе школьного обучения, Чжэн Гуань-ин считал, что одной из важнейших задач является реформирование сложившейся  системы школьного образования, по его мнению «в школах взращиваются таланты, школы – это корень управления Поднебесной» [3, с. 509]
 
В своих произведениях Чжэн Гуань-ин часто приводил в пример организацию школьного обучения в европейских странах, но он не был сторонником абсолютного заимствования Китаем опыта зарубежных государств. Образцом организации школьного образования Чжэн Гуань-ин считал систему школ, существовавшую в древнем Китае. Что касается проведённых к тому времени определённых преобразований в системе школьного обучения, то о них Чжэн Гуань-ин отзывался так: «К тому времени, когда потомки упразднили систему школ, семьи стали нанимать учителей для обучения своих отпрысков, бедняки [же] не могли себе этого позволить, бездействие привело к упадку, [народ] стал безграмотным, не знающим ни современности, ни древности, постоянно нарушались все основы морали, не было школы, где бы говорили о былом» [3, с. 509-510].
 
Чжэн Гуань-ин выступал за строгую последовательность системы обучения, предлагая трёхуровневую организацию образования, согласно которой в уездах и округах основывались начальные школы, в провинциях и областях средние школы, в столице – высшие учебные заведения [3, с.505]. Также он считал, что бедняки должны быть освобождены от платы за обучение, «подношения наставнику учениками в окружных академиях не должны превышать одного цяня или пол-юаня» [3, с. 510]. Относительно программ обучения в учебных заведениях Чжэн Гуань-ин считал, что обучение должно начинаться с элементарного и постепенно усложняться, а преподаваемые предметы должны делиться на гуманитарные и военные. К гуманитарным наукам он относил литературу, управление, язык, естественные науки  (физику и химию). Он также полагал, что «на первом месте – изучение канонов, на втором – изучение законов (юриспруденция), на третьем – стратагемы, на четвёртом – медицина» [Там же].
 
Что касается гуманитарных дисциплин, то один из предметов  должен быть посвящён изучению канонических книг и исторических сочинений, что в целом повышает уровень знаний и развивает эрудицию, изучение канонов также предполагало знакомство с христианством и его направлениями. Юриспруденция, по мнению Чжэн Гуань-ин, заключается в изучении положительного и отрицательного опыта, различий и сходства прошлой и современной политики, а также ведение дипломатических дел в зарубежных странах, налаживание торговых связей и знакомство с традициями и обычаями определённых государств, «на примерах [политических] прецедентов, должен изучаться образ управления» [3, с.502]. Изучение стратагем предполагало познание природы, сущности человека и мира его идей, изучение письменности и языка; медицинские дисциплины подразумевают комплексное изучение внутренних и внешних органов тела человека, детальное изучение причин и последствий недугов, изготовление лекарств, акушерство и способы родовспоможения. После завершения изучения основных дисциплин следует проводить набор учеников для изучения западных предметов. Несмотря на то, что в западной науке предметов очень много, по мнению Чжэн Гуань-ин, такие предметы, как химия, физика, математика, география, электричество, механика, минералогия, являются наиболее необходимыми. В военных училищах программа обучения должна быть схожей с программой в гуманитарных заведениях, но основной упор должен делаться на такие предметы,  как основы обороны и нападения, география, владение оружием, управление военным кораблём, а также производство оружия, возведение огневых точек.
 
Чжэн Гуань-ин выступал за учреждение технических, военных, торговых, сельскохозяйственных, педагогических институтов с обязательным в них введением соответствующих дисциплин. Он также неоднократно высказывался за необходимость организации специальных школ для лиц с ограниченными физическими возможностями, специальных учебных заведений для малолетних преступников, с тем, чтобы, овладев каким-либо ремеслом, они могли обеспечить своё существование.
           
Чжэн Гуань-ин был твёрдо убеждён, что «все современные науки должны изучаться и применяться на практике, выдающиеся таланты непременно смогут создать новое образование» [3, с.503]. Помимо гуманитарных и военных дисциплин он также считал, что следует ввести специальный предмет по западным наукам. Для начала необходимо в уездах организовать академии по изучению западных наук, преподавать в которых должны люди, хорошо знающие астрономию, математику, химию, сельское хозяйство, естественные науки, медицину, а также географию зарубежных государств, языки, политику, юриспруденцию. Практикой для учеников подобных академий должна стать учёба за рубежом.
 
Так же как и большинство прогрессивных мыслителей того времени, Чжэн Гуань-ин настаивал на отмене системы государственных экзаменов кэцзюй. Он писал: «В настоящее время в Китае на экзаменах не упразднены восьмичленные сочинения, на экзаменах по военным дисциплинам не отменена стрельба из лука – изучаемым знаниям нет применения, то, что необходимо, не изучается, резко отличаются насущные знания и изучаемые предметы» [3, с. 506].
 
Чжэн Гуань-ин активно пропагандировал обучение женщин, необходимость развивать способности одарённых девочек и девушек, приводя в пример, опыт западных государств, где мужчины и женщины имеют равные возможности получения образования.  Он был убеждён, что в современном Китае для женщин созданы очень строгие рамки, женских школ очень мало, и необходимо заимствовать западный опыт, создавать как можно больше условий для обучения женщин.
 
Что касается основополагающего принципа развития системы образования того времени «Китай – основа, Запад – прикладные науки», взятого на вооружение лидерами «движения за усвоение заморских дел», то Чжэн Гуань-ин  трактовал его по-своему. Он считал, что «западные науки» в основе своей представляют собой заимствованные в древности у Китая и получившие впоследствии развитие некоторые естественные «китайские науки»: «Они [варвары] украли у Китая [знания], оставленные [нам] древними мудрецами и не останавливаются на достигнутом, [теперь] они вернут Китаю [украденное], даже если [они делают это] только в корыстных целях» [3, с. 511]. Поэтому Чжэн Гуань-ин считал, что «китайские науки – основа», а «западные науки» представляют собой не только иностранные языки, но и вырождающееся направление педагогики и научных исследований. Чжэн Гуань-ин также считал, что в воспитании и педагогике следует «использовать варваров, чтоб изменить Китай», он был уверен, что «основа - это когда  в школах взращиваются таланты, в парламенте обсуждается политика, правители и народ едины, верхи и низы единодушны, а военные суда, заморское оружие, железные дороги и телеграф – это прикладное» [2, с.41].
 
Педагогические идеи Чжэн Гуань-ин, в том числе и о необходимости внедрения систематизированной и последовательной системы обучения,  были подхвачены широкими слоями интеллигенции и педагогами, сыграв важнейшую роль в развитии теории «нового образования» в позднецинский период.
 
 
Источники и литература:
  1. Лю Шицзи. Шилунь Чжэн Гуань-ин цзай Чжунго цзиндай гайгэ сысян чжундэ дивэй (К вопросу о роли Чжэн Гуань-ина в системе реформаторских взглядов в Китае в новое время) // Сайт cnki.net.
  2. Усюй бяньфа (Реформы 1898 года), том 1. Шанхай, 1955.
  3. Циндай хоуци цзяоюй луньчжу сюань (Избранные произведения по педагогике позднецинского периода), том 1. Жэньминь цзяоюй чубаньшэ. – Пекин, 1997.
 
Ст. опубл.: Общество и государство в Китае: XXXV научная конференция / Ин-т востоковедения; сост. и отв. ред. Н.П.Свистунова. – М.: Вост. лит., 2005. – 311 с. – ISBN 5-02-018484-5 (в обл.). С. 230-233.

Автор:
 

Новые публикации на Синологии.Ру

Северная граница тангутского государства Си Ся по данным археологических и письменных источников
Император Китая в хакасской степи
К истории изучения чуских строф в советском китаеведении: 1950-1980-е годы
Тангутская империя на Шёлковом пути: из пучины забвения
Герои и сокровища нехоженых троп Восточного Туркестана


© Copyright 2009-2019. Использование материалов по согласованию с администрацией сайта.